Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

В тюрьму, чтобы не замерзнуть на улице.
Правозащитные новости недели.
"Освободить с выплатой компенсации".
"Западная печать о правах человека и свободе слова".
Эдмонду Поупу отказано в независимой медэкспертизе.


Павел Астахов:

Диагнозы, которые ему поставлены в прошлый раз и сейчас врачами Лефортово, хотя и не досконально разбирались во всей этой ситуации, но они не могут в ней разобраться, потому что для постановки окончательного диагноза вовсе недостаточно медицинского осмотра, который проводится в следственном изоляторе... Для того, чтобы диагностировать правильно онкологическое заболевание и стадию этого онкологического заболевания, необходимо провести специфические обследования.

Илья Дадашидзе:

Вынужденный переселенец из Казахстана Сергей Васильев предъявляет иск российским властям.

Рассказывает Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова:

Три года из проведенных в России десяти бывший житель Казахстана, бывший детдомовец и бывший осужденный Сергей Васильев прожил без паспорта и вообще без документов. Паспорт отобрал участковый милиционер. Когда Сергей попытался возвратить документы, их не отдали, а самого Васильева задержали и отправили в приемник-распределитель.

Все эти события происходили в конце 1996 года. Тогда Сергей работал водителем в подмосковном поселке Домодедово, снимал квартиру, был зарегистрирован по месту жительства.

Сергей Васильев:

В 1996 году в связи со смертью хозяйки я сменил квартиру. Потом попал в больницу. Так как регистрация была просрочена, появился у нас в квартире майор Тютликов такой, участковый. До этого приходил два дня подряд сержант Захаров, вымогал деньги в количестве 150 000. Когда я не отдал деньги, появился майор, просто забрал у меня документы в присутствии четырех человек, и, когда я подал на него жалобу, документы мои пропали совсем.

За четыре месяца после этого я обращался четыре раза в приемную президента, в приемную ГУВД, в Генеральную прокуратуру. В общем, обошел всевозможные инстанции, включая паспортный стол России. Так как результатов нет, все остается без ответа, я подал в суд. В Домодедово, по месту событий. Суд в положенное время не рассмотрел.

Помимо этого меня пригласили в милицию якобы для выдачи документов, избивали, потом посадили в камеру, пять суток содержали голодным, так как содержали незаконно. Я зарегистрирован был, но нормы питания на меня не выделялись, как сейчас в суде признается это. А после этого я был отправлен в Серпуховский спецприемник.

Потом дается справочка, и вы идите, куда хотите. Никто не заменяет документы. Никто их не выдает.

И кончилось тем, что я остался зимой, в январе, на улице. Мне некуда было ни пойти, ни... Я не думал, что меня посадят...

Елена Фанайлова:

В буквальном смысле, оказавшись на улице, Сергей решился на крайнюю меру.

Сергей Васильев:

В январе 1997 года было очень холодно, и в тот день я вообще не знал уже, куда пойти. А друзей у меня тогда было не так много, как сейчас. Поэтому я остался на вокзале, потому что было очень холодно часов в семь вечера. Ну что мне, замерзать что ли? Я на улицах никогда не жил и жить, наверное, не буду.

Мне осталось вот совершить вот такой проступок. Я разбил бутылку водки, из ларька взял и разбил об землю. Ну, меня осудили на два с половиной года.

Елена Фанайлова:

Приговор суда гласил: "Назначить Васильеву наказание, связанное с лишением свободы, так как его перевоспитание невозможно без изоляции от общества". Конец цитаты.

Суд счел его опасным рецидивистом, ведь в подростковом возрасте детдомовец Васильев был дважды судим за мелкие кражи. Для правосудия оказалось неважным то, что человек годами налаживал нормальную жизнь и оказался в крайних обстоятельствах по вине милиции.

Когда Сергей освободился, он возобновил судебное разбирательство о возвращении ему паспорта. Только через пять месяцев после обращения в паспортный стол, в феврале этого года, суд признал незаконными действия участкового милиционера, который отобрал паспорт Васильева, а также действия домодедовского УВД и городского прокурора, которые поместили Васильева в приемник-распределитель.

Только через месяц после судебного решения паспорт, наконец, вернули. Им оказался документ без вкладыша с отметкой о российском гражданстве. Проблемы Васильева продолжались.

Сергей Васильев:

Я три с половиной года был без работы, и по сей день сейчас, так как требования к паспортам изменились очень сильно, сейчас я даже грузчиком на "Москве-товарной" не сумел устроиться. Только потому, что у меня такой паспорт.

Пока иду по городу, меня регулярно задерживают. Куда-то пройти или устроиться на работу я тоже не могу, так как мои документы образца 1974 года, выданные в 2000 году, они вообще отпугивают всех подряд. Ставят под сомнение эти документы.

