Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Архангельск. Без вины виноватый.
- Чукотка. Упраздняются северные льготы.
- Сургут. Как обмануть хантов.
- Кызыл. Сколько стоит минута свободного эфира?
- Красноярск. Что ждет депутата Боякина, тюрьма или психбольница?
- Суд "по-сарански".
- Негласная инструкция для жителей Чечни.
- Оппозиция в Калмыкии строго воспрещена.
- Свобода совести на берегах Ангары. Милицейский произвол в Пятигорске.
- Давление на прессу в Ростове-на-Дону.
- Тамбовские газеты издаются за пределами области.


Наш выпуск начнем с репортажа из Архангельска. Сергей Михайлов пять лет ждет справедливости. Рассказывает Владимир Ануфриев

Владимир Ануфриев:

Пять лет томится в заключении (из них почти половину - в камере смертников) Сергей Михайлов, приговоренный к исключительной мере наказания - расстрелу за преступление, которое, как давно уже выяснилось, он не совершал.

В апреле 1995 года сельского паренька приговорили к смерти за изнасилование и убийство в городе Вельске школьницы Иры Крашенининой, а также изнасилование малолетних сестер из деревни Малая Липовка. Однако, спустя два года в Вельске, при схожих обстоятельствах, была убита еще одна девочка. Убийцу задержали, и тот неожиданно признался, что ранее убил Иру Крашенинину. Однако исправить ошибку никто не спешил.

На счастье Сергея Михайлова, о его судьбе стало известно судебному репортеру архангельской газеты "Правда Севера" Ольге Третьяковой. Появилась публикация - и никакой реакции на нее в прокуратуре.

Тогда редакция решает действовать самостоятельно. "Правда Севера" заключает договор о защите Михайлова с авторитетным адвокатом Ильей Берлиным, привлекает Архангельский правозащитный центр с его адвокатурой. Начинается борьба за оправдание.

По словам Ильи Берлина, чтобы осудить Сергея Михайлова на смерть, правоохранительной системе хватило пяти месяцев, а чтобы оправдать - оказалось мало и трех лет.

Убийство девятилетней вельской школьницы получило громкий резонанс. К его расследованию были привлечены ведущие сыщики Архангельской области. У следствия была версия, что убил девочку приезжий. На беду Сергея Михайлова, он в тот роковой день приезжал в Вельск в больницу и попал в число подозреваемых.

Кто же такой Сергей Михайлов? У его матери - четверо детей от разных отцов. Воспитывался в детском доме, едва закончил восемь классов. После службы в армии вернулся в Малую Липовку, к бабушке. Работы в деревне не было, питался комбикормом, украденным из колхозного склада.

Вероятно, такая биография и подвигла следователей взять Михайлова "в обработку". Под предлогом, что он "обматерил" кого-то на деревенской улице, его арестовывают и быстро "ломают". Он дает признательные показания. Потом, на суде, когда у него уже будет адвокат, Сергей Михайлов откажется от оговора себя. Но суд не примет это во внимание.

По данным Ильи Берлина, единственная улика в деле Михайлова - найденная на месте преступления связка из четырех ключей, одним из которых оперативники сумели открыть замок на складе с комбикормами в Малой Липовке. Три другие не подходили никуда.

Зато когда в 1997 году был арестован некто Козлов, ключи идеально подошли к его дому и квартире бабушки.

Чтобы добиться пересмотра дела, адвокаты пишут жалобы сначала в прокуратуру Архангельской области, затем - в Генеральную. Смертный приговор Сергею Михайлову президент России заменил на двадцать пять лет заключения.

Дважды следователи архангельской прокуратуры вновь расследуют дело Михайлова и делают вывод о его невиновности, однако Генеральная прокуратура России направляет дело не в суд на отмену приговора, а на еще одну проверку - теперь уже независимой, вологодской прокуратурой. Там - также дважды - приходят к выводу о невиновности Михайлова, и после этого дело застревает без движения в недрах Генпрокуратуры. А Сергея Михайлова той порой из тюрьмы переводят в колонию, где даже среди уголовников не в чести статьи, по которым он осужден.

Чтобы поторопить прокуратуру, адвокаты обращаются к Уполномоченному по правам человека в России Олегу Миронову. Наконец, Илья Берлин подает жалобу в московский Тверской межмуниципальный суд на бездействие Генпрокуратуры, и только тогда колесо правосудия провернулось.

