Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Еще раз о злоупотреблениях в психиатрии.
- Западная печать о правах человека и свободе слова.
- Правозащитные новости недели.
- Турки-месхетинцы. Жизнь "на птичьих правах".
Мурад Чухадзе:

Мы считали себя гражданами СССР и остались гражданами России. Мы переехали в 1989 году, а в 1992 году, 6 февраля, приняли гражданство по Российской Федерации. Мы есть граждане Российской Федерации, только надо признать. А вот нас...ну, не признают.

Илья Дадашидзе:

Письма с жалобами на нарушение закона об оказании психиатрической помощи приходят в передачу "Человек имеет право" едва ли не из всех регионов России, однако большинство из них поступает из Санкт-Петербурга. В начале года в одной из наших программ мы уже знакомили слушателей с репортажем нашего петербургского корреспондента Виктора Резункова о злоупотреблениях психиатрией в северной столице. Сегодня он вновь обращается к этой теме.

Виктор Резунков:

Последние несколько лет петербургские правозащитные организации, такие как "Мемориал", Гражданская комиссия по правам человека, Ассоциация жертв преступлений и другие, неоднократно отмечают многочисленные факты нарушений прав граждан в области психиатрии. По мнению правозащитников, Петербург стал городом психиатрического террора, который осуществляется при полном попустительстве, а иногда и при участии сотрудников прокуратуры и милиции.

Резкие выступления в адрес городской прокуратуры и психиатров в печати вызвали несколько судебных процессов. Одним из обвиняемых оказался известный в Санкт-Петербурге правозащитник, бывший депутат Законодательного собрания, журналист Николай Андрущенко.

Действительно ли так тревожно выглядит ситуация с психиатрическим произволом в Санкт-Петербурге? Слово Николаю Андрущенко.

Николай Андрущенко:

Первое - это полная бесконтрольность деятельности психиатрии со стороны правоохранительных органов. То есть, я не знаю ни одного судебного процесса, где нарушивший даже формально существующий плохой закон о психиатрической помощи и гарантии ее оказания был наказан. И я знаю массу случаев, когда людей совершенно здоровых помещали туда по различным не относящимся к психиатрии параметрам, таким, как завладение жильем, массовое явление в Санкт-Петербурге. Например, в больнице №2, Святого Георгия, на Пряжке, арестован заведующий отделением за участие в убийстве людей с целью завладения жилплощадью. Это - факт.

Второе, что меня настораживает, это масштабы. По сведениям бывшего заместителя начальника скорой психиатрической помощи, кандидата медицинских наук Пшизова Михаила Сергеевича, у нас в год осуществляется до одной тысячи недобровольной госпитализации, в Санкт-Петербурге. До одной тысячи, подчеркиваю. И каждый раз, как правило, если больной не дает... если его не вынуждают дать подписку на согласие на лечение, эта процедура сопровождается судом.

Так вот, на этот суд, вопреки международным нормам и нашему законодательству, пациента приводят под сильнейшим влиянием наркотических веществ, таких как нейролептики и другие, тем же самым лишая его конституционных гарантий на защиту, на состязательность сторон. То есть, суд формально заранее уже обречен на вынесение заведомо неправосудного решения. И, несмотря на обращения "Мемориала", Гражданской комиссии по правам человека, Ассоциации жертв преступлений, ассоциации "Достоинство", Союза избирателей Санкт-Петербурга, вот навскидку только те, с которыми я работаю каждый день, в прокуратуру только в этом году более сотни писем, ни одной реакции.

То есть, реакция есть. "Оснований для мер прокурорского реагирования не имеется", - вот это стандартная фраза, которую любят наши прокуроры.

Мы уже дважды устраивали вот "Сахаровские слушания". На одном из этих слушаний эта тема была основной. Она была одной из тем.

Виктор Резунков:

Преследования Николая Андрущенко со стороны прокуратуры Санкт-Петербурга начались сразу же после целого ряда его разоблачительных статей, помещенных в газете "Новый Петербург". Против автора было возбуждено уголовное дело по факту клеветы в адрес высокопоставленных чиновников из прокуратуры и психиатрических служб. А в редакции газеты "Новый Петербург" и дома у Николая Андрущенко были проведены обыски. Причем, во время обыска в офисе газеты "Новый Петербург" следователи отказались впустить в помещение редакции директора газеты Алевтину Агееву, готовую дать показания по сути дела, и адвоката газеты Бориса Мельника.

Сотрудники прокуратуры, нарушая процессуальные нормы, отказались предоставить директору газеты документы, подтверждающие законность проведения обыска.

Обыск же в квартире правозащитника Николая Андрущенко, обвиняемого в клевете на руководителей прокуратуры и психиатрической службы Петербурга, проводился вообще в ночное время, причем, адвоката к Николаю Андрущенко так и не допустили.

