Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

Самосожжение. Банальная история с трагическим концом.
Западная печать о правах человека и свободе слова.
Новости недели.
Судьба программы для мигрантов.
Право ребенка на семью.


Владимир Васильев:

Психологи доказали, что даже кратковременное нахождение ребенка в ситуации коллектива детского дома очень серьезно влияет на психику ребенка. И поэтому, конечно, идеально было бы, чтобы ребенок, попавший в трудную жизненную ситуацию, вообще не попадал в государственные учреждения. А если и попадал, то - на минимальный срок, пока он даже не успел заметить, где он побыл. А потом он должен прийти в семью.

Илья Дадашидзе:

31 октября 2000 года в Центральную городскую больницу города Жуковский был доставлен Игорь Викторович Савин, 1956 года рождения, с диагнозом "ожоги 2-й, 3-й степени 60-80 процентов тела".

В ходе проверки, - указывалось в оперативном сообщении Отдела внутренних дел города, - было установлено, что гражданин Савин совершил акт самосожжения, вылив на себя состав горючей смеси. Также установлено, что 31 октября Савин являлся главным редактором местного органа печати города Жуковского, газеты "Современник", и путем переизбрания акционерами газеты был отстранен от занимаемой должности, что и явилось причиной самосожжения.

Из рассказов очевидцев: Савин выбежал на улицу со спичечным коробком в руках. Какое-то время его пытались удерживать две сотрудницы редакции. Он поджег себя, вырвался из их рук, когда загорелись галстук и пиджак, и побежал, крича от боли. Пробежал метров 30 и ничком рухнул в лужу, перевернувшись на горящую спину. Потушив огонь, он сам встал на ноги и сказал подбежавшей сотруднице: "Очень больно. Что же вы со мной сделали?"

В тот день Игорю Савину исполнилось 44 года. После попытки самосожжения он прожил еще девять дней и умер от ожогов в больнице.

Историю случившегося с Савиным можно было бы называть банальной, если бы не этот страшный, трагический конец.

Он возглавил редакцию "Современника" пять лет назад, когда газета была в плачевном финансовом состоянии и, казалось, доживала последние дни. И с тех пор она стала для него всем - бизнесом, семьей, домом. Он отдавал ей 24 часа в сутки, жил без отпусков, старался ладить со всеми политическими силами города, не отдавая предпочтения никому. Что, в конце концов, и привело к трагедии.

Все началось с середины нынешнего лета, когда в Жуковском стала набирать силу кампания по выборам мэра города. "Современнику", к тому времени уже прочно вставшему на ноги, было предложено безоговорочно поддержать одного из кандидатов, представлявшего городскую администрацию, и отказать всем остальным претендентам. Савин ответил отказом, отговорившись своей приверженностью к центризму, а также тем, что ему выгодно предоставлять слово всем желающим и получать за это деньги, столь необходимые газете.

После выборов мэра, где победил кандидат, союз с которым Савин отверг, на журналиста начались гонения. Отмечу сразу: все делалось "по закону. Мэрия созвала никогда не проводившееся до этого собрание акционеров закрытого акционерного общества "Современник", и оно отстранило от должности Савина. Коллектив редакции, за два дня до этого выступивший с письмом в защиту редактора, не протестовал. Более того: за 48 часов поменял мнение на противоположное и выступил с новым письмом, где требовал уволить Савина.

Он пробовал отстоять свои права, вступить с диалог с теми, кто взялся решать его судьбу, и это стало тем, что Борис Пастернак назвал однажды "бездной унижений".

Вспоминает главный редактор независимой газеты "Жуковский городовой" Алексей Козлочков.

Алексей Козлочков:

Наверное, администрация не нарушила никаких формальных и юридических оснований, когда его снимала. Все это было возможно. Но та форма, в которой это было сделано, те тучи, которые над ним сгущались, те перешептывания, те угрозы, которые он получал... - он знал, что с ним собираются рассчитаться. Он к этому готовился. Но вот эта вот вся ситуация, которая вокруг него сложилась, видимо, и довела его.

С ним разговаривали весьма грубо, говорили: "все равно тебя снимем". Подстрекался коллектив... видимо, там были какие-то обещания, что - "вот, уберем Савина, будет хорошо жить, будет веселее, жирнее и богаче. Поэтому ваша задача, значит... вот сейчас он - никто. Вы ему можете не подчиняться"... Они его уже пытались заранее объявить сумасшедшим, говорили, что "никаких распоряжений его не выполняйте".

И вот, в тот момент - это был его день рождения - он принес две бутылки пива. Он точно не хотел кончать жизнь самоубийством. И в тот момент начали его унижать, говорили, что "здесь ты - никто"... И дальше уже облитого... он выбежал, облил... И там была сказана фраза (ее могут там подтвердить), что "Ну, что ж, ты не подожжешь никогда..." Ну, а с другой стороны: "Давай-давай. Все равно здесь ремонт делать".

