Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

Андрей Бабицкий. Жизнь по справке.
Ярославские правозащитники представляют себя.
Из истории правозащитного движения. Об Иване Светличном рассказывает Александр Даниэль.
Правозащитные новости.
Судья Московского городского суда Сергей Пашин - в рубрике "Советы юриста".
Репортаж Виктора Резункова "Чеченские беженцы в Санкт-Петербурге".


29 февраля в Москву личным самолетом Министра внутренних дел Владимира Рушайло был возвращен корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий. Мера пресечения ему была изменена с пребывания под стражей - на подписку о невыезде.

Прошло более двух месяцев. Следствие, которое должно было закончиться 25 апреля, продлено до 25 мая. Старший следователь следственного комитета МВД России Игорь Данилкин объясняет это необходимостью производства криминалистических экспертиз.

О том, как проходит следствие и что значит жизнь без документов, по справке, - рассказывает Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий:

Следствие по моему делу продолжается уже два месяца. Следователь продлил еще на месяц срок следствия. Мне, честно говоря, сложно сказать, чем он занимается. В моем случае - всю основную работу проделали журналисты. Я напомню, что мне инкриминируется изготовление и использование поддельного паспорта.

Журналист "Московского комсомольца" Александр Хинштейн сумел, пользуясь какими-то своими связями в структуре МВД, найти секретное письмо, по которому был выдан бланк паспорта, навязанный мне, и сумел найти накладную, по которой был выдан этот бланк. То есть, если следователь установил бы, что эти документы реально существуют, то было бы понятно: виновен я, или - не виновен.

Начиналось все с допросов. Я изложил все, что со мной происходило. Потом он назначил психолого-психиатрическую экспертизу, которую я прошел в институте им. Сербского. Я, например, давал образцы почерка. На семи листах я писал разные тексты. У меня есть ощущение бессмысленности подобного рода действий.

Но это мое, субъективное, конечно, ощущение. Дело в том, что, с чисто бытовой точки зрения, мне не вполне понятна эта ситуация. Со мной происходили всякие непонятные вещи, и я же должен сейчас оправдываться и доказывать, что я ни в чем не виноват.

Надо мной вот тяготеет эта подписка о невыезде, которая, честно говоря, действует на нервы, поскольку я не могу выполнять в полном объеме своих профессиональных обязанностей. В значительной степени, конечно, властям удалось ограничить мои действия. Во-вторых, я не могу выехать за рубеж, а планировал, на самом деле, - уже давно, по разным делам, - съездить за границу.

Но вот мне буквально две недели назад Данилкин дал разрешение на поездку в Барселону, куда я был приглашен на Международный журналистский семинар. Но все попытки получить загранпаспорт - сначала в Министерстве иностранных дел, потом в паспортно-визовом управлении МВД - окончились неудачей. То есть, отказал мне и замминистра, некто Сергеев; в довольно издевательской, честно говоря, форме, он посоветовал получить внутренний паспорт, который я тоже не могу уже фактически получить. И в паспортно-визовой службе генерал Юрий Горогоров.... Этот - просто заявил, что поскольку идет следствие, то я не могу выезжать, по его мнению; есть такой закон.

Мне кажется, что система - то ли традиционно, то ли, может быть, поскольку в отношении меня существуют некие указания, - но система буксует. Мои попытки, например, получить изъятые у меня на выходе из Грозного документы и предметы, в общем, не дали никаких результатов.

Два месяца назад я обратился с запросом в Генеральную прокуратуру через официальную приемную, получил даже открыточку. В течение месяца должны были дать ответ. Никакого ответа. Там все-таки видеосъемки, которые я делал в Грозном, которые я считаю своей интеллектуальной собственностью и оцениваю очень высоко, потому что эти съемки велись в очень сложных, как вы понимаете, условиях. Там просто моя аккредитация МИД. Там водительское удостоверение; я не могу сейчас управлять собственным автомобилем.

Ну, то есть, вот множество мелких таких обстоятельств, в которых просто я вязну, честно говоря.

Или вот - местное отделение милиции, паспортный стол. Тоже два месяца назад я собрал все документы, подал на восстановление. Сначала эти документы были у участкового...

Илья Дадашидзе:

Речь идет о внутреннем паспорте?

Андрей Бабицкий:

О внутреннем паспорте, да. Сначала эти документы потерял участковый. Очень непонятная была ситуация.

Илья Дадашидзе:

Вы живете сейчас - "по справке". А что говорят, в конце концов, в милиции - по поводу вашего внутреннего паспорта?