25 апреля судебная коллегия Верховного Суда отменила приговор в отношении Сергея Михайлова по обвинению в убийстве Иры Кашенининой; однако, поскольку прокуратура не внесла протест на приговор в части изнасилования сестер, он в суде не рассматривался и оставлен в силе, а с ним - и пятнадцатилетний срок заключения Сергею Михайлову. А ведь уже давно установлено новыми расследованиями, что малолетних сестер просто уговорили дать показания против Михайлова, и насиловал их совсем другой человек. Значит, адвокатам и правозащитникам за свободу Сергея Михайлова еще придется бороться.

Для Радио Свобода Владимир Ануфриев, Архангельск.

Илья Дадашидзе:

На Чукотке упраздняются северные льготы. Репортаж Евгения Рожкова.

Евгений Рожков:

На Чукотке не утихает волна протестов и возмущений против принятия Государственной Думой в первом чтении закона, по которому жители Крайнего Севера лишаются государственных компенсаций за работу и проживание в экстремальных северных условиях.

С телеграммами протеста в адрес Госдумы, Совета Федерации, правительства и президента - обращаются окружные и районные депутаты, коллективы предприятий, организаций, движения, ассоциации.

"Это нарушение конституционных прав. Нас обрекают на нищету и вымирание", - пишут в телеграмме представители совета ветеранов войны и труда, совета старейшин.

"Нас лишают не социальных льгот, а компенсаций за утрату здоровья", - пишут строители.

Это не первая попытка правительства лишить северян государственных гарантий. Но лишь сейчас закон принят Госдумой в первом чтении.

В последние годы Чукотка крайне плохо обеспечивается самым необходимым. В прошлом году государство округу не полностью выделило средства на завоз топлива и продуктов. Многие национальные села зимой остались без тепла и света. В детских учреждениях не хватало продуктов. Выручала гуманитарная помощь, которую доставляли из других стран.

Прожиточный минимум сейчас на Чукотке равен четырем с половиной тысячам рублей, средняя зарплата большинства северян не превышает четырех, а у сельчан - одной тысячи рублей. С принятием закона - северяне будут получать в три раза меньше.

Подавляющее большинство жителей Чукотки самостоятельно не в состоянии покинуть этот суровый край - нет средств. Люди требуют не нарушать их права и данные ранее государством гарантии. Возымеет ли это какое-нибудь действие, покажет 21 июня, когда будет рассматриваться закон об отмене северных компенсаций во втором чтении.

Илья Дадашидзе:

Сургутские нефтяники обманывают хозяев родовых земель - хантов. Свидетельствует Николай Свентицкий.

Николай Свентицкий:

К аборигену Алексею Конкину подъехали нефтяники, попросили несколько машин песка, а чтобы все было законно - предложили заключить договор. Обрадовался Конкин, не долго думая, подписал - ведь за песок еще и деньги получит. Когда же прямо через его стойбище стали прокладывать дорогу, Алексей Иванович возмутился, но было уже поздно: оказалось, что договор-то он подписал именно на прокладку дороги, а не на песок. Пришлось переносить стойбище в другое место, а оплатить расходы нефтяники отказались, ссылаясь на тот же договор, подписанный обманным путем. Помыкался, помыкался Конкин, взял - да и умер.

Вот такая невеселая история, а она, к сожалению, не исключение, а, скорее, обыденная практика работы недропользователей с коренным населением. Пользуясь тем, что многие ханты малограмотны, а о юридическом образовании тут вообще говорить не приходится, нефтяные компании, не стесняясь, бесстыдно обманывают владельцев родовых угодий.

Вот что говорит председатель общины хантов Иосиф Субботин.

Иосиф Субботин:

Коренным жителем указывается, вопреки законодательству Российской Федерации, и хант... Разработано, в частности, соглашение о содействии. То есть - "Сургутнефгегаз", как добрый дядя, проявляет добрую волю и помогает вам, передает вам в пользование, значит, буранный порт. Если вы что-то там не так сказали, не так сделали, вы должны отдать ему обратно, забрать назад его.

Там не берется... что он работает на территории родового угодья, а то, что он к вам подходит, как к гражданину, то есть, согласно гражданскому кодексу, он решил вам помочь.

Ну, мы нашли документ, по которому уже где-то в конце зимы было на 2000 год подписаны эти схемы. Там нет владельцев, районная администрация полностью подписала. И самое интересное, что там нет подписи главы нашей сельской администрации Сходоева. А подписано - и печать стоит, Мухачева, главы Белоярского сельского совета, который вообще другая территория. Он никаким образом не имел права подписывать, Комитет севера не имел права пропускать эти документы, без нашего согласования. Это вопиюще нарушение законодательства Российской Федерации.

