Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

Тюмень. Ненецкий поэт Юрий Айваседа слагает заявления и жалобы.
Тамбов. Испытание "ласточкой".
Вязники. Митингуют аудиторы.
Барнаул. Жизнь после взрыва.
Амурская область. Давление на прессу.
Это в первой части программы.
Во второй:
Откровения бывшего начальника екатеринбургского СИЗО.
Чукотский ученый уволен за Ростроповича и Дежнева.
"Съезд народов Коми" все еще не признан.
Независимой прессе Новороссийска предложили молчать.
Дом-призрак в Самаре-городке.
В Ростове-на-Дону - чеченцев не регистрировать.
Пограничники грабят рыбаков.


Наш выпуск начинаем с репортажа из Тюмени. Народный ненецкий поэт Юрий Айваседа, отбросив перо, хватается за топор.
Рассказывает Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров:

Юрий Айваседа из рода Вэлла - известный ненецкий писатель и поэт. Это он написал:
"Молись,
быть может, слова твои будут услышаны.
И Хозяйка Агана восстановит не только свои замазученные воды,
Но и берега,
И народы,
Жившие на ее берегах...
Я усердно сегодня хочу молиться..."
Сегодня Юрий Айваседа вынужден писать другое. Цитирую: "Срочная телеграмма. Ханты-Мансийск. Губернатору Филипенко. Копия: Москва, Кремль, президенту России Путину. Несколько лет "ЛУКойл" терроризирует нас, коренных жителей-оленеводов. Когда-то руководители "ЛУКойла" попросили наши подписи для работы на наших пастбищах. Взамен они обещали оказывать всяческую помощь, в том числе горючим для снегоходов и электростанций. Получив наши подписи, выполнять обязательства они отказались".
Далее Айваседа сообщает: "Начальник службы "ЛУКойл - Западная Сибирь" Волчков обещал, что мы будем ходить пешком по болотам на свои пастбища, если будем жаловаться на "ЛУКойл". Он стал разрушать мосты на единственной грунтовой дороге, связывающей нас с нашим селом Варьеган. Так, вчера мы с внуками ехали со стойбища на школьную линейку и на реке Хаплеуте встретили работников "ЛУКойла", разрушающих мост при помощи автоэкскаватора. Гражданин Вопсев, руководивший этой операцией, сообщил, что выполняет устное распоряжение генерального директора "ЛУКойл - Западная Сибирь" и начальника службы безопасности. Мое требование прекратить разрушение моста он выполнить отказался".
В конце телеграммы в адрес югорского губернатора и президента России Юрий Айваседа просит вмешательства властей и защиты. Таким образом, выражение "разрушить все мосты", то есть, открыто заявить о противоборстве, в конфликте между нефтяниками и аборигенами получило реальное наполнение.
Свою точку зрения на скандал, разгоревшийся 14 сентября в Сургутском районе на мосту через неприметную сибирскую речку, высказал референт генерального директора компании "ЛУКойл - Западная Сибирь" Иван Эннс.

Иван Эннс:

У нас там дорога была. По ней можно проехать к нашим месторождениям, и их... подъезжают и грабят. То же самое, поступают жалобы и от них... Там поселочек такой, Варьеган - есть. Имеют место факты браконьерства.
Приняли решение, чтобы там доступ ограничить, на машинах не проезжали, перекопать ее. Поехала техника у нас туда, а там ханты... вот этот, который пишет, он приехал на "УАЗике" и топором там размахивать давай. Порубил все колеса у машины. Народ попугал, разогнал. И написал письмо быстренько, что его там обижают... Коли возбуждено уголовное дело, ему как-то надо контрмеры предпринять, я так понимаю.

Алекс Неймиров:

Юрий Айваседа, с которым мне также удалось связаться по телефону, считает версию разрушения моста из-за кражи цветных металлов и браконьерства надуманной, чтобы отвлечь внимание от истинной причины конфликта.

Юрий Айваседа:

Мое стойбище международным сообществом объявлено эко-музеем. Ко мне много ездит гостей, действительно... Когда возникают какие-то проблемы, вопросы, острые углы между "ЛУКойлом" и местными жителями, естественно, эта информация вывозится. Были публикации в Финляндии, Германии... Я получал письма в поддержку из Лондона от простых граждан, из Соединенных Штатов Америки. Информация постоянно вытекает с моего стойбища.
Но "ЛУКойл" не хочет, чтобы эта информация выходила. "ЛУКойл" хочет контролировать проезд ко мне на стойбище. И об этом, естественно, никто вслух не говорит, потому что это нарушение прав человека.

Алекс Неймиров:

Первой на защиту Юрия Айваседы выступила Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. По мнению ее президента Сергея Харючи, Айваседа защищал свои права на жизненно важные условия, охраняемые конституцией, так что топор был пущен в ход в состоянии необходимой обороны. "Ассоциация спасения Югры" и ее руководитель Татьяна Гоголева считают, что причина конфликта не в поврежденных колесах автомобиля "КРАЗ". Это только повод для очередного выяснения отношений между коренным населением и недропользователями.
Говорит пресс-секретарь Ассоциации спасения Югры Ольга Кравченко.