Все статьи, опубликованные в газете "Новый Петербург", был основаны на многочисленных письмах граждан, незаконно помещенных в психиатрические больницы.

Николай Андрущенко:

Когда я вот занялся расследованием злоупотреблений в психиатрии, через это вышел на полную солидарность с преступлениями в психиатрии как наших судов, так и нашей прокуратуры, понял, что это единая система, которая действует, как отлаженный механизм. Когда вот эта тематика началась, я просто узнал абсолютно четко, почему мой телефон стал прослушиваться, как и раньше, когда я был депутатом. Во-вторых, я вот почувствовал попытки прокуратуры, как городской, так и вновь возникшей вот Северо-Западной, подловить меня на любой мелочи. Потому что меня просто ... вот есть порядочные люди в прокуратуре, предупредили: "Ловят, будь бдителен, так, чтобы ни к одному слову нельзя было придраться, в смысле клеветы. Проверяй каждую запятую".

И я вот считаю, что это - чисто финансовые интересы. Это произошло... то есть, психиатрия коммерциализировалась, и обслуживает либо финансовые интересы, я знаю случаи устранения с помощью признания недееспособным бизнесменов, которые мешают другим финансовым группам. И самая большая ниша, пожалуй, это сейчас завладение чужой жилплощадью. Я уже упомянул арестованного на Пряжке завотделением номер 5, это одно из звеньев большой цепи. В среднем, в год, по нашим данным, завладевает вот таким способом примерно 1200-1500 квартир, квартир и комнат.

Находится одинокий, либо престарелый либо "бомжового", скажем, типа человек, на которого тут же находится компромат от подготовленных соседей, техника или участкового, его уводят под любым благовидным предлогом на Пряжку, в Скворцово, Степаново, и так далее, признают недееспособным и отправляют в психоневрологический интернат на Смольного, 4.

А по распоряжению, которое в свое время издал Анатолий Александрович Собчак, освободившаяся жилплощадь поступает в распоряжение органов опеки. А в органы опеки входит, в том числе, старшая медсестра каждого психоневрологического диспансера по опеке. Это большой рынок жилья.

Виктор Резунков:

Сейчас правозащитники Петербурга ждут суда над Николаем Андрущенко. Этот процесс, похоже, уже выходит за рамки просто гражданского разбирательства по факту клеветы и становится политическим.

Николай Андрущенко:

Сейчас я и правозащитники из "Мемориала" видим в этом процессе возможность первый раз, раз они его затеяли, вытащить сюда всех потерпевших, и превратить этот процесс над самими психиатрами и над прокурорами, которые фальсифицировали это дело.

Виктор Резунков:

Заявляет известный петербургский правозащитник, журналист Николай Андрущенко.

Илья Дадашидзе:

Беседу Виктора Резункова с Николаем Андрущенко мы попросили прокомментировать заслуженного юриста Российской Федерации Сергея Пашина.

Сергей Пашин:

Использование методов психиатрического контроля для репрессий это то, что, казалось бы, мы давно и прочно уже забыли, похоронили, оставили в прошлом. Но, тем не менее, есть сведения, что методы психиатрического освидетельствования, помещения в стационар в недобровольном порядке используются в других целях. Корреспондент утверждает, что - в коммерческих. Конечно, его процесс по делу о клевете сможет дать ответ и на вопрос о том, в какой мере справедливы его претензии и претензии людей, интересы которых он представляет.

Мне же сразу бросилось в глаза важное заявление правозащитника. Он говорит о том, что людей, которых предполагается госпитализировать в отсутствие их согласия, принудительно госпитализировать - доставляют к судье. Причем, доставляют их под воздействием психотропных препаратов. То есть, в ситуации, когда они не могут самостоятельно, активно, правильно и разумно защищать свои права.

Закон "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" предполагает, что, если, по мнению врачей, гражданин, о котором решается такой вопрос, не может вести себя адекватно, или же по соображениям безопасности не может быть доставлен в суд, то судья должен выехать в психиатрический стационар и выслушать этого гражданина там. Поэтому использование подобного рода препаратов является существенным нарушением прав человека и фактически предрешает исход процесса.

Очень важно также подчеркнуть, что постановка психиатрических диагнозов - согласно тому же закону - и использование всякого рода мер медицинских по отношению к людям, в отношении которых есть основания полагать, что они психически больны, не допускается только лишь по мотивам их несогласия с существующим строем, активной защиты их прав, обращений в правоохранительные органы или в средства массовой информации. Речь может идти только о постановке медицинского психиатрического диагноза, когда лечение, в том числе и помещение в психиатрический стационар необходимо для того, чтобы состояние здоровья серьезно не ухудшилось пациента, или же чтобы он не причинил вред себе и окружающим лицам. Социальная активность это не повод для применения каких бы то ни было психиатрических методов.