Николай Свентицкий:

Естественно, что выделение родовых угодий и необходимость согласования с их владельцами планов не вызывает большого энтузиазма нефтяных компаний. Что касается компенсации за нанесенный ущерб, то недропользователи ищут любую цель, любую лазейку в федеральном и окружном законодательстве - лишь бы уйти от уплаты. А просят-то ханты не так и много. Снегоход, моторную лодку, бензопилу, бензин - вот тот нехитрый набор, за который аборигены отдают свою землю, теряют рыбные и охотничьи угодья, лишаясь возможности занятий оленеводством. Практически, остаются ни с чем.

Илья Дадашидзе:

Судебный процесс против Гостелерадиокомпании "Тыва" глазами пострадавшего, нашего автора - Александра Филатенко.

Александр Филатенко:

Предыстория такова. 15 декабря прошлого года, в последний день агитационной кампании по выборам депутатов Госдумы, на телеканале "Тыва" проводился обычный "круглый стол" с участием кандидатов в депутаты местного парламента, и во время прямого эфира по телефону "Горячей линии" гостям студии поступил и таков вопрос: "Как вы относитесь к тому, что с агитационной радиомашины кандидата в депутаты Госдумы Галины Толчак возле штаба блока "Единство" был сорван национальный флаг Республики Тува? Такое в нашей республике впервые".

Гости студии ответили, что об этом инциденте знают только на уровне слухов и сам факт никак не комментировали. Они лишь осудили методы борьбы, грязные технологии, которые использовались в период предвыборной кампании кандидата в депутаты Госдумы.

На следующее же утро ко мне на работу явились двое сотрудников следственного управления МВД Тувы и попросили поехать с ними в управление для дачи показаний. Оказывается, прослушав 15 декабря вечерний эфир, руководитель избирательного штаба блока "Единство" Алексей Ачур тут же написал на имя министра внутренних дел республики заявление. Он информировал министра, что факт, озвученный мною в телеэфире - об инциденте с флагом, - не имел места, и просит МВД, я цитирую: "пресечь действия журналиста Александра Филатенко по распространению в СМИ информации, не соответствующей действительности".

Министр наложил резолюцию: "Срочно разобраться и доложить до 18 декабря".

В течение всей недели сотрудники следственного управления работали в Гостелерадиокомпании, снимая показания и объяснения со всех сотрудников, кто так или иначе был причастен к тому прямому эфиру. И лишь 24 декабря появилось постановление начальника следственного управления Самдана об отказе возбуждения уголовного дела, поскольку, я опять же, цитирую: " при проверке заявления руководителя штаба блока "Единство" Алексея Ачура факт надругательства над государственными флагами не подтвердился".

На этом можно было бы поставить точку, но вот незадача: вместе с копией этого постановления мы (это - председатель ГТРК Роман Тосал и я), получили повестку в городской суд. Исковое заявление подал все тот же руководитель штаба Алексей Ачур. Он требует: 1) опровержения недостоверных фактов, 2) возмещение морального вреда, с компании - сто тысяч, с меня лично - пятьдесят.

Первое заседание суда состоялось еще в январе. Тогда истец никак не мог объяснить суду, каким образом мы могли нанести ему моральный вред, если в вопросе телезрителя не называлась даже его фамилия. На второе заседание он вообще не явился. Зато на третье, назначенное на 13 апреля, пришел уже не один, а с адвокатом, принес еще пять исковых заявлений от остальных членов штаба, написанных под копирку, и призвал на помощь самого депутата Госдумы Кадырола Бечилдея. Все шесть истцов выписали на имя депутата Госдумы доверенность на право представлять их в суде.

На следующее заседание суда, назначенное на 4 мая, я не смог прийти, поскольку был приглашен на семинар в Красноярск, и Кадырол Бечилдей здесь же, в зале суда, немедленно пишет заявление, в котором утверждает, что мое отсутствие помешало отправлению его депутатских полномочий. Не случайно, видимо, заявление это он написал на официальном бланке депутата Госдумы и потребовал возместить именно с меня понесенные им материальные затраты, 25 000 рублей, хотя командировочные он выписывал, конечно же, не на судебное заседание, а на встречи с избирателями.

Суд почему-то не берет во внимание то, что мы, то есть ответчики, как и положено, по закону о СМИ, дали возможность блоку "Единство" представить в телеэфире свою трактовку происшедшего. Буквально в тот же день, 15 декабря, через полтора часа после того злополучного "круглого стола", мы предоставили эфирное время кандидату в депутаты Госдумы от "Единства" генералу Николаю Лактионову, а еще через день предоставили эфирное время другому кандидату от "Единства", проходящему по партийному списку, Кадыролу Бечилдею. На суде он прямо так и сказал: "Я вынужден был выступить с опровержением, чтобы хоть как-то восполнить тот моральный вред, который нанес господин Филатенко нашим ребятам, членам штаба блока "Единство".