Ольга Кравченко:

Тот сюжет, который представила компания "Инфосервис" из Когалыма, был направлен даже не против Юрия Айваседы, когда действительно известного поэта, писателя, общественного деятеля пытаются представить там уголовником, там, злостным хулиганом... Он был направлен, к сожалению, против всего хантыйского народа. Через каждое предложение повторялось там "группа воинственно настроенных хантов", хотя в этой истории ни одного ханта задействовано не было. Юрий Айваседа - ненец. С ним были члены его семьи. Там была француженка, там был эстонец, там были русские, но там не было хантов.
Перед этим был показан сюжет про насильника, и тоже было подчеркнуто, что он хант.
И это, естественно, не может нас не беспокоить. Не так хорошо у нас относятся к коренным малочисленным народам. Многие же такое представление... что вот сидят там три ханта на трубе и не дают нефть качать.

Алекс Неймиров:

Вице-президент "ЛУКойла", он же генеральный директор компании "ЛУКойл - Западная Сибирь" Владимир Некрасов заявил (цитирую): "Данный инцидент является частным случаем совершения противоправных хулиганских действий Айваседой, отдельным гражданином Российской Федерации, и никакого отношения к ущемлению интересов коренных народов не имеет".
В опровержении, направленном в адрес телерадиокомпании "Югра" в связи с якобы клеветническим выступлением Гоголевой, господин Некрасов сообщает о миролюбивой политике нефтяников, выполняющих все условия социально-экономических соглашений с главами родовых угодий, что подтверждается актом выездной постоянно действующей комиссии по лицензированию недр.
Если же заглянуть в упомянутые нефтяным генералом протоколы комиссии, то, увы, картина перестает казаться безоблачной. В них отмечены факты незаконного расторжения в одностороннем порядке компанией "ЛУКойл - Западная Сибирь" социально-экономических соглашений по 29 родовым угодьям, в том числе, с Юрием Айваседой, самовольного захвата земель под промышленное освоение, незаконной вырубки леса и загрязнения природы.
Для Радио Свобода - Алекс Неймиров, Тюмень.

Илья Дадашидзе:

"Осторожно, милиция!" Акцию под таким названием намерены в ближайшие дни провести тамбовские правозащитники.
Репортаж Инны Кабановой из Тамбова.

Инна Кабанова:

Похоже, что припозднившимся тамбовчанам следует опасаться не только уличных хулиганов. На всякий случай, лучше избегать общения и с сотрудниками правоохранительных органов, утверждают отец и сын Сонгины. 10 июня, возвращаясь с похорон сестры Сонгина-старшего, они были задержаны нарядом патрульно-постовой службы.

Сонгин-старший:

Я сказал: "На каком основании? Вы не имеете права меня задерживать. Я полковник в отставке, инвалид второй группы Великой Отечественной войны"...

Инна Кабанова:

Сколько вам лет?

Сонгин-старший:

Мне 75 лет.

Инна Кабанова:

Сонгины (кстати, они оба инвалиды), мало похожи на опасных преступников. Правда, по милицейской версии, младший из них учинил пьяную драку в коммерческом магазине. Но Сонгины рассказывают совсем другую историю.
До задержания они успели пообщаться с сотрудниками патрульно-постовой службы, и общение это, по их словам, было вполне мирным, хотя и не совсем обычным. Почему-то вызвала интерес профессия Сонгина-младшего (он врач мануальной терапии) и стоимость лечебных процедур. Спустя несколько минут милиционеры подошли к отцу и сыну еще раз и предложили поехать с ними. Когда те вздумали возмущаться, просто ударили Сонгина-младшего по голове дубинкой.

Сонгин-старший:

Открыли дверь в комнату и с силой бросили меня на пол. Я сильно повредил себе руку и не мог стать.
Через некоторое время ко мне подошли два милиционера, подняли меня, одели наручник на левую руку и прицепили к трубе отопления. В прикованном состоянии я был десять часов.

Инна Кабанова:

Младшему из задержанных досталось больше. Окатив его холодной водой, милиционеры предложили Сонгину подписать протокол о задержании в нетрезвом состоянии.

Сонгин-младший:

Я отказался подписывать протокол. Они меня сбили с ног, заковали опять руки в наручники за спиной, ноги в наручники заковали и между собой связали за спиной. Это у них называется "ласточка".
В таком состоянии я находился около трех часов. Они меня били ногами, пытались заставить, чтобы я подписал протокол о задержании.

Инна Кабанова:

Отца отпустили домой утром, а сыну судья вынес приговор - суточный арест. Однако вместо КПЗ он оказался в больнице скорой медицинской помощи, где провел несколько недель.
В октябре суд по протесту прокурора вынес решение об отмене постановления о привлечении Сонгина к ответственности за отсутствием административного проступка. Иначе говоря, никакой пьяной драки не было. Теперь уже Сонгины хотят привлечь к ответственности тех, кто их избил и ограбил.
Возможно, это частный случай, но в практике следователей городской прокуратуры дела такого рода встречаются, хотя расследовать их непросто. Старший следователь городской прокуратуры Вячеслав Труфанов только что направил в суд дело о нанесении задержанному телесных повреждений вплоть до перелома малой берцовой кости в другом РОВД Тамбова.
Именно давлением на потерпевших, по мнению Лидии Рыбиной, председателя правозащитного центра, объясняется то, что пострадавшие редко пытаются добиваться справедливости.

