Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек имеет право


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

  • Адвокат в роли подследственного Из истории правозащитного движения - педагог, поэт переводчик Анатолий Якобсон Мордовский республиканский правозащитный центр о себе Чрезвычайное положение на Ставрополье Советы правоведа - дело передано в суд, ходатайство защиты Письма в программу


Андрей Бабицкий:

Попытки оказывать давление на защиту - обычное дело для российской правоохранительной системы. Однако с некоторых пор на адвокатов стали оказывать прямое силовое воздействие. Одна из таких историй произошла в Екатеринбурге. Репортаж нашего корреспондента Сергея Кузнецова.

Репортаж из Екатеринбурга

Сергей Кузнецов:

15 апреля состоялось экстренное заседание Президиума Свердловской Областной коллегии адвокатов, на котором обсуждались факты необоснованных преследований, ограничений действий и свободы адвокатов со стороны правоохранительных органов. Первого апреля с санкции прокурора Орджоникидзевского района Екатеринбурга был подвергнут незаконному обыску адвокат областной колегии Алексей Лавров, который рассказал, что за несколько часов до своего ареста обвиняемая сумела передать адвокату пакет документов в свою защиту, о которых стало известно следственным работникам и прокуратуре.

Алексей Лавров:

И вот началось давление - отдай документы. То есть там оперуполномоченный появился. "Мы сейчас тебя посадим в камеру, мы тебя сейчас обыщем, найдем наркотики и патроны у тебя в карманах". Я сказал - мне эти разговоры неинтересны, я встаю и ухожу. Меня схватили за рукав и сказали - никуда ты отсюда не уйдешь.

Кузнецов:

Как пишет Алексей Лавров в своем заявлении на имя прокурора Екатеринбурга, цитирую: "Находившийся в кабинете работник милиции, оперуполномоченный, сказал мне, что в камере меня возьмут "под пресс". Для меня, адвоката и бывшего следователя, знающего методы работы отдельных сотрудников милиции, такие угрозы были не пустым звуком".

Алексей Лавров:

Зампрокурора подключился. Это выглядело таким образом. Глебов набрал номер, сказал, что на телефоне Вязев, зампрокурора, передал мне трубку. Вязев мне сказал - отдайте документы, а то у вас будут неприятности.

Сергей Кузнецов:

Рассказал в интервью для Радио Свобода адвокат областной коллегии Алексей Лавров.

Еще более драматично складывались отношения со следствием у адвоката 18-ой юридической консультации Екатеринбурга Олега Ерушина. 26 марта оперативные работники милиции с применением физической силы в присутствии свидетелей втолкнули его в служебную автомашину и доставили в кабинет следователя областного ГУВД Михаила Белова. Там Олегу Ерушину предложили дать свидетельские показания по одному из дел, в которых он является защитником подозреваемого. После того, как Олег Ерушин отказался дать показания, сославшись на статью 72 УПК, запрещающую допрашивать его в качестве свидетеля, сотрудники милиции стали угрожать ему задержанием уже в качестве подозреваемого. Свою угрозу следователи выполнили 13 апреля, когда адвокат Ерушин был демонстративно задержан прямо в ходе судебного заседания в зале федерального арбитражного суда Уральского округа. И все попытки заведующего 18-ой юридической консультацией Игоря Михайловича встретиться со своим подчиненным адвокатом Ерушином и осуществлять его защиту в ходе допроса в областном ГУВД оказались безрезультатными. Рассказывает Игорь Михайлович.

Игорь Михайлович:

Я попросил объяснить, на каком основании подвергнут принудительному приводу адвокат Ерушин. Белов заявил мне, что адвокат Ерушин задержан на основании статьи 122 УПК РФ. Я потребовал свидания со своим адвокатом и заявил о том, что я буду представлять его интересы, как заведующий консультацией буду являться его защитником, потому что в соответствии с законом, лицо, задержаное следствием правоохранительными органами, имеет право на защиту с момента задержания. Следователь Белов отказал мне в этом, вызвал охрану ГУВД области, и в сопровождении охраны меня уже через центральный вход торжественно выпроводили из здания ГУВД Свердловской области.

Сергей Кузнецов:

Именно в этот момент, как стало позже известно Игорю Михайловичу, следователи ГУВД вели допрос задержанного адвоката.

Игорь Михайлович:

Следователь Белов, а также следователь Журавлев, входящий в состав следственной бригады, домогались от него показаний по обстоятельствам дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей представителя по гражданским делам. Надо отметить, что адвокат Ерушин представлял ряд юридических лиц, фирм.

