Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Обнинск. ФСБ против Игоря Сутягина.
- Тюмень. Как приручить СМИ.
- Нижний Новгород. Провокация против Общества российско-чеченской дружбы.
-Томск. Заключенные вскрывают вены.
- Минеральные воды. Митинг, который не состоялся.
- Барнаул. Цена морального ущерба.
- "Тюрьма и воля". Заключенные оренбургского лагеря строгого режима об амнистии, объявленной Государственной Думой.
- Давление на журналистов в Костроме.
- Как выжить диабетикам в Мордовии.
- Плохо быть католиком в Иркутске.
- Чукотские законодатели и льготы для инвалидов.
- Маленькие хитрости екатеринбургского РУБОПа.


Наш выпуск начнем с репортажа из Обнинска. О деле Игоря Сутягина, сотрудника военно-политического отдела института истории США и Канады, арестованного ФСБ по подозрению в государственной измене, рассказывает Алексей Собачкин.

Алексей Собачкин:

Девятый месяц содержится в калужском следственном изоляторе сотрудник военно-политического отдела института США и Канады, житель Обнинска Игорь Сутягин. Он подозревается в государственной измене, и ему грозит длительное тюремное заключение.

Игорь Сутягин - ученый с большим спектром интересов. Он закончил физический факультет МГУ, а кандидатскую диссертацию защитил как историк, исследуя военно-морскую стратегию США шестидесятых-восьмидесятых годов.

В 1998 году в Москве вышла книга "Стратегическое ядерное вооружение России", в которой Сутягин написал главы о создании и эксплуатации ядерных боеприпасов и о стратегической обороне. Он публиковал свои статьи в "Морском сборнике", "Зарубежном военном обозрении" и других специализированных журналах.

В Обнинском учебном центре военно-морского флота, где проходят переподготовку экипажи ядерных подводных лодок, Сутягин на общественных началах читал офицерам лекции о подводном флоте США.

Все свои исследования Игорь Сутягин проводил по открытым источникам и публикациям, не содержащим государственную тайну. По роду своей деятельности он не имел допуска к секретам.

Он часто встречался с иностранными учеными и дипломатами, в рамках совместных научных проектов России и других государств. Незадолго до ареста Сутягин оказывал помощь в работе над диссертацией американцу Джошуа Хендлеру, аспиранту Пристонского университета, который был приглашен в Россию Институтом США и Канады. Его диссертация была посвящена проблемам стратегических ядерных вооружений.

Когда в ноябре 1999 года Сутягина арестовали, то у Хендлера произвели обыск и изъяли компьютер. Никаких конкретных обвинений американскому аспиранту не предъявили. Он сам через месяц покинул Россию и больше сюда не возвращался.

Под наблюдение ФСБ Игорь Сутягин попал еще в 1998 году, когда стал оказывать информационные услуги различным зарубежным фирмам. Эти услуги заключались в анализе военно-политической ситуации в России. Работа выполнялась по открытым источникам: газетам, журналам и книгам. За нее Сутягин, разумеется, получал деньги.

Родители Игоря, обнинские ученые Вячеслав и Светлана Сутягины, считают, что произошло, мягко говоря, недоразумение, так как анализ открытых источников и публикаций не может нанести ущерба обороноспособности России.

Однако у калужского управления ФСБ другое мнение. Игорь находится под следствием, два его компьютера изъяты, другое имущество описано. Видимо, ему грозит срок с конфискацией имущества.

Директор института США и Канады Сергей Рогов был удивлен арестом своего сотрудника, сказав, что это было полной неожиданностью, так как специалисты института в своей работе не пользуются секретными документами.

Известный ученый, академик Евгений Велихов обратился с ходатайством в калужское управление ФСБ с просьбой изменить Сутягину меру пресечения на подписку о невыезде. Велихов поручился за подследственного, но его просьба осталась без внимания. 29 июня состоялся суд, на котором рассматривался вопрос об освобождении Сутягина из-под стражи. Было вынесено решение - оставить ученого в следственном изоляторе. Там он находится в невыносимо тяжелых условиях. В камере, рассчитанной на восемь человек, содержится двадцать восемь подследственных. Мало того, Сутягина однажды уже помещали в карцер.

Игоря Сутягина в Обнинске многие помнят с хорошей стороны. Он с золотой медалью окончил школу, был секретарем школьной комсомольской организации. Его патриотические убеждения тоже хорошо известны. Многократно пребывая за рубежом, он не стремился покинуть Россию, хотя специалисты его уровня востребуемы за границей.

Скоро состоится суд по обвинению Игоря Сутягина в государственной измене. Родственники, коллеги и друзья Игоря добиваются гласности и открытости процесса, но пока безуспешно.

Илья Дадашидзе:

В преддверии губернаторских выборов тюменские власти пытаются приручить местные средства массовой информации. Репортаж Алекса Неймирова.

