Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- ЧП в Чапаевске.
- Диагнозы псковских медиков военкомам не указ.
- Колымских неимущих - из квартир в общежитие.
- Самоубийство на Горьковском автозаводе.
- Эксперимент правозащитников в Перми.
- Екатеринбург. За что преследуют журналистов?
- Оренбург. На гражданку - без выплат.
- Чебоксары. Офицер - обуза для бюджета.
- Уфа. Суды над "яблочниками" в Башкирии.
- Майкоп. Легко ли быть курдом в Адыгее?
- Омск. Встречая новый век.


Наш выпуск начнем с репортажа из Чапаевска. В ответ на произвол местных чиновников предприниматель готов нарушить закон.

Рассказывает Сергей Хазов.

Сергей Хазов:

27 ноября директор чапаевской фирмы "Уют" Александр Герасимов на пресс-конференции сделал шокирующее заявление.

Александр Герасимов:

Ведь я всерьез, но - сразу оговариваясь, что это как крайняя мера, - намерен захватить заложников с целью привлечения внимания общественности к проблемам, которые я хотел бы довести до средств массовой информации.

Вот конституция наша. Основной закон. Когда я его читаю, я чувствую себя гражданином, которого действительно защищает государство. Но как только я выхожу на улицу и сталкиваюсь с нашей действительностью, я понимаю, что это обыкновенная декларация того, что должно быть, и того, что никогда не будет.

Сергей Хазов:

В справедливости российских законов, по его собственным словам, Александр Герасимов разочаровался после того, как попытался в судебном порядке отстоять интересы своей фирмы. Поводом для обращения директора ремонтно-строительной фирмы "Уют" в судебные органы стала история шестилетней давности.

В декабре 1994 года в Чапаевске произошло чрезвычайное происшествие: на несколько недель без теплоснабжения оказался третий микрорайон города. В результате этой аварии многие жилые объекты района пришли в негодность. Требовался срочный ремонт их коммуникаций, побелка, покраска.

Собственными силами выполнить столь широкий фронт работ администрация города не могла. В результате - мэрия Чапаевска заключает договор с фирмой "Уют", которой руководит Александр Герасимов, на проведение ремонтно-восстановительных работ в трех жилых домах, бане, школе-интернате и Центре социального обслуживания, расположенных в третьем микрорайоне города.

По окончании ремонтных работ мэрия Чапаевска гарантировала выплатить фирме "Уют" два миллиона рублей. Однако обещанных администрацией денег предприниматель Герасимов так и не получил. Сначала чиновники ссылались на временные финансовые трудности, а позже и вовсе предпочли забыть о своих обязательствах перед предпринимателем.

Понимая, что возникшая ситуация серьезно угрожает благополучию его бизнеса, Александр Герасимов решается подать иск в суд на мэрию города Чапаевска, надеясь, что судебные органы помогут ему взыскать финансовый долг с чиновников.

По иску предпринимателя Герасимова с марта 1995 года состоялось два судебных слушания, оба из которых признали, что мэрия обязана заплатить фирме "Уют" положенные деньги.

Однако, как рассказал Александр Герасимов, решение областного суда для властей города Чапаевска не указ. Чиновники не только не вернули предпринимателю положенные деньги, но и отключили летом нынешнего года его фирму от водо- и теплоснабжения.

Говорит Александр Герасимов.

Александр Герасимов:

То есть, беспредел идет не со стороны криминала, а беспредел идет со стороны вот именно административных органов города и области.

Сергей Хазов:

Теперь Александр Герасимов заявляет, что, чтобы получить с чапаевской мэрии причитающиеся ему деньги, он готов на все. Как сказал сам Александр Герасимов, его история, так или иначе, завершится в самое ближайшее время.

Для Радио Свобода - Сергей Хазов, Самара.

Илья Дадашидзе:

Альтернативная служба может стать реальностью, - доказывают пермские правозащитники.

С подробностями - Олег Антонов.

Олег Антонов:

Пермь становится центром общероссийского движения за принятие закона об альтернативной гражданской службе. В ноябре к реализации нового проекта развития в регионах России общественных инициатив за введение альтернативной гражданской службы приступил Пермский центр поддержки демократических молодежных инициатив.

Проект включает два направления. Первое - продолжение молодежных программ, начатых центром и пермским отделением общества "Мемориал" в девяностые годы. Второе - распространение пермского опыта в российских регионах.

А начиналось все с эксперимента. Ровно год, с октября 1999 по октябрь 2000 года, десять юношей, выигравшие с помощью правозащитников судебные иски военкоматов, трудились в качестве волонтеров в социальных службах Перми, оказывая помощь жертвам политических репрессий, больным раком и одиноким старикам.

Один из двенадцати месяцев молодые люди провели в командировке. На острове Соловки ими отрабатывалась экстерриториальная модель прохождения альтернативной гражданской службы. Участники проекта жили в палатках, работали на расчистке леса, заготовке дров для одиноких ветеранов войны и труда.

Параллельно с этим экспериментом были продолжены и другие проекты пермских правозащитников. Организованы несколько волонтерских смен в летнем молодежном лагере на базе мемориального музея истории политических репрессий "Пермь-36", продолжила работу школа прав человека.