Лидия Рыбина:

К нам в правозащитный центр обращается очень много людей с тем, что над ними осуществляется в той или иной мере насилие над личностью. Но когда мы начинаем заниматься этим делом, и сигнал поступает в милицию, я не знаю, каким образом на этих людей давят, но люди отказываются... А иногда просят "Не занимайтесь больше. Я не хочу. Я боюсь..."
Нам ни разу не удалось дело довести до конца. Я не знаю, в этот раз удастся ли нам довести до конца... Но хотелось бы все расставить по своим местам, потому что очень много людей страдает от действий милиции.

Инна Кабанова:

Ну, а пока правозащитный центр готовится к слушаниям в Общественной палате при главе администрации области и к акции "Осторожно, милиция!".
Инна Кабанова, Тамбов, для Радио Свобода.

Илья Дадашидзе:

Права человека в Вязниках защищают бизнесмены.
Слово Михаилу Кононенко.

Михаил Кононенко:

В провинциальном городке Вязники, районном центре Владимирской области, состоялся незапланированный митинг. Причиной, заставившей граждан выразить недовольство властям, послужила акция, предпринятая городской администрацией против известного и уважаемого в Вязниках человека, аудитора Елены Воложенюк.
Накануне митинга группа, состоящая из вооруженных милиционеров, судебных приставов и представителей горадминистрации, осуществила захват и, по сути, арест арендуемого аудитором у города помещения заодно с имуществом, принадлежащим аудиторской организации, в которой, наряду со своими коллегами, до последнего времени работала госпожа Воложенюк.
Возмущенных горожан можно понять, если учесть, что подкованные в правовых вопросах аудиторы вот уже длительное время вынуждены заниматься еще и правозащитной деятельностью. Столь активная гражданская позиция у Елены Воложенюк и ее коллег выработалась за период пребывания в должности городского главы коммуниста Евгения Виноградова. Правление действующего мэра многие горожане надолго запомнят как годы чиновничьего произвола, столь беспредельного, что спасения от него не найти ни в одной из действующих в городе федеральных структур, призванных стоять на страже законности. Поэтому за поддержкой горожане все чаще и чаще стали обращаться к аудиторам. Иной надежды отстоять свои права законным способом у них попросту не осталось.
Наверное, странным для сегодняшней российской действительности выглядит то, что защитой прав граждан занимаются бизнесмены, в данном случае, бизнесмены от аудита. Между тем, с просьбой о защите к ним обращаются не только рядовые граждане и предприниматели, но и государственные учреждения. В течение длительного времени аудиторы пытались помочь горожанам в буквальном смысле спасти для вязниковской детворы лучший в городе детский садик. Спасать потребовалось, как это ни странно, от мэра Вязников Евгения Виноградова, которому приглянулось занимаемое садиком здание. Тогда-то мэр и объявил аудиторам войну, которая длится вот уже более двух лет.
Однако чаша терпения главы города оказалась окончательно переполненной, когда в помещении у аудиторов разместился районный избирательный штаб Юрия Власова, предшественника нынешнего губернатора Владимирской области Николая Виноградова и его главного конкурента на предстоящих в декабре губернаторских выборах. У представителей возглавляемого Юрием Власовым общественно-политического движения "Владимирский край" есть основания полагать, что в ближайшее время аналогичные меры будут предприняты властями в отношении избирательного штаба экс-губернатора в Покровском районе.
Михаил Кононенко для Радио Свобода, Владимир.

Илья Дадашидзе:

Жизнь в покосившихся стенах. В доме, разрушенном взрывом, живут сегодня одни старики.
Рассказывает Олег Купчинский из Барнаула.

Олег Купчинский:

Уже неделю часть жильцов дома № 9 по улице Новороссийской живет во дворе в палатках. Вечером 10 октября часть дома была разрушена мощным взрывом баллона со сжиженным газом. Погибло трое, а пострадало семеро жильцов. Полностью разрушены пять квартир. Городские власти пообещали дать их владельцам новое жилье.
Что касается остальных жильцов дома, то некоторые временно поселены в общежитие педагогического университета, а другие, по мнению властей, могут спокойно жить в своих квартирах. Два подъезда больших разрушений не имеют, а трещины и дыры в полу, по мнению администрации, не в счет.
Люди с этим не согласны. Они требуют капитального ремонта дома и просят дать им временное жилье. Они вспоминают 1969 год, когда в доме появилась первая трещина, разделившая дом как бы на две половины. Почти сразу жильцов подъезда эвакуировали, им дали новые квартиры. А через полгода подъезд восстановили, и в него въехали другие жильцы.
Но председатель комитета по жилищному хозяйству Барнаула Александр Казаков говорит, что во второй раз такой подарок жильцам они сделать не могут, - у города нет свободного жилья. Жители дома № 9 обратились и к администрации шинного завода, ведь три десятилетия дом принадлежал этому предприятию, а многие жильцы и сегодня работают на шинном. Его директор Юрий Бобков, кстати, сам еще не так давно жил в этом доме, как раз в том подъезде, который разрушен взрывом. Инвалид Николай Яськов, у которого в квартире разбитые окна и перекошенные углы, считает, что богатое предприятие просто обязано помочь людям.
Власти же ссылаются на заключение проектировщиков, которое говорит о том, что дом можно восстановить. Но люди просто боятся жить между покосившихся стен. Сегодня в доме ночуют только больные старики. У них нет сил переносить октябрьский холод. Остальные жгут во дворе костры и повторяют друг другу фразу, якобы сказанную одним из чиновников: "Наступят холода, и они заползут в дом, как тараканы".
Олег Купчинский - для Радио Свобода, Барнаул.