Несмотря на то, что в Домодедово вынесено решение по моему вопросу 6 числа этого месяца, опять забрали паспорт... Вышел полковник, я ему объяснил, что "я с вами сужусь, и я в суде опять повторю этот вопрос", мне паспорт вернули. Только поэтому.

Елена Фанайлова:

Сергей владеет строительными специальностями и может работать временно. Так он выживает. Он продолжает бороться за свои права. Сейчас в Домодедовском суде рассматривается иск Васильева к Российской Федерации о компенсации морального вреда. Ответчиком выступает Федеральное казначейство. Дело затягивается, ведь в качестве третьего лица Васильев решил вызвать на судебное разбирательство и президента России, и губернатора Московской области.

Мы попросили прокомментировать историю Сергея Васильева правозащитника Андрея Бабушкина. Бабушкин считает все, случившееся с Сергеем, закономерностью, а не случайностью.

Андрей Бабушкин:

Ситуация Сергея Васильева типична. Вот, скажем, начало его взрослой жизни, подростка, которого государство осудило за какое-то малозначительное преступление вместо того, чтобы применить к нему методы социальной работы.

Потом, когда он оказывается вынужденным переселенцем из Казахстана, снова же его ситуация - типична. Подавляющее большинство людей, прибывших в Россию из других регионов, самостоятельно не смогут уже там устроиться. Для них нужно построить поселки, им надо предоставить жилье. Им надо дать хотя бы возможность заработать себе квартиру, проработав десять лет. Однако такого рода продуманной государственной политики не было.

Типична ситуация с захватом паспорта. Примерно каждый пятый российский бездомный, который обращался в нашу организацию, рассказывал о чем-то подобном. Когда сотрудники милиции видели у него паспорт с законченной пропиской, они либо эти паспорта забирали, либо уничтожали на его глазах.

Откуда такая жестокость? Этот участковый, который так поступил с Сергеем Васильевым, это просто человек, который был по какой-то непонятной причине допущен государством до вершения судеб других людей. То, что сегодня подобного рода людей в милиции работает не один и не два процента, делает милицию иногда опасной для общества и заставляет нас бояться милиции не меньше, чем мы боимся преступников. Это нас - простых граждан, а я не говорю про бездомного человека.

И - типичная ситуация, когда человека за бродяжничество задерживают и помещают в приемник-распределитель. Правовых оснований для этого сегодня нет. То положение указа президента №1518 от 1993 года, которое разрешало держать с санкции прокурора бездомных в приемниках-распределителях на срок свыше десяти суток, на сегодняшний день отменено. Но это вовсе не заставляет ни органы прокуратуры, ни органы милиции прекращать такого рода действия.

Например, когда мы спрашиваем прокуратуру и милицию: "Извините, господа, на каком основании вы лишаете людей свободы?", нам говорят, что "Знаете, это не лишение свободы. Даже в Европейской конвенции написано, что можно задерживать лиц, которые занимаются бродяжничеством". Но лица, занимающиеся бродяжничеством, это что за лица? Это лица, которые очевидно имеют жилье, жить там не хотят и ведут скитальческий образ жизни. А люди, которым государство забыло предоставить жилую площадь и нарушило конституционное право на жилище, никакие не бродяги. Это люди, не имеющие жилья. Они живут на одном месте. Но другое дело, что они вынуждены менять эти места потому, что государство создало условия, по которым их оттуда вытесняют.

Елена Фанайлова:

Типичным считает Андрей Бабушкин и осуждение Сергея Васильева на два с половиной года за разбитую бутылку водки.

Андрей Бабушкин:

В данном случае квалифицировать действия человека, который, будучи доведенным до отчаяния, разбил бутылку, там, или, не знаю, разбил стекло... квалифицировать эти действия, как хулиганство, нельзя. Потому что в данном случае виновный действовал не с целью нарушить общественный порядок и выразить неуважение к обществу. Он не хотел продемонстрировать свое презрение к обществу. Человек действовал от отчаяния.

К сожалению, наши судьи это люди, которые очень ограничены в области педагогических, социальных, психологических и прочих проблем. Их мышление исключительно формально. В этой огромной палитре человеческого поведения они знают два цвета: черный цвет, белый цвет и производный между ним - различные оттенки серого.

Вот когда вы говорите им "общественная опасность", "смягчающие, отягчающие вину обстоятельства", "исключительные данные о личности", "ходатайство трудового коллектива" - это что-то понятное, родное и близкое сердцу. Но когда вы говорите, что человек находился в состоянии стресса потому, что он был голоден, не верит он в это. Это все всего лишь декорации к чужим трагедиям, произошедшим по вине самих этих людей.

И когда вы обжалуете это в вышестоящий суд, судья смотрит на вас непонимающими глазами. Он говорит: "Ну, в законе-то написано, что так можно делать".