Андрей Бабицкий:

А там очень смешная ситуация. Они послали запрос следователю. Следователь не может дать ответ на поставленный вопрос, потому что я в своем заявлении указал, что у меня паспорт был изъят в селении Автуры не известными мне лицами. А следователь не может дать ответ на запрос из отделения милиции до тех пор, пока не закончит все следственные действия. То есть - там такой замкнутый круг получается.

Так что пока я без паспорта - без одного, без другого, без права выезда. Мне кажется, что такая ситуация может тянуться бесконечно. Если закрывать мое дело и вскрывать все обстоятельства моего дела, то можно заводить уголовные дела против уголовных лиц, которые поставили меня в такое положение.

Но гораздо легче его тянуть бесконечно, "жевать" просто мелкие обстоятельства. Одно за другим, периферийные.... И складывать их в одну папочку, во вторую, в третью.

Илья Дадашидзе:

Такой видит ситуацию Андрей Бабицкий. А вот что говорит о последних событиях, связанных с его делом, адвокат Александр Зозуля, защищающий журналиста.

Александр Зозуля:

Срок следствия по делу Бабицкого продлен еще на один месяц, до 25 мая сего года. Какие следственные действия следователь намерен проводить в течение месяца, мне пока не известно, поскольку я с этим постановлением не ознакомлен. Я буду ходатайствовать перед следователем, чтобы ознакомиться с этим определением, и каким-то образом составить план защиты Бабицкого от предъявленного ему обвинения.

Что касается паспортов, то здесь - история очень интересная. Бабицкому выдали временное удостоверение и говорят, что это временное удостоверение полностью заменяет паспорт. Но заместитель министра иностранных дел, отказывая Бабицкому в выдаче заграничного паспорта, порекомендовал все-таки ему получить внутренний паспорт по месту жительства.

Таким образом, по-видимому, или Министерство иностранных дел не хочет выдавать по этому удостоверению, или это временное удостоверение не полностью заменяет паспорт.

Еще Бабицкий ограничен в своих действиях, поездках, по этому временному удостоверению на свидание со своим уже немолодым отцом, который проживает в Таджикистане. Я уверен в том, что таджикские власти вряд ли пропустили бы Бабицкого на территорию своей республики, если бы он пытался туда поехать по этому временному удостоверению. Здесь нарушаются права Бабицкого, как сына, который обязан заботиться о своем пожилом отце.

Что касается паспорта заграничного, то и здесь нарушаются права Бабицкого на свидание со своим несовершеннолетним сыном, который проходит обучение в одной из стран Европы.

Бабицкий приглашается на различные симпозиумы. И следователь, кстати, дал ему разрешение вылететь в Барселону для участия в проходящем там симпозиуме. Но, опять-таки - Министерство иностранных дел посчитало, что недостаточно того, что следователь доверяет своему подследственному, разрешает ему выезд; и все-таки не разрешило.

Я полагаю, что здесь те органы, которые препятствуют выезду за границы, при наличии разрешения следователя, вмешиваются в деятельность следователя. То есть, не желают выполнять те рекомендации, которые следователь разрешает Бабицкому.

Илья Дадашидзе:

И еще одно мнение о деле Андрея Бабицкого. Слово Елене Боннэр.

Елена Боннэр:

Я не вижу, почему следствие по такому явному, казалось бы, для властей, и для стороны, которую собираются судить, делу - длилось так долго. Мне кажется, что это нарочитое растягивание этого периода, потому что власти не знают, как толком и с сохранением лица выйти из этого положения.

Вначале у Бабицкого было обвинение в пособничестве бандитам, или даже - в участии в террористической деятельности. Сегодня речь идет о поддельном паспорте. И я полагаю, что истоки преступления находятся не в пункте использования. Тем паче, что он не добровольно отдал свои документы и взял этот документ. А истоки преступления находятся в изготовлении этого документа.

Мы читали в "Московском комсомольце" историю с документом. И интересно, что на эту историю официальные власти, призванные к соблюдению юридических норм правопорядка, никак не отреагировали. Значит, они не знают, как выйти их этой истории. Паспорт изготовлен в официальных органах, я в этом глубоко убеждена. И если даже считать преступлением (а это не преступление, это правонарушение, по закону, использование этого паспорта), то встает вопрос: кто спровоцировал правонарушение? Государственные органы, которые изготовили паспорт.