Очень важно подчеркнуть, что человек, даже помещенный в психиатрический стационар, имеет, согласно закону, право жаловаться. И - обжаловать не только меры, связанные с помещением в психиатрический стационар, но и те меры, которые применяют психиатры для его лечения, когда они стесняют его свободу, нарушают, по его мнению, его права. Такой гражданин, независимо от характера диагноза, который установлен, может обратиться в суд на общих основаниях, причем не только через адвоката, но и непосредственно.

Те заявления, в том числе и исковые заявления, и жалобы, которые направляются в прокуратуру, в суд, не подлежат цензуре и должны быть препровождены адресату без всякого рода вычеркиваний, помарок, не могут быть задержаны администраций лечебного учреждения.

В случае если человек, помещенный в психиатрический стационар, обратился с исковым заявлением в суд, оно рассматривается в общем порядке, то есть, так же, как рассматриваются заявления любых других граждан.

Илья Дадашидзе:

В своем комментарии Сергей Пашин говорил о том, как все должно происходить с точки зрения закона, что называется "в идеале".

О том, как все происходит на самом деле, можно судить по случившемуся с редактором еженедельной газеты "Буревестник Кубани" шестидесятивосьмилетним Владимиром Гусевым, журналистом леворадикальных убеждений, на которого в настоящее время заведено уголовное дело за оскорбительные высказывания в адрес Владимира Путина в период предвыборной кампании. Помимо этого, Гусев уже не первый год находится в оппозиции к мэру Краснодара Валерию Самойленко, который на каждую публикацию "Буревестника Кубани" о себе реагирует одним и тем же образом - подает на Гусева в суд. В настоящее время Гусев насильственно помещен в краевую психиатрическую больницу. Его ожидает медэкспертиза.

О том, как происходила госпитализация журналиста, рассказывает наш краснодарский корреспондент Иван Петров.

Иван Петров:

19 октября рано утром в квартире редактора "Буревестника Кубани" погас свет. Когда Гусев вышел в коридор проверить пробки, на него накинулись двое неизвестных в штатском и прямо в пижаме уволокли из подъезда. Испуганная жена вызвала милицию, и в городе был введен план "Перехват". Искали белые "Жигули", на которых и был увезен Гусев.

А тем временем Гусева привезли в краевую прокуратуру, и следователь Савченко предъявил редактору обвинение в клевете в адрес действующего президента. Импульсивный Гусев стал громко возмущаться действиями прокуратуры и требовать адвоката. Следователь Савченко, посчитав подобное поведение обвиняемого нездоровым, дал устное распоряжение, и Гусева те же неизвестные на белых "Жигулях" отвезли в психиатрическую краевую больницу.

Здесь его уже ждали медики, и когда Владимир Гусев потребовал предъявить документ, на основании чего он доставлен в больницу, его связали без всяких объяснений. Впрочем, перед тем, как отправить шестидесятивосьмилетнего редактора в больницу, следователь Савченко заявил, что, по его мнению, выступать против президента России может только психически нездоровый человек.

В настоящий момент Владимир Гусев находится в краевой психиатрической больнице по адресу г. Краснодар, ул. Красная, 1. По адресу Красная, 3 располагается законодательное собрание края, где депутатом является Виктор Косенко, главврач краевой психиатрической больницы.

По его мнению, направление Гусева в печально известное отделение № 3 его больницы совершенно не противоречит закону, так как имеется санкция прокурора, оформленная, по словам Гусева, задним числом. По словам Косенко, "если экспертиза определит невменяемость Гусева, тогда редактора будут лечить там же, за стенами его больницы, и через несколько месяцев мы наверняка поставим Гусева на ноги" (конец цитаты).

Отправка редактора "Буревестника Кубани", газеты леворадикального направления, на судебно-психиатрическую экспертизу произошла во время регистрации кандидатов на должность мэра города Краснодара. Газеты, контролируемые мэрией Самойленко, вышли с кричащими заголовками "Гусев долетался", "Полет буревестника над гнездом кукушки".

Выборы мэра Краснодара будут очень нелегкими. Местные комментаторы считают, что исключение из предвыборной борьбы газеты "Буревестник Кубани", пользующейся авторитетом у ветеранской части электората, способно добавить действующему мэру несколько процентов голосов. А Владимир Гусев, который до этого никогда не состоял на психиатрическом учете и не жаловался на здоровье, до сих пор находится в изоляторе краевой психиатрической больницы.

Илья Дадашидзе:

О принудительной госпитализации Владимира Гусева в психиатрическую больницу согласно санкции прокурора (который, замечу в скобках, по закону - неправомочен давать подобные санкции) рассказывал наш краснодарский корреспондент Иван Петров.

"Западная печать о правах человека и свободе слова". Обзор Владимира Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

Газета "USA-Today" продолжает публикацию материалов о снижении показателей преступности в Америке. В связи с этим читатели газеты делятся с редакцией своими мнениями.

