Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек имеет право


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

  • В Москве продолжается процесс над общиной "Свидетели Иеговы". Из истории правозащитного движения - Кронид Любарский. Ивановские правозащитники о себе. Дело о шести килограммах картофеля, советы правоведа. Письма - случаи гибели военнослужащих в армии.


Андрей Бабицкий:

9 февраля в Головинском межмуниципальном суде города Москвы возобновились слушания по иску о ликвидации религиозной общины "Свидетели Иеговы" и запрещения ее деятельности в столице. Дело это тянется с 96 года. Сейчас это гражданский процесс, но начинался он с уголовного дела. На протяжении нескольких лет оно прекращалось 4 раза с формулировкой - за отсутствием состава преступления. Аналогичные обвинения, выдвигавшиеся против "Свидетелей Иеговы" в Санкт-Петербурге были отвергнуты судом. В 98 году в Москве дело из уголовного переквалифицировано в гражданское и вновь направлено в суд. Нынешний процесс крайне важен, поскольку он во многом закладывает основы отношения государства к деятельности религиозных общин. Говорит адвокат "Свидетелей Иеговы" Артур Леонтьев.

Артур Леонтьев:

Сам по себе процесс носит характер скорее богословско-политический, чем юридический. И суд, наверное, впервые сталкивается с таким вопросом, когда он рассматривает больше библию, чем законодательство. К сожалению, этот процесс носит прецедентный характер, и от него зависит, будет ли в России свобода совести и вообще - свобода для других людей. Будет ли у россиян право выбирать свои взгляды, убеждения, мыслить так, как они считают нужным, или прокуратура или государство будет решать, какие убеждения законны, а какие нет?

Андрей Бабицкий:

Это был адвокат Артур Леонтьев. За ходом процесса внимательно наблюдал журналист Валерий Каджая. Мы приводим выдержки из его неопубликованной статьи "Свидетели Иеговы как зеркало русской революции.

Валерий Каджая:

"С требованием ликвидировать религиозную организацию "Свидетели Иеговы" и запретить ее деятельность в Москве выступила прокуратура. Но сделала она это, как уже говорилось, по заявлению общественной организации, именующей себя "Комитетом по спасению молодежи от тоталитарных сект". Комитет был зарегистрирован в 93 году и свою главную задачу обозначил в уставе так: добиваться искоренения деятельности псевдорелигиозных организаций с целью защиты молодежи. В заявлении комитета прокурору Северного округа сказано - деятельность "Свидетелей Иеговы" представляет реальную угрозу для здоровья граждан, разрушает семейные отношения и общество, направлено против православия.

Коротко о "Свидетелях" можно сказать, что они стараются в своей повседневной жизни руководствоваться идеалами раннего христианства. У них нет церковной иерархии, они не участвуют в политике и войнах, а потому отрицают, например, всякого рода выборы, отказываются служить в армии и так далее. Такая позиция не раз приводила "Свидетелей Иеговы" к серьезнейшим столкновениям с власть предержащими в самых различных странах - США, Англии, Франции, Греции. Но особо лютым гонениям они подверглись в гитлеровской Германии и сталинском СССР. Едва придя к власти, нацисты объявили "Свидетелей" вне закона. В результате из 25 тысяч "Свидетелей Иеговы" в концлагеря было отправлено более 6 тысяч. Около 2 тысяч погибли. В СССР их преследовали за те же грехи. Они отказывались от военной службы, от участия во всенародных волеизъявлениях, то есть свободных выборах. Отказывались признавать Сталина вождем и учителем, а Коммунистическую партию - направляющей и вдохновляющей силой. За это их тоже сажали в тюрьмы, отправляли в концентрационные лагеря, расстреливали. В конце концов, чтобы не путались под ногами строителей коммунизма, СМ СССР постановил в 1951 году выселить активных участников антисоветской секты иеговистов и их семьи. Поскольку активными участниками считались все, то в течение нескольких дней всех, даже младенцев, 9389 человек, из них детей - почти половина, остальные старики и женщины, ибо молодые мужчины сидели почти все в лагерях, изгнали из своих домов, погрузили в вагоны для перевозки скота и со всех уголков союза отправили в Томскую и Иркутскую области на вечное поселение".

Андрей Бабицкий:

Вот рассказ Василия Калина, координатора руководящего комитета "Свидетели Иеговы" в Москве.

Василий Калин:

В четырехлетнем возрасте я был сослан со своими родителями с Украины в Иркутскую область, где мы проживали все время, и поэтому я прекрасно знаю, что происходило со "Свидетелями Иеговы" в 50-е, до 80-е годы нашего столетия. В то время "Свидетели Иеговы" были жестоко преследуемы. Многие из них были арестованы и приговорены к длительным срокам тюремного заключения. Например, в 50-е годы за деятельность в организации "Свидетели Иеговы" давали срок 25 лет и в 80-е годы - 5 лет с конфискацией имущества.