Елена Фанайлова:

Мнение правозащитника Андрея Бабушкина разделяет юрист, глава Независимого экспертно-правового совета Мара Полякова.

Мара Полякова:

К сожалению, это стереотипы сложившейся психологии, что ли, наших судей, которые привыкли работать... ощущать себя исполнителями репрессивной политики. Судьи многие себя ощущают не арбитрами в судебном процессе. Они ощущают себя частью профессиональной группы, ведущей борьбу с преступностью. На самом деле, конечно, результат прямо противоположный.

Елена Фанайлова:

Руководитель Независимого экспертно-правового совета Мара Полякова считает, что Сергей Васильев вообще не совершал никакого преступления и должен быть полностью оправдан. По мнению Поляковой, Васильев имеет право не только на моральную, но и на полную материальную компенсацию за весь период, проведенный по вине милиции без работы, жилья, в тюремном заключении.

Мара Полякова:

Система отношения к людям, оказавшимся в положении Васильева, в правоохранительных органах нередко обрекает людей на положение, когда они не видят иных выходов для, вообще, выживания, как вновь войти в какой-то конфликт с законом, чтобы найти хотя бы пристанище себе на зиму.

Эти действия все дальнейшие и по задержанию Васильева, и действия суда, который осудил его, они были абсолютно противозаконными. Никакого преступления этот человек не совершил. Его действия не подпадают под Уголовный кодекс. Ограбление предполагает умысел на присвоение себе чужого имущества. У него такого намерения не было. Это не было хулиганством, потому что хулиганство это, как правило, безмотивное преступление, действие, направленное на демонстрацию неуважения, что ли, к окружающим, к обществу. Ничего этого в его действиях не было.

Он оказался в ситуации крайней необходимости. Он оказался в безвыходном положении, когда ему нужно было каким-то образом привлечь внимание милиции к своей проблеме, внимание властей... Под действие Уголовного кодекса это не подпадает.

Можно было потом заставить его оплатить эту бутылку водки, и это все, что можно было в этой ситуации... как можно было решить эту проблему.

Он привлечен к уголовной ответственности был незаконно, осужден был незаконно, отсидел без оснований юридических. И в этой связи у него возникло право и на моральную компенсацию вреда, и он имеет право на возмещение материального ущерба, который слагается за разные периоды.

Он должен добиться реабилитации. Он должен обратиться в судебные органы и обжаловать тот приговор, причем приговор в сторону оправдания не имеет сроков давности. И как только будет оправдательный приговор, у него есть все основания получить компенсацию за причиненный ему вред, и моральный, и материальный.

Он имеет право получить компенсацию с того момента, как у него был отобран паспорт, с того момента, как он лишился возможности работать. Он терпел ущерб в виде утраченного заработка в связи с оплатой юридической помощи, на проезд...

Если речь идет о человеке, незаконно осужденном или незаконно арестованном, то исчисляется разница в зарплате, которую он получал до привлечения к уголовной ответственности... Скажем, этот человек работал водителем, и, наверняка, его зарплата была больше той, которую он получал в лагере, причем в лагере он, наверное, получал меньшую зарплату. Ему должны выплатить разницу, из его зарплаты не должны быть вычтены те суммы, которые пошли на его обувь, на его одежду, на питание. Это не санаторий...

Если состоится все-таки оправдательный приговор, я очень надеюсь, что он должен состояться, потому что здесь одиозный случай. Здесь действительно надо его оправдывать. Если состоится такой оправдательный приговор, то проблем с компенсацией не должно быть. Тот, кто будет принимать окончательное решение по делу, обязан будет ему направить извещение. В этом извещении должно быть разъяснено право на компенсацию и порядок, согласно которому человек обращается за компенсацией. Существуют определенные сроки возврата жилища, определенные сроки компенсации материального ущерба...

Елена Фанайлова:

Правозащитник Андрей Бабушкин уверен, что у дела Сергея Васильева обязательно должны быть перспективы.

Андрей Бабушкин:

Права человека, права личности - они священны и защищаемы независимо от того, чья это личность. И личность человека в мантии, вершащего и творящего правосудие, и личность человека в помойке - это абсолютно одинаковые личности с абсолютно одинаковыми правами. Возможности разные, интересы разные, в жизни цели разные, но личности, извините меня, и права одни.

Поэтому, конечно, я думаю, что суд здесь не должен идти на поводу у ответчиков и должен честно признать, что, да, этими действиями был причинен моральный вред, и этот моральный вред должен быть возмещен. Но думаю, здесь не только моральный... Здесь подлежит возмещению моральный вред, упущенная выгода и расходы на лечение.

Елена Фанайлова:

Рассмотрение иска Сергея Васильева к Российской Федерации будет продолжено.

Илья Дадашидзе:

О судебном иске вынужденного переселенца из Казахстана Сергея Васильева к российским властям рассказывала Елена Фанайлова.