Это лежит на поверхности. Можно оценивать, как угодно то, что Бабицкий без разрешения находился в Грозном. Но источник правонарушения идет от государства. Будь ли то обмен Бабицкого, и история с паспортом. Все это какая-то, дискредитирующая Россию и ее правоохранительные органы, история.

И вот я только что прочла "Литгазету", статью Гальцевой. Меня она удивляет какой-то, за словами скрытой, ненавистью к Бабицкому и к журналистской деятельности, которая выходит за пределы разрешенного властями. А журналистская деятельность никогда не должна подчиняться закону "Слушаюсь, Ваше величество".

Эта статья написана так, как будто Бабицкий, как журналист, начался с чистого листа во второй чеченской войне, когда он пропал, и руководство Радио Свобода проявило беспокойство, что в зоне военных действий пропал ее сотрудник.

Что, она вообще не знала, что была первая чеченская война, и не знала, что Бабицкий был корреспондентом на первой чеченской войне? Она не знала, что между двумя войнами было сплошное нарушение законодательства России, сплошное воровство финансовых средств российских? С какой горы свалилась - такой счастливой, розовой - эта журналистка "Литературной газеты"?

Илья Дадашидзе:

Поясним - Елена Боннэр говорит о выступлении культуролога Ренаты Гальцевой "Шантаж либерализмом", опубликованном в одном из последних номеров "Литературной газеты".

Итак, 25 апреля следствие по делу Андрея Бабицкого было продлено на месяц, а два дня спустя пришло известие о присуждении ему Парламентской Ассамблеей ОБСЕ премии Андрея Сахарова за достижения в области прав человека и распространение демократии.

Правозащитники представляют себя. О работе Ярославского областного правозащитного центра рассказывает его директор, Валерий Сторожев.

Валерий Сторожев:

Ярославский областной правозащитный центр был создан в августе 1998 года. Инициаторами его создания выступили ряд физических лиц и два общественных объединения - Антимилитаристская радикальная ассоциация и Ассоциация защиты вкладчиков и инвесторов.

Первоначально мы начали вести прием граждан в помещении Общественно-культурного центра, арендатором которого было региональное отделение движения Демократическая Россия. Однако вскоре это помещение было отобрано у нее областной администрацией под предлогом того, что "найдут ему более полезное применение".

В настоящее время, единственная возможность у нас вести прием граждан - делать это совместно с Ярославским советом родителей военнослужащих. Соответственно, это накладывает свой отпечаток на нашу деятельность. Мы взяли в СВРВ юридическое обеспечение в вопросах, связанных с альтернативной гражданской службой, участвуем в судах по этому вопросу. Есть и выигранные дела.

Значительное место в нашей работе стала занимать подготовка годовых докладов о положении с правами человека в нашем регионе, которые мы делаем в рамках проекта Московской Хельсинкской группы "Мониторинг прав человека в России".

Все большее значение в нашей работе начинает приобретать использование механизмов международной защиты прав человека. В Европейском суде уже лежит принятая им к рассмотрению наша жалоба (кстати, тоже связанная с вопросами альтернативной гражданской службы) о нарушении прав Владимира Алешина на свободу участия в общественных объединениях и справедливое судебное разбирательство.

В самое последнее время в работе нашего центра появилось и еще одно направление - защита прав предпринимателей. В его рамках наши активисты готовят иск об обжаловании, как противоречащего конституции, введенному у нас налога с продаж.

В заключение хочу сказать о наших партнерах. Во всероссийском масштабе это, конечно же, МХГ. У себя в регионе, как я говорил, мы сотрудничаем с Ярославским советом родителей военнослужащих и ведем с ним совместные приемы граждан. Более того, эти приемы проходят в помещениях ярославского экологического клуба "Зеленая ветвь", который тоже является нашим партнером.

Не теряем мы связи и с нашими учредителями - Антимилитаристской радикальной ассоциацией и Ассоциацией защиты вкладчиков и инвесторов. Совместно с нами они участвовали в подготовке доклада по мониторингу выборов для МХГ.

Наш адрес: 150000, город Ярославль, улица Республиканская, дом 80, комната 5. Телефон: код города - 0852, телефон - 25-04-07. E-mail - rhrc@yaroslavl.ru.

Илья Дадашидзе:

Ярославский областной правозащитный центр представил Валерий Сторожев.

Сегодня в нашей рубрике "Из истории правозащитного движения" - Иван Светличный, диссидент, поэт, переводчик, критик, основатель Клуба творческой молодежи в Киеве, один из наиболее активных распространителей самиздата, духовный лидер национально-демократического движения на Украине 60-70 годов.

