Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек имеет право


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

  • "Черное" следствие, система параллельного права. Из истории правозащитного движения - политик и писатель Вячеслав Черновил. Межрегиональная правозащитная группа "Воронеж - Черноземье" о себе. Правозащитные новости. Выборы президента Башкирии - история не закончена. Советы правоведа: ознакомление с материалами уголовного дела по окончании следствия. Письма в программу.


Андрей Бабицкий:

Публицист и писатель Ольга Чайковская считает, что в России еще с советских времен сложилась система параллельного права, не имеющая никакого отношения к закону. Это те особые правила игры, которые втемную используются по всей цепочке правоохранительных органов. По ним играют следствие, прокуратура и, в конечном итоге, судьи. И именно круговая порука делает эту систему неуязвимой. Система продолжает существовать как результат своего рода постоянно обновляемого тайного сговора, заключив который участники правового процесса, призванные следить за соблюдением закона, на самом деле делегировали друг другу право попирать его. Таков вывод Ольги Чайковской.



Ольга Чайковская:

Мы не устаем изумляться тому, что происходит в стране. Уже который год здесь потоком идут убийства, и власти не в состоянии этот поток остановить. Из знаменитых шумных убийств ни одно не раскрыто. Это - из знаменитых, которые под прожектором СМИ. Что же тогда происходит с обыденными, незаметными, но не менее кровавыми и трагическими? Заговорили о параличе следственного аппарата. Тут же нашли объяснение: из него ушли профессионалы, а те, кто остался или пришел на их место, люди профессионально бессильные. Говорят и о коррупции в правоохранительных органах.

Действительно, профессионалы ушли во множестве, наверное и коррупция есть, и предательство. Все это огромная опасность, особенно когда речь идет об органах правоохраны. Но опасность эта названа по имени, с ней идет борьба. А между тем существует и другая, быть может, самая злокозненная опасность, поскольку по имени ее не называют и борьбы с ней никто не ведет. Речь идет о целой системе, которая прочно угнездилась в головах, а на практике действует как некое обычное право, которое существует параллельно закону, противостоит ему и зачастую подменяет его собой. Система работает давно и хорошо отлажена. Я не раз сталкивалась с нею в брежневские времена. Однако в те застойные годы аппарат следствия и розыска в России был еще достаточно силен. Встречались в нем и вовсе классные профессионалы, на высоком, подчас ювелирном уровне работали криминалисты.

Итак, система обычного права. Попробуем мы рассмотреть ее в ходе уголовного процесса, поскольку, по моим наблюдениям, она гнездится в каждом его суставе.

Начнем с самого главного - с ареста. Небольшой поселок, раннее утро. На заборе, уцепившись за него, висит дед. Он всегда так поступает, когда выпьет. Идет к дому своего директора, повисает на заборе и ругается матом прямо в директорские окна. Директор не обижается, он знает, что старик, один из лучших его механизаторов, во хмелю бывает нехорош. Однако когда через месяц в поселке случилось убийство, деда тотчас же арестовали за то, что висел на чужом заборе. Да, арестовали за это, а допрашивали, требуя, чтобы признался в убийстве соседа. Потом он, ничего не понимая, долго сидел в каком-то коридоре. Мимо прошла пожилая женщина, бросила на ходу: старый человек, а безобразничаешь. Он не знал, что то была судья, только что приговорившая его заочно к трем суткам ареста.

Перед нами самый распространенный прием: применяют административный арест за мелкое хулиганство, а допрашивают по какому-нибудь крупному уголовному делу. Минуя закон, дознаватель и следователь получают человека на три дня в свою полную власть. Но это, разумеется, не единственный путь беззаконий, совершенных при аресте. Согласно УПК, в постановлении об аресте должны быть указаны его основания. Таковыми, в частности, могут быть показания и свидетелей преступления, и самого потерпевшего.

Однажды пропала четырехлетняя девочка. Ее долго искали и нашли полузакопанной в земле. Через четыре месяца был арестован человек, который в тех краях и не бывал. Согласно постановлению об аресте основанием для него послужили показания - кого бы вы думали? - свидетелей, которых заведомо не было, и потерпевшей, то есть той самой мертвой маленькой девочки. Это постановление прошло без единого препятствия по всем прокурорским инстанциям.