30 октября в Перми состоялся семинар, собравший представителей из других городов страны. Итоги эксперимента были признаны весьма ценными, и - главное - модели, предложенные пермяками, реально действовали. Тогда и было решено использовать их в других городах.

Еще на первом этапе пермские схемы по организации альтернативной гражданской службы применялись в Гатчине, Петрозаводске, Новосибирске, Екатеринбурге. Теперь к проекту предполагается подключить Братск, Томск, Самару, Рязань и Санкт-Петербург.

Для региональных координаторов программы раз в два месяца будет проводиться учеба в школе "Армия добра". Уже началась подготовка к изданию брошюр с детальным описанием опыта пермского Центра, а будущим летом юноши из других областей России, добивающиеся права на альтернативную гражданскую службу, приедут на работу в волонтерский лагерь "Пермь-36".

Вместе с тем, Центр молодежных инициатив намерен не только делиться опытом с регионами, но и продолжить поиск новых моделей прохождения альтернативной гражданской службы. Возможно, уже в будущем году труд альтернативно-служащих будет востребован экологическими организациями, службами спасения и МЧС, отделами по предупреждению детской преступности.

Закон об альтернативой гражданской службе в России назван президентом страны Путиным в числе десяти важнейших документов, которые предстоит принять новой Госдуме.

Право молодых людей на альтернативную службу записано в конституции, но модель ее прохождения законодателями не определена. Вот и приходится призывникам в судах, поодиночке, с огромным трудом доказывать свое право послужить России не на военном поприще.

Работа пермского Центра как раз и направлена на создание действующих моделей прохождения альтернативной гражданской службы, чтобы думцы, создавая закон, могли опереться на опыт регионов.

Олег Антонов для Радио Свобода, Пермь.

Илья Дадашидзе:

Для выполнения плана призыва в российскую армию военные комиссариаты идут на нарушение закона.

Из Пскова - Анна Липина.

Анна Липина:

Осенью Псковский городской суд рассмотрел ряд дел по обвинению в уклонении от прохождения воинской службы. Уклонистам были назначены наказания в виде лишения свободы сроком от года до полутора лет с отсрочкой приговора.

Сотрудники Псковского военкомата считают, что основной причиной негативного отношения к прохождению военной службы является экономический кризис, который переживает Россия. Этот кризис охватывает все стороны жизни, в том числе и систему патриотического воспитания молодежи. Разрушены многие традиции, размыты нравственные ориентиры, и, как следствие, многие молодые люди негативно относятся к выполнению конституционной обязанности - служить в Вооруженных силах - и всячески уклоняются от воинского учета и явки в военкомат.

Однако, как считают члены псковской общественной организации "Совет солдатских матерей", одним из факторов нежелания, как, впрочем, и невозможности проходить военную службу, является критическая ситуация с состоянием здоровья нашей молодежи.

По словам заместителя председателя общественной организации "Совет солдатских матерей" Натальи Гулевской, из всех призывников, обратившихся к ним, не было выявлено ни одного здорового юноши. Фактически каждый из обратившихся имел право на отсрочку от службы в армии. У большинства юношей призывного возраста подтверждено наличие не то что одного - а двух или трех хронических заболеваний. Почти у каждого второго это - хронические заболевания печени или почек.

Наталья Гулевская сожалеет о том, что многие юноши и их родители не знают своих прав. Они не знают о том, что именно состояние здоровья, во многих случаях, является решающим фактором в предоставлении отсрочки от службы в армии.

По мнению Натальи Гулевской, призывная медицинская комиссия, в большинстве случаев, старается не выявлять отклонений в здоровье призывника, даже когда они - явные. А многие родители призывников, особенно из районов области и сельской местности, полностью полагаются на результаты обследований, проведенных призывной медицинской комиссией - как же не доверять людям в погонах?

В подтверждение этого, Наталья Гулевская рассказала об одном из подобных фактов, который закончился весьма трагично. Страдающий серьезным заболеванием военнослужащий срочной службы был вынужден самовольно покинуть расположение части, дислоцированной в Псковской области. Он продолжал скрываться в течение четырех месяцев. Причина - серьезное психическое заболевание, которое почему-то не было выявлено призывной медицинской комиссией, и юноша был признан годным к службе. В результате, не выдержав, как говорится, армейских тягот, в том числе и жестокого обращения со стороны старослужащих, парень ударился в бега.

Его мать обратилась за помощью в общественную организацию "Совет солдатских матерей", специалисты которой смогли добиться специальной экспертизы состояния здоровья беглеца в институте имени Бехтерева. В результате обследования московские медики выявили у парня серьезное психическое заболевание и, более того, поставили диагноз "изменение личности вследствие обострения заболевания". Юноша был признан ими негодным к прохождению срочной службы и, более того, нуждался в серьезном лечении.

Однако на рекомендацию московских медиков командир воинской части, по словам Натальи Гудлевской, отреагировал весьма неадекватно, заявив, что парень все же должен явиться в часть и встать в строй, а что с ним делать дальше, будет видно.