После этой фразы в состоянии аффекта, очевидно, он выбежал, поджег - и умер.

Илья Дадашидзе:

О том, что Савин не собирался кончать жизнь самоубийством, говорит и журналистка Татьяна Фомина, город Жуковский.

Татьяна Фомина:

Он хотел привлечь к себе внимание, инсценировав самосожжение перед зданием мэрии. Было известно число... Он даже пытался советоваться с каскадерами о том, как он будет предохранять свой организм от сожжения. Он просто хотел внимание администрации привлечь к тому, что вот таким образом с людьми не поступают, что его дело отнимают, что его дело должно жить, что он сам должен быть во главе этого дела.

Видимо, его сгубило унижение, которое сгущалось к этому роковому вторнику. И он, наверное, не смог осуществить показной акт, сделал над собой то, что смог сделать, уничтожив себя.

И в последний момент, конечно, собрание акционеров, которое состоялось накануне и приняло такое безоговорочное решение о ликвидации ЗАО "Современник", практически о ликвидации самого Савина во главе этой редакции, та череда оскорблений, которая последовала после этого собрания, и ерничество над человеком уже раздавленным, униженным, доведенным до отчаяния... Я бы это расценивала, как желание поставить точку, чтобы Игорь сам сделал этот выбор. Вот он его сделал.

Я считаю, что был в этом момент доведения до самоубийства. Но это должен доказать суд. Мы на это вот и рассчитываем.

Илья Дадашидзе:

О том, как проходило "укрощение" Савина одним из советников мэра Жуковского, свидетельствует магнитофонная запись, которую во время беседы с ним вел Савин. Эта запись не предназначалась для эфира, и мы приносим нашим слушателям извинения за качество звука.

Советник мэра:

Вы как раз здесь не являетесь главным действующим лицом.

Игорь Савин:

Я...

Советник мэра:

Вы меньше всего интересуете акционеров...

Игорь Савин:

Я как раз про свои права...

Советник мэра:

... меньше всего.

Игорь Савин:

Я борюсь за свои права. Все, что происходит, это абсурд и вообще...

Советник мэра:

Нет, я понимаю...

Игорь Савин:

... Бальзак, Стендаль...

Советник мэра:

Я понимаю, но вы не Бальзак и не Стендаль. Поэтому все сведется к словесному поносу. Если вы думаете, что это окажет какое-то влияние на наши действия, вы ошибаетесь.

Игорь Савин:

Нет...

Советник мэра:

Не выйдут люди в колоннах на улицы.

Игорь Савин:

А я не хочу людей.

Советник мэра:

Никто не добьется создания для вас...

Игорь Савин:

А я не хочу...

Советник мэра:

... искусственного теплого места в качестве главного редактора.

Игорь Савин:

А я... не нужно мне. Мне не нужно искусственное место.

Советник мэра:

Все будет так, как хотят акционеры.

Игорь Савин:

Только я хочу посмотреть, я хочу посмотреть...

Советник мэра:

Находятся вот такие "самородки" с болезненным самолюбием...

Игорь Савин:

Не надо... А я... не болезненное самолюбие...

Советник мэра:

... которые убеждены, что будет запах паленого, что люди будут...

Игорь Савин:

Я не убежден.

Советник мэра:

... рыдать. Ничего этого не будет.

Игорь Савин:

Никто не будет рыдать.

Советник мэра:

Город будет жить спокойно...

Игорь Савин:

А мне не нужно...

Советник мэра:

... и будет выходить газета.

Игорь Савин:

И газета будет выходить.

Советник мэра:

Спокойно будут тут работать бывшие ваши сотрудники.

Игорь Савин:

И будут люди спокойно работать. Да, будут...

Илья Дадашидзе:

Насколько аргументированным было решение собрания акционеров закрытого акционерного общества "Современник", в результате которого Савин был отстранен от должности?

На этот вопрос мы попросили ответить юриста газеты "Современник", сотрудника Московской Хельсинкской группы Евгения Боброва.

Евгений Бобров:

При созыве и проведении внеочередного общего собрания акционеров были допущены следующие нарушения. В соответствии с уставом, о дне, месте и времени проведения общего собрания акционеров должно быть сообщено всем акционерам и самому генеральному директору ЗАО не позднее, чем за десять дней до его проведения. Савин же получил данное извещение лишь за три дня до проведения общего собрания. Часть акционеров была извещена по телефону, факсу, а некоторые из них за один-два дня до созыва собрания не были извещены о нем вообще.

Руководителем ликвидационной комиссии ЗАО "Редакция "Современник", в нарушение Статьи 11 федерального закона "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" от 8 января 1998 года избран муниципальный служащий, советник главы города Жуковского по связям с общественностью и взаимодействию со средства массовой информации Огур Олег Валентинович. Согласие последнего на свое назначение на высший руководящий пост в коммерческой организации является превышением должностных полномочий.