Алекс Неймиров:

На своем последнем перед парламентскими каникулами заседании Тюменская областная Дума приняла в первом чтении законопроект о средствах массовой информации, их распространителях и полиграфических предприятиях. Тем самым сделан первый шаг в направлении создания регионального закона, несмотря на то, что сегодня тюменские газеты, радио и телевидение работают, соблюдая федеральный закон о средствах массовой информации.

Что же принципиально нового хотят внести областные парламентарии в регламент работы редакций газет, радио и телевидения, независимо от состава учредителей, формы собственности, места регистрации и организационно-правовой формы?

Прочтение закона Тюменской области о средствах массовой информации в его первой редакции, когда формулировки не отточены замечаниями экспертов и юристов, наводит на мысль, что власти озабочены подготовкой к предстоящим зимой губернаторским выборам.

На журналистов и редакции планируется возложить обязанности, которых нет в федеральном законодательстве о СМИ. Ключевыми в проекте являются правила освещения деятельности органов государственной власти Тюменской области. При этом, областной губернатор в праве лично выделять редакциями средств массовой информации, их распространителям и полиграфическим предприятиям единовременную финансовую помощь.

По мнению одного из противников принятия тюменского варианта закона о СМИ, депутата областной Думы Игоря Марова, из журналистов пытаются сделать политических марионеток.

Игорь Маров:

Вот вы посмотрите, глав четвертая, "Государственная поддержка средств массовой информации", семнадцатая статья, восемнадцатая статья, девятнадцатая, двадцатая, двадцать первая, двадцать вторая и двадцать третья, она целиком направлена на государственную поддержку и финансовую для отдельных категорий журналистов.

Ну, что это такое? Это явное, так сказать.... направление, связанное с тем, чтобы можно было приручить средства массовой информации.

Алекс Неймиров:

В преамбуле к областному законопроекту о средствах массовой информации декларируется создание дополнительных гарантий реализации конституционного права граждан, проживающих в Тюменской области, на получение полной, своевременной и объективной информации. Этому должно послужить закрепляемое документом усиление мер правовой и социальной защиты журналистов.

Депутатская комиссия по общему законодательству, возглавляемая Игорем Маровым, тоже не возражает против этих благородных целей, безуспешно требуя при этом от исполнительной власти демократичного подхода к вопросу о финансовой поддержке СМИ.

Игорь Маров:

Беда вся в том, что не все средства массовой информации получают из этого бюджета деньги, которые даются. Я лично задал вопрос председателю комитета: "Расскажите, пожалуйста, какие из средств массовой информации персонально получают и отдельно получают какие дотации?". Вот, проходит два месяца, мы такую информацию не могли получить.

Алекс Неймиров:

Ряд статей тюменского законопроекта о СМИ вступает в противоречие с конституционными нормами, гарантирующими права человека.

Любопытно, что депутаты проголосовали за документ, который забраковал правовой комитет той же Тюменской областной Думы. Специалисты не только указывали на то, что нормы областного законопроекта частично противоречат действующему законодательству, а ряд статей превышают полномочия органов государственной власти области в сфере регулирования деятельности СМИ. По их заключению, федеральный закон о средствах массовой информации вообще не предусматривает регулирования вопросов создания, производства и распространения СМИ на уровне субъекта Российской Федерации.

Илья Дадашидзе:

Проведут ли чеченские дети каникулы в Нижнем Новгороде? Администрация области заверяет, что этому не бывать. Слово Олегу Родину.

Олег Родин:

Нижегородские правозащитники бьют тревогу. В городе произошла демонстративная провокация в отношении недавно созданного общества российско-чеченской дружбы. В организации этого общества принимали участие, в частности, бывший вице-премьер правительства Масхадова Руслан Кутаев и директор нижегородского Центра помощи мигрантам Алмас Челоян, которая в прошлом году переехала в Нижний Новгород из Армении.

Общество российско-чеченской дружбы запланировало приглашение для летнего пребывания в Нижегородской области группы чеченских детей, в настоящее время лишенных условий для нормальной жизни, учебы и отдыха. Кому-то эта идея очень не понравилась. В офис Центра помощи мигрантам явился гражданин, который показал издали свои документы и отказался дать их прочитать вблизи.

Рассказывает Алмас Челоян.

Алмас Челоян:

Он начинал с этим...разозлиться, что я не знаю, куда лезу, я не знаю, с кем я связываюсь. На Кутаева уже есть обвинения по разным статьям, и детей сюда привести - это невозможно.

Ну, он представился помощником губернатора. Глава администрации, с его слов, "совершенно против вашего мнения, и никто не даст вам детей провести, ни на вокзале принять... и в аэропорту не примут этих детей. И это невозможно, даже не мечтайте".

Олег Родин:

Неизвестный ушел, предложив явиться на следующее утро в одиннадцать часов в вестибюль областной администрации.

В тот же день Алмас была задержана в трамвае и доставлена в привокзальное отделение милиции, якобы для выяснения личности, хотя паспорт с собой имелся. Паспорт в милиции отобрали, обыскали сумку, наговорили оскорблений в адрес выходцев с Кавказа и заперли в камеру, но вскоре выпустили без паспорта.