И еще. Все даты заседания суда назначаются с учетом возможностей депутата Госдумы. На заседание, назначенное на 23 мая, он в Кызыл не прилетел; не явился и на следующее, назначенное на 30 мая. Когда, на какое число назначить очередное судебное заседание, судья не знает. На 9 июня я получил официальное приглашение на презентацию национального культурного центра Республики Тыва в городе Санкт-Петербурге и даже взял отпуск, но судья заявила, что отпуск для меня не является уважительной причиной для неявки в суд. Пришлось отказаться и от отпуска, и от приглашения.

Самое парадоксальное и даже анекдотичное в этой ситуации то, что 17 декабря, в день выборов, я проголосовал за "Единство". Выходит, что и Кадырол Бечилдей, прошедший в Госдуму по партийным спискам "Единства", стал депутатом благодаря и мне тоже.

Илья Дадашидзе:

Новые подробности в деле депутата Красноярского городского совета Сергея Боякина. Рассказывает Александр Макаров.

Александр Макаров:

Депутат Красноярского городского совета Сергей Боякин находится в следственном изоляторе уже полтора года. Его обвиняют в хищении восьми миллионов рублей, выделенных из бюджета края в 1996 году на закупку и завоз нефтепродуктов в районы Крайнего Севера.

Сергей Боякин свою вину полностью отрицает. Он утверждает, что привез горючее на Север, но рассчитались с ним только через два года, и то - только после решения арбитражного суда. Полученные деньги депутат вернул в бюджет.

Когда против него было возбуждено уголовное дело, Сергей Боякин представил в суд документы, подтверждающие, что он перечислил восемь миллионов рублей на счет, указанный ему фирмой. Но из дела эти материалы каким-то образом исчезли.

12 июня Сергей Боякин написал заявление в прокуратуру Красноярского края, в котором обвиняет следователя Ковалева в фальсификации обвинения. Он считает, что все это инициировал первый заместитель прокурора края Юрий Антипин. В заявлении Сергей Боякин перечисляет еще десяток нарушений закона, допущенных в отношении него следственными органами.

Кроме того, в личном письме своему общественному защитнику и коллеге Юрия Стригину депутат Красноярского городского совета сообщил, что на днях ему предложили альтернативу. Либо - информация, порочащую бывшего губернатора Валерия Зубова, председателя Законодательного собрания края Александра Уса, бывшего начальника краевого УВД Бориса Петрунина, - словом, всех бывших руководителей края из предыдущей администрации; либо - тюрьма.

О том, что это не шутка, говорит один факт. Ряд московских средств массовой информации распространил сообщение о том, что бывший начальник красноярской милиции Борис Петрунин арестован по обвинению в злоупотреблении служебным положением. 14 июня стало известно, что это не соответствует действительности. Борис Петрунин уже потребовал публичных извинений.

Положение Сергея Боякина с каждым днем ухудшается. Перед арестом он получил тяжелую черепно-мозговую травму. В изоляторе состояние здоровья Боякина постоянно ухудшалось. Дошло до того, что на заседании суда, куда было передано его дело, он не смог адекватно отвечать на вопросы судьи. В результате, он был направлен на медико-психиатрическую экспертизу. От выводов экспертов зависит судьба Сергея Боякина.

Илья Дадашидзе:

Кому не доверяет саранский суд? Игорь Телин сообщает из Мордовии.

Игорь Телин:

Татарская мусульманская община столицы Мордовии выражает обеспокоенность по поводу действий официальных властей. Причина - ход следствия и результаты судебного заседания по обвинению члена общины Наиля Абдрашитова в совершении хулиганских действий.

История двухлетней давности такова. Две молодые пары вместе встречали 1998 год. 1 января, около трех часов ночи, вышли погулять и были жестоко избиты группой молодых людей, скрывшихся впоследствии. С точностью потерпевшие называют имя только одного из них, избившего девушек, - его звали Марат. Приметы только общие - примерный рост, овал лица. Шансов на раскрытие это дело не имело.

Однако через полтора года одна из девушек увидела на городском рынке парня, который показался ей похожим на Марата; он торговал джинсами. Было проведено задержание, и под следствием оказался двадцатичетырехлетний Наиль Абдрашитов.

Даже у сотрудников милиции, начинавших следствие, возникли сомнения. Арестованный - из глубоко верующей семьи. Последние несколько лет носил бородку. Фоторобот, составленный после того, как потерпевшие обратились с заявлением в правоохранительные органы, - без бороды. Зовут его Наиль, а по делу проходил Марат.