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Катастрофической назвал ситуацию в российской уголовно-исполнительной системе председатель Общественной палаты по правам человека Валерий Борщев. По его данным, за год оборот тюремного населения составляет почти пять миллионов человек. Около 100 000 заключенных страдают открытой формой туберкулеза. Более 10 000 умирают ежегодно.

Из российских пенитенциарных учреждений, подчеркнул Борщев, выплескивается новая страшная болезнь - множественная лекарственно устойчивая форма туберкулеза. Он указал на ряд положительных шагов Минюста по изменению уголовной политики государства, однако, по мнению Борщева, процесс сокращения численности заключенных только за счет смягчения уголовной политики, в частности, амнистии, не может стать долговременным и устойчивым.

Председатель Комиссии по вопросам помилования при президенте России Анатолий Приставкин считает популизмом призыв группы депутатов возобновить исполнение смертных приговоров. Об этом он сказал 2 ноября на встрече с журналистами.

По словам Приставкина, именно те депутаты, которые просят ужесточить наказание и ввести смертную казнь, чаще всего обращаются в Комиссию по помилованиям, вступаясь за людей, совершивших тяжкие преступления. Например, на днях сам автор депутатского обращения Геннадий Райков попросил помиловать убийцу. Между тем, считает Приставкин, рост преступности в стране порождает сама судебная система.

Российскому адвокату Юрию Шмидту вручена награда Международной Хельсинкской федерации за правозащитную деятельность. Церемония вручения состоялась 2 ноября в Праге, где проходит ежегодная встреча Хельсинкской федерации. Среди тех, кого защищал Шмидт, Александр Никитин, которого российские власти обвиняли в шпионаже за подготовленный для норвежской экологической организации "Беллуна" доклад о радиоактивном загрязнении Северного моря.

Лидеры оппозиционных партий Азербайджана не признают проведенные 5 ноября парламентские выборы легитимными. Председатель оппозиционной партии Национальной независимости Этибар Мамедов заявил, что прошедшие выборы нельзя считать справедливыми и демократическими. По его словам, в выборах участвовало 35-40 процентов избирателей, и около 65 процентов голосов было отдано в пользу оппозиции, но результаты были фальсифицированы в пользу властей.

Лидер партии Народного фронта Али Керимов также считает, что парламентские выборы в Азербайджане прошли под знаком массовых нарушений закона и фальсификаций.

Бывший подполковник ФСБ Александр Литвиненко, обвинивший в 1998 году свое начальство в подготовке убийства Бориса Березовского, в Лондоне обратился к властям Великобритании с просьбой о политическом убежище. Литвиненко заявил, что в России он стал объектом постоянного преследования.

2 ноября в Белогорском и Сковородинском районах Амурской области было прервано вещание всех теле- радиостанций. По сообщению корреспондента Радио Свобода, акционерное общество "Амурэнерго" прекратило подачу электроэнергии на местные телецентры за долги. В Белогорском и Сковородинском районах проживает более 200 000 человек.

Соединенные Штаты заявили, что прошедшие 29 октября в Киргизии президентские выборы не были свободными и честными. По словам представителя Госдепартамента США Ричарда Баучера, эти выборы не соответствовали международным стандартам. Ранее на этой неделе с аналогичным заявлением выступила Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Соединенные Штаты выразили сожаление, что лидер киргизской оппозиции Феликс Кулов был отстранен от участия в выборах. Палата представителей Конгресса США одобрила резолюцию, призывающую власти Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана разрешить свободные многопартийные выборы.

Илья Дадашидзе:

Правозащитные новости недели подготовила и прочитала Анна Данковцева.

Комитет по правам человека Организации объединенных наций вынес свое первое решение в отношении Российской Федерации. В нем признается нарушение Россией международного Пакта о гражданских и политических правах в деле Дмитрия Гридина.

С подробностями - Олег Кусов.

Олег Кусов:

Предыстория дела такова. Осенью 1990 года челябинский студент Дмитрий Гридин был приговорен к смертной казни. Судебная коллегия по уголовным делам Челябинского областного суда вменила в вину двадцатидвухлетнему жителю Челябинска ряд изнасилований и убийств. В дальнейшем смертная казнь была заменена ему на пожизненное заключение.

Как утверждают правозащитники, познакомившиеся с материалами дела Гридина, следствие велось с многочисленными нарушениями, а суд не получился беспристрастным и справедливым. Вдобавок ко всему, Дмитрий Гридин не признал себя виновным в совершении предъявленных ему преступлений. Он написал несколько кассационных и надзорных жалоб в вышестоящие судебные инстанции, но жалобы остались без внимания.

В конце 1995 года отец Дмитрия Гридина обратился за помощью в Центр содействия международной защите в Москве. Изучив материалы, юристы Центра пришли к выводу, что в деле Дмитрия Гридина представители российского правосудия допустили нарушения международного Пакта о гражданских и политических правах, под которым стоит подпись России.