Документ вернули только на следующий день, причем - никаких записей в журнале о задержании и проверке не обнаружено.

Никого не оказалось и в вестибюле областной администрации, куда в назначенное время пришли представители Нижегородского общества прав человека Станислав Дмитриевский и Сергей Шемоволос.

По мнению нижегородских правозащитников, как говорится в распространенном ими пресс-релизе, провокации в отношении Алмас Челоян имеют своей целью запугать активистку, участвующую в общественном движении относительно недавно и не имеющую достаточного опыта защиты своих прав в подобных ситуациях.

Илья Дадашидзе:

Томский ОМОН проводит учения. Заключенные вскрывают вены. С подробностями - Николай Погодаев.

Николай Погодаев:

Региональная комиссия по правам человека в Томске, которую возглавляет Борис Крендель, инициировала рассмотрение инцидента, произошедшего 6 июля в Томской колонии строгого режима номер четыре.

Правозащитники подали в областную прокуратуру заявление о том, что в ШИЗО зоны с особой жестокостью были избиты несколько десятков заключенных, четырнадцать человек из них после этого, в знак протеста, вскрыли себе вены.

Управление исполнения наказаний, не отрицая самого факта инцидента, иначе трактует его причины и масштабы. По словам руководства колонии, в ней проводились плановые учения, отрабатывались действия личного состава по пресечению массовых беспорядков в местах лишения свободы. Кроме охранников, в них было задействовано около восьмидесяти заключенных, содержащихся в помещениях камерного типа ШИЗО.

"Действительно, - говорят руководители колонии, - кое-кто из осужденных мог пострадать, так как им пришлось быстро бежать в темноте. Резиновые дубинки были применены в отношении семи человек, отказавшихся покинуть камеры. Два человека, чтобы не участвовать в учениях, вскрыли себе вены". Таково объяснение администрации колонии.

Томские правозащитники, чтобы придать делу ход, обратились в местные средства массовой информации, что, безусловно, придало ситуации дополнительный резонанс.

Заместитель прокурора области Владимир Медюха в тот же день подтвердил получение заявления комиссии по правам человека о происшествии в колонии и заверил, что прокуратура будет заниматься этим делом.

В ходе расследования, надо полагать, будут учтены и те официальные заявления, которые поступили от заключенных по данному инциденту. Руководство колонии принимает меры для улаживания конфликта.

Внимание томской региональной Комиссии по правам человека к данной ситуации не случайно. Борис Крендель и его помощники давно работают над нормализацией ситуации в местах лишения свободы. Их усилия поддержаны грантом Фонд Сороса. В рамках договора, который заключен между Управлением исполнения наказаний и региональной Комиссией по правам человека, ведется постоянная работа по гуманизации отношений в томских колониях.

Илья Дадашидзе:

Митинг протеста власти Минеральных вод разрешили, но проведению его воспрепятствовали. Рассказывает Лада Леденева.

Лада Леденева:

Полтора месяца назад в Минеральных водах, при проведении специальной операции, сотрудники регионального Управления по борьбе с организованной преступностью применили огнестрельное оружие. В результате, один человек погиб, а двое были ранены. По данному факту краевой прокуратурой возбуждено уголовное дело по статье 108, части 2, "Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление". Ведется следствие. Однако часть местных жителей считает, что следствие ведется необъективно.

В минувшие выходные в Минеральных водах разразился конфликт между родственниками погибшего и органами межрайонной прокуратуры. В центре города собралась группа людей, чтобы выразить свой протест против незаконных, на их взгляд, действий прокуратуры.

Инициаторы митинга в установленные сроки получили разрешение на проведение. Изначально акция должна была пройти у Дома культуры железнодорожников, однако городская прокуратура посчитала, что таким образом будет оказано давление на следствие, и - запретила.

Тем не менее, в назначенное время люди стали все же собираться у Дома культуры. Среди пришедших были близкие родственники погибшего юноши. Как рассказал собравшимся его отец, Валериан Попов, он хотел бы только одного: чтобы все люди знали правду.

Участники митинга считают, что следствие ведется необъективно, и, вероятно, виновные так и не будут наказаны.

Участник митинга:

Почему же, интересно, не разрешили митинг? Это ведь не справедливо. А как же свобода слова, свобода собраний? Что же, выходит, что люди совершенно бесправны? Убили человека, и так пусть и будет?

Сейчас любого человека могут задержать, избить, и даже убить.

Лада Леденева:

Согласно распоряжению прокурора города, митинг так и не состоялся. Однако было принято решение перейти к зданию городской администрации и высказать свои требования местной исполнительной власти.

К пикетирующим вышли глава города Станислав Липеров и глава государственной территориальной администрации Михаил Чукавин.

Михаил Чукавин:

Все понятно. Тут никуда не денешься, потому что вроде как усматривается давление на следствие.

Лада Леденева:

Так охарактеризовал ситуацию Михаил Чукавин.