Мы знаем, что адвокат должен присутствовать при любом акте лишения свободы, будь то арест, в том числе и административный, или задержание. Но кто станет звать адвоката, если речь идет о каких-то трех днях? Однако именно в эти три дня, пока нет адвоката, и появляются знаменитые чистосердечные признания. В самые трудные первые дни, когда человек потрясен арестом, он оказывается одинок и беззащитен. Есть у властей и еще такой прием: вызывают на допрос человека в качестве свидетеля, когда адвокат по закону не требуется, а фактически допрашивают в качестве обвиняемого, каковым он вскоре и становится.

Все мы знаем, признание человеком его вины может служить доказательством только в том случае, если оно подтверждено материалами дела. У следователя-профессионала, который ищет и находит преступника, очень много забот. Фальсификатору тоже дел хватает. У невиновного человека, например, часто бывает алиби, зато у "черного" следствия давно уже отработаны методы, чтобы это алиби разрушить. Обычно оно основано на показании свидетелей, которые в такое-то время видели этого человека там-то. И вот следователь начинает работать со временем, удлиняя его или укорачивая, и делает это, как правило, путем обработки свидетелей, которых уговаривает, запутывает или просто запугивает. А есть еще один способ. Подследственный просит вызвать свидетелей, подтверждающих его алиби, а следователь отказывает ему в этом.

В одном из дел арестованный утверждал, что в день, когда было совершено преступление, ехал в поезде, и в подтверждение просил вызвать людей, которые встречали его на вокзале. Мне этого не нужно, ответил следователь.

Известны случаи, когда в роли "черного" следствия выступает милицейское начальство. Местные сотрудники начинают работать очень успешно, бывает - вот-вот схватят преступника, и вдруг начальство, у которого есть уже свой убийца, приказывает рубить концы. "Черное" следствие убийцу не ищет, оно в убийцы назначает кого-нибудь, чаще всего из близких.

Анна решила уехать от мужа, с которым уже год как развелась. Сняла с книжки свои сбережения, сказала окружающим, что выходит замуж - и квартира будет, и машина будет - и уехала со своими двумя девочками внезапно, не оставив адреса. Было это осенью. А по весне в одной из подмосковных речек всплыли два детских трупа. И в убийцы назначен был их отец, бывший муж Анны. Началось следствие. От чего погибли девочки? На этот вопрос судмедэкспертиза ответить не смогла. Было не ясно, живыми их бросили в воду или уже мертвыми. Нужна была экспертиза на яд и на снотворное. Одежда у детей оказалась разорвана. Необходимо было выяснить - отчего? Экспертиза, исследующая состояние ткани, должна была ответить на важнейший вопрос - сколько времени дети пробыли в воде? Все эти экспертизы были обязательны. Любой следователь назначил бы их в первую очередь. Следователь, который вел дело, не назначил ни одной. Тома этого дела переполнены ходатайствами адвоката, его жалобами по начальству. Все было напрасно, ни одной из необходимых экспертиз так и не провели. Следствие явно боялось, и это можно понять. Любой акт экспертизы мог разрушить его хлипкую версию. Непонятно другое - как осмелились они так грубо нарушить закон? Но они работали не в рамках закона, а в рамках того самого обычного права. И тут мы сталкиваемся с еще одним приемом беззакония, который можно назвать приемом "антиследствия". Что это такое?

Антиследствие - это, прежде всего, не замечать правды, не фокусировать взгляд на подробностях жизни, а если говорить о юридической практике, не вызывать нужных свидетелей, не назначать нужной экспертизы, не проводить необходимые следственные эксперименты и по возможности размывать, растушевывать реальные факты. И в этом деле есть уже большие мастера.

Чего только не происходит порой за дверью следственного кабинета. Это потому, что она слишком плотно закрыта. Внутри МВД сейчас существует управление собственной безопасности, одна из задач которого - борьба с преступлениями, совершенными сотрудниками милиции. Подобное управление, я полагаю, должно быть создано и в системе прокуратуры. Но сферу деятельности этих управлений необходимо расширить. Предметом их расследования должны быть не только взятки, связь с уголовным миром или прямой бандитизм, но и те преступления, что совершены сотрудником правоохраны в ходе самого процесса расследования.

Кстати, прокурорский надзор с этой задачей совершенно не справляется. Здесь на каждом шагу встают проблемы, которые требуют не только отдельного разговора, но и особого расследования. Арест и его сроки, равенство сторон в уголовном процессе и роль в нем адвоката. Тайна следствия. Признание подследственного. Кстати. Екатерина Вторая, наша умная царица, сказала по этому поводу: признание не нужно, когда другие неоспоримые доказательства показывают, что он виноват. Можно ли сказать точнее? И напрасно ослабело наше правовое просветительство. Все эти проблемы должны быть в общественном сознании.