Но потерпевшие дают новые показания. В итоге, у нападавшего "пропала" широта в плечах и округлость лица, "появилась" бородка, оспины, и "вырос" он на пятнадцать сантиметров. Как считают адвокаты, в показаниях потерпевших было много несоответствий. Однако Ленинский районный суд Саранска, где слушалось это дело, фактически не обратил на них никакого внимания. Более того, по словам Рафаиля Кудряева, защищавшего Наиля Абдрашитова, суд не учел и не проверил его алиби.

Рафаиль Кудряев:

Шел священный месяц рамазан. После вечерней молитвы к нему домой пришли имам и председатель общества; так принято во время поста - друг к другу в гости ходить. Пришли к ним домой, и вот эти лица, очень уважаемые люди, они и в суде, и при допросах на предварительном расследовании дали такие показания, что мой подзащитный в это время никуда не отлучался; они ушли около четырех часов уже ночи домой, а Абдрашитов оставался у себя дома.

А в это же самое время в другом месте совершалось преступление. И мой подзащитный никак не мог совершить это преступление, так как находился у себя дома, и это подтверждают совершенно не заинтересованные лица.

Игорь Телин:

Два года, максимальный срок по этой статье, получил Наиль Абдрашитов. Руководитель мусульманского общества татар Саранска Нияим Абдуллаев действия суда объясняет тем, что, во-первых, потерпевшие - дети весьма высокопоставленных республиканских чиновников, во-вторых, возможным политическим желанием местных властей примерно наказать члена религиозной мусульманской общины.

Комментарий политолога Родиона Муртазина.

Родион Муртазин:

Для мусульман - и татар, в частности - всегда большое значение имеет мнение людей уважаемых, авторитетных в обществе, тем более - духовных лидеров. И вот то, что суд не принял во внимание показания имама и руководителя одной из саранских мусульманских общин, вызывает у татарской общественности серьезное недоверие в объективности суда. И это дает основания многим уважаемым татарам говорить о антиисламских настроениях в судебной ветви государственной власти.

Игорь Телин:

В местной прессе прошли две публикации о деле Наиля Абдрашитова. Автор первой из них уже распрощался со своей газетой. Что будет с автором второй статьи, пока неизвестно, но им уже недовольны

Илья Дадашидзе:

Для жителей Чечни негласные инструкции ОВИРа оказались "гласнее гласных". Из Моздока - Александр Яковенко.

Александр Яковенко:

С Надеждой Макаевой мы познакомились в Моздоке, где она с полуторагодовалым сыном арендует жилую комнату, не имея прописки, но имея статус вынужденного переселенца. Муж Надежды погиб в эту чеченскую кампанию, после чего она решила навсегда уехать из страны и эмигрировать в Канаду. Для этого прошлой осенью Надежда покинула Грозный, взяв только самые необходимые вещи.

В октябре прошлого года она подала документы на получение заграничного паспорта во владикавказский ОВИР.

Надежда Макаева:

Мне отказали ввиду того, что якобы есть какой-то негласный закон - жителям Чечни паспорта не выдавать. Они сказали: "Мы знаем, что мы ваши права нарушаем, но, тем не менее, у нас есть негласный закон, который иногда "гласнее гласных"".

Александр Яковенко:

Вот уже девятый месяц Надежда Макаева ждет, когда ей выдадут необходимый документ. За это время она обращалась во многие благотворительные организации, действующие на территории Чечни и сопредельных республик. Везде получала один ответ: "Мы не уполномочены решать вопросы подобного рода".

Тогда она связалась с эмиграционной службой Канады, где ей объяснили, какую визу необходимо получить для въезда в страну и что для этого надо сделать. Однако в ОВИРе города Владикавказа до последнего времени хранили молчание.

Надежда Макаева:

Они не могут долго нарушать наши права, мы можем подать на них в суд. Они сказали: "Рано или поздно, все равно вы этот паспорт получите. Поэтому пока, желательно, в суд не обращайтесь, через месяц-два вы его получите".

Александр Яковенко:

Надежда уверена, что она добьется своего и сможет уехать из страны. Теперь для нее важен другой вопрос: когда она получит заграничный паспорт, не появятся ли впоследствии новые препятствия для ее выезда за рубеж?

Илья Дадашидзе:

О Кирсане Илюмжинове - либо хорошо, либо ничего плохого, - убеждены власти Калмыкии. Из Элисты - Валерий Улядуров.