Об Иване Светличном - Александр Даниэль, член правления общества "Мемориал".

Александр Даниэль:

Что такое было Украинское национально-демократической движение, духовным лидером которого называют Ивана Светличного? Это серебряный век украинской поэзии, представленной в то время именами Василя Симоненко и его последователей - Драча, Стуса, Коротича, Винграновского, Костенко, и многих других. Называю сейчас эти имена - и в который раз удивляюсь, какими различными оказались в последствие судьбы этих людей.

Это возрождение украинской прозы, литературной критики, скульптуры, живописи, всего того, что было уничтожено сталинскими погромами, началось в шестидесятые и было загнано в "пятый угол" брежневской политикой русификации. Творчество Антоненко-Давидовича, Михайлины Коцюбинской, Галины Севрук. Это страстная самиздатская публицистика Валентина Мороза. Вячеслава Черновола, Ивана Дзюбы, отстаивавших достоинство украинской культуры и ее право на существование.

И, конечно же, это творчество самого Ивана Светличного, блестящего литературного критика, публициста, замечательного переводчика европейской литературы на украинский язык. Светличный вложил массу сил и таланта в реинтеграцию украинской культуры. Огромной важности проблема для страны, в которой процесс ослабления и утраты позиций национального языка в разных регионах происходил с разной интенсивностью и на востоке зашел уже очень далеко. Но он не мыслил этой реинтеграции вне другого процесса - процесса культурной интеграции Украины с Европой и, между прочим, с Россией.

Комитетчики впервые попытались посадить Светличного еще в 1965 году, за создание в Киеве Клуба творческой молодежи, ставшего ядром национально-демократического движения. Дело было скроено настолько липово, что Ивана пришлось отпустить, хотя многие его друзья-интеллигенты из Киева и Львова получили свои сроки.

Я помню, как мы вместе со Светличным ездили на свидания в мордовские лагеря, году примерно в 1966 или 1067. Я - к отцу, а он - к кому-то из знакомых. И как он шел мимо лагерного проволочного забора, сопровождаемый приветственными криками с той стороны: "Алексеичу! Ходыть до нас, у нас наикращще!".

"До них" Светличный "дошел" несколькими годами позднее, в январе 1972 года, во время новой волны арестов на Украине, с помощью которой власти еще раз попытались подавить национальное движение. Семь лет лагеря и ссылка в Алтайском крае фактически погубили Ивана, катастрофически подорвав его здоровье. И хотя на Украину он вернулся живым и умер лишь через девять лет после возвращения, он, конечно, был убит, как был убит Василь Стус, умерший в Пермском политлагере.

Но свое дело он сделал. Он был одним из тех, кого в критические моменты судьба всегда посылала украинской культуре, чтобы эта культура оставалась частью европейской.

Илья Дадашидзе:

Об Иване Светличном рассказывал Александр Даниэль.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Комиссия по правам человека приняла решение об учреждении поста специального представителя Генерального секретаря ООН, который будет заниматься вопросами защиты правозащитников. В обязанности спецпредставителя, который может быть назначен в ближайшие недели, входит сбор информации, поддержание контакта с правительствами, формулирование рекомендаций, направленных на обеспечение эффективной защиты всех лиц, выступающий в поддержку соблюдения прав человека.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Олег Миронов обратился в среду к полномочному представителю правительства в Чечне Николаю Кошману с просьбой дать информацию о мерах по восстановлению прав граждан этой республики из числа вынужденных переселенцев. Как говорится в сообщении пресс-службы уполномоченного, в последнее время резко возросло число обращений вынужденных переселенцев к Миронову с жалобами на то, что они не получают компенсацию за утраченное жилье и имущество. Уполномоченный по правам человека считает эти требования граждан, пострадавших от военных действий в Чечне, справедливыми, и в связи с этим уже не раз обращался и к спикеру Госдумы, и к главе правительства Российской Федерации, - отмечается в обращении омбудсмена.

Генеральная прокуратура России, совместно с прокуратурой Чечни, проводит проверку использования бюджетных средств, гуманитарной помощи, товарно-материальных ценностей, ресурсов, направляемых для восстановления экономики республики. Как сообщил исполняющий обязанности прокурора Чечни Владимир Кравченко, ошеломляют уже первые результаты этой акции. При проверке лагеря вынужденных переселенцев "Северный" на железной станции Серноводская обнаружена недостача продуктов питания для беженцев, поступивших по линии гуманитарной помощи, почти на 4,2 миллиона рублей, - сообщил исполняющий обязанности прокурора Чечни.