Андрей Бабицкий:

По существу же представления прокурора была проведена экспертиза. Вот, что рассказывает в своей статье Валерий Каджая.

Валерий Каджая:

"В марте прошлого года было подготовлено экспертное заключение на публикацию религиозного объединения "Свидетели Иеговы". В экспертную группу вошли Пчелинцев - директор института религии и права, Антонов - заведующий кафедры социологии семьи МГУ, доктор философских наук, профессор, Одинцов - заместитель руководителя кафедры религиоведения Российской Академии государственной службы при президенте РФ, доктор исторических наук, профессор, Риховский - президент христианского юридического центра. Перед экспертами были поставлены те же вопросы, которые поднял в своем представлении прокурор. Только выводы сделаны прямо противоположные. Все то, за что прокурор требует ликвидировать религиозную организацию "Свидетели Иеговы" и запретить ее деятельность в Москве, как то: разжигание религиозной розни, принуждение к разрушению семьи, нагнетание страха приближающимся концом системы, подчинение и преданность организации, сбор пожертвований, - эксперты сочли надуманным и не соответствующим действительности или естественным для любой религиозной организации.

Андрей Бабицкий:

У обвинения также есть свои эксперты. Профессор государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Федор Кондратьев обвинил "Свидетелей Иеговых" в том, что они "кодируют менталитет своих адептов". Как утверждает Валерий Каджая, это заключение психиатр сделал на основе чтения журналов, издаваемых общиной, а также после беседы с нянечкой, работающей в его отделении. Кроме того, он провел опрос 15-ти анонимных посетителей клиники имени Сербского. На вопрос адвоката Галины Крыловой - не пытался ли уважаемый профессор хоть как-то повысить репрезентативность своих исследований, был ли он хоть на одном собрании "Свидетелей Иеговы"? - Кондратьев отвечал отрицательно, объяснив это тем, что боялся, как бы его там не побили. Именно это заявление Кондратьева, считает Валерий Каджая дает представление о степени его компетентности. Одним из основных грехов для "Свидетелей Иеговы" считается насилие над человеком. Поднять на кого-либо руку для них немыслимо. Впрочем, Федор Кондратьев, специалист по "Свидетелям Иеговы" известен и многим советским правозащитникам, узникам психиатрических лечебниц. Еще в 70-е годы его называли одним из организаторов излечения диссидентов от вялотекущей шизофрении. Процесс продолжается, и о его результатах мы расскажем в следующих наших программах. В завершение рассказа - еще одна цитата из статьи Валерия Каджая "Свидетели Иеговы как зеркало русской революции".

Валерий Каджая:

Я не склонен драматизировать процесс по делу "Свидетелей Иеговы", выдавая его за некую охоту на ведьм. Более того, мне думается, что это очень даже хорошо, что такой процесс имеет место быть. В первую очередь, это хорошо для самих "Свидетелей". Процесс дает им возможность выйти из информационного вакуума, а широкой общественности - поближе познакомиться с ними, с их учением, укладом жизни, убедиться в том, что они отнюдь не враги рода человеческого, а такие же люди, как все, а кое в чем, может быть, даже и лучше. Этот процесс, несомненно, сослужит такую же добрую службу нашей прокуратуре. Она ведь вся целиком "вышла из шинели" Сталина. Осознать себя в новом качестве охранителя государственных интересов - но не интересов какого-либо господствующего класса или господствующей партии, - это так сразу не дается.

Процесс позволил увидеть также во всей красе лицо пресловутого Комитета - горделивое, но довольно угрюмое, с твердо выпяченной челюстью. Стало ясно, что спасая молодежь, которая, кстати, сама об этом не просит, - от тоталитарных сект, Комитет на самом деле хочет навязать ей свое, вот уж действительно - тоталитарное -руководство духовной жизнью, заставить ее, как говорил поэт, "не сметь свое суждение иметь".

Андрей Бабицкий:

Сегодня в рубрике "Из истории правозащитного движения" известного публициста Кронида Любарского представляет один из руководителей общества Мемориал Александр Даниэль.