Илья Дадашидзе:

Газету для благовещенских читателей приходится печатать в Китае.
Репортаж Антона Лузгина из Приамурья.

Антон Лузгин:

Осенью этого года администрация Амурской области взялась всерьез за оппозиционные СМИ и независимых журналистов. Губернатор Анатолий Белоногов в преддверии выборов, которые пройдут в марте 2001 года, делает все возможное, чтобы амурчане не увидели программы и публикации, порочащие имя первого лица области и его команды.
Из тындинской газеты "Авангард" был вынужден уволиться ее главный редактор, основоположник БАМовской журналистики Иван Шестак. В последнем номере "Авангарда" была опубликована статья депутата областного совета Юрия Гоголева, где автор говорит о полной неэффективности работы областного совета, так как большинство законодателей зависимы от губернатора. Поле выхода в свет этой публикации мэр Тынды Марк Шульц, являющийся одним из учредителей газеты, посоветовал главному редактору оставить свой пост, дав понять, что не собирается ссориться с губернатором, хотя статья депутата была опубликована и в других изданиях Амурской области.
Тындинские журналисты говорят про самих себя, что давно переквалифицировались в ремесленников - пишут только то, что угодно городской администрации. Иначе в этом городе, по их мнению, прожить невозможно.
В областном центре Благовещенске ситуация, казалось бы, прямо противоположная и даже в чем-то уникальная. В городе с населением чуть более 200 000 человек работают четыре телекомпании и пять радиостанций, издается около 30 газет. Однако средства массовой информации, которые пытаются беспристрастно комментировать происходящее, можно пересчитать по пальцам. И на их выступления областные власти реагируют весьма своеобразно.

Владислав Никитенко:

Я, когда начал разбираться, почему на окружение Белоногова милиция возбуждает уголовные дела... Эти уголовные дела забираются областной прокуратурой, и областная прокуратура делает все, чтобы эти дела не дошли до суда. И уже два месяца мы публикуем в каждом номере статьи о работе прокурора Амурской области.
Реакция вот какая. Мне пришлось один номер даже печатать в Китае. Но они официально никак не реагируют. Хотя, опять же, по закону о прокуратуре, они обязаны возбудить уголовные дела по тем фактам, которые изложены в статье. Этого не делается. То есть, они точно так же, как и Белоногов, как областная администрация, заняли вот какую позицию: собака лает, - караван идет.
А "телефонное право" у нас в Амурской области, оно как было, так и осталось. Они звонят и говорят: "Ну, нельзя его печатать".

Антон Лузгин:

Автор телепередачи под названием "Объективно" Владислав Никитенко в своем журналистском расследовании указал на связь областных властей с так называемым "Русским Национальным Единством", о том, что на многочисленные выступления незарегистрированной организации не последовало реакции областного прокурора, о том, что не случайно в Амурском областном краеведческом музее нацисты провели свой съезд, и, что совсем не совпадение, когда губернатор Белоногов проталкивает в мэры Благовещенска директора Дальневосточной продовольственной компании Александра Мигулю, у которого в предвыборном штабе состоит лидер амурских националистов.
Реакция на эти высказывания не заставила себя долго ждать. Цитирую Владислава Никитенко: "В подконтрольной губернатору телепрограмме "От первого лица" недвусмысленно говорится, что меня готовы уничтожить физически, взорвав в автомобиле. Естественно, что после столь неприкрытой угрозы я не мог не написать заявление на имя прокурора Амурской области господина Пучина с просьбой обеспечить мне защиту от возможных покушений и с предложением применить к Белоногову соответствующие меры. Интересно, как областная прокуратура стоит на страже законности на подконтрольной территории. В том, что она с удовольствием закроет любой, пусть даже коммерческий канал, если того пожелает губернатор, у меня сомнений не вызывает". Конец цитаты.
Для Радио Свобода - Антон Лузгин, Благовещенск.

Илья Дадашидзе:

О пресс-конференции бывшего начальника екатеринбургского СИЗО - репортаж Сергея Кузнецова.

Сергей Кузнецов:

Сенсационная пресс-конференция бывшего начальника СИЗО № 1 Екатеринбурга полковника внутренней службы Сергей Коношенко, проработавшего на этом посту свыше шести лет, позволила журналистам хотя бы чуть-чуть приоткрыть завесу таинственности, все это время окружавшей не только стены екатеринбургских следственных изоляторов, но и работу Управления исполнения наказаний по Свердловской области, недавно переданного из подчинения Министерства внутренних дел в Министерство юстиции России.
По словам Сергея Коношенко, именно после этого имевшие место ранее единичные факты воровства и коррупции стали приобретать все более массовый, наглый и безнаказанный характер, вовлекая в свою орбиту не только высокопоставленных сотрудников ГУИН, но и достаточно компетентных работников прокуратуры и ФСБ, к которым полковник неоднократно обращался с жалобами на незаконные действия своего непосредственного начальника генерал-майора Ивана Жаркова. Однако все эти заявления благополучно возвращались из высоких инстанций и прямиком ложились непосредственно на стол к генералу.