Савину же вменялись в вину следующие нарушения. Редакция газеты "Современник" до настоящего времени не имеет устава, устав имеет только ЗАО "Редакция "Современник". Однако, в соответствии со Статьей 20 закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 года, устав редакции, организуемой в качестве предприятия, может являться одновременно и уставом данного предприятия, что и есть в "Современнике".

Следующее. Среди акционеров ЗАО "Редакция "Современник" имеются три ликвидированных юридических лица, однако в момент перерегистрации "Редакции "Современник" из АОЗТ в ЗАО, что было в 1997 году, в отношении этих юридических лиц не был совершен процесс их ликвидации, поэтому они номинально продолжали числиться акционерами.

И третье. ЗАО "Редакция "Современник" - предприятие убыточное, и его существование более не целесообразно. Однако из всех бухгалтерских отчетов, представленных акционерам на общем собрании, следовало, что никаких убытков Закрытое акционерное общество "Редакция "Современник" в последние годы не понесло, была только прибыль. Следует добавить, что документальных данных о содержании решений, принятых общим собранием акционеров 26 октября, до настоящего времени никто из сотрудников газеты "Современник" не видел. Протокол о заседании внеочередного общего собрания акционеров не видел и сам Савин, что и стало причиной конфликта в редакции 31 октября 2000 года с советником главы города по взаимодействию со средствами массовой информации.

Илья Дадашидзе:

И еще одно мнение о случившемся, Руслана Горового, Фонд защиты гласности.

Руслан Горовой:

Ситуация, подобная той, которая сложилась вокруг газеты "Современник", происходит и складывается с большинством региональных изданий, которые находятся в акционерной собственности. Сейчас, когда ситуация и со свободой слова в целом и с региональными СМИ резко ухудшилась вообще, такие события, в общем-то, подстерегают, я думаю, каждого четвертого, как минимум, главного редактора. Потому что разногласия с акционерами, невозможность влиять на политический процесс, а, следовательно, утрата интереса к себе и к своей газете - все это факторы риска для региональных редакторов.

Монитор, который проводит Фонд защиты гласности на протяжение уже десяти лет практически, явно свидетельствует о том, что случаев, подобных Савину ... то есть, если не говорить о самосожжениях, но, во всяком случае, о каких-то фактах глубокой депрессии, скажем так, региональных редакторов, такие факты есть, их довольно много. Поэтому вряд ли Савин будет последним в этом трагическом списке.

Не один главный редактор находится в состоянии стресса, который, в свою очередь, может привести и к самосожжению, и к другим малоприятным актам и малопонятным. Суть не меняется. То есть, то, что сделал Савин, конечно, поступок... жест отчаяния, но, на мой взгляд, подобный же жест отчаяния может совершить, ну, как минимум, каждый пятый редактор независимого СМИ, который находится в подчинении у акционеров газеты.

Илья Дадашидзе:

Это был Руслан Горовой, Фонд защиты гласности.

Правозащитные новости недели подготовила и читает Анна Данковцева.

Анна Данковцева:

Государственный обвинитель по делу Эдмонда Поупа, выступивший сегодня в Московском городском суде, потребовал признать американского бизнесмена виновным в шпионаже и приговорить его в 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима. По словам адвоката Поупа Павла Астахова, прокурор попросил суд взыскать семь миллиардов рублей за ущерб, нанесенный Поупом безопасности России при передаче в США данных о торпеде "Шквал". С иском о возмещении ущерба обратилось в суд руководство российского флота. На процессе объявлен перерыв до 1 декабря, когда с речью выступят адвокаты Поупа.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе выражает озабоченность в связи с тем, что российские власти до сих пор не позволили сотрудникам ОБСЕ возобновить работу в Чечне. ОБСЕ отозвала своих представителей из Чечни в прошлом году, когда в республике начались боевые действия. На саммите организации в ноябре 1999 года Москва согласилась на возобновление работы миссии ОБСЕ в Чечне. Бенита Ферреро-Вальднер, занимающая пост председателя организации, заявила на состоявшемся 27 ноября заседании министров иностранных дел ОБСЕ в Вене, что Москва не выполнила и других обещаний, в частности, вывести войска из Молдовы и Грузии.

Гуманитарные ведомства ООН не могут работать в Чечне, заявила высокопоставленный представитель ООН Кэролин Макаски. Выступая 24 ноября в Москве после посещения Северного Кавказа, Макаски подчеркнула, что пока в Чечне продолжается кровопролитие, ООН не будет подвергать риску жизни своих сотрудников. Макаски, которая координирует программы ООН по оказанию экстренной гуманитарной помощи, призвала к мирному решению чеченского конфликта.

Ингушетия получила от России только 27 процентов средств, необходимых для содержания беженцев на территории республики, - заявил президент Ингушетии Руслан Аушев. По его словам, вместо полутора миллиардов рублей в текущем году в Ингушетию было направлено 400 миллионов. По данным президента Ингушетии, в республике остаются зимовать 142 000 беженцев. Аушев сообщил также, что Организация объединенных наций устанавливает в Ингушетии новый палаточный лагерь для 20 000 человек.