Обращение от имени Гридина было направлено Центром содействия в Комитет по правам человека ООН, который 20 июля нынешнего года признал, что Россия допустила нарушения международного пакта о гражданских и политических правах по отношению к Дмитрию Гридину, а именно - и права на свободу и личную неприкосновенность, права на справедливое судебное разбирательство и права считаться невиновным, пока виновность не будет доказана согласно закону. При этом в задачу Комитета не входило оправдание или подтверждение вины Гридина, речь шла только о необходимых и обязательных условиях расследования, без которых невозможно установить степень виновности любого подследственного или подсудимого.

Слово директору Центра содействия международной защите Карине Москаленко.

Карина Москаленко:

По многим делам люди жалуются, что следствие и суд происходили в условиях, не обеспечивающих справедливость разбирательства, а именно это право защищено и Европейской конвенцией по правам человека, и международным Пактом о гражданских и политических правах.

И вот Комитет по правам человека, будучи вот таким специальным судебным органом по правам человека, сказал: "Россия нарушила по делу Гридина несколько прав, гарантированных международным Пактом". Ведь речь - я хочу подчеркнуть это - не идет о том, признать Гридина виновным или не признавать. Речь идет о том, что Россия должна проводить судебное разбирательство в условиях, которые соответствуют нашим международным обязательствам. В противном случае будет действительно трудно доказать, виновен человек или нет.

Вот сегодня уже не определить, виновен Гридин - не виновен. Да не наше это дело, Важно то, что Гридин был осужден несправедливо. То есть, в результате несправедливого суда.

И в решении прямо перечисляются те пункты, которые Россия нарушила.

Олег Кусов:

Это была директор Центра содействия международной защите Карина Москаленко.

Из решения Комитета по правам человека ООН следует, что осужденного десять лет назад Дмитрия Гридина необходимо освободить, выплатить ему компенсацию. Только после этого суд может заново вернуться к расследованию его дела.

Продолжает директор Центра содействия международной защите Карина Москаленко.

Карина Москаленко:

Тут встает самый главный вопрос. А что же сегодня Российская Федерация будет с таким решением делать? Ведь речь идет, ни много, ни мало - как о незамедлительном освобождении Гридина и выплате ему компенсации.

Кто будет это делать? Какой орган, в каком порядке будет это осуществлять? Механизма на сегодняшний день не выработано. А ведь если Россия подписывает такие международные соглашения, ратифицирует такие международные документы, содержащие обязательства, она должна вырабатывать механизм. Она заранее должна позаботиться о том, как выполнить те решения, которые для нее сегодня являются обязательными.

Если Европейский суд назначает компенсацию в виде какого-то конкретного количества материальных средств, то Комитет по правам человека этого не делает. Это основное отличие решений Комитета от Европейского суда. Все критерии у этих двух органов судебных сходны, а вот это разница. Значит, Россия сама должна вынести решение об этой компенсации.

Кто будет выносить это решение, если Верховный Суд Российской Федерации по сегодняшний день настаивает: Гридин виновен и осужден законно и обоснованно?

Это сложный правовой вопрос, но надо думать об этом заранее, до того, как подписывали соглашения. И надо их выполнять. Потому что в противном случае России придется покинуть эту международную организацию.

Вот в эти дни как раз и истекают те 90 дней, которые даны Российской Федерации на то, чтобы она приняла меры, и она ответила Комитету по правам человека Организации объединенных наций, какие меры приняты.

Принять меры надо и применительно к Гридину (это незамедлительное освобождение и компенсация), и применительно к тому, чтобы не допускать подобных нарушений в будущем.

Олег Кусов:

Вердикт Комитета по правам человека в отношении дела Гридина оказался неожиданным для российского правосудия. В ее практике до сих пор не было случаев приведения в исполнение подобных рекомендаций.

Что должно последовать за обсуждением дела Дмитрия Гридина в международной правозащитной организации? Этот вопрос я задал заместителю председателя Совета при президенте России по вопросам совершенствования правосудия, доктору юридических наук профессору Сергею Вицыну.

Сергей Вицын:

Прежде всего, я хотел бы отметить, что Комитет по правам человека, строго говоря, не является судебной структурой, и вынесенное им решение лишь условно может быть обозначено, как решение. Речь идет о заключении или о мнении Комитета.

Но весьма существенно иное. В этих материалах нет никакой информации о самом преступлении Гридина. И для наших юристов, для наших представлений о судопроизводстве очень важно, что в данном случае не обсуждается вопрос, виновен или не виновен Гридин. Речь идет о процедурных нарушениях.