Валерий Улядуров:

15 мая Верховный Суд Республики Калмыкия принял решение о ликвидации общественного движения "Народ против режима Илюмжинова". Однако в данном случае речь идет, скорее, о запрете на деятельность, поскольку активисты движения не успели пройти стандартную процедуру регистрации в министерстве юстиции и юридически оформить факт своего существования.

Общественное движение "Народ против режима Илюмжнова" было создано в начале 2000 года. На учредительной конференции был утвержден совет движения и сформулирована основная - она же единственная - цель, цитирую: "Отстранение от власти нелегитимного президента Кирсана Илюмжинова", - конец цитаты.

Особо подчеркивалось, что для достижения поставленной цели члены движения будут использовать лишь законные средства. В частности, регулярное, два раза в неделю - пикетирование здание президентской администрации в центре города Элисты.

Однако деятельность движения практически сразу натолкнулась на активное противодействие со стороны исполнительных властей города и республики. 28 января 2000 года трое участников пикета были задержаны милицией и без объяснения причин помещены в следственный изолятор, где провели ночь. Позже, для оправдания задержания, работниками милиции было сфабриковано ложное обвинение в совершении мелкого хулиганства. Все обращения с жалобами в прокуратуру последствий не возымели. Кроме того, за активистами движения была установлена слежка, у некоторых были отключены домашние телефоны.

28 февраля, после многочисленных анонимных угроз, было совершено покушение на члена совета движения Баатра Онкорова. Во время его дежурства в общественной приемной движения туда ворвались двое неизвестных и избили его обрезком металлической трубы. Милиция отказалась возбуждать уголовное дело по факту нападения.

По словам Семена Атеева, президента Калмыцкого правозащитного центра, который защищал интересы движения в суде, решение было принято безо каких-либо серьезных оснований. Республиканских чиновников раздражает сам факт существования организации со столь вызывающим названием.

На данный момент члены движения решают, что сделать проще: подать апелляцию в суд высшей инстанции, или учредить новое общественное объединение с другим названием, например, "Народ все равно против режима Илюмжинова"?

Илья Дадашидзе:

Иркутские власти чинят препятствия деятельности неортодоксальных религиозных конфессий, и не только неортодоксальных. Из Иркутска - Виталий Камышев.

Виталий Камышев:

В Иркутске в последнее время разгорелось сразу несколько конфликтов, связанных с политикой местных властей по отношению к религиозным конфессиям, которые не наделены "официальным" статусом. Руководитель общины "Сибирский христианский благотворительный центр" Яков Бухаров обратился недавно в Октябрьский районный суд города Иркутска с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. Ответчики - издатели справочника "Иркутские религиозные объединения".

В этом справочнике, в частности, рассказывается о ряде западных религиозных организаций (причем, авторы утверждают, что эти организации занимаются растлением малолетних), но здесь же указан точный домашний адрес и номер телефона Бухарова. В результате, его жизнь превратилась в настоящую пытку. Ему постоянно звонят неизвестные, оскорбляя и угрожая расправой.

В этом же издании католики называются "нехристианами", и авторы говорят об "особых отношениях католицизма с иудаизмом", а также обвиняют католиков в том, что те "закладывают бомбу под будущее России".

Справочник вышел в серии "Иркутск. Хроника событий. Документы. Социальные технологии", учрежденной Иркутским региональным институтом социальных инициатив. Главным редактором всей серии назван Фарид Арсланов, сотрудник Комитета по связям с общественностью иркутской областной администрации. А по вопросам доставки, подписки и иным - как сказано в издании - предложено обращаться напрямую к председателю этого комитета Александру Васильеву, не последнему человеку в администрации губернатора Говорина.

Во введении к справочнику упомянуты и источники, использованные при подготовке: Управление юстиции областной администрации, и особо - данные, представленные депутатом городской Думы Иркутска Михаилом Корневым. Именно Корнев, собственно, и является автором справочника.

И, наконец, последнее. Книга издана при финансовой поддержке администрации Иркутска.

Еще один скандальный факт последнего времени - созданное при старообрядческой общине Иркутска, первое в истории города вероисповедальное кладбище, было у общины местными властями отобрано и передано коммерческому предприятию - водочному заводу "Кедр".

В связи с этим, с заявлением к губернатору и в средства массовой информации обратились члены городского общества ветеранов военной службы.

В контексте этих событий, вызывающих у иркутской общественности чувство недоумения, атмосферу межконфессиональных отношений в многонациональном и поликультурном регионе - Восточной Сибири трудно называть нормальной, а политику властей - умиротворяющей.

Илья Дадашидзе:

На улицах Пятигорска любой гражданин может быть задержан и препровожден в милицию. Рассказывает Лада Леденева.