Сергей Коношенко:

Естественно, он изучил эти письма, и вот после этого начинается уже страшный, так сказать, беспредел в отношении меня. Издаются, один за одним, незаконные приказы о моем наказании. И не просто об отстранении меня от службы... а выставляются даже бойцы отряда "Россы", которые находятся в подчинении Жаркова, выдается им фотография для того, чтобы при попытке проникновения меня на объект, где я проработал с 1994 года, меня задержать и арестовать...

Сергей Кузнецов:

Как следует из многочисленных заявлений Сергея Коношенко к президенту России, в Генеральную прокуратуру и Министерство юстиции, губернатору Свердловской области и полномочному представителю президента в Уральском федеральном округе - и даже второму секретарю политического отдела Посольства США в Москве, цитирую: "Должностные лица Министерства юстиции по Свердловской области и их вышестоящие покровители из Москвы не оставляли попыток скомпроментировать меня. Меня постарались опозорить перед моими бывшими подчиненными и перед всей областью, называя меня преступником, и запретили моим бывшим коллегам общаться со мной, угрожая им увольнением с работы", пишет в своих заявлениях бывший начальник екатеринбургского СИЗО Сергей Коношенко.
По мнению Сергея Коношенко, именно после перевода ГУИН в Министерство юстиции местные начальники оказались совершенно вне зоны контроля и получили возможность творить в отношении своих подчиненных полный и подчас демонстративный произвол.

Сергей Кононенко:

Эта система провалилась в нескольких областях. Именно вот идут такие злоупотребления начальниками ГУИНа. Их контролирующее звено находится в их же подчинении. Служба собственной безопасности подчиняется ему. Они уже не могут без разрешения Жаркова предпринимать какие-то попытки, шаги либо профилактировать незаконные мероприятия, тем более, уголовно наказуемые.
То есть, это все на руку начальникам. А те начальники, которые выработали стаж (вот, типа Жаркова) и готовятся к пенсии, естественно, они, так сказать, готовят себе тылы к отступлению. И все, что можно и нельзя, списывают на подставные однодневные фирмы, которые проверить практически невозможно. Она работает квартал или месяц и, мягко говоря, обанкротившись, исчезает вместе со всей документацией. Как ее проверить? И заново на следующий день под другим названием рождается.

Сергей Кузнецов:

Как убежден Сергей Коношенко, нынешняя система ГУИН нуждается в значительном усилении контроля и большей открытости для представителей общественных организаций и журналистов.

Сергей Коношенко:

Еще сегодня принесли информацию, мне передали... Начальники подразделений говорят, что вот мы сами стесняемся ее куда-то отправлять, ну, а коли мы наслышаны о твоей твердой... то вот мы принесли, тебе отдали... Пожалуйста, по своему усмотрению распоряжайся этой информацией.
Поэтому я вынужден обратиться к прессе за помощью и обнародовать весь вот этот беспредел, все беззаконие, которое творится в ГУИНе Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области...

Сергей Кузнецов:

Заявил на своей пресс-конференции бывший начальник екатеринбургского СИЗО полковник внутренней службы Сергей Коношенко.
Сергей Кузнецов - для Радио Свобода, Екатеринбург.

Илья Дадашидзе:

Неугодных госслужащих на Чукотке увольняют согласно постановлению правительства.
Из Анадыря - Евгений Рожков.

Евгений Рожков:

Требования правительства России о сокращении числа работающих в различных учреждениях в какой-то мере развязало руки руководителям разных уровней. Под предлогом сокращения штатов они увольняют неугодных им людей в нарушение законов и прав человека.
Подобное случилось и с моим собеседником, ученым-краеведом Игорем Григорьевичем Ригой.

Игорь Рига:

Первое увольнение интересное было, когда в Анадырь приехал Мстислав Ростропович. Я пригласил его в гости, и в это же время его пригласили в гости первые лица округа. Ростропович пришел ко мне и к моему другу.
Потом... болел в то время. После выхода с болезни перевели на другую работу. Причиной послужило именно приглашение и приход Ростроповича в гости.
Второе увольнение, которое было интересным, более двух лет назад. Готовились к юбилею плавания Дежнева-Попова. Было постановление председателя Кабинета министров Сергея Владиленовича Кириенко. В Анадырь к этой дате пригласили более ста человек со многих регионов страны, но не было денег на командировку трех человек и три лопаты, чтобы поработать там, где высаживался Дежнев. Я много раз выступал с критическими материалами не только по вопросам истории, но и с другими. Меня подвели под сокращение.
Причем, как? В одном документе сокращается отдел, в другом отправляют на пенсию, в третьем увольняют в связи с сокращением должности. По правовым нормам, такие дела рассматриваются в течение десяти дней. Можно продолжить затем еще на десять, но не более месяца. Рассмотрение моего заявления состоялось только через 22 месяца!

Евгений Рожков:

И все-таки, Игорь Григорьевич, решение суда каково?