Сергей Кузнецов:

Вместе с тем Игорю Михайловичу без объяснения каких-либо причин было отказано в праве осуществлять юридическую защиту арестованного адвоката. О том, что дело адвоката Ерушина вызвало серьезное беспокойство и озабоченность у руководства областной колегии адвокатов, рассказывает заместитель председателя колегии Андрей Митин.

Андрей Митин:

Реакция призидиума была однозначной. Мы, естественно, обратились сразу же к прокурору Свердловской области Тунькову с просьбой взять под контроль вот эти действия и методами прокурорского надзора на них отреагировать. Почему мы так сделали? Потому что адвоката не могут допросить в качестве свидетеля. У него есть гарантия профессиональной деятельности, зафиксированная в законе. Это статья 51 УПК страны, где адвокат не вправе разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с выполнением функции защитника и представителя, статья 72, где говорится о том, что адвоката не могут допросить в качестве свидетеля, статья 16, положение наше об адвокатуре тоже запрещает адвокату разглашать эти сведения, статья 50 Конституции, которая дает гарантии его безопасности.

Сергей Кузнецов:

Несмотря на то, что никакой реакции со стороны работников прокуратуры не последовало, адвокат Ерушин был все же освобожден из-под стражи, проведя трое суток в изоляторе временного содержания Екатеринбурга. Однако такой исход дела нельзя расценивать как вполне благополучный, считает руководство областной коллегии адвокатов, поскольку для исключения подобных инцидентов в будущем необходимо срочное принятие нового закона об адвокатуре, который серьезно повысит статус адвоката и даст реальные гарантии его личной и профессиональной безопасности.

Андрей Митин:

Возбуждение уголовного дела против него возможно только прокурором субъекта федерации. В нашем случае - прокурором области. Ведение дела в отношении него возможно только со стороны органов прокуратуры. И судить его может только или областной суд, то есть высший суд субъекта федерации, или ВС, если речь идет об автономных образованиях. Вот такие гарантии его деятельности предусмотрены. Сейчас, в отсутствие таких гарантий, мы, естественно, стремимся привлечь СМИ для того, чтобы сделать достоянием гласности то, что с нами творят. Почему это очень важно? Представьте себе, если в отношении адвоката, участвующего в деле как представителя, как защитника, возможно такое, - можно себе представить, какие меры воздействия были со стороны органов следствия на простых лиц, участников каких-то сделок, обвиняемых, подозреваемых! То есть никто из нас не гарантирован от таких методов воздействия.

Сергей Кузнецов:

Так сказал заместитель председателя областной коллегии адвокатов Андрей Митин, проводя очередные, промежуточные итоги противостояния следственных органов ГУВД Свердловской области и адвокатов, участвующих в защите подследственных и обвиняемых, проходящих по ряду громких уголовных дел Свердловской области.

Андрей Бабицкий:

Мы попросили прокомментировать этот случай президента Российской Гильдии Адвокатов, ректора Российской Академии Адвокатуры Гасана Мирзоева.

Гасан Мирзоев:

Подобные факты ущемления права адвоката, которые в последнее время с регулярностью повторяются, нас очень беспокоят. Будем делать все возможное, чтобы такие факты искоренить. По крайней мере у нас имеется несколько регионов, где такие факты имели место в прошлом году. Вот, в Нижневартовске, Санкт-Петербурге. Эти факты были незамедлительно пресечены, наиболее характерным был самарский начальник милиции, господин Попов, который сегодня за свои, так сказать, "художества" снят с работы. Мы сейчас имеем случай с Екатеринбургом. Самое печальное, что не только нарушается Конституция, что элементарные права адвоката, например, то, что адвокат не может быть допрошен, даже если просто к нему обратился человек на беседу, - предмет этой беседы является предметом адвокатской тайны. Адвоката вызвают на допрос по делу, где он выпонял функцию защитника. Это - катастрофа. Такого положения не было даже, когда я начинал работать в адвокатуре в 70-х года, в 76, 77, 78 годах... я такого не помню.