По рекомендации Европейского комитета по предупреждению пыток, в Чечне закрыт изолятор временного содержания, находившийся в станице Червленная. Об этом 24 апреля сообщил помощник резидента Российской Федерации Сергей Ястржембский. По словам Ястржембского, он точно не знает о причинах закрытия следственного изолятора, однако, "видимо, это связано с неудовлетворительными условиями содержания заключенных". Помощник президента сообщил, что в настоящее время в Чечне полноценно функционирует один следственный изолятор - в селе Чернокозово. Ожидается также открытие изолятора в Грозном.

Прокуратура Чечни возбудила уголовное дело по факту инцидента в Курчалойском районе, в котором замешаны бойцы Уральского специального отряда быстрого реагирования МВД Российской Федерации. В постановлении чеченской прокуратуры отмечается, что 24 апреля неизвестные сотрудники СОБР, встретив группу жителей селения Новая Жизнь Курчалойского района, открыли беспорядочную стрельбу, положили мужчин на землю, затем избили некоторых из них и увезли в неизвестном направлении. Статья, по которой возбуждено уголовное дело, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от четырех до семи лет.

Проект Кодекса Российской Федерации об административных нарушениях, рассмотренный Государственной Думой, по мнению юристов, серьезно нарушает права россиян, в особенности - водителей и автовладельцев. Действительный член Академии юридических наук, руководитель Отдела прав человека и судебной реформы Леонид Ольшанский заявил, что ряд положения законопроекта открывает широкие возможности для волюнтаризма дорожных инспекторов, денежных поборов и взяток. В частности, в предложенном проекте резко возросло число предусмотренных законом поводов изъятия водительских прав - до семнадцати. В то время как, по ныне действующему законодательству, инспектор имеет право изъять водительские права лишь в четырех случаях. Юристы особо отмечают, что в проекте крайне сужено право участников движения на судебную защиту. Сейчас гражданин может пожаловаться на инспектора ГИБДД в суд по месту своего жительства, а по проекту нового Кодекса - можно только в тот суд, на территории которого находится орган милиции.

Председатель Комитета Госдумы Российской Федерации по законодательству Павел Крашенинников предлагает амнистировать примерно 100-120 двадцать тысяч человек, по случаю пятьдесят пятой годовщины победы в Великой Отечественной войне. По словам депутата, законопроект об объявлении амнистии лицам, совершившим незначительные уголовные преступления, будет им внесен на рассмотрение Госдумы 17 мая.

Союз комитетов солдатских матерей России утверждает, что в ходе весеннего призыва 2000 года военкоматы по-прежнему набирают в армию больных людей. Как сообщила ответственный секретарь Союза Валентина Мельникова, ежегодно ряды российских вооруженных сил примерно на тридцать процентов пополняются за счет больных подростков. Мельникова выразила беспокойство по поводу методов призыва, которые, по ее словам, продолжают практиковать военкоматы, сокращая срок обучения призывников в образовательных учреждениях. Вызывают тревогу и вооруженные визиты милиции в квартиры призывников. Только на прошлой неделе произошло два таких случая, - сообщили представители Союза.

Сотрудники правоохранительных органов Минска задержали 26 апреля пять человек, участвовавших в оппозиционной акции "Чернобыльский шлях", приуроченной к четырнадцатой годовщине аварии на Чернобыльской АЭС. В штаб-квартире Белорусского народного фронта считают случившееся очередной провокацией властей, отмечая, что акция "Чернобыльский шлях", в которой приняли участие более десяти тысяч манифестантов, была санкционирована городским руководством и прошла без эксцессов.

Вильнюсский окружной суд возобновил рассмотрение уголовного дела Александраса Лилейкиса, обвиняемого в геноциде евреев. Суд принял решение назначить обвиняемому дополнительную судебно-медицинскую психиатрическую экспертизу, выводы которой должны быть представлены в суд до 19 мая. Выдворенный из США Лилейкис обвиняется в том, что в годы фашистской оккупации, занимая пост начальника литовской полиции безопасности Вильнюсского округа и сотрудничая с оккупационными властями, обрек на смерть семьдесят пять литовских евреев.