Александр Даниэль:

4 апреля Крониду Аркадьевичу Любарскому исполнилось бы 65 лет. Почти невозможно произносить эти слова - исполнилось бы. Без малого три года прошло с тех пор, как он погиб, купаясь в море. Но я до сих пор не могу представить себе, что несчастье произошло в тихую безветренную погоду на глазах у десятков людей. Кажется, чтобы погубить Кронида, требовалось, по меньшей мере, цунами. Это был человек необычайной, фантастической энергии. Мне кажется, что любую ситуацию, которую предлагала ему жизнь, он воспринимал как личный вызов, как задачу, требующую немедленного, конструктивного и непременно блестящего решения. Впрочем, что значит предлагало? Разве 20-летнего студента мехмата МГУ кто-нибудь заставлял устраивать факультетские сходки для обсуждения знаменитой статьи Померанцева "Об искренности в литературе", ставшей первой ласточкой в культуре после смерти Сталина. Начальство отказывается предоставить аудиторию для дискуссии - что ж, Кронид выводит студентов в парк и там произносит перед ними речь. Годом-двумя раньше он, вероятно, получил бы за это лагерный срок, но в 54 году все обошлось, и его даже не выгнали из университета. Кронид стал успешным ученым, был, между прочим, одним из разработчиков автоматических станций "Марс-2" и "Марс-3". Шутка ли сказать - "Марс"! Любому другому этого занятия хватило бы с избытком. Крониду было мало. Гуманитарное и общественное начало в его характере требует своего. Кстати, он был фантастически образованным человеком. И когда в стране развернулось широкое гражданское движение, которое позднее назвали правозащитным, он не остался в стороне. Кончилось тем, что его технические и научные знания привели в 1972 году советские космические аппараты на поверхность Марса, а его гуманитарные интересы привели его самого в том же году в следственный изолятор КГБ в Лефортово. Нет, он не подписывал петиций, не выходил на площадь. И не потому, наверное, что ему не достало решимости. Чего-чего, а решимости у Любарского всегда было в избытке. Я предполагаю, что в протестных кампаниях того времени ему не хватало творческого начала.

Кронид был по природе своей творцом. Если подробно перечислять все, что создано им в течение жизни, нам просто не хватит времени. Давайте посмотрим только на главные вехи. На рубеже 70-х годов он создал подпольную сеть распространения самиздата, охватившую несколько городов и продолжавшую работать и после его ареста. Тогда же он приступил к осуществлению одного из самых важных замыслов в своей жизни. Он попытался в самиздатском подполье воссоздать журнал "Новый мир", уничтоженный идеологическим начальством в 70-м году. Арест помешал этому замыслу. Но Кронид никогда не признавал себя побежденным. И много лет спустя в мюнхенской эмиграции он-таки добился своего. Стал издавать "Страну и мир" - лучший общественно-политический журнал русского зарубежья. Но это было много позже. А пока что его энергия, эрудиция и талант были оценены достаточно высоко - пятью годами лагерей строгого режима. Для Кронида, как и для многих других, лагерь стал полем боя. Но Любарский не был бы самим собой, если бы этот бой свелся для него к уныло-героическому боданию с начальством. Писать заявления и жалобы, участвовать в голодовках он умел не хуже других. Но ограничиться этим ему было бы, наверное, скучно. А вот скучать он не любил и не умел. И в лагерном противостоянии Крониду было необходимо создать что-то новое и неожиданное. Это ему удалось. Я не хочу вновь рассказывать о том, как в 74 году заключенные мордовских и пермских лагерей, а также Владимирской тюрьмы провозгласили день 30 октября днем политзаключенного в СССР. Теперь этот день внесен в реестр официально утвержденных памятных дат, под именем дня памяти жертв политических репрессий, ежегодно отмечается траурными митингами у "соловецкого камня" в Москве, а также во многих других городах. Единственное, о чем я хочу напомнить - основным автором этой идеи был Кронид Аркадьевич Любарский.

Проблема политических заключенных и политических преследований в СССР оставалась для Любарского темой номер один и после выхода из лагеря. И в тот краткий промежуток между освобождением и эмиграцией, когда он был одним из распорядителей общественного фонда помощи политзаключенным и их семьям, и позднее в Мюнхене, когда он стал издателем информационного бюллетеня "Вести из СССР", своего рода оперативного аналога знаменитой хроники текущих событий. Эмиграция, как и лагерь, была для него проблемой, решение которой состояло в созидании. Вернувшись на родину, он активно включился в здешнюю общественно-политическую, журнальную жизнь. Участие в "Мемориале", в "Московской Хельсинкской группе", издание "Российского бюллетеня по правам человека", работа в общественной палате при президенте, работа в журнале "Новое время"... Я ведь далеко не все перечислил. И кто знает, чего бы сумел достичь Кронид, не погибни он так неожиданно и так нелепо. Думая о его жизни и смерти, я всегда вспоминаю слова Пушкина о Грибоедове. "Люди верят только славе и не понимают, что между ними может находиться какой-нибудь Наполеон, не предводительствовавший ни одною егерьскую ротою, или другой Декарт, не напечатавший ни одной строчки". Конечно, к Любарскому, как впрочем, и к Грибоедову эти слова, слава Богу, можно отнести лишь отчасти. Кронид одерживал славные победы на тех полях сражений, которые сам себе выбирал. И после него осталось немало строчек, которые он напечатал. И осталась прожитая им жизнь, которая состояла отнюдь не только из борьбы и лишений. Кронид умел и любил жить. Я вспоминаю карту мира, висевшую у него в квартире, сплошь утыканную флажками. Так он отмечал места, где они с женой побывали. Сельва Амазонки, австралийская пустыня, Мексика, Индия, Япония, практически вся Европа. У него было замечательное хобби - всюду, куда бы он ни попадал, он обязательно дегустировал местные вина. А потом писал прекрасные очерки о том, как они создаются, выдерживаются, как их надо правильно пить. Но сколько вин осталось неиспробованными, сколько очерков не написанными, сколько свершений не только не законченными, но даже не начатыми?..