Вообще, по мнению Натальи Гулевской, наличие заболевания, дающего право на отсрочку, зачастую нарочито не принимается во внимание призывной медицинской комиссией. Бывает и так, что запись о поставленном гражданскими медиками диагнозе бесследно исчезает из медицинской карточки призывника. В подтверждение этого, Наталья Гулевская рассказала о недавнем инциденте, произошедшем с одним из юношей, обратившимся впоследствии за правовой помощью в "Совет солдатских матерей".

Накануне призыва парень был жестоко избит в уличной драке, в результате чего у него была серьезно травмирована голова. Парень попал в областную больницу, где после оказания необходимой помощи медики поставил ему диагноз, дающий право на отсрочку, и написали соответствующую рекомендацию. Однако врач городской больницы, куда юноша был направлен военкоматом, эту рекомендацию почему-то утратил.

Заместитель председателя общественной организации "Совет солдатских матерей" Наталья Гулевская считает, что в подобных медицинских ситуациях очевидно влияние военкомата, который старается любыми средствами обеспечить выполнение плана призыва, спускаемого сверху.

В этом году, чтобы избежать недобора, военкомат постарался даже призывать студентов, которым по закону положена отсрочка. "Советом солдатских матерей" отмечены факты, когда в амию призывались учащиеся институтов и техникумов.

Причина такой активности военного комиссариата, по мнению Натальи Гулевской, кроется в документе, подписанном председателем российского правительства Михаилом Касьяновым летом этого года. Этот документ призван поощрять субъекты федерации за выполнение плана призыва в ряды Вооруженных сил материально.

Недавно общественная организация "Совет солдатских матерей" направила обращение в орган местного самоуправления, псковскую городскую Думу, о введении в состав призывной комиссии председателя "Совета солдатских матерей", однако, пока это обращение не удовлетворено. А между тем, Псковский военный комиссариат информирует о том, что "благодаря сплоченным действиям военного комиссариата и органов внутренних дел города Пскова за десять месяцев текущего года число не желающих служить уменьшилось вдвое".

Для Радио Свобода - Анна Липина, Псков.

Илья Дадашидзе:

За долги по квартплате неимущим жителям Магадана грозит выселение.

Слово Михаилу Горбунову.

Михаил Горбунов:

По решению Магаданского городского суда, многодетные семьи Буториных и Крашенинниковых должны быть выселены из благоустроенных квартир в столице Колымы Магадане по иску муниципального ремонтно-эксплуатационного участка номер четыре. Первая семья задолжала местным коммунальникам квартирной платы на двадцать тысяч рублей, вторая - на двадцать пять. И поскольку обе - многодетные и малоимущие, то погасить долг им уже не удастся никогда.

Пока Буторины и Крашенинниковы держатся. Не открывают дверь судебным приставам и жалуются во все инстанции, включая местные телекомпании. Но и вторая сторона настроена весьма решительно. Папа Крашенинников привлечен к суду за противодействие приставам, а старших Буториных местные власти, по их официальному сообщению, собираются лишить родительских прав.

По тем же телеканалам работники коммунальной сферы объясняют, что выселяемым не менее уютно будет проживать и в социальных общежитиях, которые в Магадане не без оснований называют "каменными бараками".

Исход этого конфликта принял уже принципиальное значение в свете проводимой в Магадане общероссийской жилищной реформы. Ведь коммунальному унитарному предприятию "Жилтрест", куда входит на дочерних правах и упомянутый ремонтно-жилищный участок номер четыре, за хронические платежи поданы в суд уже иски на выселение более чем к 300 магаданским семьям.

Похоже, впрочем, магаданские коммунальщики не совсем понимают, какую мощную волну противодействия вызвала их инициатива. К делу подключились местные правоведы, напомнившие, что взыскивать через суд можно лишь за неисполнение договора на обслуживание жилья, а таковых договоров ни с кем в городе, как оказалось, и не заключено. Да и обязанности, предусмотренные различными федеральными нормами и правилами, коммунальщики, мягко говоря, выполняют не очень добросовестно. Положенного, к примеру, текущего ремонта на множестве жилых зданий Магадана не проводилось десятилетиями.

Есть во всем этом, кстати, и оттенок глупости. Ведь только за одну комнатку в социальном общежитии жильцы должны платить, по действующим в Магадане расценкам - столько, сколько за двухкомнатную квартиру новой планировки, то есть, около двухсот рублей в месяц. Это - пока. Жилищная реформа в Магадане продолжает набирать ход. С 1 декабря распоряжением главного хозяина городской "коммуналки", мэрии, повышены примерно в полтора раза, в целом, общая оплата за отопление и горячую воду в квартирах магаданцев. Как бы не пришлось теперь и эту доплату взыскивать через суд, только уже не с сотен, а с тысяч северян.

Михаил Горбунов для Радио Свобода, Магадан.

Илья Дадашидзе:

Остановка Горьковского автозавода привела к первой жертве. Из Нижнего Новгорода рассказывает Олег Родин.

Олег Родин:

На Горьковской автозаводе - чрезвычайное происшествие: остановлены сборочные конвейеры. Сорок тысяч человек внезапно отправлены в административный отпуск. Это произошло через день после появления на заводе нового хозяина. Глава компании "Сибирский алюминий", Олег Дерипаско, представил нового генерального директора, Виктора Беляева, и произнес многозначительную фразу о важности кадровой политики для современного автомобилестроения.