Лада Леденева:

2 июня в Пятигорске на улице Привокзальной имело место то, что на казенном языке называется "незаконным задержанием". Говорит Сергей Курилов, житель Пятигорска.

Сергей Курилов:

Не далее как вчера, по дороге домой, меня остановил сотрудник милиции и, не сочтя нужным представиться, поинтересовался, есть ли у меня с собой документы. Документов у меня с собой не оказалось. Последовало довольно-таки долгое препирательство, из коего я так и не смог уяснить, на основании какого такого правового законодательного акта я обязан таскать с собой полную документацию. И еще. По какому, собственно говоря, критерию наши правоохранительные органы, наши стражи правопорядка отбирают тех, кого останавливают для проверки документов и задержания.

И случай такой - не единичный. Насколько я знаю, многие мои знакомые были даже доставлены в отделение милиции для выяснения личности, для выяснения обстоятельств, не будучи даже в состоянии легкого алкогольного опьянения.

Лада Леденева:

За разъяснением мы обратились в Пятигорское городское управление внутренних дел на кавказских Минеральных Водах. На вопрос о том, чем руководствуются правоохранительные органы при задержании граждан, а также просьбу прокомментировать данный случай, был дан такой ответ.

- Они руководствуются общими принципами уголовного административного законодательства, а также принципами морали. Мы имеем право... в соответствии законодательством, задержать такого человека, если есть у нас какие-то подозрения о том, что может совершить правонарушение, мы имеем задержать его право до трех часов.

Лада Леденева:

Золотые слова. Но все не так просто.

Сергей Курилов:

По идее, желательно знать, с кем имеешь дело. А так, кроме формы и погон, ничего нет, не предъявляется удостоверение в развернутом виде. Человек не представляется, и дело дальше поездки на служебном автомобиле пару кварталов, как правило, не идет.

Лада Леденева:

Как следует из всего вышеизложенного, позиции сторон диаметрально противоположны и точек пересечения не имеют. Если истина и рождается в спорах, то, очевидно, это не распространяется на споры с компетентными органами по вопросу о правах человека.

Илья Дадашидзе:

В Ростове-на-Дону давление на прессу становится будничным явлением. Рассказывает Сергей Слепцов

Сергей Слепцов:

В последнее время Ростовская область стала настоящей ареной столкновения независимых средств массовой информации и государственных судебных органов. Северокавказское территориальное управления Министерства по делам печати, ссылаясь на приказ своего министра, господина Лесина, внесло существенные коррективы в процедуру регистрации средств массовой информации. В частности, в управлении требуют, чтобы заявление о регистрации было отпечатано не на компьютере, а только на пишущей машинке, а кроме этого, для физических лиц, учреждающих газету либо телеканал, в управлении требуют нотариального заверения подписи учредителя, хотя в законе об этом нет ни слова.

В городе Волгодонске независимый журналист Александр Жабский и главный редактор газет "Волгодонская неделя" Григорий Заболоцкий вынуждены были обратиться в суд с жалобой на действия должностного лица. Глава администрации Волгодонска Сергей Горбунов грубо нарушил статью 39 российского закона о печати и средствах массовой информации. Направленный еще в январе главе администрации запрос журналистов о выборе народных заседателей так и остался без ответа, несмотря на всю значимость этого события для города Волгодонска, явно лидирующего в криминальном отношении в Ростовской области.

Но зато там же, в Волгодонске, судья городского суда Лидия Ткаченко вынесла решение по иску Северокавказского регионального управления по делам печати с средств массовой информации, к тому же журналисту Заболоцкому, учредителю независимой газеты "Рекламная неделя". Суд признал недействительным свидетельство о регистрации издания на том основании, что редакцией был несвоевременно представлен в управление устав.

Закон, таким образом, нарушен и Северокавказским управлением по делам печати и средств массовой информации, и волгодонским судом, - ибо непредоставление устава не является основанием для признания свидетельства о регистрации недействительным.

Целый шквал судебных исков и процессов вызвала публикация журналиста Кристины Милич. Статья ее называлась "Прокурор, берегись прокурора", и была она напечатана в популярном издании - "Газете Дона". Автор статьи рассказывает о непростой обстановке, сложившейся в городской прокуратуре города Новочеркасска. В частности, в материале рассказано о том, что прокурор Дубовского района Ростовской области. Николай Шефилов не раз заявлял, что следующим прокурором Новочеркасска будет именно он.

Шефилов обратился в Кировский районный суд города Ростова, и судья Вера Колодкина удовлетворила его иск, обязав газету выплатить крупную сумму как возмещение морального вреда, и опубликовать опровержение.