Андрей Бабицкий:

В рубрике "Профиль" - об Ивановском Обществе прав человека рассказывает корреспондент радио "Свобода" Елена Смагина.

Елена Смагина:

Ивановское Общество прав человека было зарегистрировано в январе 94 года. Это первая правозащитная организация, созданная в Ивановской области. Связаться с ней можно с помощью электронной почты: Sergei@Volkov.ufps.indi.ru Почтовый адрес: 153003, Иваново, а/я 1047. Телефон: код 0932, номер 32-88-31. Организация занимается общей правозащитой, вопросами местного самоуправления, охраной окружающей среды и защитой прав потребителей. Ивановское областное Общество прав человека оказывает помощь в защите и реализации прав как отдельным гражданам - проводит бесплатные юридические консультации, представляет их интересы в суде - так и населению в целом. Общество активно участвует в законотворческой деятельности.

Закон о местном самоуправлении, отмена существовавшего положения о самоуправлении, закон о муниципальных образованиях вызвали самое пристальное внимание ивановских правозащитников. Уже на следующий день после начала войны в Чечне организация разослала во все местные СМИ заявление протеста, подготовила обращение к министрам обороны и МВД с требованием выполнения закона о ведении войны. Ивановское Общество прав человека сотрудничает с Ассоциацией инвалидов "Надежда". С помощью общества были созданы Родниковское Общество прав человека и Организация по защите прав заключенных "Облака". Еще в 94 году ивановские правозащитники выступили с инициативой создания общественного совета при городской думе. Совет занимается решением насущных проблем города и горожан. Так, в 95 году члены совета сумели добиться снижения тарифов на теплоэнергию и остановки их роста. В 98 году был прекращен перевод на повременную оплату городского телефона. Сегодня совет добивается отмены регистрации телефонных разговоров. Основная же задача, которую решает общественный совет - прекращение незаконного расходования городского бюджета. Ивановским Обществом готовится доклад о нарушении прав человека в 1998 году. В местных СМИ регулярно публикуются материалы о состоянии прав человека, принятии новых законов, просвещающие статьи. Работе ивановских правозащитников с использованием сети "Интернет" была посвящена одна из передач радио "Свобода".

Новости марта от Дарьи Жаровой.

Давление на прессу, нападение на журналистов и правозащитников становится повсеместным явлением. 27 февраля в Йошкар-Оле двое неизвестных совершили нападение на депутата правозащитника Вячеслава Пайдоверова, получившего травму головы и ребер. 28 февраля в Уфе был избит главный редактор газеты "Вместе" Виктор Шмаков. Это уже пятое нападение на Виктора Шмакова за последние два года.

Десятый месяц находится в тюрьме президент независимой уфимской радиостанции "Титан" Альтаф Галеев. Башкирские газеты "Вместе" и "Отечество" вынуждены печататься за пределами республики.

Первого марта, в годовщину гибели Владислава Листьева, в Ростове-на-Дону совершено нападение на военного журналиста, подполковника Александра Толмачева, который известен острыми статьями о коррупции в российской армии. Способ, которым его пытались заманить в ловушку, был тот же, что и в случае с Дмитрием Холодовым. Александру Толмачеву обещали передать некий компромат. В результате журналисту пришлось защищаться с помощью табельного оружия.

По сообщению российской правозащитной сети председатель Краснодарской краевой Ассоциации по защите прав человека адвокат Василий Ракович трое суток провел в подвальной камере следственного изолятора районного управления внутренних дел станицы Ленинградской, после чего экстренно госпитализирован в больницу. На пять суток административного ареста правозащитник был осужден за неуважение к суду, поскольку в судебном заседании 27 февраля якобы неоднократно перебивал и оскорблял судью. Сам Ракович категорически отрицает это. Правозащитная сеть полагает, что арест Раковича может быть связан с его активной деятельностью по защите Василия Чайкина, о деле которого уже сообщало в своих репортажа радио "Свобода".