Оставленный в должности президента ГАЗа Николай Пыгин заверил: массовых сокращений не будет, хотя перемещения неизбежны.

К заверениям начальства люди относятся осторожно, и по автозаводу пошли разговоры о предстоящих увольнениях. Некоторые работники отважились высказать свое мнение нижегородским журналистам у проходной завода, с убедительной просьбой, впрочем, не называть их фамилий.

Работник:

Утором собрали всех мастеров и объявили: сокращают одну смену, ну, с каждой смены убирают одну треть рабочих в административный отпуск до 1 января, и неофициально объявили, чтобы они искали работу.

Олег Родин:

Руководители автозавода заявили, что административный отпуск продлится всего три дня. Но на предприятии стали распространяться панические настроения.

Работник:

Тревожно. За завод обидно. За наших детей обидно.

Работник:

Мы чувствуем, что могут сократить. Тем более, я в пенсионном возрасте, подхожу.

Работник:

Кто будет объяснять? Кто знает, что завтра будет?

Олег Родин:

А тут - и новые события. Выросли очереди в "АвтоГАЗ-банк" за получением наличных денег. Закрылись восемьдесят ведомственных детских садов, принадлежащих автозаводу. И восемь тысяч детей, как и сорок тысяч их родителей, отправлены в административный отпуск. Под угрозой закрытия - одна из лучших в городе больниц автозавода.

Говорит Татьяна Тихомирова, председатель профкома медсанчасти ГАЗа.

Татьяна Тихомирова:

Все обеспокоены этим, так что пока мы ждем, что решит новое начальство завода.

Олег Родин:

Вот так одномоментно стодесятитысячный коллектив нижегородского авто-гиганта оказался под угрозой собственного бесправия. Ни права на труд, ни права на лечение, ни достойного воспитания детей, ни уверенности в завтрашнем дне.

Работница:

Мне настолько это на нервы подействовало, я стала болеть. Хожу на лечение сейчас.

Олег Родин:

Кто стал болеть, а вот рабочий смежного предприятия "Завод коробок скоростей" Вячеслав Пронов пошел на самоубийство, повесился, как говорят его знакомые, из-за безысходности в ожидании сокращения.

Работник:

Он говорит: "Я в первую очередь буду сокращен. Чем я буду заниматься, куда мне деваться?"

Олег Родин:

Автозавод замер в тягостном ожидании неизвестных перемен. Хотя руководство заверяет, что все делается для финансового оздоровления предприятия.

Для Радио Свобода - Олег Родин, Нижний Новгород.

Илья Дадашидзе:

В ответ на критику власти Уральского региона подвергают журналистов уголовному преследованию.

Из Екатеринбурга - Сергей Кузнецов.

Сергей Кузнецов:

Возбуждение уголовных дел против уральских журналистов, публикующих на страницах местных газет свои критические, а подчас и просто разоблачительные материалы, похоже, становится печально практикой правоохранительных органов Свердловской области. Но если в самой уральской столице уголовные дела против корреспондентов газет "МК-Урал" и "Вечерние ведомости из Екатеринбурга" были благополучно закрыты еще в самом начале расследования, то в отдаленных городах и поселках области правоохранительные работники настойчиво и упорно стремятся довести такие дела до своего логического конца - судебного рассмотрения.

20 августа прокуратура города Асбеста возбудила уголовное дело по статье 129 части 2 и статье 130 части 2 УК РФ "клевета и оскорбления, содержащиеся в СМИ" против редактора газеты, издающейся в поселке Ревтинский, Эдуарда Маркевича в связи с публикацией критического материала о бывшем работнике местной прокуратуры Коноваловой, заключившей (уже в качестве адвоката) договор с администрацией поселка о ведении на ее стороне всех гражданских процессов в местных судах. Как говорится в обвинительном заключении по уголовному делу № 16-213 (цитирую), "Маркевич, являясь главным редактором и учредителем газеты "Новый Ревт", издал в указанной газете статью под названием "Санитары-юристы", в которой опубликовал искаженные сведения клеветнического характера, выразившиеся в том, что Коновалова, являясь частным правозащитником, заработала 28 800 рублей, оказывая юридические услуги администрации поселка Ревтинский. В этой же статье Маркевич, в нарушение журналистской этики, дает оценку своей героине, домысливая за нее и формируя тем самым у читателей ее негативный облик, как юриста" (конец цитаты).

Между тем сам Эдуард Маркевич считает, что данная публикация полностью соответствует раз и навсегда выбранному редакцией резко критическому направлению газеты.

Эдуард Маркевич:

Мы писали о чиновниках и приближенных к ним, тех, которые занимаются воровством, какими-то подлогами, используют служебное положение в личных целях, вот как в данном случае.

То есть, как бы, они ничего там, по большому-то счету, не натворили криминального, но она таким образом составила договор, и она теперь безбедно живет и имеет определенную прибавку к своей прокурорской пенсии.

Сергей Кузнецов:

Подобная жестокая критика местных властей не раз приводила к конфликтам. За два последних года Эдуард Маркевич был приговорен к 15 суткам административного ареста за якобы оскорбление должностного лица и несколько раз становился ответчиком по искам должностных лиц о защите их чести и достоинства. В начале нынешнего года редактору чудом удалось выжить после зверского избиения металлическими прутьями, и, хотя личности нападавших были хорошо известны пострадавшему, прокуратуре так и не удалось доказать их причастность к этому жестокому преступлению.