Стоит напомнить, что конфликт по данному поводу затянулся на полтора месяца и обостряется уже не впервые.

Илья Дадашидзе:

Барнаульский студент начинает - и выигрывает. Тысячу рублей. За причинение морального ущерба. Слово Олегу Купчинскому.

Олег Купчинский:

Барнаульский студент Юрий Еремеев, по решению суда, получает тысячу рублей в качестве компенсации за моральный ущерб за незаконное исключение из университета.

Впервые барнаульский студент пошел против администрации своего вуза.

Юрий Еремеев учился в Алтайском государственном техническом университете, при этом активно занимался политикой. На выборах депутатов Госдумы работал в штабе кандидата от Союза правых сил. Кроме того, Юрий создал независимый профсоюз студентов университета, в противовес уже существующему. Он учился на "отлично" и получал стипендию ученого совета факультета.

Однако сразу после образования независимого профсоюза Еремеева исключили за неуспеваемость. Этот парадокс проректор по учебной работе Борис Семкин объяснил тем, что в период сессии Еремеев не выполнил курсовой проект и имел задолженности по четырем экзаменам. Цитирую: "Отчисление студентов - это обычная практика. После каждой сессии мы отчисляем не менее двух сотен человек. И становится страшно, когда думаешь, что все исключенные пойдут в суд", - конец цитаты.

Однако Еремееву страшно не стало, и он, понимая свою правоту, подал заявление в прокуратуру города Барнаула. Прокуратура пришла к выводу, что руководство университета нарушило сразу два федеральных закона - о профессиональных союзах и о высшем образовании. Кроме того, ректорат нарушил принятый им же устав университета. Там сказано, что студента во время болезни исключать нельзя. А, кроме того, Еремеев, как председатель независимого профсоюза студентов, не может быть исключен вообще.

По предписанию прокурора города Барнаула, Еремеева вынуждены были восстановить. Но не прошло и полгода, как его снова исключили из вуза, опять за неуспеваемость и с нарушением тех же законов.

Юрий обратился с иском в суд, требуя восстановления и компенсации морального ущерба. Суд присудил выплатить Еремееву одну тысячу рублей. Что же касается восстановления, то пока суд приостановил рассмотрение этого вопроса.

Юрий Еремеев считает, что он добивается не только решения своей личной проблемы, но и создает прецедент цивилизованного отстаивания студентом своих прав. Цитирую: "Барнаульские студенты стараются не конфликтовать с администрациями вузов и идут на любые уступки. Плата за общежитие в пять раз выше положенной по закону - все равно молча платят. Вводятся все новые расценки за обучение и пересдачу экзаменов - тоже молчат, не говоря уже о том, что абитуриенты абсолютно бесправны. Эти вопросы надо спокойно обсуждать и решать, а не замалчивать", - конец цитаты.

Юрий намерен добиться своего восстановления в вузе. Он стремится получить диплом специалиста по автоматизированным производствам. Еремеев считает, что администрация вуза должна сотрудничать с независимым профсоюзом студентов и работать во благо студентов, а не сводить под разными предлогами с ними счеты.

Илья Дадашидзе:

Выходя на волю, заключенные оренбургского лагеря строгого режима не зарекаются от тюрьмы. Репортаж Татьяны Морозовой.

Татьяна Морозова:

Около двух с половиной тысяч заключенных, по документам, могут попасть под амнистию в Оренбургской области. Амнистия официально началась 30 мая, но, поскольку Госдума еще возвращалась к рассмотрению этого вопроса, массового выхода заключенных из мест лишения свободы в Оренбургской области не было.

"Отпускаем, в основном, больных и инвалидов", - признался начальник учреждения ЮК-25\8, колонии строгого режима, полковник Павел Меркулов. В этой колонии - две с половиной тысячи заключенных. Попадает под амнистию - четыреста сорок. Пока на волю ушли шестьдесят шесть, и на двоих уже пришли запросы из Оренбурга и Бузулука. Они попались на кражах и вновь привлекаются к уголовной ответственности.

"И это только начало, - утверждает полковник Павел Меркулов. - Сейчас лето, тепло. А вот осень придет - их будет гораздо больше".

Павел Меркулов:

Были амнистии, проходила амнистия 1986 года. Очень много осужденных освободились, но порядка... где-то месяца два-три проходило - они возвращались все, по новым статьям, за совершение новых преступлений.

Если посмотреть вокруг, у нас здесь все... заводы все стоят, все производства свернуты. Откуда он пришел? Мы его туда не можем направить. Деваться ему некуда. Он идет, куда... сразу прямо возвращается назад, в места лишения свободы.

Некоторые попадают специально. Здесь он знает, что здесь три раза горячее питание, значит... медицинское обслуживание. Некоторые даже отказываются выходить отсюда, из колонии, ввиду того, что говорят: "Куда мне идти?"

Татьяна Морозова:

Амнистированный Александр Савин возвращаться обратно в колонию сейчас не собирается, но и от тюрьмы не зарекается.