Есть следственные действия, есть порядок исполнения. Есть порядок взаимоотношений между обвиняемым, следователем и адвокатом. Гильдия российских адвокатов, ее руководство, примет все меры, направленные на защиту прав и интересов адвокатов, независимо от того, в каких они находятся корпорациях, в каких субъектах федерации. У нас у всех единые цели. И, кстати говоря, мы сегодня все хотим добиться принятия нового закона об адвокатуре, который отвечал бы чаяниям адвокатов, который отвечал бы требованиям СЕ, ее рекомендациям. И печально, что последние пять лет проект законов об адвокатуре болтается, извините, в ГД, и почему-то активность проявляет у нас здесь комитет по законодательству. Я бы сказал - нездоровую активность. Потому что президент просил этот законопроект отозвать как автор, поскольку произошли изменения за последние четыре года. Мы, адвокаты, хотим добиться принятия закона, который действительно бы нас защищал. Как можно защищать граждан незащищенному адвокату? Вот это - сегодняшняя наша ситуация. Именно поэтому имеют место такие факты. Именно поэтому следственные и оперативные работники злоупотребляют, потому что мы не имеем реальных гарантий адвокатской деятельности, ее эффективного осуществления именно в силу отсутствия законодательных гарантий нашей деятельности.

Андрей Бабицкий:

Наша рубрика "Из истории правозащитного движения". Якобсон Анатолий Александрович. Педагог, литературовед, поэт, переводчик. Родился в 35 году в Москве. До 68 года преподавал историю и литературу в московских школах. В 60-70-х публикует в поэтических сборниках и периодике переводы из Лорки, Эрнандеса, Готье, Верлена и других. После ареста Синявского и Даниэля в 68 году Якобсон активно выступает в самиздате со статьями и обращениями. В 69 году становится ключевой фигурой в кругу издателей самиздатовского правозащитного сборника "Хроника текущих событий". С конца 72 года давление на Якобсона усиливается. Ему открыто угрожают арестом. В 73 вместе с семьей он покидает СССР и эмигрирует в Израиль. В сентябре 78 года, находясь в состоянии тяжелой депрессии, Анатолий Якобсон покончил с собой. О судьбе Анатолий Якобсона Александр Даниэль.

Александр Даниэль:


Кто устоял в сей жизни трудной,
Тому трубы не страшен судный
Звук безнадежный и нагой.
Вся наша жизнь - самосожженье
Но сладко медленное тленье
И страшен жертвенный огонь.

Это стихи поэта Давида Самойлова, посвященные Анатолию Якобсону. 20 с лишним лет назад Анатолий Александрович Якобсон покончил с собой в Иерусалиме. Повесился в подвале своего дома. Так завершились пять лет его жизни в Израиле. Так, в 43 года завершилась его жизнь. Пять лет чудовищной, переходящей в душевную болезнь тоски по родине. Родине, которая вытолкнула его в эмиграцию. Всей трудной жизнью он устоял. В той - не выдержал. Из Израиля он писал друзьям в Москве:

"Ностальгия - дело естественное, и болезнь многих, но каждый организм болен по-своему. Уезжая, я чувствовал, что совершаю почти самоубийство. Оказалось, что без всяких "почти"".

Но я хотел говорить не о смерти Якобсона, а о нем самом. Творческое, моцартианское, пушкинское начало в этом человеке выступало так сильно и так явно, что никакая смерть не могла быть ему впору, разве что - смерть в бою или на пиру. Он был давним и близким другом нашей семьи. Внешне дело обстоит так, как если бы это и сыграло решающую роль в его судьбе. Когда посадили Андрея Синявского и моего отца, Якобсон яростно кинулся в драку и даже пытался добиться того, чтобы его допустили на суд в качестве общественного защитника. Его, конечно, никуда не допустили, но текст его несостоявшегося выступления стал одним из самых заметных документов протестной компании 66 года. Так Анатолий Якобсон стал правозащитником. Но я предполагаю, что даже если бы он не был другом моего отца, ему было бы не миновать ввязаться в эту историю. Ни бойцовский темперамент, ни рыцарское чувство чести не дали бы ему остаться в стороне. Да еще дело касалось русской литературы, главной страсти его жизни.

Это был первый шаг. Вскоре последовали другие. В 68 году, через несколько дней после знаменитой "демонстрации семерых" на Красной площади, Анатолий Якобсон в коротком и выразительном обращении формулирует смысл всего тогдашнего движения в защиту прав человека. Я процитирую несколько фраз.