Киргизская оппозиционная партия "Эркендик" (Свобода) требует немедленного освобождения лидера партии Тапчубека Тургуналиева и его сторонников, которым предъявлено обвинение в покушении на президента Киргизии Аскара Акаева. 26 ноября Бишкекский городской суд смягчил приговор районного суда от 1 сентября, назначив Тургуналиеву вместо шестнадцати шесть лет тюремного заключения в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Другие шестеро подсудимых были приговорены к различным срокам заключения (от четырех до шести лет). Политсовет партии полагает, что в отношении Тургуналиева власти проводят политические репрессии, а дело сфабриковано.

Рассмотрение уголовного дела по обвинению в государственной измене научного сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина в Калужском областном суде затягивается. По словам брата обвиняемого Дмитрия Сутягина, дело давно передано в областной суд. На 26 ноября было запланировано судебное заседание, но в связи с болезнью судьи он не успел ознакомиться с делом. Дата, на которую перенесено судебное заседание, неизвестна. Игорь Сутягин находится под стражей в следственном изоляторе УВД области тринадцать месяцев. 5 ноября 1999 года Игорю Сутягину было предъявлено по Статье 275 (государственная измена). Управление Федеральной службы безопасности России настаивает на проведении закрытого судебного заседания.

На протяжение 1998-1999 годов в Украине было возбуждено 194 уголовных дела по фактам превышения служебных полномочий с применением насилия и унижения достоинства человека. Об этом 28 ноября сообщила уполномоченный по правам человека Верховной Рады Украины Нина Колпачева. К уголовной ответственности по подобным делам были привлечены 285 работников милиции. Только за текущий год уполномоченным по правам человека было открыто около 200 представлений по фактам применения пыток.

26 ноября в Москве у здания Большого театра прошла акция в защиту прав человека в судебной системе России. По заявлению одного из организаторов митинга, председателя Российского отделения гражданской комиссии по правам человека Сергея Иванова, в судебной системе России постоянно нарушаются права человека. В первую очередь, считает Сергей Иванов, эти нарушения связаны с засильем в судебных органах карательной психиатрии, когда для определения невменяемости человека достаточно общемедицинского без участия в судебном процессе врача-психиатра.

В Ташкенте 23 человека приговорены к различным срокам тюремного заключения (от шестнадцати до двадцати лет). Им инкриминировалась подготовка к вооруженному восстанию и попытка создания исламского государства в Ферганской долине Узбекистана. Все обвиняемые - члены организации "Человечество и человечность", созданной в 1991 году для борьбы с наркоманией и проституцией. Тогда же организация была официально зарегистрирована. Подсудимые отрицали все обвинения и заявили, что оговорили себя под пытками.

28 ноября российская комиссия по реабилитации жертв политических репрессий сообщила, что недавно обнаруженные материалы свидетельствуют: шведский дипломат Рауль Валленберг был расстрелян в Москве в 1947 году. Будучи сотрудником Посольства Швеции в Будапеште во время Второй мировой войны, Валленберг спас от смерти тысячи венгерских евреев, выдав им шведские паспорта. В 1945 году после вступления в Венгрию советских войск Валленберг бесследно исчез. Представитель Министерства иностранных дел Швеции Ханс Магнуссон выразил сомнения в правдоподобности последней версии смерти Валленберга, подчеркнув, что никаких документальных доказательств гибели дипломата предоставлено не было.

Илья Дадашидзе:

Это были правозащитные новости недели, которые подготовила и прочитала Анна Данковцева.

В мае 2000 года российские правозащитники обратились с открытым письмом к президенту Российской Федерации Путину и к президенту США Биллу Клинтону, призвав их заявить о своей поддержке идеи общественного контроля за соблюдением прав ребенка и прав детей, в частности.

О праве ребенка на семью - Марина Катыс.

Марина Катыс:

В России число детей, лишенных попечения родителей, ежегодно увеличивается приблизительно на 100 000. За последние три года в стране было построено 230 новых детских домов, и если политика властей по отношению к беспризорным детям и детям-сиротам не изменится, строительство детских домов в России будет продолжаться.

За последние 10 лет беспризорные дети стали социальным бедствием. Большинство из них всеми правдами и неправдами стараются попасть в Москву, где, как они не без основания полагают, выжить намного легче. Как легче и затеряться в толпе, и исчезнуть в этой толпе бесследно. Но об этом подростки не задумываются.

Сегодня в Москве насчитывается около 28 000 беспризорных детей, при этом москвичей среди них не более 10 процентов. Остальные подростки приехали в российскую столицу либо из регионов, либо из стран СНГ. И основные причины, по которым дети оказываются на улицах, это жестокое отношение к ним со стороны родителей, пьянство и наркомания самих родителей и сексуальное насилие со стороны взрослых. Только у 10 процентов от общего числа беспризорников действительно нет родителей.