Не соответствующими действительности назвал министр юстиции РФ Павел Крашенинников сообщения ряда СМИ о том, что в его ведомстве подготовлен документ по результатам проверки КПРФ, согласно которому никаких нарушений в деятельности этой партии не обнаружено. Первые результаты этой проверки, по словам главы Минюста, появятся только к концу марта. Также Крашенинников считает, что имеются все основания для принятия судебного решения о закрытии РНЕ. Как отметил глава Минюста в интервью Интерфаксу, данное решение суд мог бы принять на основании многочисленных нарушений, выявленных как Министерством юстиции, так и прокуратурой. Ранее московское управление юстиции проверило деятельность московского отделения РНЕ и вынесло предупреждение по семи пунктам.

О серьезных нарушениях избирательного права и Конституции РФ в ходе подготовки к состоявшимся 7 марта выборам в народное собрание республики Дагестан заявили представители ряда правозащитных организаций. По данным экспертов фонда "Гласность", в канун выборов в 13 из 121 избирательных округов было зарегистрировано по одному кандидату. Безальтернативными оказались 6 из 18 округов Махачкалы. По утверждению правозащитников, в регистрации было отказано многим известным общественным деятелям. Грубые нарушения избирательного права, по оценке экспертов, заложены уже в тексте самого закона о выборах республики Дагестан, согласно которому в ряде округов может быть избран только мужчина или только женщина. В трети округов может быть зарегистрирован только кандидат определенной национальности. Существуют также округа, где может быть избран только человек с высшим образованием. Указывают правозащитники.

Высшая мера наказания в отношении обвиняемого в 52 убийствах Анатолия Онаприенко, если такое решение примет суд, может быть исполнено только с разрешения верховной Рады Украины, которая должна принять по этому поводу специальное постановление, поскольку на Украине уже три года действует мораторий на смертную казнь. Процесс по делу Онаприенко, его подельника по трем ранним эпизодам Сергея Рогозина завершился 3 марта в Житомирском областном суде. Оглашение приговора ожидается 31 марта.

Жена арестованного в Минске Виктора Гончара, председателя сформированной оппозиции Центральной комиссии по выборам президента Белоруссии, не верит, что ее муж прекратил голодовку. Зинаида Гончар высказывает опасение, что ее супруга принудительно заставили прекратить эту акцию протеста и настаивает, чтобы он был доставлен в больницу под наблюдение врачей. Виктор Гончар объявил сухую голодовку 2 марта в знак протеста против решения суда об административном аресте его и еще трех членов ЦИК за несанкционированное собрание, проведенное в кафе в непосредственной близости от резиденции белорусского президента.

Сроки присоединения России к конвенции о полном запрете противопехотных мин зависят от ряда технических, финансовых и других проблем, связанных с выполнением положения этого международного соглашения, заявил 5 марта на брифинге в Москве официальный представитель МИД РФ Владимир Рахманин. Подтвердив позицию России в поддержку усилий мирового сообщества к полному запрещению противопехотных мин, Рахманин вместе с тем отметил необходимость соблюдать при решении минной проблемы интересы всех членов международного сообщества и в том числе государств, которые исторически и в силу своего геостратегического положении вынуждены полагаться на этот вид оборонительного оружия для обеспечения своей безопасности.

"Телеграф Н", газету с таким названием начал выпускать общественный комитет по правовому просвещению и содействию Министерству юстиции РФ. Новое издание намерено поднимать проблему заключенных, рассказывать о прошлом и настоящем российских тюрем и колоний. "Телеграф Н" выходит под грифом "Всероссийской народной газеты". Кем бы ни был человек - академиком, каменщиком, миллионером, бомжем, ультралевым политиком или правым демократом, перед тюрьмой равны все. От сумы и от тюрьмы не зарекайся, сказано в редакционном обращении сотрудников газеты к читателям. И эти слова подкреплены впечатляющей цифрой. С 53 года в России в местах лишения свободы находилось более 30 миллионов человек.

Екатеринбургское управление юстиции трижды отказало в регистрации детской правозащитной организации "Змееныш", одним из видов деятельности которой значилась детская юридическая консультация. По мнению управления юстиции, несовершеннолетние правозащитники не в праве оказывать юридические услуги. Кроме того, по закону об общественных объединениях название организации не должно оскорблять нравственность, являться художественным образом или быть двусмысленным.

Андрей Бабицкий:

Дело "о клеенке и шести килограммах картофеля". Нам кажется, что громадные сроки заключения за колосок пшеницы или стакан молока, юридическая практика сталинского правосудия - давно ушли в прошлое. Однако и российское судопроизводство последних лет знает немало подобных дел. Репортаж Марины Катыс.