Надо прямо сказать, что для наших правоприменителей, для судей - процедура всегда представлялась малозначащим обстоятельством. Но поскольку Россия вошла в Совет Европы, поскольку Россия присоединилась к этому факультативному протоколу, по которому рассматриваются нарушения Пакта о гражданских и политических правах, то теперь, конечно, очень важно всем, начиная с первых этапов расследования, начиная с первых этапов рассмотрения дела в суде, очень строго придерживаться процедурных норм.

Само судопроизводство, сама система судопроизводства предполагает, что должны быть определенные правила, по которым собирают, а потом используют в суде доказательства. Если эти правила нарушены, то доказательство не может приниматься во внимание. Статья 50 часть 2 Конституции Российской Федерации прямо указывает, что доказательства, полученные с нарушением федерального законодательства, таковыми не являются.

Судопроизводство - это, прежде всего, форма, и отступление от формы может приводить к очень тяжким последствиям.

Олег Кусов:

Каков, по-вашему, должен быть механизм исполнения решений Комитета по правам человека ООН?

Сергей Вицын:

Мнение Комитета... а поскольку это судебные органы... Комитета по правам человека, то я полагаю, что высшие судебные инстанции (Верховный Суд России), вероятно, примут это дело к производству в порядке надзора и будут его рассматривать в рамках национальной системы судопроизводства.

Предсказать, какое будет решение, я не берусь, но, во всяком случае, суд теперь обязан обратить внимание на те нарушения норм судопроизводства, которые зафиксированы во мнении Комитета по правам человека.

Олег Кусов:

Правозащитники точно указали срок, 90 дней, в течение которого это дело должно быть рассмотрено.

Сергей Вицын:

В заключении Комитета по правам человека говорится, что Комитет хотел бы получить в течение 90 дней информацию о мерах, принятых для осуществления содержащихся в соображениях Комитета выводов. То есть, я полагаю, что какая-нибудь информация представлена. Это может быть информация о том, что дело затребовано, что дело изучается, но это не значит, что в течение 90 дней по делу должно быть принято решение. Этого из текста не вытекает.

Олег Кусов:

Какой главный вывод можно сделать, изучив дело Дмитрия Гридина и его рассмотрение в ООН? Какое это будет иметь значение для российского правосудия в дальнейшем?

Сергей Вицын:

Я полагаю, что это принципиально важное решение. Россия, вступив в ООН, вступив в Совет Европы, берет на себя определенные обязательства. Но, в конце концов, ведь то, как эти обязательства выполняются, зависит от повседневной деятельности правоохранительных органов.

И вот теперь задача и прокуратуры, и МВД, и задача наших судов состоит в том, чтобы не допускать отступлений от национального судопроизводства, от его норм, и, разумеется, не допускать отступлений от норм международного права.

Олег Кусов:

Это был Сергей Вицын, доктор наук, профессор, заместитель председателя Совета при президенте России по вопросам совершенствования правосудия.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Олега Кусова о решении Комитета по правам человека Организации объединенных наций по делу Дмитрия Гридина.

"Западная печать о правах человека и свободе слова". Обзор Владимира Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

Тюремным парадоксам Америки посвящает большую публикацию журнал "Ньюсуик". Окраины города Хьюстона, что в штате Техас, похожи на многие другие городские окраины в Америке. Здесь мечты об изобилии уживаются с бедностью, а полиция в равной мере может либо вызволить из беды, либо причинить беспокойство.

В то время, когда страна переживает невиданный экономический взлет, когда многие из тех, кто еще недавно жили на пособия, обрели работу, в пригородах, подобно хьюстонскому, добрым переменам нет места. Отбывание срока в тюрьме здесь представляется столь же неизбежным, как дожди, и только самым везучим удается не промокнуть.

К тому времени, когда вы постигнете эту заповедь, система уже успеет поглотить вас, и вы никогда не обретете нового шанса вырваться из нее, говорится в статье.

Два миллиона американцев постоянно находятся в тюрьмах. Еще четырнадцать миллионов считаются потенциальными кандидатами на тюремные нары. Только в Техасе за последние 25 лет число заключенных выросло на 500 процентов, и сегодня в этом штате отбывают наказание 220 000 человек. Техас уступает по количеству тюремных обитателей только штату Калифорния, где за решеткой 240 000 человек.

С 1985 по 1996 годы общие расхода государства на тюремную систему более чем удвоились и достигли 27 миллиардов долларов.

Это было краткое изложение статьи о проблемах американской пенитенциарной системы. Материал опубликован в американском журнале "Ньюсуик".

"Чехи не желают демократии". Так называется статья, опубликованная в журнале "The New Presents", выходящем в Праге на английском языке. Исследование, проведенное двумя крупными социологическими институтами Чехии, показало, что граждане этой центрально-европейской страны, обсуждая тему демократии, выделяют, прежде всего, два аспекта - осуществление их экономических ожиданий и гарантированные возможности для реализации себя, как личности.