Александр Савин:

Так-то меня никто не ждет там. Надеяться не на чего. Ну, надеюсь, без работы, конечно, не останусь.

Татьяна Морозова:

Ситуация может возникнуть всякая. Готовы ли вы к ней?

Александр Савин:

Так-то готов. От тюрьмы, конечно... у нас каждый третий или каждый четвертый, по статистике.

Татьяна Морозова:

А вы попали сюда за что?

Александр Савин:

За убийство.

Татьяна Морозова:

Юрий Кондратьев был осужден за грабеж. Работал скотником в колхозе и, по старой крестьянской привычке, говорит о себе во множественном числе - "мы".

Юрий Кондратьев:

Планы многие... Ну, как получится. Постараемся, чтобы вообще не вернуться. Работу мы всегда найдем.

Татьяна Морозова:

Вы придете в совсем другой мир.

Юрий Кондратьев:

Ну, трудности у нас у всех бывают. Ну, а мы не стараемся пока назад возвращаться. А там - как получится. Дома... не знаю - ждут, нет? Слишком большой перерыв.

Татьяна Морозова:

А письма писали?

Юрий Кондратьев:

Писал. Но сейчас, по крайней мере, ответов нет. У меня их не было - ни матери, ни отца. Я детдомовский.

Татьяна Морозова:

По закону, при выходе из мест лишения свободы государство должно обеспечить бывшему заключенному проезд до места жительства и дать деньги, на которые можно было бы прожить первое время. Пока в Оренбургское управление исполнения наказаний на эти цели из государственного бюджета не перечислено ни копейки.

Начальник учреждения ЮК-25/8 выходит из положения, привлекая собственные, заработанные заключенными на подсобных производствах, средства. Но их мало.

"Нас душат налоги. Платим на милицию, платим на пожарную охрану, на этот фонд "Правопорядок". Хотя бы та копейка... она пошла уже не ко мне в карман, а пошла, допустим, тому же осужденному. Чтобы могли ему купить продукты питания, закупить ему медикаменты. Заполоняет колонию туберкулез, заполоняют уже больные СПИДом. Приходят они все обессиленные..."

Татьяна Морозова:

Сократить налоги для учреждений исполнения наказаний можно и на областном уровне. Письма об этом руководство учреждения отправляло на все уровни местной власти, вплоть до Законодательного собрания области, но безрезультатно. Колонии, в которых, в целом по Оренбургской области, находится сейчас 18 500 человек, превращаются в мину замедленного действия. В свое время из них выйдут, без рубля в кармане, люди, не привыкшие долго думать.

Очень откровенно об этом сказал Виктор (фамилию он называть не захотел), также освобождающийся по амнистии.

Виктор:

Если взять, то 95 процентов всех преступлений имеют социальные корни. Выходя отсюда, мы не имеем ничего. Больше "трешки" если сидишь, то обязательно что-нибудь потеряно. Потеряны связи с семьей, потеряны связи с женой, в основном. У каждого заключенного есть свое... И он не пойдет просить. Он возьмет у государства, что бы там не поделили. Ну, а насчет работы... кто хочет - тот работает.

Татьяна Морозова:

Вы уверены, что вы не попадете больше сюда?

Виктор:

Хватит уже, по-моему, умирать. На волю надо.

Татьяна Морозова:

Никто не хочет возвращаться в колонии, но верно сказал полковник Меркулов: "Цыплят по осени сосчитаем".

Илья Дадашидзе:

Свобода творчества чревата халтурой, - убеждены власти Костромской области. С подробностями - Михаил Тукмачев.

Михаил Тукмачев:

Давление со стороны областной администрации ощущают на себе практически все журналисты Костромы. Чуть более года назад была закрыта независимая телекомпания "Супер-ТВ", вещавшая на Шаринский район Костромской области, а затем еще и костромской информационный телеканал был фактически передан областной телекомпании "Русь". Ее коммерческие интересы совпадают с интересами губернатора Костромской области Виктора Шершунова.

Сейчас предпринимаются все попытки подмять под себя даже федеральные средства массовой информации, работающие на территории Костромы.

В моих руках документ, который доказывает, что власти не только не уважают местную и даже государственную прессу, но и пытаются использовать ее вопреки закрепленной Конституцией России свободе слова. Это аналитическая записка департамента по делам средств массовой информации администрации Костромской области, или, как его еще называют в народе, "департамент правды". В ней некий чиновник размышляет о профессионализме, умственных способностях и политическом ангажементе журналистов Костромы.

Речь идет, в основном, о сотрудниках костромской государственной телерадиокомпании, входящей в холдинг ВГТРК. Те из них, кто работает в информационных программах, обвиняются в том, что продались мэру Костромы Борису Коробову и другим возможным соперникам действующего губернатора Виктора Шершунова.

О радиопередаче "День за днем" Николая Бобыря департамент пишет, что в ней, цитирую, "регулярно проводится, причем весьма профессионально, политика определенного заказчика", - конец цитаты. На самом деле Бобырь рассказывает о проблемах города Костромы и не использует материалов о жизни области.