Марина Катыс:

Комиссия по помилованию при президенте РФ предоставила радио "Свобода" несколько документов. Первый касается жительницы Смоленской области Раисы Семеновной Карповой, 48 лет, имеющей на момент суда 14-летнюю дочь. Состав преступления таков. В июле 95 года Раиса Карпова, вместе с неким Мишутиным, открыто похитили с огорода гражданки Калининой 6 килограммов картофеля, стоимостью в 15 рублей в сегодняшнем выражении. Похитители были задержаны и отданы под суд, который и приговорил в ноябре 95 года Раису Карпову, как ранее уже судимую, за кражу к 4.5 годам лишения свободы. А Мишутина - к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком два года.

В настоящее время Раиса Карпова уже отбыла три года и три месяца назначенного ей срока и ходатайствует о помиловании. Администрация колонии поддерживает ее ходатайство.

Второй пример не менее драматичен. Речь идет о жительнице Самарской области Валентине Николаевне Мокшиной, 38 лет от роду, матери троих детей, ранее также судимой за кражу личного имущества граждан. Состав преступления таков. В марте 96 года Валентина Мокшина в нетрезвом состоянии пришла домой к своей знакомой гражданке Давыдовой и, несмотря на все возражения хозяйки, похитила с ее стола клеенку стоимостью 7 рублей в современном денежном выражении, за что и была осуждена к 4 годам и трем месяцам лишения свободы. В настоящий момент Валентина Мокшина отбыла уже три года из назначенного ей срока и вместе с администрацией колонии ходатайствует о помиловании.

Вот что говорит по поводу двух только что приведенных примеров доктор юридических наук, профессор, член комиссии по помилованиям при президент РФ Сергей Вицин.

Сергей Вицин:

Подобного рода материалы не являются исключением. На каждом заседании комиссии можно встретить целый ряд подобных случаев. Здесь проявляется уровень правовой культуры, в том числе, профессиональное правосознание. Само мелкое хищение раньше не существовало в нашем законодательстве и до сих пор судьи порой забывают, что за деяния, как говорят юристы, подобные этому, можно применять и административную ответственность. Если бы потерпевшая обратилась в гражданский суд по данному делу, то у нее исковое заявление просто не приняли бы, справедливо считая, что это не тот случай, когда суд должен рассматривать этот конфликт. А поскольку это оценили как преступление, и человек был арестован... после этого, естественно, как это обычно у нас бывает, механически последовал приговор в виде лишения свободы.

Марина Катыс:

Одной из причин такого отношения судей к малозначимым преступлениям заключается, по мнению Сергея Вицина, в том, что в России существует исторически сложившийся подход к решению множества проблем с помощью уголовного законодательства.

Сергей Вицин:

У нас уголовная ответственность была и за преступления в сфере экономики, уголовная ответственность для подростков, начиная с 12 лет, как сказано в законе, с применением всех мер наказания. Уголовная ответственность за нарушение правил валютных операций, спекуляции - то, о чем мы теперь уже начинаем забывать. И таким образом формировалось определенное правосознание не только у людей, но и у профессионалов, у судей. Еще 7 августа 32 года вышел так называемый закон "О пяти колосках". Сотни тысяч, если не миллионы, людей были подвергнуты наказанию в виде лишения свободы за так называемые хищения колхозной собственности. Закон предусматривал даже расстрел. В 47 году были приняты указы, устанавливающие уголовную ответственность до 25 лет лишения свободы за хищения социалистического имущества. И лишь в 55 году был подписан указ, в соответствии с которым у нас появилось понятие мелкого хищения, которое позволяло не карать лишением свободы на 7-10 лет человека, который совершил незначительное хищение.

Марина Катыс:

Прокомментировать два только что цитированных приговора Раисе Карповой и Валентине Мокшиной мы попросили министра юстиции Павла Крашенинникова.

Павел Крашенинников:

Вы знаете, если действительно такие случаи есть, когда украли несколько мешков картошки или, там... клеенку, как вы приводите пример, то эти люди обязательно попадают под амнистию, которая сейчас ожидается. В принципе, мы полагаем, что вообще такие лица не представляют большой общественной опасности, а следовательно применение такой меры ответственности, как изоляция от общества, - такой необходимости нет. Более того, если такой пострадает, то он уже воспитывается в ином духе, и к обществу у него отношение понятное, специфическое, и отнюдь не благожелательное, так мягко скажем. Поэтому мы полагаем, что в данном случае нужно принимать другие меры ответственности, необходимо декриминализировать эти статьи и наказание избирать в виде штрафов. Сейчас мы как раз занимаемся этой проблемой. Прорабатываем такие статьи. Там будет предусмотрен мелкий срок, скажем, до года, до двух. Там мы предлагаем изменить это. Мы готовим проект соответствующих поправок в указ. На самом деле, это все достаточно сложно представить, чтобы действительно, за такую сумму в 15 рублей... чтобы он 4 года получил. Если судить по письмам, может быть в письме так изложено, но если судить по фактам... то я в этом, честно говоря, сомневаюсь. Но я повторяю, в отношении этих лиц будет применена амнистия. Когда эти факты будут подтверждаться, проведение амнистии - это еще раз изучение все обстоятельств и только после этого будет приниматься решение.