Особо следует сказать о суде присяжных. Я убеждена, это единственный институт, действительно способный стать могучей преградой на пути всех тех беззаконий, о которых мы говорим. Потому-то на него и идут сейчас такие нападки. Ну а что же наш нынешний обычный суд? Разве он не стал такой преградой? И тут обнаруживаются явления поразительные: следствие в параличе и разваливается, и тем не менее оправдательных приговоров у нас практически не существует. Это значит, что брак, выдаваемый "черным" следствием, беспрепятственно проходит через суды, которые штампуют его своими обвинительными приговорами.

Андрей Бабицкий:

Наша рубрика "Из истории правозащитного движения". В ночь с 25 на 26 марта погиб известный украинский политик и правозащитник Вячеслав Максимович Черновил. Родился 24 декабря 1937 года в Черкасской области. В 1960 году закончил факультет журналистики Киевского университета. С 1965 года начал активно протестовать против репрессий в среде украинской интеллигенции, собирать информацию о нарушениях прав человека на Украине. Впервые арестован в 1967 году. Далее - аресты в 1972 и 1980 годах по политическим мотивам. В общей сложности отбыл в лагерях и ссылках 17 лет. В 1985 году Вячеслав Черновил вернулся на Украину. В 1990-ом избран председателем львовского областного совета и депутатом ВС Украины. С 1993 года председатель Народного Руха Украины.

О Вячеславе Черновиле рассказывает главный редактор правозащитной газеты "Экспресс-хроника" Александр Подрабинек.



Александр Подрабинек:

Я узнал о Черновиле гораздо раньше, чем с ним познакомился. Его имя мелькало в самиздатовских документах и в хронике текущих событий с конца 60-х, начала 70-х годов. И уже тогда у него была репутация стойкого политзаключенного, очень порядочного, выдержанного человека, а такая лагерная репутация очень многого стоит. Я с ним увиделся первый раз летом 1980-го года в якутской тюрьме, где я находился под следствием по политическому обвинению, а Вячеслав сидел там же по сфальсифицированному обвинению в изнасиловании. Мастера из ГБ устроили ему провокацию, он находился тогда в ссылке в Якутии, предъявили ему сфальсифицированное обвинение и посадили, как водится, под стражу. За небольшие деньги надзиратель устроил нам встречу перед санчастью тюрьмы, в ожидании приема к врачу. Там я с ним впервые познакомился, и он сразу произвел на меня впечатление очень жизнерадостного и очень щепетильного человека. Я помню, что он очень тогда переживал по поводу предъявленного ему обвинения. Он боялся, что кто-нибудь может поверить органам безопасности, а не ему, не его порядочности. Он объявлял голодовку. Он мучился. Его принудительно кормили. Я уговаривал его эту голодовку отменить, по той причине, что все равно никто из приличных людей, из наших друзей - никогда не поверит в эту фальшивку. Он очень переживал. Но при этом, надо сказать, он оставался все равно человеком с юмором, и вот это была его, может быть, основная черта. Может быть, не основная, но я о ней хорошо помню, она меня более всего трогает.

Потом наши пути на некоторое время разошлись, и мы вновь увиделись через несколько лет в одном из лагерей в Якутии, где я находился в больнице, а он отбывал наказание в этом лагере. Его приговорили тогда к пяти годам лишения свободы. И мы с ним встречались время от времени, нарушая лагерный режим, и все наше свободное время - а это было обычно несколько часов, такого нелегального внутрилагерного свидания, - мы с ним говорили о свободе, о судьбе Украины, о судьбе России, о диссидентском движении. Я до сих пор с некоторым щемящим чувством вспоминаю, как он поддержал меня в то время, когда я находился в очень тяжелом состоянии в больнице, и он организовал мне помощь, еду, теплые вещи, и даже устроил для меня день рождения. Он устраивал его в лагере, привлекая какие-то немыслимые силы, мобилизовав уголовников, которые охраняли барак, предупреждая, когда пойдут надзиратели. Организовал невиданный по своей роскоши ужин. Были подарки. И я до сих пор храню одну лагерную поделку, которую мне он подарил тогда на день рождения.