А вот еще фрагмент: "Явная ангажированность объясняет отсутствие сколь-нибудь аналитической оценки фактов", - это уже о теленовостях костромской ГТРК.

Помимо подобных обвинений в продажности, в документах "департамента правды" Костромской области содержатся сентенции, призванные морально сломить журналистов. Автор записки, неизвестный костромской чиновник, использует в отношении теле- и радиокорреспондентов эпитеты типа: "заурядное фрондерство", "невнятность", "мазохизм", "не отягощенные интеллектом".

Подобные перлы с большой натяжкой допустимы и во внутренних документах. Но дело в том, что аналитическая записка была передана журналистам, о которых и написана. Скорее всего, это сделано намеренно, с целью оскорбить сотрудников костромской ГТРК, указать им на место и разъяснить, что областные власти четко следят за теми, кто игнорирует губернатора Виктора Шершунова в своих материалах.

Департамент, которым всего несколько месяцев руководит бывшая журналистка той же ГТРК "Кострома" Лариса Сбитнева, считает неприятие достоинств костромского губернатора непрофессиональным, а свободу слова и авторскую самобытность называет причиной плохой работы. Так и написано: "Свобода творчества оборачивается халтурой".

Илья Дадашидзе:

Диабетики Мордовии остались без инсулина. Из Саранска - Игорь Телин.

Игорь Телин:

"Власти не хотят участвовать в решении наших проблем", - таково мнение больных сахарным диабетом, живущих в Мордовии. Республика переживет сейчас самый сильный за всю постсоветскую историю кризис в обеспечении инсулином и другими медицинскими препаратами. Причина кризиса не нова - отсутствие финансовых средств. И, несмотря на то, что в бюджет Мордовии заложены большие суммы на реализацию республиканской программы помощи больным диабетом, реального поступления денег нет.

Рассказывает руководитель Саранского диабетического общества Нина Рузанова.

Нина Рузанова:

Нам в месяц нужно где-то... порядка полутора миллионов рублей, чтобы наши диабетики жили сносно, нормальной жизнью, не боясь того, что завтра им нечем колоться и что их ждет, не известно. У нас вот за вот... пять месяцев уже прошло, да? то есть, где-то порядка семи с половиной должно быть выделено... средств, - у нас миллиона еще не выделено

Игорь Телин:

В Мордовии одиннадцать с половиной тысяч больных сахарным диабетом, из них полторы тысячи инсулинозависимых, сто сорок детей. И если раньше именно детей обеспечивали необходимым в первую очередь, то в мае этого года денег на инсулин и лекарства не было уже и для детей.

Жительница:

Я была в отделении детской больницы, где постоянно у нас ребенок лежит... туда мы ходили. Мне дали лекарство короткого действия, мы колем - и короткого, и... длинного. Длинного мне не дали совсем, а короткого - мне нечем колоть - осталось всего две ампулки. Ну, это невыносимо... Дальше - не знаю...

Игорь Телин:

Чиновники республиканского Министерства здравоохранения от комментариев по поводу сложившейся ситуации отказались. Сказать нечего. Денег нет. Отказался от встречи с членами диабетического общества министр здравоохранения Мордовии Рафаэл Аширов. Инициативная группа больных диабетом хотела организовать встречу за круглым столом с теми чиновниками республиканского уровня, кто может решить проблему выделения средств, но также получили отказ.

В последнее время власти Мордовии ведут активную кампанию по созданию образа благополучной республики. Успешно идет сбор налогов, пополняется бюджет, Мордовия выходит в лидеры по инвестиционной привлекательности.

Как недавно узнала руководитель диабетического общества Нина Рузанова, официально в Москву отправляется информация об успешной реализации в республике программы помощи больным сахарным диабетом, о выделении для этого необходимых средств.

На бумаге, в Саранске действует три школы диабета, где учат, как правильно питаться, делать уколы, и так далее. На деле же таких школ нет вообще. По словам Нины Рузановой, с каждым месяцем диабетикам и их организации становится труднее находить общий язык с официальными властями.

Нина Рузанова:

Мы... с нашим правительством, как говорится.... без конца их бомбардируем, но ведь мы их заставляем делать то, что они должны делать по закону. Ведь у нас сейчас даже дети на голодном пайке, не говоря уже о взрослом населении. Вот как можно такое допустить?

Я говорю... мы пытаемся как-то найти выходы, помочь нашему правительству решить какие-то проблемы... то есть, с инофирмами контактируем, ищем у них помощь. Нам у них легче... легче их уговорить, легче вот как-то... выбить у них помощь, чем у нашего руководства. Чем они вообще вот... Я не знаю, думают ли они о чем-либо, или не думают.

Что ведь вот уже в 1999 году у нас шестьсот семнадцать диабетиков умерло. И ведь это умерло только почему? Что они не получают должного лечения. Это же все.... инсульт, инфаркт - это же все связано... потому что наши диабетики не имеют того образа жизни, какой должен... должны они получать, и какие вообще имеют условия жизни за границей.