Лишь 19 процентов граждан Чехии упоминают такой фундаментальный принцип демократии, как равенство перед законом. И только один процент считает, что демократия предполагает возможность критиковать собственное правительство. Какая-либо связь демократии с личной ответственностью и другие предпосылки, необходимые для установления народовластия, вообще не упоминались участниками социологического опроса.

Из этих результатов журнал "The New Presents" делает вывод о том, что демократия не является одним из насущных чаяний населения страны. Более того, демократия, как система общественного устройства, подвергается критике со стороны граждан. Так, например, если два года назад 40 процентов чешских граждан весьма неприязненно оценивали демократию у себя в стране, то в 2000 году их доля увеличилась до 64 процентов.

Журнал "The New Presents" продолжает: "Для большинства граждан Чешской республики весьма неопределенным остается такое качество демократии, как соединение личной ответственности с верховенством закона. Многие чехи до сих пор не уверены, что различия между трудовой этикой при социализме и капитализме действительно велики, поэтому граждане этой страны зачастую предпочитают работать, как при социализме, а получать денежное вознаграждение, как при капитализме".

Это было краткое изложение статьи из журнала "The New Presents", выходящего в Праге на английском языке.

Европейское издание американской газеты "Wall Street Journal" опубликовало большую статью о современных способах реализации права на труд. Компании и правительства все реже обращаются к услугам агентств и бюро по трудоустройству. Многочисленные специализированные на кадрах интернетовские сайты каждый день увеличивают свои базы данных о работниках всех специальностей. К настоящему времени на десяти ведущих мировых сайтах отмечено более двадцати миллионов индивидуальных посещений.

Газета приводит пример, когда один из претендентов, искавший место делопроизводителя, разместил в Интернете свое резюме (то есть, краткий послужной список и характеристику личных и деловых качеств), и уже через 20 минут на его телефонный номер стали поступать первые звонки. Естественно, вскоре этот человек принял одно из наиболее понравившихся ему предложений и устроился на работу.

Таких примеров уже многие тысячи. Информация в Интернете все чаще помогает людям в разных странах найти себе работу по специальности и на основе огромного выбора вакансий во всем мире, сообщает газета "Wall Street Journal".

В британском издательстве "МакМиллан" вышла книга "Невидимые преступления". Сборник материалов объемом 268 страниц содержит статьи наиболее видных ученых-криминалистов, исследующих подноготную преступлений, их мотивацию, механизмы и способы сокрытия. Книга представляет ценное пособие для всех, кто изучает криминологию.

Илья Дадашидзе:

Обзор "Западная печать о правах человека и свободе слова" подготовил и прочитал Владимир Ведрашко.

Власти России утверждают, что здоровье Эдмонда Поупа, страдающего онкологическим заболеванием, позволяет ему участвовать в судебном разбирательстве. Американский бизнесмен Поуп обвиняется в шпионаже и в настоящее время пребывает в следственном изоляторе ФСБ "Лефортово".

Вот что заявляет о состоянии здоровья Поупа его адвокат Павел Астахов.

Павел Астахов:

Состояние здоровья Эдмонда Поупа резко ухудшилось, и он не мог быть доставлен в суд. И представлена соответствующая справка от врачей следственного изолятора "Лефортово", в которой сказано о том, что боли возобновились, и теперь ему поставлен диагноз "остеохондроз поясного отдела позвоночника с переходом в левую ногу". И также дополнительный диагноз "левостороннее люмбаго".

Но, как мы заявляли в прошлом судебном заседании и сейчас, диагностировать правильно заболевание, которым страдает Эдмонд Поуп, могут только высококвалифицированные специалисты. Таких специалистов в следственном изоляторе "Лефортово" и вообще в системе ФСБ нет там просто. Таких специалистов, на самом деле, нет и в онкологическом республиканском центре. Тем не менее, там есть врачи, которые хотя бы в теории сталкивались с заболеванием, которое действительно есть у Эдмонда Поупа. Называется оно сложно - гемангионперицитома, а проще говоря, это - рак костей. Диагноз поставлен ему еще в 1984 году.

То, что суд закрывает глаза на все наши ходатайства, - а их было уже порядка полутора десятков)... О том, чтобы провести медицинскую экспертизу, мы ходатайствовали трижды. Мало того, даже следователь на стадии предварительного расследования вносил такое постановление о проведении комплексной медицинской экспертизы, но по каким-то непонятным причинам он не провел эту экспертизу, не передавал документы в экспертное учреждение. То есть, на предварительном следствии так и осталась неисполненное постановление следователя.

И суд не имел права даже принимать дело при наличии такого неисполненного постановления.