Совсем иная ситуация в деле о клевете.

Рассказывает Эдуард Маркевич.

Эдуард Маркевич:

Следователь меня совершенно не слушала. Видимо, у нее уже сформировалось четкое мнение о том, что я виноват, либо ее заставили таким образом думать, что я виноват. И она из всего моего рассказа и пояснения какого-то выбирала именно те зерна, значит, которые ей были нужны. И уже пользуясь этим - потом, манипулируя, создавала образ такой: Маркевич - нехороший.

Сергей Кузнецов:

Лишь после предъявления обвинительного заключения накануне передачи уголовного дела в суд Эдуард Маркевич бросился за помощью в Екатеринбург с заявлением в областную прокуратуру, полномочному представителю президента и федеральному прокурору. После чего уголовное дело было направлено на дополнительное расследование. Между тем, защитник Эдуарда Маркевича адвокат Николай Шатов (кстати, бывший прокурор с тридцатилетним стажем) убежден, что это уголовное дело должно быть немедленно прекращено за отсутствием состава преступления.

Сергей Кузнецов для Радио Свобода, Екатеринбург.

Илья Дадашидзе:

Вернувшийся из Чечни Денис Малышев продолжает воевать. На этот раз с теми, по чьей вине он никак не может получить причитающиеся ему денежные выплаты.

Рассказывает Татьяна Морозова, Оренбург.

Татьяна Морозова:

Старший сержант Денис Малышев находится в госпитале. Одна операция позади, на очереди другая. Это медицинские. А боевые операции, в которых он участвовал в Чечне, наверное, еще долго будут сниться по ночам. О них писала областная газета "Оренбуржье", писала в рубрике "Беспредел", поскольку в статье рассказывается не столько о подвигах, сколько о тех унижениях, которые до сих пор приходится переносить Денису Малышеву.

При увольнении из причитающихся ему 127 с лишним тысяч рублей воинская часть начислила лишь около 70, но не выплатила ни копейки. Денис, вернувшись домой, обратился в районный военкомат. На запрос военкомата ответ из части пришел через два месяца. В нем предлагалось явиться в расположение части в связи с (цитирую) - "утратой и не восстановлением документов в финчасти батальона" (конец цитаты).

Дмитрий Бобков:

Этот случай - не единичный по нашему и городу, и области. Есть такие случаи, люди обращаются.

Татьяна Морозова:

...сказал мне заместитель независимой оренбургской региональной общественной организации участников локальных войн и вооруженных конфликтов, которая так и называется - "Воин", Дмитрий Бобков.

Дмитрий Бобков:

Ну, а с нашей стороны, что мы можем сделать? Только запрос на командира части, который может дать ответ, что денег просто нет, при первой возможности отправит. А когда уж у них там "первая возможность" будет.... А тем более, что люди, находясь там, естественно, все обещают, что "вам помогут" при увольнении, даже и льготы, социальные все программы. То есть - "вас поддержат". И отсюда эта непонятность вся в жизни, надеются, что вот-вот из части помогут, а - нет.

И начинают попытки устроиться на работу. С работой сейчас тяжело, особенно нашему брату. Увольняющимся из армии нужны, в любом случае, какие-то подъемные средства. Хотя бы жить, тем более - что жизнь у нас дорожает.

Татьяна Морозова:

То, как приходится устраивать людей на работу, отдельная история. Частные и даже государственные предприятия почти не берут бывших участников войны в Чечне на работу. "А кто даст гарантию, что человек не сорвется, не сопьется?", и так далее. И срываются, и спиваются. И в места лишения свободы попадают. Всякое случается, ведь из четырех с половиной тысяч оренбуржцев, участвовавших в чеченской войне, и в первой, и во второй, организация "Воин", при всем ее желании, смогла помочь устроиться на работу далеко не всем. "Многое от нас не зависит", сказал мне Дмитрий Бобков.

Но вернемся к истории Дениса Малышева. Когда - еще в Чечне - он и его товарищи попытались узнать, сколько им причитается за какое-то время участия в боевых действиях, они с удивлением услышали цифру, втрое меньше ожидаемой. Начфин заявил, что остальное высчитано за запчасти и солярку.

Дмитрий Бобков:

Необъясним этот момент. При исполнении наших обязанностей в 1994-1995 годах таких вообще разговоров не было.

Татьяна Морозова:

Прокомментировал эту ситуацию Дмитрий Бобков.

Дмитрий Бобков:

Хотя и денег, как таковых, получили только полевые и командировочные. А сверх того, мы ничего не получили, потому что не было указа президента. Но дело не в деньгах. А такие вот необъяснимые вещи, как вот "средства ушли на оплату солярки", это смешно просто.

Но если учесть, что наша область потеряла, город наш потерял 21 человек, то о каких деньгах может идти речь, там, "за солярку".... То есть, у нас размениваются людскими жизнями.

Татьяна Морозова:

После вмешательства командующего Северо-Кавказским военным округом Денису Малышеву все-таки отправили почтовым переводом, но - половину причитающейся суммы. Семья Малышевых обратилась в оренбургскую военную прокуратуру.