Вот одно из них, присланное Лаурой Хаммонд, жительницей Портланда, штат Орегон. Цитирую: "То, что уровень насильственных преступлений в США достиг, как написано недавно в вашей газете, самого низкого показателя за последние 22 года, конечно обнадеживает. Однако вы не упоминаете об одном виде насилия, чрезвычайно распространенном в США, а именно о домашнем насилии. С октября в стране проводится месячная кампания за преодоление домашнего насилия. Она поможет признать само наличие проблемы, которая долгое время просто замалчивалась. Согласно исследованиям национального института юстиции, - говорится далее в письме, - насилие против женщин имеет в США преимущественно партнерский оттенок, то есть, его совершают мужья, бывшие мужья или близкие приятели. Справедливость требует отметить, что с 1993 по 1998 год взаимные насильственные преступления между партнерами стали регистрироваться все реже и реже. Тем не менее, одна треть всех убитых в стране женщин - это жертвы насилия именно со стороны настоящих или бывших партнеров. Даже если насилие не приводит к смерти, его последствия являются совершенно губительными для психики. Травмы порой остаются неизлечимыми. Поэтому давайте не упустим шанс и обратим внимание именно на домашнее насилие. Цена, которую платят жертвы такого насилия, слишком велика, чтобы мы могли игнорировать этот вид преступлений", - говорится в письме читательницы, опубликованном в американской газете "USA-Today".

О проблемах обеспечения права на жизнь людям, которые поражены вирусом иммунодефицита человека, говорится в публикации европейского издания американской газеты "Wall Street Journal". Эпидемия СПИДа продолжает распространяться. Только в Африке уже 11 миллионов детей остались сиротами в результате смерти своих родителей от СПИДа. Продвижение заболевания в некоторые азиатские государства и страны бывшего Советского Союза вынуждает медиков принимать стратегию так называемой частичной защиты человека. Газета "Wall Street Journal" пишет, что своевременное выявление заболевания может оказать действенную помощь родителям, которые сумеют еще много лет растить своих детей до достижения теми совершеннолетия.

Однако создание эффективной вакцины по-прежнему остается острейшей проблемой. Исследования и лабораторные испытания ведутся по различным направлениям, активно используются подопытные животные для постановки экспериментов. В Калифорнийском университете в Сан-Диего удалось получить вакцину, действие которой обеспечивает, по мнению некоторых ученых, наиболее надежную защиту от углубления болезни. Вакцина получена из слабеющего, но еще живого вируса иммунодефицита человека и дала очень хорошие результаты при постановке опытов на обезьянах. Но многие ученые считают, что это средство не только способно задержать болезнь, но и наоборот вызвать именно тот результат, против которого она направлена.

Таким образом, защита жизни миллионов людей, ставших жертвами ВИЧ-инфекции, остается одной из самых трудноразрешимых проблем. Это было краткое изложение публикации в европейском издании американской газеты "Wall Street Journal".

Британская газета "Дейли Телеграф" опубликовала материал агентства "Рейтер" на тему о неизбежности наказания за содеянные военные преступления. В материале говорится об усилиях правосудия установить истину в деле Радислава Крыстича, бывшего генерала боснийских сербов, находящегося ныне перед лицом Международного военного трибунала в Гааге.

В июле 1995 года войска боснийских сербов из Дринского корпуса Армии боснийских сербов атаковали город Сребреница, находившийся под защитой международных миротворческих сил ООН. В ходе трагических событий были убиты 7 500 боснийских мужчин и мальчиков. На судебных заседаниях в Гааге расследуется также роль в этой трагедии главнокомандующего войсками боснийских сербов генерала Радко Младича и лидера боснийских сербов Радована Караджича. Вместе с генералом Крыстичем они обвиняются в преступлениях, которые названы "самым ужасающим насилием над гражданским населением в Европе со времен Второй мировой войны". Об этом написала британская газета "Дейли Телеграф".

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова".

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Депутат от Чечни Асланбек Аслаханов призвал Госдуму России обратиться к президенту и правительству с просьбой навести в этой республике настоящий порядок. Выступая на заседании Госдумы, Асланбек Аслаханов подчеркнул, что в Чеченской республике продолжается беспредел со стороны военных структур. Произвольные задержания местных жителей с подбрасыванием им оружия и наркотиков, избиения и пытки в неофициальных тюрьмах стали, по его словам, уже нормой, так же, как и факты мародерства со стороны военнослужащих.

Депутат заявил, что более 10 000 граждан Чечни бесследно исчезли, и подчеркнул, что военное руководство в Чечне выступает против восстановления там судебной системы, а из тридцати двух судей в Чеченской республике Верховный суд утвердил только двенадцать человек. Все это, по мнению Асланбека Аслаханова, позволяет сделать вывод о том, что идет геноцид чеченского народа.