То есть, у нас нет ничего того, что они должны иметь.

Игорь Телин:

Заграничный образ жизни больных сахарным диабетом, конечно же, идеал. Но и в России можно найти немало положительных примеров. Соседняя Нижегородская область. Как известно, там нет проблем с обеспечением больных инсулином и другими препаратами. Другая территория - другие власти.

Илья Дадашидзе:

Плохо быть католиком в Иркутске. Слово Виталию Камышеву.

Виталий Камышев:

В Иркутске в последнее время разгорелось сразу несколько конфликтов, связанных с политикой местных властей по отношению к религиозным конфессиям, которые не наделены статусом, так сказать, официально.

Руководитель общины "Сибирский христианский благотворительный центр" Яков Бухаров обратился недавно в Октябрьский районный суд города Иркутска с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. Ответчики - издатели справочника "Иркутские религиозные объединения". В этом справочнике, в частности, рассказывается о ряде западных религиозных организаций, причем, авторы утверждают, что эти организации занимаются растлением малолетних. Но здесь же указан точный домашний адрес и номер телефона Бухарова. В результате, его жизнь превратилась в настоящую пытку. Ему постоянно звонят неизвестные, оскорбляя и угрожая расправой.

В этом же издании католики называются нехристианами, и авторы говорят о, цитирую, "особых отношениях католицизма с иудаизмом", а также обвиняют католиков в том, что те, еще одна цитата, "закладывают бомбу под будущее России".

Справочник вышел в серии "Иркутск. Хроника событий. Документы. Социальные технологии", учрежденной Иркутским региональным институтом социальных инициатив. Главным редактором всей серии назван Фарид Арсланов, сотрудник Комитета по связям с общественностью иркутской областной администрации. А по вопросам доставки, подписки, и иным, как сказано в издании, предложено обращаться напрямую к председателю этого комитета Александру Васильеву, не последнему человеку в администрации губернатора Говорина.

Во введении к справочнику упомянуты и источники, использованные при подготовке: Управление юстиции областной администрации и особо - данные, представленные депутатом городской Думы Иркутска Михаилом Корневым. Именно Корнев, собственно, и является автором справочника.

И, наконец, последнее. Книга издана при финансовой поддержке администрации Иркутска.

Еще один скандальный факт последнего времени - созданное при старообрядческой общине Иркутска первое в истории города вероисповедальное кладбище было у общины местными властями отобрано и передано коммерческому предприятию - водочному заводу "Кедр". В связи с этим, с заявлением к губернатору и в средства массовой информации обратились члены городского общества ветеранов военной службы.

В контексте этих событий, вызывающих у иркутской общественности чувство недоумения, атмосферу межконфессиональных отношений в многонациональном и поликультурном регионе, Восточной Сибири, трудно назвать нормальной, а политику властей - умиротворяющей.

Илья Дадашидзе:

Нужны ли льготы для инвалидов, занимающихся бизнесом? Чукотские законодатели не один год старались обойти этот вопрос. Рассказывает Евгений Рожков.

Евгений Рожков:

История эта банальна, но и примечательна тем, что показывает, как субъективно и вольготно трактуют местные законодатели федеральные законы. Алексей Смирнов, предприниматель и владелец магазина "Микрон", как инвалид с детства, имел ряд льгот в налогообложении. В конце прошлого года Дума Чукотки принимает закон о введении единого налога на вмененный доход для определенных видов деятельности, по которому все льготы были отменены.

Алексей Смирнов обратился в Думу Чукотки с заявлением о нарушении его конституционных прав. Однако местные законодатели отреагировали довольно своеобразно. Мол, если Дума законодательно закрепит льготы в налогообложении для инвалидов, то неизбежно последует обращение других категорий льготников: чернобыльцев, ветеранов войны.

Тогда предприниматель Алексей Смирнов обратился в Анадырьский городской суд. Но и суд оставил заявление предпринимателя без удовлетворения. Правда, суд согласился с тем, что закон, принятый Думой Чукотки, имеет некоторые морально-правовые недоработки.

Предпринимателя в его законных требованиях поддержал региональный Союз предпринимателей Чукотки. Жаловаться Алексею Смирнову в более высокие инстанции не пришлось. Местные законодатели, почувствовав перемены в стране, в срочном порядке внесли дополнение в упомянутый закон о введении единого налога. Статья пятая (прим.) теперь так и звучит: "Льготы по уплате единого налога". В ней говорится, что при исчислении единого налога на вмененный доход на очередной налоговый период сумма единого налога уменьшается на пятьдесят процентов у следующей категорий предпринимателей. В пункте "б" обозначено, цитирую: "инвалидов с детства, а также инвалидов первой и второй группы".

Правда восторжествовала, но к этому времени сам Алексей Смирнов продал свой магазин. "Налоговые поборы, постоянные проверки замучили усложнилась транспортная схема", - пояснил он. Но предпринимательства Алексей Смирнов не бросает. Ищет новое дело.