Руководитель Независимого профсоюза судоремонтников "Надия" в Ильичевске, Одесская область, Семен Вереницын объявил голодовку, приковав себя к дереву напротив Городского управления юстиции. Таким образом, Вереницын выразил протест против действий Ильичевского отдела юстиции, отказавшегося легализовать, в соответствии с новым законом, профсоюз судоремонтников.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости подготовила и прочитала Анна Данковцева.

Люди, которые бегут из Чечни, не попадают ни в категорию беженцев, ни в категорию вынужденных переселенцев, - заявил в начале минувшего апреля руководитель Федеральной миграционной службы Сергей Хетагуров, и пояснил, что, согласно законодательству, беженцами можно называть только тех, кто не является гражданами России. А вынужденные переселенцы - это люди, покинувшие свои места по этническим и религиозным мотивам. Тем не менее, - подчеркнул Хетагуров, - по решению правительства, граждане, бежавшие из Чечни, обладают теми же правами, что и вынужденные переселенцы.

О том, как на деле осуществляются в Санкт-Петербурге права тех, кто оставил свои дома в Чечне из-за обстрелов и бомбежек федеральной авиации, в репортаже Виктора Резункова.

Виктор Резунков:

Как тебя зовут?

Хава:

Хава.

Виктор Резунков:

Есть у тебя здесь друзья?

Хава:

Нет.

Виктор Резунков:

Ты учишься в школе?

Хава:

Нет.

Виктор Резунков:

Как вы ехали сюда?

Хава:

Нас бомбили, я заболела, у меня брат заболел.

Виктор Резунков:

А здесь тебе нравится?

Хава:

Здесь хорошо, здесь не бомбят.

Виктор Резунков:

А какая у тебя мечта?

Хава:

Я хочу, чтобы не бомбили и жили дружно. Хоту учиться.

Виктор Резунков:

Семилетняя чеченская девочка Хава Актиева не знает, почему с неба на нее падают бомбы; почему дом, в котором она родилась на свет и жила, разрушили; почему она вместе с мамой и братиками вот уже шесть месяцев, уехав из Чечни, скитается по знакомым и малознакомым людям, не ходит в школу и не играет во дворе. Хава Актиева - одна из двух тысяч чеченских беженцев, приехавших в последние месяцы в Санкт-Петербург - в надежде выжить.

Впрочем, и беженцами их назвать нельзя - Республика Ичкерия входит в состав России, а чеченцы - полноценные российские граждане, а потому им статус беженца не положен. А раз не положен - значит, такие люди, покинувшие места боев, убежавшие от бомбежек, лишены права на прописку, учебу, медицинскую помощь, работу. А, учитывая те настроения, которые сложились в российском обществе в последнее время, в особенности, в крупных российских городах, такие люди лишены права и на безопасность. Они стали изгоями общества.

Свидетельствет мать Хавы, Малика Актиева.

Малика Актиева:

Я из Чечни, проживала в Введенском районе. После первой войны мне пришлось уехать оттуда, и в поисках работы я осталась в Грозном. В селе у меня все разбомбили. Жила я на квартире, у меня трое детей, работала в больнице. В конце октября мне пришлось оттуда уехать, потому что у меня дети после этих бомбежек были в шоковом состоянии. Я их еле-еле сейчас вывела из этого состояния. Младший у меня, вот пять лет ему, он вообще до сих пор не может... даже вот говорить, что нам придется возвращаться в Грозный, он вообще впадает в истерику.

Но, несмотря на это, я сейчас собираюсь опять уехать, потому что меня здесь не прописывают. Куда бы я ни пошла, я получаю отпор. Нет жилья, негде жить. Здесь нас не принимают. Бывают случаи - даже в городском транспорте оскорбляют. Они по виду знают, что мы чеченцы, говорят: "Понаехали сюда. Из-за вас у нас эти беды".

Я понимаю, что не всем сладко, конечно, сейчас. Но в чем мы-то виноваты? Мы ни в чем не виноваты абсолютно.

Виктор Резунков:

Трое детей Малики Актиевой не могут учиться в петербургской школе. Целыми днями они сидят в квартире людей, которые их приютили. Читают книжки, смотрят телевизор. На улицу выходить бояться. Взаимоотношения детей - точный слепок взаимоотношений их отцов. А если отцы воюют, то и слепок этот приобретает уродливые формы. Рассказывает Малика Актиева.