И встречаясь с ним уже после освобождения, в Киеве, когда он стал лидером демократического движения на Украине, я замечал в нем все то же жизнелюбие, ту же ироничность и ту же щепетильность - те черты характера, с которыми я столкнулся при нашей первой встрече.



В конце первой части, как обычно, рубрика "Профиль". Региональные организации о себе. Межрегиональную правозащитную группу "Воронеж - Черноземье" представляет Андрей Юров.



Андрей Юров:

Межрегиональная правозащитная группа "Воронеж - Черноземье" сформировалась в конце 1995 года как объединение правозащитных организаций и отдельных правозащитников, в основном Центрально-Черноземного региона. Однако первые из организаций, впоследствии сформировавших МПГ, начали свою работу в Воронеже еще в 88 году. Именно оттуда мы выводим свою историю. Главная цель МПГ - объединение ресурсов и возможностей отдельных организаций и активистов правозащитного движения для более эффективной работы в области защиты прав человека и реализации отдельных проектов и программ, опираясь на поддержку друг друга.

В настоящее время в структуре МПГ действует экспертная группа по контролю за деятельностью государственных структур, мониторингу по правам человека, центр обучающих методик по правам человека, который действует во всем Центрально-Черноземном регионе, центр "Общественная правозащита", объединяющий программы непосредственной помощи гражданам. В его рамках уже более трех лет работает общественная правозащитная приемная, в которую обращается более 2000 человек в год, правозащитная библиотека и пресс-бюро по распространению правозащитной информации в региональных СМИ. С начала 1998 года выходит информационный бюллетень МПГ "Право и достоинство". Летом 1998 года МПГ стала одним из инициаторов межрегионального проекта "Молодежное правозащитное движение", учредительный съезд которого состоялся на днях, 4 апреля 1999 года.

Одной из очень важных особенностей межрегиональной правозащитной группы является активное взаимодействие со свободными профсоюзами в Черноземье, и фактически именно из этого взаимодействия она и родилась. Это, в первую очередь, российский проф-центр "Конфедерация свободного труда", который действует в Черноземье и ряде окрестных регионов. И, соответственно, одна из главных тем - это защита социальных и трудовых прав наемных работников. Кроме того, это достаточно серьезный методический центр по обучению правам человека. Работа не только с населением, не только просветительские программы, но и обучение преподавателей, учителей школ и вузов методикам преподавания прав человека для школьников, для студентов, иногда даже для воспитанников детского сада. Кроме того, сама общественная приемная, которая действует при МПГ, является точкой пересечения для самых разных правозащитных организаций, то есть те, кто так или иначе активно сотрудничают с МПГ, а именно: воронежский "Мемориал", Комитет помощи призывникам и военнослужащим, Центр поддержки беженцев и переселенцев и так далее, - активно встроены в наш проект.

Таким образом, действительно, региональная правозащитная группа стала реальным центром сосредоточения правозащитных сил и реальным способом помощи правозащитным программам и правозащитным организациям. Наш почтовый адрес: 394000, Воронеж-центр, а/я 152. Код Воронежа - 0732, телефон - 52-14-01 и телефон-факс - 55-39-47. Наша электронная почта: hrabrau.vrn.ru (?).



Андрей Бабицкий:

Новости апреля от Дарьи Жаровой.



Дарья Жарова:

С октября 1917 по 1953 годы в Советской России, а затем в СССР, были репрессированы около 20 миллионов человек, более половины из которых погибли. Последовательно уничтожались литераторы, артисты, музыканты, художники, представители других творческих профессий. Об этом на пресс-конференции, состоявшейся первого апреля в Москве, сообщил председатель комиссии при президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий Александр Яковлев. Яковлев считает, что точное число репрессированных никогда не удастся установить. По его словам, до сих пор обнаруживаются массовые захоронения людей, о которых нет никаких документов. Неизвестна судьба тысяч лам, вывезенных из Монголии. Невозможно выяснить фамилии офицеров, казненных за отказ стрелять в жителей Берлина во время волнений в июне 1953 года.

- Борис Ельцин 31 марта отклонил принятый ГД России и одобренный СФ закон о Высшем совете по защите нравственности на радио и телевидении. Президент усмотрел в нем повод для введения цензуры, заметил нарушение принципа разделения властей и несоответствие некоторых статей закона Конституции и УК России.