Илья Дадашидзе:

Екатеринбургский РУБОП нарушает федеральный закон о содержании подследственных под стражей, - считает член Свердловской областной коллегии адвокатов Андрей Митин. Слово Сергею Кузнецову.

Сергей Кузнецов:

В конце июня Камышловский городской суд Свердловской области отказал адвокату областной коллегии адвокатов Андрею Митину изменить меру пресечения его подзащитному, тридцатилетнему екатеринбургскому бизнесмену, уже более полугода находящемуся под арестом.

Характерно, что с момента возбуждения уголовного дела в 1997 году обвиняемый уже дважды освобождался из-под стражи, по решению районного суда Екатеринбурга. Однако на этот раз сотрудники регионального управления по борьбе с организованной преступностью избрали совершенно новую тактику. Накануне первого заседания суда по изменению меры пресечения обвиняемый был неожиданно переведен из следственного изолятора Екатеринбурга в закрытый город Новоуральск, что сделало невозможным рассмотрение этого дела.

Через месяц - опять же неожиданно для адвоката Митина - его подопечный был переведен в еще более удаленный от Екатеринбурга город Нижний Тагил. Затем, после многочисленных жалоб адвоката Митина, обвиняемый был ненадолго возвращен в Екатеринбург, после чего, опять же, за несколько дней до очередного рассмотрения жалобы в Верхесецком районном суде, был вывезен в один из отдаленных городов области, где, в конечном итоге, и состоялось слушание дела об изменении меры пресечения.

Сам адвокат Митин считает данные действия следователей РУБОПа грубейшим нарушением федерального закона о содержании под стражей.

Андрей Митин:

В Камышлове на это дело всем наплевать. Оно там никогда не будет рассматриваться. Там он человек чужой. Они это дело не знают. Ну, уж чего там... если приходят и говорят: "Да пусть он сидит". А здесь, извините меня, знают, больше осведомлены. Они знают цену делам, которые РУБОП наш выпускает, эту продукцию. Они очень скептически настроены... так... достаточно. Это все же накладывает отпечаток на рассмотрение дела. А в Камышлове этого нет.

Вот почему я и настаиваю. Я хочу реализовать свое право. во-первых, рассмотреть дело, во-вторых, тем судом, к подсудности которого относится, и там...по месту содержания, которое указано.

Сергей Кузнецов:

Подобные действия, по мнению адвоката Митина, не являются каким-то исключением в деятельности следственных органов, а носят достаточно широкомасштабный характер, о чем свидетельствуют многочисленные повторные аресты по дополнительным обвинениям сразу же после решения судов об изменении меры пресечения.

Андрей Митин:

Они нашли возможность бороться с судом. А зачем бороться с судом? Если у вас к человеку есть претензия, дайте все обвинение, чтобы я был готов и мог защищаться, а не темните.

Скажем, вы четыре эпизода держите у себя в запасе. Показываете один для суда. Почему? "Суд выпустил - мы еще один добавим. Суд выпустил - мы еще один... Суд вы... мы еще один добавили". Вот с этим надо бороться-то.

Серей Кузнецов:

Точно так же следователь использует все свои возможности для предъявления обвинения в совершении более тяжелого и опасного для общества преступления, что затем и является основанием для помещения задержанного в камеру следственного изолятора.

Андрей Митин:

Выходит так: если я недобросовестный следователь, но хочу... чтобы человека держать, я выдумаю, что он организовал, там... преступную группу. Или там, где есть банальный, скажем, грабеж, я напишу, что - "разбой". Суд разберется, конечно. Пройдет год-два, суд разберется. Но при грабеже - там, где нет насилия, там можно, скажем... не арестовывать, а при разбое...

Там, где... скажем, просто преступная группа, я напишу "организованная преступная группа" - квалифицирующий признак, отягчающий ответственность. Значит, наказание иное. Они так и делают.

Сергей Кузнецов:

Считает адвокат Свердловской областной коллегии адвокатов Андрей Митин.

По мнению правозащитников, новая практика в деятельности правоохранительных органов, в особенности - отделов и управлений по борьбе с организованной преступностью, свидетельствует, прежде всего, о низкой квалификации самих следователей, которым выгодно и удобно, не проводя практически никаких следственных действий, месяцами и даже годами держать человека в тюрьме, где невыносимые условия содержания становятся дополнительным средством воздействия на арестованного и заставляют его все более охотно давать необходимые следствию показания.

Кроме того, как свидетельствует новейшая адвокатская практика, в случае ареста достаточно богатого бизнесмена и коммерсанта, есть еще один стимул подольше держать его за решеткой. Это возможность передать на время следствия все его арестованное имущество, недвижимость, и даже коммерческие предприятия в руки других бизнесменов... среди которых, как отмечают, чрезвычайно высок процент бывших сотрудников милиции, прокуратуры, РУБОПа и ФСБ.

XS
SM
MD
LG