Марина Катыс:

С тем, что с помощью амнистии можно исправить подобные ошибки правосудия, не согласен доктор юридических наук, профессор и член комиссии по помилованию при президенте РФ Сергей Вицин, который считает, что любая амнистия, особенно в российских условиях, это в первую очередь признание необъективности и неточности выносимых судами приговоров.

Сергей Вицин:

С другой стороны, ведь в амнистии можно увидеть и ту цель, которая сейчас вспоминается. Надо освободить место для того, чтобы поместить в места лишения свободы новых лиц. Мы должны помнить, что чем больше людей пройдет через места лишения свободы, а их у нас проходят миллионы, тем больше криминогенный потенциал общества, тем опаснее, тем трагичнее наше будущее. Само отсутствие уголовного проступка в нашем законодательстве приводит к тому, что очень часто формально под признаки вот этой кражи, грабежа попадают действия, которые с точки зрения здравого смысла такими ни в коем случае не могли быть признаны.

Самое главное не в том, чтобы изменить уголовный закон, даже не в том, чтобы реорганизовать правоохранительные органы. Самое главное состоит в том, что у нас, как говорил профессор Преображенский, разруха в головах. Я имею в виду полное правовое невежество в отношении того, как с точки зрения правовой рационально бороться с преступностью. Мы, обращаясь к таким суровым видам наказания, как лишение свободы, не задумываемся, что помещая человека в тюрьму, мы таким образом в значительной мере пишем его будущую биографию. Это особенно касается несовершеннолетних. Половина рецидивистов, как раньше называли особо опасных преступников - это те лица, которые попали в тюрьму в несовершеннолетнем возрасте. Поэтому каждый юрист должен понимать, что помещая подростка в тюрьму, он пишет его будущую биографию.

Марина Катыс:

Точно так же, как и тогда, когда за украденные шесть килограммов картошки или семирублевую клеенку в тюрьму отправляют мать этого подростка.

Андрей Бабицкий:

И последняя рубрика нашей программы - Письма. Слово Илье Дадашидзе.

Илья Дадашидзе:

В этом выпуске нашей программы мы продолжаем знакомить слушателей с письмами, поступающими в правозащитные организации Москвы из различных регионов России, а на этот раз переданными на радио "Свобода" фондом "Права матери". Напомню, этот благотворительный фонд - некоммерческая, негосударственная общественная организация, защищающая права и интересы родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время. В 1998 году на адрес фонда поступило свыше 1300 писем.

Александр Беляков, житель села Стрегай Базарнокабульского района Саратовской области был призван в армию 19 ноября 1995 года. Службу проходил в бригаде быстрого реагирования. Прослужив 9 месяцев, сбежал из части, спасаясь от повторяющихся избиений. Почти год военное ведомство о Белякове не вспоминало. Он, не скрываясь, жил дома, работал трактористом. 28 октября 1997 года его вместе с матерью вызвали в милицию районного центра Карабулаг для подписания неких бумаг насчет армии и здесь арестовали. А 29 октября перевели в спецкомендатуру города Саратова. 2 ноября родителям Александра Белякова сообщили, что их сын покончил собой. Во врачебном свидетельстве причиной смерти значилась механическая асфиксация от сдавления органов шеи петлей при повешении. Место смерти - гауптвахта саратовского гарнизона. "Когда привезли Сашу и открыли гроб, -пишет в фонд "Право матери" Татьяна Храмочкина, мать погибшего, - вы бы только посмотрели, что творилось у нас дома. Почти все село пришло хоронить. Мужчины - и те плакали, когда увидели Сашу в таком виде. На шее вырезан квадрат кожи, оттуда сочилась кровь. Затылок пробит, оттуда тоже текла кровь. Голова все время падала набок... как только я ее не поправляла. На руках и на ногах - ожоги от сигарет, порезы от штык-ножа. А заключение нам дали, что Саша повесился".