- Московский городской суд отказался удовлетворить иск семерых членов межрегионального комитета по спасению от тоталитарных сект, требовавших взыскать с церкви "Объединение" два миллиарда рублей каждому в качестве компенсации за вступление в эту церковь их совершеннолетних детей. Борцы с нетрадиционными религиями объясняли это нарушением их родительского права на прежнюю духовную близость с детьми, а также право на национальную традицию.

- Президент Украины Леонид Кучма не склонен драматизировать возможные трудности на переговорах с СЕ в связи с вынесением смертного приговора Анатолию Оноприенко, совершившему убийство 52 человек. 2 апреля в Москве в беседе с журналистами Кучма назвал абсолютно правильным решение житомирского областного суда, приговорившего Оноприенко к расстрелу, а его сообщника Сергея Рогозина - к 13 годам лишения свободы. После вступления в 1995 году в СЕ Украина приняла на себя обязательство отказаться от смертной казни. В республике более 2 лет действует мораторий на высшую меру наказания.

- По мнению значительной части населения Грузии, права граждан в стране откровенно нарушаются и нет никаких государственных структур, способных встать на их защиту, заявил второго апреля народный защитник Грузии Давид Салаидзе, выступая с годовым отчетом в парламенте республики. Больше всего жалоб, отметил Салаидзе, поступает к нему по поводу принятых судебных решений и произвола правоохранительных органов, в которых для получения нужных показаний прибегают к избиениям и пыткам. Народный защитник привел данные о том, что правоохранительные органы часто без каких либо объективных причин, с нарушением всех конституционных норм, задерживают оппозиционно настроенных к властям граждан. По словам Салаидзе, существуют списки так называемых политически неблагонадежных лиц, которые подвергаются арестам накануне организуемых ими митингов.

- Представители политического совета партии "Народное единство Таджикистана" и других политических движений республики опубликовали открытое письмо главам государств-участников СНГ. Авторы письма подвергают резкой критике действия президента страны Эмомали Рахмонова, ведущего систематическое уничтожение всех инакомыслящих в стране. Десятки тысяч политических противников режима Рахмонова, указывается в письме, вынуждены скитаться в странах ближнего и дальнего зарубежья.

- Подведены итоги конкурса "Навстречу уполномоченному по правам человека Санкт-Петербурга", объявленного в феврале 1999 года некоммерческим фондом "Гражданин". Финансирование по 5 тысяч долларов США получили 10 из 32 поданных заявок, в том числе программа Школы гражданских прав, молодежная ассоциация "Аничков дворец", цикл семинаров "Проблемы этнических сообществ Санкт-Петербурга", а также ряд программ, посвященных соблюдению прав отдельных категорий граждан - военнослужащих, беженцев, детей из групп риска, заключенных. Средства на осуществление проектов, победивших на конкурсе, выделило правительство Дании.

- В Ульяновском Государственном техническом университете после смерти двух студентов от передозировки наркотиков ввели принудительное медицинское обследование для выявления наркоманов. Студенты обязаны прийти в университетский медпункт и показать врачу вены. Об употребляющих гашиш, кокаин или таблетки врачу сообщают преподаватели. Основанием для подозрений является странное поведение учащегося. Выявленным таким способом наркоманам или уклонившимся от осмотра запрещена сдача экзаменов и вообще продолжение учебы.

Андрей Бабицкий:

Новости от Дарьи Жаровой. В сообщениях были использованы материалы газеты "Экспресс-хроника", "Новой газеты", российских информационных агентств.



Андрей Бабицкий:

Незаконно отстраненные от участия в выборах два кандидата в президенты Башкирии были восстановлены в своих правах Верховным Судом России. Однако возможности реализовать эти права они так и не получили, поскольку к моменту вынесения судебного решения выборы прошли, и тот же Верховный Суд признал их результаты.

Репортаж Владимира Долина

Владимир Долин:

14 июня прошлого года в Башкирии состоялись президентские выборы. В бюллетенях для голосования было две фамилии - действующего президента Рахимова и министра лесного хозяйства республики Казакулова, фактически назначенного на роль кандидата в президенты, ибо по закону выборы должны носить альтернативный характер. "Альтернативный" кандидат использовал свой кандидатский статус для агитации за своего патрона. В борьбе "лучшего" с "хорошим", естественно, победил лучший. Рахимов был переизбран на второй срок, набрав свыше 70 процентов голосов от числа избирателей, пришедших на избирательные участки.