Малика Актиева:

У меня вот одна знакомая, она тоже отдала своих детей троих в школу, в десятом классе у нее мальчик учится. Они взяли и подрались в школе, мол, "ты чеченец, какого черта ты сюда приехал?" И он, конечно, чеченец, у него горский характер, ну, он тоже полез в драку, ему поломали нос.

Из-за того, что у них нет никаких средств, они не подали в суд. Так он и остался с переломанным носом. И в больницу из-за полиса не принимают их, полиса нет.

Вот такие проблемы у нас. Без прописки, конечно, ничего нет.

Виктор Резунков:

Судьбы беженцев из Чечни имеют много общего. Это общее - трагично, по своей природе. У жительницы Грозного Кисы Микиевой, матери троих детей, был свой дом. Первый раз он был разрушен в 1994 году. Благодаря помощи друзей и знакомых, дом отстроили заново. В 1999 году в результате бомбежки, его опять разрушили до основания. Куда податься одинокой вдове с тремя малолетними детьми на руках? Она решила уехать в Петербург. Здесь начались ее мытарства. Рассказывает Киса Микиева.

Киса Микиева:

Я возглавляю инициативную группу беженцев. Там у нас где-то 179 семей, и все с детьми. Есть инвалиды, есть пенсионеры. Пенсию, пособия мы вообще не видели. Регистрировать нас не регистрируют. Миграционная служба просто ходатайство оформила и все, и единовременное пособие - на человека 80 рублей. За все это военное действие, семь месяцев, я получила на семью пятьсот рублей, на четыре человека, и все.

Я обращалась к фракции "Яблоко", в муниципальный совет 79 округа, в муниципальный совет 80 округа, писала письма Яковлеву, изложила там свою беду. В разные организации защиты детей, так как у меня трое несовершеннолетних детей, обращалась в разные вот эти организации реабилитации детей.

Везде один и тот же ответ: "Вы - не беженка, вы - гражданка России". А если я гражданка России - наверное, надо работать со мной, если разбили мой дом. Все у меня сгорело.

Виктор Резунков:

Здесь, в Санкт-Петербурге, Киса Микиева воочию убедилась, как относятся к чеченцам в культурной столице России.

Киса Микиева:

Я же должна как-то вот содержать, у меня трое детей несовершеннолетних. И я хочу устроиться на работу; вот, как узнают, что я чеченка, сразу же причина появляется. То у них уже место занято, то они уже передумали. Я уже пять-шесть раз в разные организации почти устроилась на работу. Вот как узнают, что я чеченка - все. Совсем по-другому смотрят на этот вопрос.

Виктор Резунков:

И в администрации тоже?

Киса Микиева:

И в администрации, разницы нет.

Виктор Резунков:

О катастрофической ситуации, в которой оказались более двух тысяч беженцев из Чечни, в основном, женщины и дети, приехавшие в Санкт-Петербург, рассказывает сопредседатель фонда "Дети Ичкерии" Дени Тепс.

Дени Тепс:

Ситуация очень плачевная, можно сказать - катастрофическая. Диаспора в Санкт-Петербурге не в состоянии помочь. Другие организации не то, что отвернулись - они демонстративно не желают помогать. Миграционная служба признается в собственном бессилии. То, что они пытаются, учитывая, как они заявляют, скудность материальных средств, плюс - нет нормативной базы на этот период войны. На этом основании они заявляют, что "мы не можем ничем помочь".

И даже статус не могут получить, так как в пунктах под определение статуса беженцев не подпадают. Нет чрезвычайного положения, они - не вынужденные переселенцы, преследуемые по национальному, религиозному, расовому признаку, и так далее, и так далее.

Каждый раз беженцы во всех учреждениях получают такой отпор и такое недоумение - "кто вы такие, и с какой стати вы здесь находитесь?"

Виктор Резунков:

Дени Тепс не видит выхода из сложившейся ситуации.

Дени Тепс:

Мы пытаемся наладить всевозможные пути помощи беженцам, обращаемся в разные инстанции, в том числе - и в Комитет Совета Европы по делам беженцев, и так далее. Пытаемся скоординировать действия в отношении беженцев. Как оказать помощь, чтобы она попадала именно по адресу? И чтобы те гуманитарные акции, которые проводят иностранные организации, международные организации, на миллионы долларов, которые оседают через всевозможные комиссии по делам беженцев, гуманитарные комиссии, которые создаются при правительстве России, в МЧС, и так далее?.. Я знаю, что львиная доля средств не доходит до беженцев. Даже некоторые представляли документы, что эта помощь переадресовывается солдатам.