Обязательная временная регистрация нарушает права граждан, считает председатель комитета Госдумы Российской Федерации по законодательству Павел Крашенинников. На сегодняшний день, отметил он, многие регионы устанавливают свои собственные правила, которые, по существу, говорят о разрешительной системе, а не о регистрационной, а это незаконно и неконституционно.

Фракция Союза правых сил Госдумы считает, что отстранение Александра Руцкого накануне голосования на выборах губернатора Курской области является нарушением принципов избирательных прав, гарантированных всем жителям России. В распространенном в Москве заявлении СПС отмечается, что подлинные причины отстранения Руцкого носят сугубо политический характер, и что судебные власти Курской области следовали не требованиям закона, а указаниям федеральных структур. По мнению Союза правых сил, Центральная избирательная комиссия России не обеспечила в полном объеме реализацию прав граждан на свободный и осознанный выбор.

Адвокаты Андрея Бабицкого подали апелляцию в Верховный суд Дагестана в попытке опротестовать обвинительный приговор, вынесенный корреспонденту Радио Свобода. Суд в Махачкале признал Бабицкого виновным в использовании подложного паспорта, но освободил от наказания по амнистии. По словам Генри Резника, адвоката Бабицкого, новое рассмотрение дела начнется не ранее конца ноября.

Американский гражданин Эдмонд Поуп, обвиняемый в шпионаже, 23 октября в Московском городском суде заявил о своей невиновности. Поуп утверждает, что протоколы допросов, с которыми он успел ознакомиться, не соответствуют тому, что он говорил. Адвокат Поупа Павел Астахов заявил, что будет, в частности, настаивать на привлечении дополнительных свидетелей по делу Поупа.

Руководители Российского Еврейского Конгресса и еврейской общины Москвы заявляют, что изъятие документов, проведенное 19 октября правоохранительными органами в московской Хоральной синагоге, незаконно. По словам вице-президента еврейской общины Москвы Павла Фельдблюма, трое сотрудников МВД в штатском без всяких объяснений изъяли пятнадцать финансовых документов еврейской общины. Как заявил Фельдблюм, представителей правоохранительных органов интересовало, каким образом еврейская община расходует деньги, которые получает от своих спонсоров, особенно от группы "Мост".

19 октября нижегородский районный суд приступил к рассмотрению дел сотрудников милиции, обвиняемых в применении пыток при дознании. Потерпевшие, братья Максим и Алексей Потсфировы, утверждают, что следователи при помощи пыток добивались от них признания в ограблении милиционера. По данным нижегородского Общества по правам человека, многочисленные свидетельства о пытках крайне редко передаются в суд.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева.

Одиннадцать лет на территории Краснодарского края живут турки-месхетинцы, живут - без гражданства и тех прав, которыми пользуются граждане Российской Федерации.

Репортаж Владимира Долина.

Владимир Долин:

Одиннадцать лет назад 100 000 турок-месхетинцев после кровавых погромов вынуждены были бежать из Узбекистана в Россию. Это была уже вторая депортация народа. В 1944 году по приказу Сталина турок-месхетинцев выселили из их исконных земель в Грузии. До середины 1950-х годов они жили в Средней Азии на правах спецпоселенцев под присмотром комендантов без права покидать места поселения.

Сегодня их положение на Кубани, где проживает от 12 000 до 20 000 из общего числа беженцев турок, не многим лучше. К тому же, как кажется, сегодня этот народ ожидает третья на протяжение жизни одного поколения депортация. Выселения турок из кубанских станиц требуют казаки.

Месхетинцы, оказавшиеся на территории Краснодарского края, в отличие от своих собратьев в других регионах России, до сих пор не имеют российского гражданства и регистрации по месту жительства. Ссылаясь на краевой закон, власти отказывают месхетинцам в гражданстве и регистрации. В их паспортах ставят печать о временной регистрации, раньше на 45 суток, с этого года - на шесть месяцев. Регистрация платная.

Что это означает в повседневной жизни, рассказывают турки-месхетинцы. Говорит Амиркан Раджабов.

Амиркан Раджабов:

Прописка нет у нас здесь. Казаки не дают жить. Менты) не дают жить. Вот прописка - российский человек. Вот прописка тебе, понимаете? Живи. Вот мои слова. Все.

Владимир Долин:

За пределами населенных пунктов, где они зарегистрированы, турки-месхетинцы в любой момент могут быть задержаны и оштрафованы милицией.

Амиркан Раджабов:

Выйдешь, например, в Краснодар, Новороссийск, Анапу... например. Ну, дорогой район, вот, Краснодарский край. Вот милиционеры, понимаешь... "Давай ваши документы". Регистрация есть у меня, регистрация. Меня поймали, отвезли в отдел. "Почему у тебя регистрация здесь?" Я говорю: "Как - вот - беженец". Ну, взяли сто рублей, двести рублей, ушли.