Игорь Рига:

Решение суда - восстановить на работе, выплатить моральную компенсацию.
Но на этом дело не кончилось. Скажем, надо некоторые справки получить. Сегодня я снова вынужден был обращаться к прокурору округа, потому что самую пустяшную справку, которую по закону надо давать в первый же день, когда уходишь в отпуск, затянули на многие дни. И когда обратился, справки как не было, так и нет.
И вся штука в том, что в наших нормативных документах, в Кодексе законов о труде, в конституции нету норм, которые конкретно требовали бы ответственности руководителей, которые допустили произвол, самодуров. Расплачивается за расправу, как правило, государство.

Евгений Рожков:

В судах Чукотки находятся десятки дел с жалобами северян на незаконные увольнения. Только за два последних месяца Анадырский городской суд восстановил на работе 12 человек, незаконно уволенных с предприятий города. Выплачены большие суммы компенсаций. Никто из руководителей, нарушивших закон, не наказан судебными инстанциями.
Евгений Рожков, Чукотка, для Радио Свобода.

Илья Дадашидзе:

Авторитетной общественное движение "Съезд народов Коми" вот уже десять лет не признается властями.
Рассказывает Николай Зюзев.

Николай Зюзев:

Накануне очередного съезда коми-народа этот общественный институт оказался фактически нелегитимным. Во всяком случае, в рамках федерального законодательства. Исполнительный комитет съезда, действующий между форумами, до сих пор даже не зарегистрирован в Минюсте Республики Коми.
Говорит секретарь Исполкома съезда коми-народа Василий Киселев.

Василий Киселев:

Решения нашего съезда пятого - регистрировать, поскольку работники Минюста говорят, что "съезд это ничто". Вот действующий закон республиканский. Есть федеральные законы, и так нигде не определено такое действие, национальное движение, в законе.
"Есть политическая организация, есть общественная организация, есть некоммерческая организация, куда вы относитесь?" Съезд это вообще... в терминологии юридической российской его нет, нигде не заложено. Оно есть только у нас.

Николай Зюзев:

Съезд коми-народа действует уже около десяти лет и, по сути, является самой массовой и эффективной общественной структурой республики. Ни одна партия или движение не могут похвалиться тем, что они организуют свою работу, начиная от сельских сходов и заканчивая участием в международных конгрессах. При всех недостатках, съезду удалось главное - преодолеть подозрения в национализме. Сейчас в его работе активно участвуют представители и других национальностей.
В местной конституции имеется статья, одна из опротестованных прокуратурой, предоставляющая съезду право законодательной инициативы. Сейчас съезд вновь намерен заявить о необходимости создания Фонда будущих поколений. В республике, чья почва буквально пропитана нефтью и газом, сельское население живет в нищете, что еще раз подтвердили, как говорит Василий Киселев, минувшие сходы и конференции.

Василий Киселев:

Мы говорим, что нет медицинского обслуживания, нет там магазина. Где нет работы, где идет одна пьянка, самогон, и так далее. Ну, это что? Это деградация.

Николай Зюзев:

Национальному движению удалось добиться того, что руководство республики уже вступило в дискуссию о создании Фонда будущих поколений. Но в любом случае, он не будет таким масштабным, как в соседнем Ханты-Мансийском округе, где в фонд отчисляют 25 процентов платежей за пользование недрами. Якобы для этого нет средств. Но сейчас сельские районы нуждаются, как никогда, в материальной помощи, чтобы поддержать те позитивные тенденции, что появляются в деревне.
Как говорит секретарь Исполкома съезда коми-народа Василий Киселев, на селе все больше, что называется, крепких хозяев, которые не могут развернуться по настоящему из-за того, что им свою продукцию некуда сбыть. Сейчас сельчан, по сути, обирают заезжие торговцы, скупая товар по дешевке, перепродавая его затем в три-четыре, а то и в десятки раз дороже. Но еще хуже, что они продолжают спаивать население, продавая дешевые суррогаты. Печально знаменитый лосьон "Троя" стоит на прилавках буквально всех сельских магазинов. Любые попытки ограничить его продажу не дали результата. Правовой базы, чтобы обложить эту отраву высоким налогом или вовсе запретить, нет.
Такая юридическая беспомощность особенно наглядна на фоне солидной правовой базы, чтобы лишить нынешнего статуса сам съезд коми-народа.
Для Радио Свобода - Николай Зюзев, Сыктывкар.

Илья Дадашидзе:

"Молчать, независимые твари!"
Слово Ларисе Довгой из Новороссийска.