Мы заявляли несколько ходатайств о том, что хотя бы запросили медицинские документы, подтверждающие наличие заболевания у Эдмонда Поупа (рак костей). Но суд нам под разными предлогами отказывал в этом, то есть, в элементарном проявлении принципов гуманизма. По отношению к человеку, который обвиняется в тяжком преступлении, не делается всего необходимого, предусмотренного законом, потому что Российская Федерация присоединилась к Европейской конвенции по правам человека и взяла на себя обязательство предоставлять необходимую высококвалифицированную медицинскую помощь каждому нуждающемуся. Тем более, лицу, которое находится под стражей.... Сегодня зависит от суда... именно суд должен принимать меры для того, чтобы реагировать на его жалобы. И если врачи, даже врачи изолятора "Лефортово" освобождают его уже второй раз от участия в судебном заседании, то именно суд должен поставить вопрос перед специалистами-медиками о том, может ли Эдмонд Поуп вообще участвовать в судебных слушаниях при обострении его заболевания.

Дело в том, что диагнозы, которые ему поставлены в прошлый раз и сейчас врачами "Лефортово", они хотя и не досконально разбирались во всей этой ситуации, но они не могут в ней разобраться, потому что для постановки окончательного диагноза вовсе недостаточно медицинского осмотра, который проводится в следственном изоляторе. А там, как правило, что? Измерение температуры, измерение пульса, измерение давления. Для того чтобы диагностировать правильно онкологическое заболевание и стадию его, этого онкологического заболевания, необходимо провести специфические обследования.

Он постоянно, находясь на свободе, вот начиная с 1984 года, когда ему был поставлен такой диагноз, принимал лекарства и необходимые процедуры медицинские для того, чтобы поддерживать себя в нормальной форме. Но последние полгода он находится в следственном изоляторе "Лефортово", где не только не признают, что он вообще онкологический больной, не только не дают ему возможности пользоваться теми лекарствами, которые он принимал ранее на свободе, но даже не разрешают жене Шерил Поуп передать эти лекарства в следственный изолятор. Мотивируют это тем, что медикаменты запрещено передавать в следственный изолятор. И, мало того, эти медикаменты, они не сертифицированы в России. Естественно, они не сертифицированы в России, поскольку у нас эта болезнь, гемангионперицитома, просто не лечится.

Более того, 14 сентября 2000 года его в очередной раз обследовал врач из поликлиники ФСБ, который, осмотрев шрамы от предыдущих операций, сказал, что он в принципе никогда не сталкивался с таким заболеванием, и не знает, что это такое. Но, тем не менее, он записал в карточку медицинского осмотра то, что у больного присутствует такое заболевание, гемангионперицитома. То есть, он ему поверил на слово и, посмотрев на эти послеоперационные шрамы, все-таки счел возможным подтвердить этот диагноз.

Так вот, с этого момента надо было просто поставить вопрос о том, что... и требовать необходимые дополнительные медицинские документы, которые у нас, в принципе, на руках имеются, но суд нам отказывает в их приобщении, чтобы дополнить картину его состояния здоровья.

С апреля по июнь он содержался в достаточно нормальных условиях ну, применимо к российским тюрьмам. Он сидел в двухместной камере с человеком, который говорил по-английски и с человеком, который не курил. Сам Эдмонд Поуп не курит.

В середине июня 2000 года, когда Эдмонд Поуп почувствовал ухудшение здоровья из-за того, что он длительное время не принимал необходимые лекарства для поддержания себя в нормальной форме из-за запрета властей следственного изолятора "Лефортово" передать ему такие лекарства, он пожаловался на ухудшение состояния здоровья следователю. И сказал, что, пока ему не будет оказана необходимая медицинская помощь, он на время отказывается от дачи показаний. Потому что он просто физически не может выдерживать эти бесконечные многочасовые допросы.

Что же сделали следственные власти? Они просто-напросто перевели его в шестиместную камеру. Буквально в этот же день он был переведен в шестиместную камеру, где нет англо-говорящих соседей и людей, где все, абсолютно все, поголовно, заядлые курильщики. И, как говорит Эдмонд Поуп, они курят с утра до вечера и даже ночью.

Он трижды выходил на начальника следственного изолятора "Лефортово" и просил его перевести в любую другую камеру, где не было бы соседей курильщиков, потому что никотин действительно разрушает и так его подорванное хрупкое здоровье. Но ему трижды отказывалось и мотивировалось тем, что для него нет специальных указаний и условий содержания, все равны, и свободных мест в изоляторе "Лефортово" нет.

Поэтому он находится именно в таких сейчас бедственных для его здоровья условиях содержания в изоляторе "Лефортово".

Илья Дадашидзе:

О состоянии здоровья своего подзащитного, американского бизнесмена Эдмонда Поупа, находящегося под судом в Москве, рассказывал адвокат Павел Астахов.

Завершая на этом нашу программу, напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 1, московская редакция Радио Свобода.

Пишите нам.

XS
SM
MD
LG