Московские власти озабочены наплывом в столицу беспризорных детей и ищут пути законодательного разрешения этой проблемы. С 1996 года в российской столице действует постановление правительства "О приемной семье", но за 4 года государственные органы опеки создали в Москве всего лишь 9 приемных семей. Альтернативой детским домам и даже приемным семьям могут стать патронатные семьи.

Слово заслуженному учителю Российской Федерации, депутату Московской городской думы и одному из разработчиков закона о патронатном воспитании Владимиру Васильеву.

Владимир Васильев:

Самое лучшее для ребенка, который попал в такую ситуацию, это, конечно, усыновление, приобретение новой семьи, приобретение родителей. Есть еще несколько форм. Это опека, попечительство, приемные семьи. Психологи доказали, что даже кратковременное нахождение ребенка в ситуации коллектива детского дома очень серьезно влияет на психику ребенка. И поэтому, конечно, идеально было бы, чтобы ребенок, попавший в трудную жизненную ситуацию, вообще не попадал в государственные учреждения. А если и попадал, то - на минимальный срок, пока он даже не успел заметить, где он побыл. А потом он должен прийти в семью.

Такая практика имеется практически во всем мире. Система патронатного воспитания предполагает передачу ребенка без определенного статуса, то есть без статуса сиротства, в семью на воспитание. И вторая часть - работа патронатных воспитателей внутри кровной семьи, то есть работа с родителями, попытка создания атмосферы, в которой ребенок мог бы чувствовать себя более или менее комфортно. Потому что я, как один из разработчиков этого законопроекта, считаю, что от кровной семьи ребенка, какая бы они ни была, отрывать нельзя.

Патронат не предполагает передачу всех прав на ребенка патронатным родителям. Он предполагает только передачу им ответственности за жизнь и здоровье ребенка, ответственности за его образование и социальную адаптацию и право совместно с уполномоченной службой (а такие службы должны, по закону, создаваться) составлять план по защите прав этого ребенка. И вот здесь, так сказать, прописывается все: за что отвечают, что могут патронатные родители, насколько они свободны в своих действиях. Потому что - принятие решения о том, где будет обучаться ребенок, как обучаться, какая нагрузка ему, скажем так, доступна, будет происходить совместно со специалистами уполномоченной службы.

Марина Катыс:

В Москве в настоящее время действуют только два приюта, куда дети могут прийти добровольно и провести там некоторое время. Этого явно недостаточно. Уже в 2001 году в рамках программы борьбы с беспризорностью в столице будет открыто еще 3 приюта для детей и 9 центров социальной помощи семье и детям.

Параллельно с осуществлением этой программы в российской столице планируется создание детских домов патронатного воспитания.

О том, кто и как будет финансировать работу этих детских домов, рассказывает депутат Московской городской думы Владимир Васильев.

Владимир Васильев:

Финансово обеспечивается существование следующим образом. У нас на каждого ребенка, по закону, который попадает под опеку или попечительство, выделяется определенная сумма. Ну, сегодня она в пределах полутора тысяч рублей. Это пособие, которое получают патронатные родители только на ребенка, на его содержание. Пришли к выводу, что патронатный воспитатель - это все-таки работа, это деятельность, которая должна быть признана социально значимой. Поэтому было принято решение, что за эту работу надо платить. Ну, в законе, на сегодняшний день, пока остались цифры, что за каждого ребенка, взятого на патронат, родители патронатные, воспитатели, могут получать от трех с половиной до пяти с половиной минимальных окладов у нас в стране. Сегодня это 132 рубля минимальный оклад. Ну, вот посчитайте, в пределах семисот рублей за ребенка. Минимальная заработная плата, естественно, будет расти и, соответственно, она будет повышаться.

Марина Катыс:

Дети, которые попадают на патронатное воспитание, это, как правило, дети из сложных социально семей, с довольно серьезным прошлым, и это вовсе не подарок. Это дети грубые, дети плохо говорящие, с задержками развития, с другими психологическими отклонениями. И вы полагаете, что семьсот рублей - это достаточная компенсация женщине или мужу с женой, которые берут на себя труд заменить родителей такому ребенку?

Владимир Васильев:

Я еще раз подчеркиваю, что я не считаю это достаточным, но...

Марина Катыс:

Но тогда почему в законе закладывается такая норма?

Владимир Васильев:

Во-первых, закладывается норма, приблизительно равная тому, что сегодня уже существует, а существует сегодня оплата труда приемных родителей. Это первое. Второе. Патронатные воспитатели проходят определенную систему тестирования, и вот те, кто доходит, скажем, до финиша, и попадают в базу данных, как правило, там уже не самое главное материальное обеспечение именно государственное. Самое главное, что он считает себя занимающимся социально значимым делом. Зарплата здесь не самое главное.

Марина Катыс:

Я понимаю, что люди берут детей на воспитание не для того, чтобы обогатиться за этот счет. Но я считаю, что, создавая новый закон, надо закладывать такие нормы, которые позволят этим семьям жить достойно, не обогащаясь, а просто жить достойно, тем самым - обеспечивая этим детям достойное существование.