Однако в этой истории есть одна существенная деталь. Высказывания Шефилова приводятся в газете в виде интервью с Верой Воскресовой, женой ныне действующего прокурора города Новочеркасска. Но Кировский суд не счел необходимым допросить Воскресовых в качестве свидетелей.

Кстати, этот же состав суда под председательством Веры Колодкиной удовлетворил и иск к "Газете Дона" областной прокуратуры, по поводу этого же материала. Областная прокуратура полагает, что публикация Кристины Милич "Прокурор, берегись прокурора" затрагивает ее деловую репутацию.

С таким решением согласиться трудно, так как в материале вообще шла речь лишь об отдельных прокурорских работниках районного масштаба, и областной прокуратуре не может быть причинен моральный ущерб. Однако, по решению суда, с "Газеты Дона" взыскано в пользу областной прокуратуры полмиллиона рублей и с журналиста Кристины Милич - пятьдесят тысяч рублей, каковые деньги и должны возместить моральный ущерб.

Илья Дадашидзе:

И вновь - о давления на прессу. Независимые тамбовские газеты вынуждены издаваться за пределами области. Об этом Инна Кабанова.

Инна Кабанова:

Пока общественность и журналисты обсуждали перспективы выживания независимых средств массовой информации, озаботившись судьбой НТВ, в пятистах километрах к юго-востоку от столицы, в Тамбове, местные власти объясняли прессе, "кто в доме хозяин".

Несколько месяцев назад новый глава администрации области Олег Бетин принял решение: редактора областной общественно-политической газеты "Тамбовская жизнь" поменять. Контрольно-ревизионный отдел администрации области сразу же после выборов вскрыл факты нарушения финансовой дисциплины в газете. И хотя злые языки утверждают, что причина в другом, просто газета во время выборов занимала не ту позицию, - официальным основанием послужила попытка редактора создать автономную некоммерческую организацию, которая должна была бы стать соучредителем газеты, вместе с областной администрацией и Думой.

Однако власти приняли другое решение: преобразование признать незаконным, газета должна существовать только как государственное учреждение, журналисты - стать госслужащими, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Журналисты "Тамбовской жизни" утверждают, что подвигнуть их к принятию решения о самоликвидации автономной некоммерческой организации должны были, в частности, анонимные письма, отправленные каждому и по домашнему адресу.

Новое руководство редакции, на основании постановления главы администрации, просто изъяло печать автономной некоммерческой организации и переоформило на себя право подписи банковских документов.

Вся эта история так и осталась бы внутренним делом "Тамбовской жизни" и четырех ее приложений (ведь ни одно местное средство массовой информации о конфликте не сообщало), если бы не редактор одного из четырех приложений, газеты "Наедине" - Галина Юдахина. Правда, ее попытки найти содействие в областной прокуратуре ни к чему не привели, и новое руководство редакции вводило все новые правила игры. Статьи, например, теперь не отправляются в печать без подписи на каждой странице так называемого "куратора".

Один из последних материалов Галины Юдахиной вызвал отповедь кураторов, поскольку, на их взгляд, в нем без должного почтения говорилось о президенте. По словам автора, теперь в Тамбовской области о Владимире Путине "можно говорить как о мертвом: или хорошо, или ничего". Это - цитата уже из новой большой статьи, в которой Галина Юдахина и несколько ее единомышленников "вынесли сор из избы".

Статья увидела свет в номере, изданном полуподпольным образом. Дело в том, что коллектив газеты "Наедине" перерегистрировал издание в Министерстве по делам печати как самостоятельное, то есть - не являющееся приложением к "Тамбовской жизни". Противная сторона считает перерегистрацию незаконной, и давление не прекращается - от предложений другим сотрудникам заменить строптивую Юдахину до вероятного возбуждения уголовного дела за попытку забрать редакционное оборудование. Во всяком случае, следствие уже идет.

В конфликт вовлечены и Судебная палата по информационным спорам при президенте России, и Фонд защиты гласности, и Генеральная прокуратура. По-прежнему об этой истории почти ничего не знают жители Тамбовской области. Материал, уже подготовленный к эфиру, руководство областного радио, главного рупора новой областной администрации, изъяло и отправило в корзину без объяснений.

Несколько руководителей местных средств массовой информации, весьма лояльных к местной власти, подписали возмущенное письмо к журналистам "Наедине", написанное в лучших советских традициях.

"Наедине" - издание не политическое, это газета для семейного чтения. И сегодня она существует как бы в двух вариантах; правда, оппозиционное издание (а вышли уже два номера) печатается за пределами Тамбова и расходится с трудом, потому что распространители предпочитают не ввязываться в эту историю.

XS
SM
MD
LG