Лариса Довгая:

В ночь с 13 на 14 октября была разгромлена редакция "Вечернего Новороссийска". Глазам сотрудников, пришедших на работу утром, предстала печальная картина: взломаны двери, разбиты стеклянные перегородки кабинетов, разбросаны документы, варварски уничтожены компьютеры и вся оргтехника. (С компьютеров были предварительно сняты жесткие диски хранения информации.) Стены испещрены надписями с изрядной долей непристойных выражений, самые скромные из которых "Шудникович, заткнись!", "Молчать, независимые твари!", "Каждый получит свое" - говорят сами за себя.
"Вечерний Новороссийск" - единственное в городе оппозиционное издание. Еще в июле этого года после публикации о взяточниках в административном аппарате был избит заместитель редактора Юрий Васильцев. Преступление осталось нераскрытым.
Предвыборная гонка за пост главы города вступает в завершающий этап. Сами выборы намечены на 29 октября. Публикации в "карманных" средствах массовой информации сейчас весьма напоминают печально известные времена, когда не сказать "любимый" и "дорогой" в адрес действующего главы значит расписаться в нелояльном отношении к власти. Кампания по дискредитации "Вечерки", развернутая в этих СМИ, прямо провоцировала погромщиков.
Альтернативой действующему мэру Прохоренко являлся Валерий Шудникович, но 10 октября Шудникович был свят с предвыборной дистанции решением городской избирательной комиссии по надуманным мотивам. Таким образом, фигур, способных противостоять действующему мэру, в списке кандидатов не осталось.
11 числа очередная типография отказалась печатать тираж "Вечернего Новороссийска". В номере от 14 октября публиковалась статья "Мертвые молчат", в которой рассказывалось о загадочных смертях, совпавших с приходом мэра к власти. Возможно, погромщики искали этот тираж, напечатанный накануне, но пачки газет хранились в другом месте, и подписчики "Вечерку" получили вовремя.
За полтора года своего существования газета получила от своих оппонентов около 50 судебных исков, но не проиграла еще ни одного процесса. Давление на сотрудников редакции законными методами можно считать исчерпанным. За годы правления нынешней администрации Новороссийск получил печальное признание "южной криминальной столицы", а с почерком людей, не ладящих с законом, наши журналисты, к сожалению, уже знакомы.
Для Радио Свобода - Лариса Довгая, Новороссийск.

Илья Дадашидзе:

Жизнь без адреса, воды, отопления, газа.
Из Самары - Сергей Хазов.

Сергей Хазов:

Дом-призрак. Так окрестили место своего проживания жильцы дома № 39 по проезду имени Масленникова в Самаре. Как следует из вывески, закрепленной у входа в парадное, раньше здание было общежитием образцового содержания 4-го государственного подшипникового завода. Но три года назад завод обанкротился и фактически прекратил свое существование. А в 1998 году по решению руководства предприятия здание заводского общежития перешло в собственность одного из коммерческих банков города Саратова.
Новые владельцы, недолго думая, решили превратить бывшее общежитие в бизнес-центр, разместив в его помещениях офисы коммерческих фирм. Но это оказалось невозможным, поскольку неожиданно выяснилось, что, передавая здание во владение своих кредиторов, руководство 4-го ГПЗ "забыло" выселить из общежития проживающих в нем людей. Поняв, что без выселения ста с лишним жителей эффективно использовать здание не удастся, новые хозяева общежития предпочли отказаться от прав на него.
Тем временем люди продолжали жить в ставшем ничейным здании. Все жители бывшего общежития по-прежнему аккуратно оплачивали счета за коммунальные услуги, газ и электричество. Единственное, что продолжало беспокоить жильцов, так это вопрос, кто же теперь является хозяином их дома.
Пытаясь получить на него ответ, жители 39-го дома по проезду Масленникова, начиная с осени прошлого года, с завидной регулярностью отправляют письма в разные инстанции и получают ответы, из которых значится, что их дом не существует в природе, поскольку ни в областном, ни в городском комитетах по имуществу Самары здание № 39 по проезду Масленникова не значится.
Эта трагикомическая на первый взгляд ситуация уже приносит свои плоды. Когда месяц назад одному из жителей бывшего общежития потребовалось вызвать на дом врача из районной поликлиники, доктор отказался принять вызов, объяснив это тем, что не может прийти по адресу, которого нет в базе данных.
Существование в центре города жилого здания самарские власти признать не хотят, однако, несмотря на это, плату за коммунальные и прочие услуги с жильцов дома-призрака продолжают взимать регулярно. Более того, по словам одного из жителей, Виктора Кондратьева...

Виктор Кондратьев:

Там написано, что квартплату по август чтобы заплатили, там, кто должники. Если кто не заплатит, то подлежит выселению. Там вот внизу объявление. За сентябрь уже никто не платил, потому что неизвестно, кому платить. Неизвестно, кому принадлежит это здание.

Сергей Хазов:

В ничейном доме сейчас не работает горячее водоснабжение и паровое отопление. Есть информация, что город решил все-таки взять ничейный дом на свой баланс, но только после того, как в здании будет проведен капитальный ремонт. Ремонтировать свой разрушенный от безнадзорности дом жители отказались, заявив, что это прямая обязанность нерадивых властей. Чиновники пока отвечают молчанием.
Для Радио Свобода - Сергей Хазов, Самара.

Илья Дадашидзе:

Как побороть государство? Полезные советы из пособия для беженцев из Чечни.
Сообщает Сергей Слепцов, Ростов-на-Дону.