Владимир Васильев:

Может быть, завтра у нас минимальная оплата труда будет две тысячи рублей, например, или две с половиной тысячи рублей в месяц, и, соответственно, поднимется она и у патронатного воспитателя. Но я еще раз подчеркиваю, что, как только начинается тестирование людей, готовых войти в банк данных на получение ребенка на патронат, то эти вопросы сразу как бы отрабатываются.

Марина Катыс:

Вы вот уже несколько раз упоминали о базе данных возможных патронатных родителей. Насколько она велика и какие социальные слои обращаются к вам с такими предложениями?

Владимир Васильев:

В основном, семьи с детьми. То есть, нормальная семья, казалось бы, дети есть, все в порядке. 24 процента таких. 30 процентов семей, которые муж с женой, но не имеют своих детей. Есть неполные, 12 процентов - неполные семьи с детьми, и неполные без детей, это или мужчина или женщина, так сказать, принимает такое решение.

Марина Катыс:

По закону, разрешено, вот, допустим, одинокому мужчине взять на воспитание ребенка?

Владимир Васильев:

Запрета такого нет. Заявление может подать каждый, и мужчина, и... Я понимаю, мне очень часто задают вопрос - ну, мало ли, какие-то извращенцы, ну, мало ли, кто-то, вот, с какими-то целями... Вот, почему мужчина вдруг хочет взять девочку на патронатное воспитание? Теоретически, вот такие разговоры возможны, но на практике... Вот, опять же, при подборе патронатного воспитателя происходит серьезная работа специалистов, психологов, дефектологов, социологов. И как только проявляется какой-то определенный интерес, то, конечно, сразу начинает выявляться мотивация.

Марина Катыс:

И почему к вам обращаются люди, которые хотят взять ребенка? И не имею в виду бездетные пары, это более или менее понятно.

Владимир Васильев:

Желание изменить структуру своей семьи. Уже есть ребенок, но есть желание иметь еще. Но по возрасту, например, 45-50, не всегда могут родить своего ребеночка, а тут можно взять и спокойно воспитать. Условия позволяют.

Свои дети выросли, это возраст где-то, примерно, под 50 лет... Детям, там, 20-22. Почему бы не взять на воспитание еще одного ребенка, которого они успеют воспитать, кстати?

Марина Катыс:

Скажите, а какой возраст детей пользуется наибольшим вниманием предполагаемых патронатных родителей?

Владимир Васильев:

В основном, хотят, конечно, взять дошкольного возраста. Дети дошкольного возраста... ну, скажем так мягко, более управляемы. Даже если у них особый какой-то характер и особая форма поведения, но все-таки это еще пока маленькое существо, с которым можно, наверное, с авторитетом взрослого человека разговаривать и в чем-то его убеждать.

Конечно, брать, допустим, ребенка 12-13-14 лет, который за эти годы очень многое повидал и побывал в различных ситуациях, я думаю, это серьезная ответственность, и тут могут возникать различного рода сложности.

Марина Катыс:

И, возвращаясь, все-таки, к базе данных: сколько сейчас у вас желающих взять детей на патронатное воспитание?

Владимир Васильев:

Чуть более 80 детей устроены в 50 патронатных семей. Законопроект, который сегодня рассматривается в Московской городской Думе - и прошел уже два чтения, он, я думаю, все-таки, будет принят, и он даст возможность уже на полных законных основаниях заниматься как наполнением базы данных патронатных родителей, так и передачей детей в патронатные семьи.

Марина Катыс:

И когда Московская городская Дума примет этот закон?

Владимир Васильев:

Ну, я бы очень хотел, чтобы этот закон был принят в этом году, как новогодний подарок, может быть, тем детям, которые могли бы на законных основаниях пойти в патронатные семьи.

Марина Катыс:

Сейчас в Москве и области насчитывается более 120 детских сиротских учреждений. Только за последний год в России в детские дома были отправлены 47 000 детей. Всего же в детских учреждениях воспитываются 272 000 сирот, а из 100 000 детей-сирот в России ежегодно усыновляется менее одного процента.

Илья Дадашидзе:

О праве ребенка на семью говорила Марина Катыс.

"Западная печать о правах человека и свободе слова". Обзор Владимира Ведрашко, Прага.

Владимир Ведрашко:

Одинаковые телевизоры выставлены на стеллажах под эмблемой известной в Белоруссии электронной фирмой "Горизонт". На всех экранах изображение одного и того же человека - президента Лукашенко. Рядом с телевизорами стоит человек в пятнистой военной форме. Он - единственный зритель. Такова фотография, распространенная агентством "Рейтер" и напечатанная во французской газете "Либерасьон". Этот снимок выбран в качестве иллюстрации к большой статье, подзаголовок которой гласит: "Многие считают главу государства причастным к исчезновениям людей". В статье приводятся имена тех, кто бесследно исчез в Белоруссии в последние годы. Это, в частности, политик Виктор Гончар, бизнесмен Анатолий Красовский, журналист Дмитрий Завадский. В статье также излагается оценка "Международной амнистии". Цитирую: "Десятки арестов и задержаний, органы правосудия, подчиненные государственной власти, притеснение оппозиции - таково положение прав человека в Белоруссии. Таковы некоторые черты диктатуры Александра Лукашенко". Конец цитаты.