Я думаю, что в этом случае кардинально может что-то измениться, если изменится что-то в сознании российских граждан.

Виктор Резунков:

Заявил сопредседатель фонда "Дети Ичкерии" Дени Тепс.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Виктора Резункова о чеченских беженцах в Санкт-Петербурге.

Следующая наша рубрика - "Советы юриста". На этот раз кандидат юридических наук, судья Московского городского суда Сергей Пашин, знакомит слушателей с вопросами пересмотра судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам.

Сергей Пашин:

Круг таких обстоятельств очень невелик. Это, во-первых, установленные приговором суда, вступившим в законную силу, преступные злоупотребления судей или следователей. Это установленные приговором суда, вступившим в законную силу, заведомая ложность показаний свидетелей, заключений экспертов, подложность протоколов, подложность вещественных доказательств, и, наконец, иные обстоятельства, которые не были известны суду при постановлении приговора, но открылись и поставили под сомнение состоявшееся судебное решение.

Важно подчеркнуть, что производство по вновь открывшимся обстоятельствам касается не только случаев, когда речь идет о неправедном осуждении человека, но и случаев, когда человек был оправдан и, с точки зрения правосудия, он был оправдан напрасно.

Производство по вновь открывшимся обстоятельствам, если речь идет о необходимости отягчить участь осужденного или оправданного, возможно только спустя год после открытия этих обстоятельств. Из-за этого правила, которое представляется достаточно антидемократичным, любой оправдательный приговор может быть поколеблен в течение срока давности привлечения к уголовной ответственности. Иными словами, в Российской Федерации даже оправдательные приговоры не считаются окончательными, хотя бы они и вступили в законную силу.

Производство по вновь открывшимся обстоятельствам может начаться по усмотрению прокурора. Но толчком, побудительной причиной для работы с такими обстоятельствами может послужить письмо потерпевшего, письмо самого осужденного, заявление трудового коллектива, представление какой-то общественной организации.

Прокурор решает, стоит ли начать следствие. И если он считает, что следствие должно начаться, и вновь открывшиеся обстоятельства имеют место, то он возбуждает расследование, и, по итогам расследования, либо вносит свое заключение о наличии таких обстоятельств в соответствующий суд, либо отказывает заявителю в этом.

Надо отметить, что во многих странах, где такое производство предусмотрено законом, вопрос о том, надо ли пересматривать состоявшееся судебное решение по вновь открывшимся обстоятельствам, решает суд первой инстанции, то есть - суды того же уровня, что и постановили приговор.

Однако в Российской Федерации это делают суды той же инстанции, что и надзорная инстанция. Иными словами, суды - не меньше, чем президиум краевого областного суда. При этом, даже если президиум краевого областного суда рассматривал это дело в порядке надзора и оставил приговор суда первой инстанции в силе, это не значит, что он не может пересмотреть его, на этот раз - по вновь открывшимся обстоятельствам.

Важно подчеркнуть, что суд, пересматривающий состоявшийся и вступивший в законную силу приговор по вновь открывшимся обстоятельствам, не может внести в него изменения. Он может принять одно из трех решений: отменить приговор и вернуть дело на новое рассмотрение - либо со стадии судебного разбирательства, либо со стадии предварительного следствия; или же отменить приговор и прекратить дело, в том случае, если был осужден невиновный; или, наконец, отклонить заключение прокурора и приговор оставить в силе.

Производство по вновь открывшимся обстоятельствам - достаточно редкое явление. Во всей Российской Федерации в год пересматривается в таком порядке крайне незначительное количество приговоров. Однако, благодаря решению Конституционного суда, в рамках производства по вновь открывшимся обстоятельствам разрешается пересматривать решения высшей судебной инстанции России - Президиума Верховного суда, хотя бы вновь открывшихся обстоятельств формально и не было. То есть - применять эту процедуру по аналогии.

Вот, благодаря этому, круг судебных решений, которые можно пересматривать таким образом, существенно расширился. Фактически, в рамках этой стадии пересматриваются, в основном, приговоры, судебные решения, которые касаются дел былых времен, в том числе - времен незаконных массовых репрессий в Российской Федерации.

Преимущественно же незаконные и необоснованные приговоры пересматриваются в обычном надзорном порядке.

Илья Дадашидзе:

Это был Сергей Пашин, судья Московского городского суда.

Завершая на этом нашу программу, напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, дом 13, корпус 1, Московская редакция Радио Свобода. Пишите нам.

XS
SM
MD
LG