Сергей Слепцов:

В Ростове состоялся семинар психологов, пытающихся доступными им методами оказать помощь в адаптации к новой жизни тем, кто стал невольной жертвой межнациональных конфликтов на территории бывшего СССР и в особенности на Северном Кавказе. Организовал его учрежденный летом этого года общественный культурно-информационный центр "Грозный", объединяющий беженцев из Чечни. Этот же культурный центр выпустил в свет "Методическое пособие для беженцев и вынужденных переселенцев".
В этом пособии содержатся практические советы жертвам современной российской политики на Кавказе, приводятся вопиющие факты нарушения прав человека. Например, Положение № 42 от декабря 1993 года, изданное Федеральной миграционной службой России. В нем говорится: граждан чеченской национальности, прибывающих в российские регионы, надлежит не регистрировать в качестве вынужденных переселенцев, а просто брать на учет. Разница в этом случае в статусе весьма существенная. Не говоря уже о явной дискриминации по национальному признаку.
Но российский чиновник не был бы таковым, если бы не довел до абсурда любую должностную инструкцию. И "рогатки", предусмотренные всего лишь для небольшой категории беженцев, ставятся всем без разбора.
Немало подобных несуразиц содержится и в других правовых актах. Благодаря им тысячи людей годами не могут устроиться на работу, получить пособие, обзавестись жильем и даже российским паспортом. Чтобы обойти эти препятствия, воистину нужно быть юристом экстра-класса, но из Чечни и других зон вооруженных конфликтов вынуждены были бежать не только юристы.
Самое замечательное в истории создания этого пособия для беженцев это, пожалуй, то, что, когда его авторы обратились в государственное издательство Ростовского университета, они получили отказ. Главный редактор университетского издательства Тина Славицкая заявила авторам пособия, что их справочник для беженцев это "антигосударственное произведение", да еще сеющее межнациональную рознь.
По части антигосударственности пособия госпожа Славицкая в известной степени права, потому что справочник все же по большому счету содержит советы, как одержать победу в борьбе с государственными структурами за права человека.
В другом государственном издательстве Северокавказского научного центра Высшей школы главный редактор Римма Пехтерева непременным условием издания пособия выдвинула предоставление рецензии на книжку, но рецензия должна быть при этом непременно написана юристом, доктором наук, специалистом по делам беженцев. Не знаю, есть ли в России специалисты такой квалификации, но на Северном Кавказе их точно нет, что, конечно же, хорошо известно в региональном научном центре Высшей школы.
В конце концов, пособие вышло в свет в независимом издательстве и, похоже, уже стало библиографической редкостью. И, как видно, не случайно.
Психологи, обсуждавшие особенности военных стрессогенных факторов, помимо грабежей, насилия, убийств и взрывов включили в этот ужасный перечень и столкновение с российской бюрократией.
Сергей Слепцов из Ростова-на-Дону для Радио Свобода.

Илья Дадашидзе:

Неизвестные в масках, грабившие калмыцких рыбаков, оказались офицерами-пограничниками.
С подробностями - Валерий Улядуров.

Валерий Улядуров:

Всю прошлую неделю в городе Нагани, расположенном на юго-востоке Калмыкии на берегу Каспийского моря, не утихали волнения среди местных жителей. Дело в том, что 7 октября шестнадцать наганских рыбаков, находившихся на промысле, подверглись нападению со стороны вооруженных людей в масках и камуфляжной форме без знаков отличия.
Высадившись с вертолета, чьи опознавательные знаки и номер были замазаны мазутом, неизвестные открыли по рыбакам прицельный огонь, избили их и ограбили, забрав улов, снасти и личное имущество вплоть до наручных часов.
Руководство отдела внутренних дел города Нагани заявило, что в результате проверки удалось выяснить личности нападавших. Ими оказались офицеры-пограничники. Поскольку пограничники не предъявили никаких документов, санкций или обвинений, а пострадавшие рыбаки занимались законным промыслом при наличии всех необходимых документов, милицией было возбуждено уголовное дело по статье "Превышение должностных полномочий".
Для дальнейшего расследования дело передали в военную прокуратуру, однако, местных жителей это решение не удовлетворило. По их словам, на рыбаков нападают уже не в первый раз, и до сих пор виновные не найдены. На стихийном митинге жители Нагани потребовали от местного руководства и руководства Республики Калмыкия решительных мер по пресечению произвола.
Ситуация обострилась до того, что 12 октября на место событий срочно выехали президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, председатель парламента Бембетов, министр внутренних дел Тимофей Сатыков и начальник Управления ФСБ Терентьев.
Судя по опубликованным отчетам, ситуация на Каспийском побережье действительно сложилась странная. Как заявил представитель президента в Нагани Андрей Манджиев, в нарушение достигнутой ранее договоренности с региональными пограничными службами о том, что морскую приграничную зону Калмыкии будут контролировать только сотрудники службы охраны морских биоресурсов и расположенные в Нагани погранзаставы, здесь по-прежнему действуют астраханские и дагестанские пограничники. И именно они позволяют себе грабить, избивать и унижать местное население. Более того, недавно аналогичному нападению подвергся пост морской инспекции. Инспекторов без каких-либо объяснений избили, а пост разграбили.
По словам же Кирсана Илюмжинова (цитирую), "ненормальная обстановка в приграничной полосе сложилась после того, когда в Астрахани стали считать, что граница(?) Калмыкии относится к ведению Астраханской области. Сегодня существует решение о разделении Каспийского побережья между двумя комендатурами, в Астрахани и в Дагестане. Все это породило беззаконие". Конец цитаты.
Валерий Улядуров - для Радио Свобода, Элиста.

XS
SM
MD
LG