Владимир Долин:

Отсутствие постоянной регистрации лишает турок-месхетинцев возможности получать пенсии и пособия.

Рассказывает Джалил Мамедов.

Джалил Мамедов:

Наши старики пенсию не получают, ничего не получают. Детские... не получают. Труд землян... А дети не учатся нигде десять лет. Десять лет, считай, мои дети... если был один год, сейчас десять лет. Если десять лет - уже двадцать лет. Он учиться хочет. Нигде не могут учиться.

Владимир Долин:

С Джалилом я беседовал в поле. Несколько семей взяли в аренду заброшенные совхозные поля возле села Варениковка и засеяли их помидорами. Возделывание томатов сегодня - основное занятие турок-месхетинцев в Краснодарском крае. В сезон на полях работают все - от мала до велика. Бывшие врачи, учителя, инженеры, рабочие и хлопкоробы от темна до темна под немилосердным кубанским солнцем обихаживают помидорные кусты. Все - вручную. Денег на технику пока не заработали.

Такая тяга к огородничеству объясняется просто. Без постоянной регистрации по месту жительства на работу по специальности не устроишься. На учебу тоже не поступишь.

Рядом с Джалилом - его сын Джамиль. Парню за двадцать. Пора учиться, но он даже в профтехучилище поступить не может.

Джамиль Мамедов:

Ну, такого места, чтобы там... ну, училище какое-нибудь. Ну, учиться где-нибудь хоть.

Никуда не принимают. Прописка и национальность. И все. Даже вот не принимают. Даже близко не подпускают. И чего я могу сделать? Ничего.

Владимир Долин:

Большинство турок в Краснодарском крае живут в домах, купленных у крымских татар, которые вернулись на родину. Как правило, это старые покосившиеся мазанки. Но власти не регистрируют даже эти сделки по продаже недвижимости. Все по той же причине - отсутствие гражданства у покупателей.

Джалил за десять лет сумел построить дом, но этот дом тоже вне закона.

Джалил Мамедов:

Не оформленный, оформить не можем. Ни прописки нет, ничего нет. Просто вот так живем пока. Придешь - "Прописки нет, не оформим". Если... говорят: "Если хотите прописку, в суд плати". Платить мне нечем.

Владимир Долин:

Неузаконенность постройки означает, что в этот дом нельзя провести газ и электричество, а так же то, что в любой момент власть может потребовать ее сноса.

Джалил недоумевает. Когда турки-месхетинцы в годы Второй мировой войны защищали Кубань в составе кавказских дивизий, ни у кого не возникал вопрос об их гражданстве и регистрации по месту жительства.

Джалил Мамедов:

Наши народы не виноваты. Мы приехали сюда... Какая вина... Когда было военное время, отец был у меня, я его в 73 года похоронил. Он воевал, боец был хороший. Здесь воевал. Здесь знал. Когда воевали вместе - хорошие были.

Владимир Мамедов:

Турки-месхетинцы настаивают на том, что российское гражданство принадлежит им по праву.

Говорит заместитель председателя краснодарского отделения Международного общества турок-месхетинцев Мурад Чухадзе.

Мурад Чухадзе:

Когда переехали сюда, из турок-месхетинцев ни один человек письменно не отказался от гражданства. Мы считали себя гражданами СССР и остались гражданами России. Мы переехали в 1989 году, а в 1992 году, 6 февраля, приняли гражданство по Российской Федерации. Мы есть граждане Российской Федерации, только надо признать. А вот нас...ну, не признают.

Владимир Долин:

Турки-месхетинцы претендуют не только на права, но и на обязанности граждан России.

Мурад Чухадзе:

С 1829 года мы находимся под российским флагом. Это по договору... Андроповскому договору, когда нашу... вот, где мы жили, Асха, там, Ахалкалаки, когда Паскевич, по моему, генерал-полковник, когда он завоевал эти земли, мы остались под флагом Российской Федерации. И с того времени мы служили Российской империи, служили Советскому Союзу, и будем служить Российской Федерации.

А что гражданство будем иметь, и у меня, допустим, лично мои три сына, я бы желал бы, чтобы они служили в Российской армии. Служили честно. У меня отец воевал под Сталинградом. Он освобождал, допустим, от фашистов наш Советский Союз. И так же я хочу, чтобы мои дети служили в Российской армии.

Мы от этого не отказываемся.

Владимир Долин:

Но у краевых властей своя точка зрения на проблему.

Вот что поэтому поводу думает заместитель главы администрации Краснодарского края Николай Харченко.

Николай Харченко:

Турки-месхетинцы, прежде всего, настаивают на возвращении на свою историческую родину, то есть, в Грузию, в Месхетию, откуда они были, как они считают, и мы считаем так, выселены несправедливо. Законно - незаконно, это другой вопрос. Давно это было. Нас не было. Мы не знаем. Но то, что несправедливо, и они добиваются справедливости по отношению к целому народу, возвращения на свою историческую родину.