Еще одно письмо из Саратовской области от Алексея и Надежды Котляр, сын которых Сергей был убит в Чечне. "Со своим горем мы живем невесело. Куда бы ни обратились, никто даже не выслушает нас. У нас маленький старый домик, деревенская землянка. Все сыплется, потолок течет. Стена валится. Надо ремонтировать, а мы сами не можем, нет сил и здоровья. Муж пошел в администрацию района, попросил, чтобы отремонтировали землянку, а там ответили - денег нет, материала тоже нет, у вас есть сын, которому 15 лет, пусть он и ремонтирует. Разве у таких есть сострадание?.. Пенсию все время задерживают. "Детские деньги" так и не выплатили. Вот такая у нас помощь. После этого мы и думаем - за что наш сын отдал жизнь? Наверное, за один орден. Он награжден Орденом мужества. И хотя бы кто-нибудь из начальства обратил внимание, хотя бы раз вызвали и спросили - как вы живете со своим горем?"

Три года пытается отыскать сына, без вести пропавшего в Чечне, Р.В.Казакова, Волгоградская область. "В феврале 1997 года ездила в Чечню на розыски моего сыночка, но нигде не нашла. Приехала домой только в мае и здесь дома несчастье - погиб муж. Господи, да какое горе! А сынок мой живой, по всем предсказаниям. Но куда бы не обращалась - нигде, никаких результатов. Собираюсь снова ехать в Чечню искать сыночка и обращаюсь к людям - помогите немного деньгами, так как моей пенсии не хватает, 320 рублей. Вот собирают, кто сколько сможет. Господи, ведь это не я его посылала, а приходиться мне его искать. Нет больше сил и слез".

"Я давно знаю о существовании вашего фонда, но только теперь обращаюсь к вам. Надо выговориться, - пишет в фонд Право матери Сергей Рязанов, поселок Усье Пермской области. - 21 марта 1998 года нам сообщили, что наш сын Анатолий покончил с собой во время его нахождения на посту. Охранял какой-то склад. Приезжаю в Пермь, на вокзале меня встречает заместитель командира по воспитательной части, везет в прокуратуру, потом в морг. На горе трупов лежит на носилках солдат в шинели и в валенках. Чтобы его увидеть, пришлось мне лезть по трупам. Останавливается сердце - он. Лицо чистое, глаза открыты, на лбу выходное отверстие от пули. В ранке видна часть лобовой кости, вывернутой наружу. На губах немного шелухи от семечек.

24 марта Толю привозит в гробу начальник штаба полка и командир роты. В последний путь его провожало человек 300, и никто не верил в самоубийство. А господа офицеры, его командиры, ни с ним не попрощались, ни к нам, родителям, не подошли. Люди слышали, как садясь в машину, военные сказали - рвем отсюда быстрее".

Родители Анатолия Рязанова отвергают версию самоубийства.

"Мы штудировали литературу, судебно-медицинское исследование трупов и судебную медицину. В обеих этих книгах указано, что такое ранение могло быть нанесено только в затылок. А в затылок застрелиться никак нельзя. Но следователь Пермской военной прокуратуры после троекратного возвращения дела ему на доследование дал справку эксперта, что это возможно. Когда же мы выдвинули следователю возможность другой версии - кражи с тех складов, что он охранял, это только вызвало негодование".

Илья Дадашидзе:

Это были фрагменты писем, поступивших в фонд "Право матери", основным направлением деятельности которого является оказание бесплатной юридической помощи родителям погибших военнослужащих. Посильная материальная помощь нуждающимся, издание книги памяти погибших в армии в мирное время. Слово пресс-секретарю фонда Валерии Пантюхиной.

Валерия Пантюхина:

У нас в фонде работает пять юристов. Из них несколько человек занимаются уголовными делами. Они действуют ходатайствами, вступают в переписку с прокуратурами различных совершенно ступеней. И, кроме того, представляют интересы родителей погибших в судах. Кроме того, уже после того, как парень похоронен, даже если здесь не требуется никакое расследование гибели, или допустим, оно состоялось и прошло, и виновные наказаны, что бывает, конечно, очень редко. Но, допустим, случилось, наступает дальнейшая жизнь. Жизнь эта чаще всего будет очень стесненной в материальном отношении, потому что семья теряет своего кормильца, часто единственного. Остаются престарелые родители. Эти люди уже не могут иметь детей... либо одинокая мать или одинокий отец. Государство любит вообще как бы экономить деньги на семьях погибших - задерживать выплаты, не выплачивать вообще, обманывать в плане пенсий, в плане льгот. Надо сказать, что пенсия матери по случаю потери кормильца сейчас составляет 84 рубля 19 копеек. Но даже эти крохи не всегда она может получить. Даже льготы, на которые она имеет право, ну, по 50-ти процентной оплате, допустим, коммунальных услуг, и то удается получить не так просто. И этим тоже занимаются наши юристы. Об этом, соответственно, тоже люди пишут в письмах, рассказывают по телефону, рассказывают, приходя к нам.

XS
SM
MD
LG