Кандидаты от оппозиции к выборам допущены не были. ЦИК республики отказал лидерам оппозиции Марату Миргазямову и Александру Аринину в регистрации. Аринин и Миргазямов обжаловали действия избирательной комиссии в ВС России. ВС встал на сторону опальных кандидатов и удовлетворил из жалобы. Избирком республики формально выполнил решение ВС, но тут же снова лишил Миргазямова и Аринина кандидатского статуса. В избирательные бюллетени их фамилии так и не включили. Лидеры оппозиции снова обратились в суд.

После череды судебных процессов в Башкирии и в Москве ВС России 24 июля прошлого года восстановил Миргазямова и Аринина в правах кандидатов. Но выборы к тому времени прошли без их участия и были признаны действительными. И тогда незаконно отстраненные от участия в выборах кандидаты обратились в суд с иском о признании недействительными результатов прошедших выборов. Оппозиционные кандидаты, воодушевленные признанием их в качестве таковых, полагали, что, окажись их фамилии в бюллетенях, результаты народного волеизъявления могли бы выглядеть иначе. 30 марта состоялось заседание гражданской коллегии ВС РФ под председательством Виктора Кнышева. Высокий суд посчитал, что невключение кандидатов в бюллетень для голосования не может являться единственным основанием для отмены результатов выборов. По мнению судей, воля избирателей Башкирии выражена достоверно и ясно, а потому оснований для отмены итогов голосования суд не усмотрел.

Кандидаты, не допущенные к участию в выборах, считают иначе. Говорит Марат Миргазямов.



Марат Миргазямов:

Все факты, которые были приведены, в Верховном суде Башкирии и в ВС РФ были проигнорированы, и вынесено решение, угодное ныне действующим властям.

Владимир Долин:

Александр Аринин с поражением не смирился.



Александр Аринин:

Я буду дальше продолжать бороться, потому что у нас еще есть шанс обратиться в президиум ВС, у нас есть право обратиться в международный суд. Вот. Я полагаю, что до конца надо этот путь пройти.

Владимир Долин:

По нашей просьбе ситуацию прокомментировал доцент Московской Государственной Юридической академии, член независимого экспертно-правового совета Виль Кикоть.



Виль Кикоть:

В данном казусе, по-моему, нарушены многие из основных прав гражданина. Прежде всего, нарушено равноправие граждан. Граждане равноправны, в данном случае, в нескольких отношениях. Во-первых, все граждане имеют право выдвижения кандидатов, чтобы законно выдвинутый ими кандидат был включен в бюллетень, чтобы он, этот кандидат, имел равные с другими кандидатами права на ведение избирательной кампании и чтобы, в конце концов, решение о том, кто будет избран из выдвинутых кандидатов, принималось бы всеми избирателями. Второе нарушение - нарушение прав всех избирателей - состоит в том, что в данном случае получилось, что все граждане республики Башкирии оказались лишены права на свободный выбор между всеми законно выдвинутыми кандидатами. Незаконное устранение некоторых кандидатов резко ограничило право прочих граждан на выбор, сделало его односторонним и, в общем, неубедительным.

Все граждане имеют право быть избранными. Для того, чтобы быть избранными, нужно быть выдвинутыми. Но, будучи выдвинутыми, эти граждане, кандидаты, имеют равные права между собой. Проигрыш выборов возможен только в результате голосования граждан. Другие способы устранения законно выдвинутых кандидатов незаконны. Таким образом, оказываются нарушенными несколько статей российской конституции, да и башкирской конституции, там тоже об этом говорится. Это статьи, которые говорят о демократизме государства, о народовластии, о том, что права человека и гражданина, права и свободы гражданина являются высшей ценностью в государстве, а государство не имеет право их нарушать. Права эти граждане имеют, согласно конституции, от рождения. Права эти неотчуждаемы.

Еще одно замечание. Если суд любого уровня или какой-то другой орган исходит из того, что ограничение избирательных прав граждан, ограничение равноправия избирателей и ограничение равноправия кандидатов, в результате которого часть кандидатов устраняется из избирательного бюллетеня, не имеет значения (а имеет значение только факт, что большинство избирателей проголосовало за какого-то определенного кандидата), то это уводит нас в некую тоталитаристскую практику. Именно так было при выборах советских. Именно так дело происходило при выборах в разных других тоталитарных режимах, где подбирались угодные режиму кандидаты, и только их разрешалось ставить на голосование, в результате чего потом большинство избирателей было вынуждено... тем или иным способом принужденно голосовать за единственного официально поддержанного кандидата.