Чем закончится эта история - неизвестно, а председатель общественной организации "Воин" Николай Ульянов утверждает, что нарушение прав российских солдат - участников боевых действий в Чечне началось далеко не сегодня.

Николай Ульянов:

За 1996 год еще многие не получили. Есть у нас. Не говоря уже о том, что люди, которые были в 1994 и 1995 годах, ничем не отличаются от тех, кто был в 1996 или в 1999 годах. По закону, им никакие суммы не положены.

Хотя по статистике брать, то по первой войне наша область потеряла больше людей.

Татьяна Морозова:

Для Радио Свобода - Татьяна Морозова, Оренбург.

Илья Дадашидзе:

Семьям военнослужащих запаса в Чебоксарах надеяться не на что.

С подробностями - Анна Путина.

Анна Путина:

Военнослужащие запаса, проживающие в Чувашии, доведены до отчаяния. По отношению к ним не выполняется практически ни одна льгота и обязательство, предписанные законом Российской Федерации. По 20-25 лет семьи военных переезжали из одного гарнизона в другой, а в результате - приехали туда, где ощущают себя только обузой для местных бюджетов.

На сегодня в республику приехало около 1000 семей военнослужащих запаса. Более 600 из них пытаются обосноваться в Чебоксарах.

После завершения службы не все военные спешат приехать на родину, уверяет председатель республиканского Союза военнослужащих запаса и их семей Алексей Скворцов.

Алексей Скворцов:

Большинство проживает по своим гарнизонам, Знают, что здесь вот быстро квартиру не получить. Ну, скажем, по республике таких, которые находятся на месте, в пределах 100-120 семей. Но зато для них, конечно, это очень мучительно.

Потому что те, что не сдали жилье, у них пока есть, где жить, хотя там вот есть закрытые гарнизоны, где и работать, допустим, нельзя, пенсионерам тем более. А здесь вот, которые сдали жилье и приехали в Чебоксары, и сегодня снимают частные квартиры, приходится платить. Когда семья офицера, допустим, вот, четыре человека, двое взрослых детей учатся, допустим. Не дай Бог, вот оба учатся в институте, это вообще смертельный номер уже. Жена не работает, а он получает пенсию, скажем вот, 1000 - 1200, пусть даже - 1300 рублей. И когда квартплату надо платить - все-таки семья из четырех человек, это значит, как минимум, надо двухкомнатную квартиру снимать. 800 - 900 рублей. Это очень тяжело.

Анна Путина:

Из тех, кто приехал, вынуждены снимать квартиры либо теснить родственников, как это случилось с семьей прапорщика Соколенко. Из армии его уволили по инвалидности. При невыясненных до сих пор обстоятельствах прапорщика сильно избили, после чего он получил сильную травму головы, утратил часть памяти, а врачи подтвердили диагноз "шизофрения".

Его жена Татьяна Соколенко решила переехать к себе на родину в город Аладырь и сейчас об этом жалеет. При переезде из гарнизона был вскрыт их контейнер со всем имуществом. Жизнь пришлось налаживать заново. Ситуацию усугубляла не только инвалидность супруга, но и тяжелая болезнь младшего ребенка. У мальчика развивается опухоль головного мозга.

Теперь вся семья размещается вместе с тремя родственниками в доме на 20 квадратных метрах.

Татьяна Соколенко:

У мамы маленький домик, и то, между прочим, у некоторых людей, как говорится, сарай лучше, чем наш дом. Но мы живем так. Мама, седьмой десяток ей, бабушке 90 лет, брат двоюродный и нас шесть человек. Мы живем в этом доме. Детей у меня четверо.

У нас никто не работает. У нас бабушка пенсионерка, мама тоже пенсионерка. И вот у меня муж пенсию получает. Но мы со своей семьей живем только на мужнину пенсию. И - то, что посадишь на огороде.

Анна Путина:

На деле - органы местного самоуправления не предоставляют в трехмесячный срок, как положено по закону, временное жилье для прибывших в город семей. В среднем, получения жилплощади ждут по 7 лет, все это время ежемесячно оплачивая частные квартиры. Эти затраты мэрией так же не компенсируются.

Через суд чиновникам городской администрации все-таки пришлось выплатить деньги четырем офицерам. Во время судебных заседаний последним пришлось выслушать массу необоснованных обвинений в том, что своими исками они лишают детских пособий нуждающихся.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Анна Путиной из Чебоксар.

Не рискуя судиться с общественным движением "Яблоко", башкирские власти преследуют его рядовых членов.

Рассказывает Артур Асафьев.

Артур Асафьев:

В Башкирии в этом году непрерывной чередой проходят судебные процессы над объединением "Яблоко". Ответчиков приговаривают к крупным штрафам за нанесение ущерба чести и достоинству высших государственных чиновников.

Башкирские судьи и прокуроры абсолютно открыто, ничуть не стесняясь, ставят в вину ответчикам не что-нибудь, а их политические взгляды. Тем самым в республике создаются прецеденты судебных расправ над инакомыслящими.