Руководитель французской секции этой всемирно известной правозащитной организации отмечает, что положение в Белоруссии за последние два года существенно ухудшилось. Выступая перед французскими парламентариями, он выразил солидарность с населением Белоруссии и сообщил, что внимание "Международной амнистии" сейчас сосредоточено на деле Андрея Климова, содержащегося в заключении с 1998 года.

Собранные "Международной амнистией" свидетельства о жертвах чернобыльской катастрофы также вызывают озабоченность. 800 000 белорусских детей испытывают на себе последствия радиоактивного заражения территории республики.

Это было изложение статьи, опубликованной во французской газете "Либерасьон" и посвященной правам человека в Белоруссии.

Защита права на жизнь принимает порой форму активного вмешательства государства в будни своих граждан с целью изменить их привычки. Парадоксально, что в то время, как государство считает эти привычки дурными, граждане, наоборот, считают их вполне добрыми.

В той ситуации, о которой рассказывает американская газета "USA Today", правда - явно на стороне государства. Усиленные полицейские патрули, контрольно-пропускные пункты, блокпосты на дорогах и патрульные автомобили без полицейской символики - таковы лишь некоторые из особых мер американских властей, направленные на соблюдение правил дорожного движения. В статье, напечатанной в американской газете "USA Today", говорится: "Почти треть американцев во время езды не пристегиваются ремнями. Шестеро из десяти детей, попадающих в автокатастрофы в Америке, погибают из-за того, что также не пристегнуты ремнями. Каждое четвертое автопроисшествие в Америке, приводящее ежегодно к гибели 2 000 человек, связано с употреблением алкоголя.

Все американские штаты кроме Массачусетса имеют свой собственный закон о пользовании ремнями безопасности, и все без исключения американские штаты законодательно требуют, чтобы дети были пристегнуты или находились в специальных безопасных креслах. Но практика показывает, что лишь две трети американцев законопослушны на сей счет. Об этом пишет американская газета "USA Today".

О тяжелом положении беженцев из Восточного Тимора после проведенного там референдума о независимости и разразившегося вооруженного конфликта пишет британская газета "Gardian".

Агус Родригес сегодня уже с трудом может припомнить, когда ел какую-нибудь мало-мальски приличную пищу. Более года он и его семья находятся в лагере для беженцев в одной из деревень индонезийского Западного Тимора. Все, что им выдали за последние десять недель, это по четыре килограмма риса на каждого. Жизнь впроголодь оказывает самое негативное влияние на состояние здоровья беженцев.

Положение в лагере во многом объясняется действиями группировки местных бандитов, которые терроризируют беженцев и работников гуманитарных служб. Это началось в прошлом году, когда сотни тысяч человек из Восточного Тимора устремились в Западный Тимор, спасаясь от вооруженного конфликта, - продолжает газета "Gardian". С тех пор, как несколько работников гуманитарных миссий ООН были убиты десять недель назад, почти все международные организации, помогающие живущим здесь 120 000 беженцев, покинули лагеря, - говорится в публикации. Теперь ни Джакарта, ни местные власти не в состоянии обеспечивать расходы на существование обездоленных людей, не по своей воле покинувших дома Восточном Тиморе.

Это было изложение статьи, опубликованной в газете "Gardian".

Илья Дадашидзе:

Это был обзор Владимира Ведрашко "Западная печать о правах человека и свободе слова".

В России до сих пор не начата работа по формированию государственной миграционной программы, и это причина большинства проблем, с которыми сталкиваются беженцы и вынужденные переселенцы.

Рассказывает Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева:

В настоящее время в России находится около 8 000 000 мигрантов, но только 1 200 000 человек получили статус беженца или вынужденного переселенца. Остальные до сих пор лишены жилья, работы, социальных гарантий.

Говорит сопредседатель российского Совета по беженцам Михаил Арутюнов.

Михаил Арутюнов:

Люди, которые оказываются на территории Российской Федерации, - одни законно, другие незаконно, - оказываются в совершенно нелепом положении. Они мечутся по стране, не знают, где им найти пристанище. Из многих регионов и городов, где они могут найти работу, их просто-напросто выживают, - и начинается преследование. Идет скрытая война между государственными структурами и даже местным населением и вот этими людьми, которые пришли, прибыли на нашу территорию за помощью и поддержкой. А мы их, в общем-то, отторгаем.