Владимир Долин:

Власти Башкирии своими решениями нарушили не только права кандидатов в президенты, но и права избирателей, лишив их возможности выбора. Вердикт ВС, по сути, освящает эти нарушения и признает законными действия властей республики, что открывает широкие возможности для произвола и манипуляций результатами выборов. Теперь избирательная технология сводится к исключению под любым предлогом неугодных властям кандидатов из списков для голосования. Восстановление кандидатов в их правах после выборов на результаты народного волеизъявления повлиять не может.

Андрей Бабицкий:

По окончании следствия обвиняемому предоставляется право ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. Советы судьи московского городского суда Сергея Пашина.

Сергей Пашин:

По окончании предварительного следствия следователь обязан предъявить обвиняемому и его защитнику все, что собрано по уголовному делу. Это касается и письменных материалов дела, и вещественных доказательств, которые ради такого случая распечатываются и показываются, если обвиняемый об этом просит, и, конечно, видео- и аудиоматериалов. Надо заметить, что это первый случай, когда обвиняемый получит возможность знакомиться с уликами в полном объеме. Дело в том, что в ходе предварительного расследования, до момента предъявления всех материалов по делу, обвиняемый может знакомиться с очень небольшим количеством следственных актов.

В ходе ознакомления со всеми материалами дела обвиняемый может не только прочитать эти материалы, но и сделать любые необходимые выписки. Если сроки следствия поджимают, а особенно, если поджимают сроки содержания человека под стражей, то следователь настаивает на том, чтобы обвиняемый знакомился очень быстро с материалами дела. Сплошь и рядом приходится видеть, что обвиняемый, иногда даже не имеющий законченного среднего образования, буквально проглатывает тома дела и за какие-нибудь 3-4 часа знакомится с пятью и шестью томами. Конечно, обвиняемый не смог за это время реально их прочитать, но поддался уговорам следователя и пошел у него на поводу. Обвиняемый не должен заботиться об удобствах следственной власти, если это идет вразрез с его законными интересами. Поэтому обвиняемый должен проявить твердость и знакомиться с делом именно столько, сколько ему потребуется.

Так же опасно идти на уговоры и соглашаться с тем, чтобы знакомиться с материалами дела в отсутствие адвоката. Если обвиняемый чувствует себя юридически неподкованным, он должен, конечно, говорить, что лучше пусть это мероприятие отложится, но я хочу, чтобы мой адвокат сидел рядом со мной и непонятные вещи мне все-таки пояснял.

В случае, если обвиняемый считает, что в деле нет достаточных доказательств его виновности, или надо допросить каких-то еще свидетелей, или провести какие-то следственные действия, он может заявить об этом ходатайство. Сплошь и рядом эти ходатайства отклоняются. Но заявить их очень важно, потому что судья, когда он будет знакомиться с делом в суде, непременно обратит внимание, что у обвиняемого были какие-то пожелания, на которые следователь не откликнулся, и тогда судья может рассмотреть вопрос о возвращении дела для производства дополнительного расследования. На этой стадии можно написать и жалобу, и заявить отвод следователю. Жалоба подается в этом случае этому же следователю, но рассматривает ее прокурор. Следователь не может эту жалобу уничтожить, это было бы служебным преступлением.

Я знаю случаи, когда возможность знакомиться с материалами дела искусственно ограничивалась. Закон знает лишь один случай, когда это можно сделать. Следователь, установив, что обвиняемый умышленно затягивает ознакомление с материалами дела, может вынести постановление об установлении графика ознакомления с делом, и это постановление должно быть санкционировано прокурором. Физическая невозможность ознакомиться с материалами дела по болезни или по низкому уровню грамотности не является основанием для ограничения права обвиняемого. Если все-таки это право будет ограничено, то судья непременно возвратит дело для производства дополнительного расследования, если обвиняемый напишет, что он недоволен ограничением его права.

Есть целый ряд маленьких хитростей при ознакомлении с делом. Ну, например, материалы дела должны предъявляться в подшитом и пронумерованном виде. Обвиняемые сплошь и рядом получают либо материалы дела в расшитом виде, что позволяет какие-то материалы убрать, перетасовать их. Ну а наиболее типично то, что дело подшито, но листы дела пронумерованы карандашом. Это также позволяет изымать отдельные страницы из материалов дела, перенумеровывать их, вшивать новые листы, и потом уже трудно доказать, что эти листы не предъявлялись обвиняемому. Один мой знакомый адвокат в таких случаях просто перенумеровывал листы дела ручкой. Поскольку это не является порчей материалов дела, привлечь за это к какой-либо ответственности нельзя.