В этом месяце в Верховном суде Республики Башкортостан завершился самый громкий из таких процессов. Верховный суд республики оставил без изменения решение Белорецкого городского суда, который еще весной этого года постановил взыскать с Григория Явлинского и еще двоих "яблочников" 800 000 рублей за нанесение ущерба чести и достоинству президента Башкирии Муртазы Рахимова. Напомним, что причиной иска президента Рахимова к Григорию Явлинскому явилось обращение, которое объединение "Яблоко" распространило в Башкирии в декабре прошлого года. В этом обращении режим президента Рахимова был охарактеризован как "номенклатурно-феодальный и выколачивающий из Башкирии ее богатства, попирающий права человека, душащий независимую прессу". В обращении было также заявлено, что на основе российских законов "Яблоко" будет добиваться отстранения Муртазы Рахимова от власти.

В некотором роде, решение высшей судебной инстанции Башкирии, отклонившей кассационную жалобу Григория Явлинского, стало неожиданностью для большинства независимых юристов и адвокатов. По их мнению, Белорецкий горсуд, рассматривая дело, допустил массу нарушений законности. Так, судом с самого начала были грубо нарушены правила подсудности, которые предписываются Гражданским процессуальным кодексом. Ответчиком по этому делу могло выступать только само объединение "Яблоко", которое в тот момент вело избирательную кампанию и распространило эту листовку от своего имени, как обращение к избирателям, как свой официальный документ, имеющий все атрибуты и выходные данные. Стало быть, президент Рахимов должен был подавать свой иск в Москву, в Хамовнический межмуниципальный суд, по месту юридической регистрации "Яблока". Однако предпочли провести суд в Белорецке, для чего в качестве соответчика был привлечен распространявший листовку активист местного "Яблока" Дмитрий Хрусталев.

Когда же выяснилось, что Хрусталев постоянно проживает не в Белорецке, а в подмосковном Сергиевом-Посаде, то получилось, что суд вновь нарушил правила территориальной подсудности. И тогда, буквально в последние часы процесса, суд сделал еще одним соответчиком Марину Хрусталеву, также члена местного "Яблока". Так что в целом, по мнению адвокатов "Яблока", весь процесс в Белорецке представлял из себя сплошную череду нарушений законности, и поэтому ожидалось, что решение местного суда будет, безусловно, отменено кассационной инстанцией.

Накануне судебного заседания в Уфе руководство "Яблока" выступило с заявлением, в котором еще раз предложило президенту Рахимову прекратить преследования простых граждан и обратиться с иском непосредственно к нему. Одновременно "Яблоко" еще раз предостерегло башкирского президента от попыток оказать давление на республиканский Верховный суд. "Яблочники" подчеркнули, что их отношение к режиму Рахимова - это коллективная политическая позиция всей партии, и никто, ни Григорий Явлинский, ни другие лица не могут в частном порядке эту позицию опровергнуть, да еще и заплатить господину Рахимову отступные.

На это заявление Муртаза Рахимов никак не откликнулся, а Верховный суд Башкирии все аргументы "Яблока" не принял во внимание.

По итогам процесса в Уфе представитель Явлинского адвокат Владимир Суворов заявил, что башкирскими властями впервые создан прецедент судебной расправы с простыми гражданами - распространителями официально разрешенной агитационной печатной продукции. По его мнению, отныне ни один гражданин, который распространяет какие-либо даже официальные материалы с критикой местных властей, не может чувствовать себя в безопасности, и процесс по этому делу отнюдь не может считаться окончательно завершенным. Ответчиками непременно будут направлены надзорные жалобы в Верховный суд Российской Федерации.

Артур Асафьев для Радио Свобода, Уфа.

Илья Дадашидзе:

Курдским беженцам из Азербайджана нет места в Адыгее.

Именно так можно понять политику майкопских властей, считает наш корреспондент Иван Петров.

Иван Петров:

В Майкопе состоялось совместное заседание законодательного собрания Краснодарского края и Государственного Совета Республики Адыгея.

Кубанские и адыгейские депутаты выступили с законодательной инициативой по созданию нового федерального закона о миграции. По мнению представителей законодательной власти двух регионов, в настоящее время Северный Кавказ оказался самым перенаселенным регионом России по количеству беженцев. Самостоятельно и Кубань, и Адыгея не в состоянии справиться с возникшими трудностями, а именно - нехваткой рабочих мест, отсутствием жилья, изношенной инфраструктурой. Как посчитали кубанские и адыгейские депутаты, представленный на совместное заседание законопроект позволит регулировать миграционные потоки.

В законопроекте отдельной строкой выделен приоритет прав коренных народов Кубани и Адыгеи, а таковыми считаются только русские, украинцы и адыгейцы. Кроме того, предусмотрено следующее: строго разрешительный порядок въезда, обязательное предоставление всеми иммигрантами полной информации о себе в центральный банк данных.

С докладом выступил на заседании председатель комитета по межнациональным отношениям Госсовета Юсуф Убычак. Основным вопросом, по его мнению, является "для братской Кубани выселение на историческую родину турок-месхетинцев (а для нас - адыгов) решить аналогичную проблему с курдами" (конец цитаты).

Проблема курдов, проживающих в Адыгее, возникла не вчера. Первые беженцы из Лачинского района Азербайджана появились в Красногвардейском районе Адыгеи еще в 1992 году. Сейчас в районе зарегистрировано 2 259 курдов, еще больше проживает без регистрации. Устроиться на работу сумело чуть более 400 человек.