Мы их в этом поддерживаем. И я думаю, тут другого быть не может.

Что касается их регистрации или прописки (раньше о прописке говорили, теперь - о регистрации в Краснодарском крае), вот этот вопрос посложнее. Поселились они, в основном, в Крымском районе, Абинском районе компактно. Такая традиция, такой уклад жизни у людей. Но нам говорят, что, дескать, не прописывая, не давая им постоянную регистрацию здесь, нарушаются права человека.

Но есть и другая сторона вопроса. Есть права человека, права людей, которые здесь испокон веков проживали. Местное население. Я вот так вот сам... ну, много занимаюсь этим вопросом и искренне сожалею, что так вот получилось со всем народом, трагедия можно сказать. Вот интуитивно чувствую - если бы они расселились по территории края там, где у нас нет такой плотности населения (ну, скажем, Белоглинский там, Кущевский), ничего бы не было. Нормально все, так сказать... Они бы, может быть, и прижились.

Но вот уже десять лет их пребывание показывает, что с местным населением... ну, не получается никак. Другой уклад жизни, другие... Тут целый комплекс проблем. Детки их слабо владеют русским языком. Достигают школьного возраста... а у них, как правило, многодетные семьи. Вот у нас есть классы, где до 60-70 процентов детей турко-месхетинского населения. На этой почве, естественно, недовольство родителей, что дети не получают необходимых знаний, там, учителей, и прочее, и прочее.

Но, допустим, сказать, что... нельзя обвинять целый народ, что вот они там, дескать, склонны к преступлениям, правонарушениям. Нельзя. Я далек от этого. Но поскольку вот местным населением... видимо, тут и исторический фактор играет, если взять историю войн российско-турецких, наверное, это в сознании, в генах у людей сидит. Тем более, вот казачье население. Наш край - казачий. Оно, конечно, передалось.

Поэтому какой-то этот холодок, какой-то, так сказать... и плюс, вот, может, какая-то часть людей, особенно среди молодежи, где-то оступилась, где-то там что-то сказала... И на бытовом уровне вот этот, так сказать, дискомфорт, фон, он, конечно, существует.

Наша почему... позиция, вот, мы представляем сегодня, допустим, органы власти субъекта Российской Федерации. Мы не можем половинчато подходить или однобоко к этой проблеме. Скажем, занять позицию - да, мы сочувствуем, соболезнуем вам, давайте решим этот вопрос. Мы должны учитывать мнение и другой стороны. А как она отреагирует...

Владимир Долин:

Еще радикальнее настроены казаки.

Атаман Таманского отдела Кубанского казачьего войска Иван Безуглый настаивает на выселении турок-месхетинцев из края и требует референдума по этому вопросу.

Иван Безуглый:

Неуправляемый миграционный процесс турок-месхетинцев и не только турок оказал отрицательное воздействие на социально-политическую жизнь и межнациональные отношения на территории Крымского района, Абинского и других районов, где разместились турки-месхетинцы и другие мигранты, которые сегодня ринулись на территорию Краснодарского края.

Мы дали им здесь временно пожить, отсидеться после тех событий, которые произошли с ними в Узбекистане. Отсидеться, отдышаться. И потом, они заверяли нас, что они уедут на свою родину в Турцию и в Грузию, в Месхетию. Мы поверили этим заверениям турков, терпели их, помогали им как-то на начальном пути заселения всегда, но с каждым годом напряженность межнациональная возрастала, потому что, оглядевшись, разобравшись, немножко здесь прижившись, турки начали себя вести безобразно.

Они начали совершать преступления. Они привезли сюда на Кубань, на казачьи земли такие преступления, которые ранее мы не знали и не ведали. Это наркотики, это такие преступления, как мужеложство. Никогда на Кубани не было слышно о том, чтобы мужчины насиловали мужчин.

Владимир Долин:

В краевом управлении МВД официально не ведется учет преступников по национальному признаку, но все же подобная статистика для внутреннего пользования имеется. Из нее вытекает, что за девять месяцев этого года турками-месхетинцами совершено 44 преступления. Из них два тяжких - изнасилования. Остальные - в основном, хищения сельскохозяйственной продукции. Это, применительно к общей численности турок-месхетинцев, ниже уровня преступности в любой этнической группе Краснодарского края.

Атаману Безуглому было бы, наверное, небезынтересно узнать, что за этот же срок члены казачьих общества совершили только тяжких преступлений 39 (это убийства, изнасилования, кражи и рэкет).

И краевые власти, и лидеры казаков говорят "от имени народа", но, как оказалось, простые кубанцы, живущие и работающие бок о бок с турками-месхетинцами, имеют другое мнение. Женщины, которых нанимают турки-месхетинцы овощеводы, видят в них чуть ли ни благодетелей, потому что другой работы в селах нет.