В результате ознакомления с материалами дела обвиняемый получает более ясное представление о том, что ему предстоит в суде, и, проконсультировавшись с адвокатом, может построить линию защиты.

Андрей Бабицкий:

И последняя рубрика нашей программы - "Письма".



Илья Дадашидзе:

В адрес программы "Человек имеет право" приходят письма не только из России, но и из стран СНГ.

Мне 83 года, я знаю, что скоро помру, и не хочу умирать с такой незаслуженно грязной печатью. Убедительно прошу ее с меня снять. Пишет Степан Гвоздик, город Черкассы, Украина. Автор письма рассказывает о том, как 58 лет назад, в 1941 году, он был осужден за попытку группового вооруженного ограбления. Дело, как утверждает Гвоздик, было сфальсифицировано милицией города Фрунзе, где он проживал в то время. Только в тюрьме мы поняли, пишет он, почему нам пришили фальшивое дело. Да потому что было начало войны и областная милиция боялась, чтобы их не послали на фронт. Они старались показать, что они в тылу нужны. И когда меня осудили на пять лет лишения свободы и на три года поражения в правах, в камере сказали: ты еще счастливый, таких телков под "вышак" подводят и шлепают за чужие мокрые дела. Тогда я и понял, что такое милиция и в целом советская власть.

Шесть лет назад ВС республики Кыргызстан по заявлению Гвоздика предпринял попытку разыскать в архивах его уголовное дело для выдачи, как явствует из присланных нам Гвоздиком документов, справки о реабилитации. Однако розыски завершились неудачей.

О попытках получить компенсацию за незаконно конфискованный жилой дом рассказывает в письме в нашу программу Федор Ковалев, город Рустави, Грузия, родители которого в 1931 году были отнесены в кулацкому сословью и высланы из Краснодарского края в Сибирь, а сам он, как сын врага народа, помещен в детский дом. Ковалев просит сообщить ему адреса тех правозащитных организаций, в которые он мог бы обратиться за содействием, а также рассказать о его письме в передаче "Человек имеет право", чтобы, как пишет он, и другие из числа репрессированных, проживающих за рубежом, не очень надеялись на компенсацию. Предупредите их, что добиться справки о реабилитации и материальной компенсации за причиненный ущерб обходится много дороже самой компенсации.

Еще одно письмо из Грузии, от Елены Тимофеевой, Вагадевский район, село Минигори. "Я инвалид по производству, увечье второй группы с постоянной потерей трудоспособности на 80 процентов. До 1993 года я от собеса получала пенсию 120 рублей и 216 рублей доплаты к пенсии от колхоза за нанесенный мне ущерб. Случилась перестройка - и все перемешалось в неразберихе. С 1993 года закон исчез, колхоз перестал платить, а потом вообще распался. Юристы отказали в разбирательстве. Я обратилась в парламент Грузии - безрезультатно. Кто же должен мне выплачивать доплату к пенсии? Перестройка же не по моей вине произошла. У юристов закона нет, политикам - не до инвалидов, а человек честно трудился и в конце оказался материально незащищен. Дорогая "Свобода", помогите мне отыскать права человека. Я хотя и инвалид, но человек пока. В перестройке законов вины моей нет, а материально я наказана".

Еще одно письмо из Туркменистана, город Ташаус, от А.А.Гельдыевой. В ее обращении к нам указаны только инициалы. Более 10 лет Гельдыева не может вселиться в дом, где ей с сыном по праву наследства принадлежит часть площади и земельный участок, о чем имеется решение суда. Еще до распада СССР она обращалась в этой связи в республиканские и союзные инстанции. Однако все ее жалобы не возымели действие. В своем письме в передачу "Человек имеет право" Гельдыева просит помочь ей добиться справедливости и возместить моральный и материальный ущерб, а также наказать тех, по чьей вине она до сих пор остается без жилья.

Завершая на этом рубрику "Письма" (на этот раз это были письма, поступившие в нашу программу из стран СНГ), напоминаем наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, дом 13, корпус 1, московская редакция радио "Свобода", передача "Человек имеет право". Ваши обращения прозвучат в нашей программе. Что же касается писем с просьбами о правовой помощи, они будут передаваться нами в общественную приемную Московской Хельсинкской группы, откуда вы получите ответ юриста по интересующим вас вопросам.

XS
SM
MD
LG