Основное население района - не адыгейцы и не казаки, а потомки русских крестьян. Многие села за последнее десятилетие опустели, и именно в них и поселились курды, покупая брошенное жилье за бесценок. Многие из них живут сейчас только тем, что ездят в соседние села и аулы и нанимаются за гроши на временную работу. Нет регистрации - нет работы - нет никаких прав.

Власти Адыгеи в последнее время решили "закрыть" курдскую проблему. С этой целью в селах, где проживают курды, идет постоянная проверка паспортного режима, в которой помимо милиции активно принимают участие и казаки майкопского отдела. В ходе проверок проходят многочисленные нарушения законности. Милиционеры и казаки вламываются в дома, штрафуют курдов, угрожают им расправой. Нередки случаи рукоприкладства.

Никакой перспективы у проживающих в Красногвардейском районе курдов нет, а теперь, если будет принят федеральный закон о миграции, над ними нависнет угроза депортации в Лачинский район Азербайджана, в настоящий момент занятый армянами. Естественно, что там их никто не ждет.

Кубанские и адыгейские депутаты, среди которых были не только коммунисты и национал-патриоты, проголосовали за законопроект единогласно и направили его в Думу для обсуждения и принятия. А тем временем в Красногвардейском районе в каждом селе, где проживают курды, уже действует ячейка Рабочей партии Курдистана.

В середине ноября около 500 красногвардейских курдов приняли участие в митинге в защиту Абдуллы Оджалана. По мнению самих беженцев из Лачина, политизация курдской общины происходит в ответ на гонения со стороны республиканских властей. Рабочая партия Курдистана - единственная организация, которая оказывает нам помощь, заявили на митинге представители курдов Красногвардейского района.

Иван Петров для Радио Свобода, Майкоп.

Илья Дадашидзе:

С чем жители Омска встретят новый век?

На этот вопрос пробует ответить наш корреспондент Татьяна Кондратовская.

Татьяна Кондратовская:

Главный федеральный инспектор в Омской области Виктор Миронов начинает свою деятельность с нарушения закона. Генерал Виктор Миронов 9 лет был начальником Управления Федеральной службы безопасности по Омской области, а месяц назад, как теперь принято, начал служить Отчизне уже в качестве областного представителя президента и гаранта прав и свобод. На память от прежней работы ему осталось одно хлопотное дело - иск о защите чести и достоинства.

Комментарий начальника ФСБ генерала Виктора Миронова с обвинениями известного журналиста Виктора Корба было опубликовано в газете "Московский комсомолец" в Омске два года назад. В нем бездоказательно, но недвусмысленно намекалось на то, что журналист и правозащитник является чуть ли не агентом влияния западных спецслужб.

Полгода оскорбленный журналист добивался принятия его иска к рассмотрению, и уже больше года судья Первомайского суда Тамара Ломакова не может начать слушания по существу дела. Представители "Московского комсомольца" в Омске в суд не являются. Ни разу не появился в суде и генерал Миронов. Очередное слушание в конце октября было перенесено после того, как он известил суд о невозможности участвовать в процессе из-за командировки, хотя в приемной генерала-инспектора сообщили, что весь этот день он был в Омске, вернувшись утром из Новосибирска.

Очередное заседание по этому скандальному делу назначено на 21 декабря, но у суда возникло очередное препятствие. Главный федеральный инспектор Виктор Миронов отказывается принять повестку о приглашении его в суд. Как говорят юристы, Гражданский процессуальный кодекс предусматривает подобную несознательность ответчиков. В случае отказа гражданина принять повестку о приглашении в суд, на ней должны расписаться начальник домоуправления или руководитель организации. Начальник ФСБ и федеральный инспектор является личностью более засекреченной, чем президент. Его домашний адрес не сообщается даже суду.

Ранее дежурные офицеры ФСБ дисциплинированно принимали повестки для генерала. Теперь штатские люди в его приемной наотрез отказываются принимать повестку, адресованную лично начальнику. Не удалось вручить повестку генералу и лично. Во время работы законодательного собрания в присутствии прокурора области он категорически отказался принять адресованное ему судебное извещение. Свой отказ подчиниться закону он объяснил тем, что, находясь при исполнении, не является гражданином, и посоветовал курьеру попробовать найти его после работы, когда он будет "просто гражданином".

Отказ от вручения повестки мог бы удостоверить руководитель организации, в которой работает гражданин Миронов, то есть он сам. Но и это гарант законности областного масштаба делать отказался категорически.

Такого заявления не ожидала даже многоопытная судья. Для приглашения неуловимого блюстителя закона в суд повестку отправили заказным письмом с уведомлением о вручении. Впрочем, никто из участников процесса особо не надеется увидеть главного федерального инспектора в суде в качестве ответчика.

Новый век Омск встречает своеобразными достижениями. Областная комиссия по правам человека бездействует. До сих пор не принят закон об уполномоченном по правам человека. Голос свободных правозащитников становится все тише. Гарантом законности назначен чекист, а на областном радио начала выходить программа для защиты органов госбезопасности от очернительства.

Для Радио Свобода - Татьяна Кондратовская. Омск.

XS
SM
MD
LG