Вот мнение Лидии Хомицкой.

Лидия Хомицкая:

Так как наши дети... пусть пропишутся, ходят в школу, учатся в университетах. Такие же люди, как и мы. И все. Жили же при социализме - были все братьями. Так и будем братьями.

Они никогда нас не обдурят ни на копейку. Вот я заработала сегодня 90 рублей, я получила. Вчера 90. А где я возьму? Я не директор совхоза, я 40 бухгалтером проработала, сидела за столом 40 лет. А кто мне хоть когда-нибудь копейку дал? Никогда.

Владимир Долин:

Ее подруги недоумевают - почему турок-месхетинцев не прописывают?

Женщина:

Плохо это. Почему не прописывают? Люди же трудятся. Они же трудятся, работают... Что они делают? Если бы сказали, что они бездельничают, а они же работают. Гляньте, какие поля обрабатывают... бурьяны тут доросли.

Владимир Долин:

А с работящими соседями, по мнению женщин, и породниться не грех.

Лидия Хомицкая:

Будем брататься, будем свататься, будем жить родней, и все. Никаких... Дружно жить. Мы их не трогаем, они нас не трогают.

Придет турок, скажет: "Я буду твою внучку сватать" - "Пожалуйста, бери". И все. И будем жить дружно.

Я считаю, что глупости. Кому это хочется так? Места мало? Всем места хватит на земле. Земля большая. Они сами... за свои деньги люди купили жилье, ничего не украли, никого не убили. Сами заработали и купили. Пропишите их на свое жительство, и пусть они живут себе.

Владимир Долин:

Житель села Варениковка Анатолий Поползин считает, что выселение турок-месхетинцев пользы кубанцам не принесет.

Анатолий Поползин:

Ну, от этого будет хуже, наверное, самой Кубани. Где туркам дают землю, это самая плохая, в основном, земля. Редко дают хорошую. Они ее убирают, полностью.

А выселят турок - ну, те поля, которые они засадили помидорами, где они обрабатывали, зарастет амброзией. У нас сейчас амброзия полностью... никто за ней не смотрит. И вот пусть хоть Кондратенко, хоть кто прикинет, сколько будет еще больше амброзии.

Владимир Долин:

Решение вопроса Анатолий Поползин видит в немедленной регистрации турок-месхетинцев по месту жительства.

Анатолий Поползин:

Все, которые приехали сюда, живут уже по девять, по десять, по двенадцать лет, надо срочно зарегистрировать. Пусть учатся. У нас в армии не хватает народу. Некому служить. А это... у нас только с края могло выйти 500-600... до полка защитников отечества.

Владимир Долин:

Проблему турок-месхетинцев в Краснодарском крае комментирует председатель Краснодарской городской общественной организации по защите прав человека Владимир Козлов.

Владимир Козлов:

С момента, так сказать, поселения здесь месхетинских турок фактически все, начиная от... политические, так сказать, гражданские, социальные права месхетинских турок, скажем так, они нарушаются, не признаются. И, в общем-то, всячески попираются.

Моя точка зрения, в общем-то, это точка зрения не только моя личная, но и моей организации. Мы ее высказали еще в январе 1991 года в нашей резолюции нашей организации, касающейся непосредственно проблемы месхетинских турок. Мы исходим из того, что месхетинские турки являются гражданами Российской Федерации в силу закона, который вступил в действие 2 февраля 19923 года. И Статья 13 этого закона четко и ясно устанавливает о том, что все граждане бывшего СССР, которые к этому моменту, то есть, к моменту вступления в действие этого закона 2 февраля 1992 года, оказались на территории Российской Федерации, являются гражданами Российской Федерации. Причем, закон не оговаривает, в каких условиях - вынужденных или не вынужденных. Просто говорит о том, "те, которые оказались на территории".

При этом, если эти лица в течение года не отказались от гражданства Российской Федерации. Месхетинские турки, насколько мне известно, не отказывались.

Поэтому, на сегодняшний день у них имеются паспорта граждан СССР с пропиской, где они раньше проживали, в Узбекистане. На наш взгляд, и юридически, и фактически они являются гражданами Российской Федерации. Кроме того, они владеют на территории нашего края, владеют еще недвижимостью. То есть, фактически проживают с 1989 года безвыездно.

Поэтому для нас не существует другого понятия, кроме как "граждане Российской Федерации", и, исходя из этого, мы считаем, что все должно вот регулироваться, вот именно исходя из этого положения.

Владимир Долин:

Недавно создана межведомственная комиссия по проблеме турок-месхетинцев. Ее возглавил Министр по делам Федерации Александр Блохин. Пока на положении турок-месхетинцев в Краснодарском крае деятельность комиссии никак не отразилась.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Владимира Долина.

Завершая на этом нашу программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 1, московская редакция Радио Свобода. Пишите нам.

XS
SM
MD
LG