И все это приводит к тому, что прибывающие на нашу территорию мигранты, даже те, которые уже многие годы, - вот афганцы там, - многие годы находятся на нашей территории, перед которыми, я считаю, наше государство, являющееся преемником Советского Союза, в определенной степени, несет моральную и иную ответственность, ничего не сделано.

Такая же ситуация и с бакинцами, которые десять лет мыкаются по стране. Деньги рассеиваются на всякие фантастические проекты, а на обустройство, на создание вот условий для приема этих людей ничего не делается.

Лиля Пальвелева:

Между тем, - считает Михаил Арутюнов, - государство должно быть заинтересовано в приеме мигрантов из дальнего и ближнего зарубежья.

Михаил Арутюнов:

Демографическая ситуация не вызывает никаких положительных эмоций, а становится с каждым годом все хуже и хуже, И вот, на сегодняшний день, численность населения Российской Федерации, в основном, поддерживается преимущественно за счет мигрантов.

Лиля Пальвелева:

Хотя бы поэтому, - убежден Михаил Арутюнов, - в России должна существовать единая миграционная политика, оформленная на законодательном уровне.

Правда, в стране уже разрабатывалась государственная миграционная программа. Но утверждена она не была, да и совершенством не отличалась. Достаточно сказать, что в программе даже не было прописано, какие меры следует предпринять для адаптации мигрантов в новых для них условиях. Между тем, такого рода опыт, вполне успешный, накоплен некоторыми общественными структурами, к примеру, объединением "Переселенческая организация Хокка", которое действует в город Борисоглебске. Слово руководителю этой организации Анатолию Балашову.

Анатолий Балашов:

Какое-то время переселенец, не получив статуса, даже не прописавшись, не получив гражданства, попадает в вакуум. Этот вакуум длится иногда достаточно долго. В этот период случаются с человеком всевозможные катаклизмы. Он заболевает, попадает в правовой конфликт с существующим законодательством России, ввиду его незнания всех законов, которые работают в России, а он приехал из наших бывших республик. Здесь как раз ему и оказывает помощь Общественная приемная по правам беженцев.

Лиля Пальвелева:

К такой работе привлечены специалисты самого широкого спектра.

Анатолий Балашов:

У нас работают представители всех наших организаций, медицинских учреждений, правовых учреждений. В нашем отделении есть правозащитная организация, "Правозащитник", так называется, возглавляемая достаточно серьезным специалистом в этой области, кандидатом юридических наук. Также медики приходят на помощь, когда это нужно, чтобы помочь человеку или привлечь медицинскую помощь соответственного спецучреждения. Точно так же приходят на помощь психологи, которые проводят с ними беседу и объясняют, что не все потеряно в этой жизни, и даже снимают ту психологическую нагрузку, когда часто человек не выдерживает и кончает жизнь даже самоубийством, бывали такие у нас случаи.

Лиля Пальвелева:

И что, наверное, самое главное, - говорит Анатолий Балашов, - оказавшимся в Борисоглебске мигрантам помогают с трудоустройством, хотя бы и временным. Ведь нередко в отсутствие возможности честно зарабатывать на жизнь - корень многих проблем, в том числе медицинского свойства.

Анатолий Балашов:

Человек попадает с большой семьей в такую ситуацию, когда он не может найти работу ввиду того, что какие-то документы у него затеряны в дороге, какие-то ему не дали на прежнем месте жительства. Иногда бывает, что на прежнем месте жительства против него организовывают такие судебные процессы. Вот были случаи, когда человек уезжал из республик, а его не отпускали, против него возбуждали специально уголовное дело, и даже это уголовное дело доходило на розыск в Россию. Включались наши правозащитные организации, которые разряжали и объясняли обстановку, что это не так.

Устраивали на работу. У нас создана биржа труда, которая дает возможность человеку без трудовой книжки заработать какие-то деньги до нахождения постоянного места труда.

Лиля Пальвелева:

Во многих общественных организациях сетуют на то, что когда речь заходит о мигрантах, государственные структуры весьма неохотно идут на сотрудничество, а вот в Борисоглебске эта проблема решена.

Анатолий Балашов:

У общественной приемной очень крепкие связи с миграционной службой в городе Борисоглебске, областной миграционной службой. Из любых ситуаций человека вытаскиваем. Привлекаем и городские власти, администрацию области, и правительство России, и Думу, - ну, все. Если это нужно, значит, мы выходим на все органы. Делаем прозрачным этого человека для принятия решения соответствующего.

Лиля Пальвелева:

Как бы ни впечатляли успехи переселенческой организации из Борисоглебска, многого здесь добиваются с большим трудом, поскольку действуют на общественных началах и какого-либо финансирования из федеральных источников не имеют. "Наша работа была бы значительно эффективнее, - говорит Анатолий Балашов, - если в России действовала бы государственная миграционная программа".

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Лили Пальвелевой.

Завершая на этом программу "Человек имеет право", напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, д. 13, к. 1, московская редакция Радио Свобода.

Пишите нам.

XS
SM
MD
LG