"Демонстрация 25 августа - явление не политической борьбы, а борьбы нравственной. Сколько-нибудь отдаленных последствий такого движения учесть невозможно... Исходите из того, что правда нужна ради правды, а не для чего-либо еще, что достоинство человека не позволяет ему мириться со злом, даже если он бессилен это зло предотвратить. С 66 года ни один акт произвола и насилия властей не прошел без публичного протеста, без отповеди. Это драгоценная традиция. Начало самоосвобождения людей от унизительного страха, от причастности ко злу." Конец цитаты.

Якобсон безоглядно и самозабвенно помогал создавать эту традицию. И его участие в Инициативной группе защиты прав человека, и работа в бюллетене "Хроника текущих событий", не противоречили, а органически продолжали его литературную работу. Переводы из Верлена, Лорки, Эрнандеса, ряд блистательных эссе русской поэзии 20-го века, завершившихся главным трудом его жизни, книгой "Конец трагедии", об Александре Блоке. После того, как эта книга была издана - за рубежом разумеется - Якобсон, едва ли не первым из советских литераторов, был принят в члены европейского Пен-клуба. А еще он был гениальным педагогом. Я могу уверенно утверждать это потому, что мне посчастливилось учиться в школе, где он преподавал историю и литературу. И я точно знаю, что любой из якобсоновских учеников согласится со мной. Вся наша жизнь - самосожженье. Воистину так.

Андрей Бабицкий:

Мордовский республиканский правозащитный центр представляет экс-президент Мордовии Василий Гуслянников.

Василий Гуслянников:

Мордовский республиканский правозащитный центр был создан в марте 96 года и является добровольным, неполитическим объединением граждан. Организация официально зарегистрирована в МинЮсте республики Мордовии 15 марта 96 года. Идея создания правозащитного центра возникла после того, как я на себе ощутил полное бесправие человека и гражданина в России. Коммунистическая номенклатура, засевшая в ВС Мордовии, в 93 году совершила антиконституционный переворот, упразднив пост президента Мордовии вместе с самим президентом, избранным народом на пять лет. Этим президентом был я. Права 200 тысяч избирателей Мордовии, которые голосовали за меня, были нарушены сотней депутатов. КС России не стал, по существу, рассматривать мое ходатайство, а спустил дело в Мордовию, где на скорую руку был создан свой КС, который поддакнул ВС Мордовии, а затем был сам упразднен за ненадобностью. Оклеветанный Русланом Хасбулатовым, Владимиром Исаковым, местными коммунистами, я пошел по судам защищать свою честь и достоинство. Скольких сил и нервов мне это стоило! Но за пять лет я выиграл более 20 исков о защите чести и достоинства. Доказал, что я не вор и не коррупционер. Пройдя многие российские суды, на которые 10-20 лет назад действовало телефонное право, а теперь - взятки, я понял, что надо помогать людям добиваться законности. Для этого и был создан Мордовский республиканский правозащитный центр, куда вошли журналисты, юристы и просто неравонодушные к беззаконию люди.

Главной целью центра является содействие становлению гражданского общества и правового демократического государства. В организацию входят 24 человека. Основная деятельность заключается в оказании бесплатной юридической помощи нуждающимся гражданам республики. Более 900 человек получили такую помощь. Члены нашего центра периодически выступают в прессе, на радио и телевидении в защиту гражданских прав человека. Опубликованы многочисленные материалы, разоблачающие незаконные действия должностных лиц. По некоторым из них проводятся прокурорские проверки, в том числе прокуратурой России, или рассматриваются дела в суде. Сейчас, при поддержке института "Открытое общество" мы создаем сеть кустовых общественных юридических приемных в районах Мордовии. В трех районах они уже функционируют.

Население благодарно за это. К сожалению никакой помощи нет от властей, хотя указ Ельцина от июня 96 года поручал поддержать правозащитные организации в регионах. Мы готовы к сотрудничеству с зарубежными правозащитными, благотворительными организациями. Контактный телефон-факс: 32-09-50 в Саранке. Код города 8242. Писать можно по адресу: Россия, 430032, город Саранск, улица Ростковой, 15в, квартира 12, Василию Гуслянникову, председателю правления Мордовского республиканского правозащитного центра.

Андрей Бабицкий:

Правозащитные новости апреля от Дарьи Жаровой.

Дарья Жарова:

- Борис Ельцин намерен твердо стоять на защите свободы прессы. Об этом он заявил журналистам 19 апреля перед вручением президентских премий и степендий представителям российских СМИ. Кое-кто думает, что снова сможет совершить поход на Останкино, отметил он. Нет, и еще раз нет. Печать у нас свободная и останется свободной. Президент категорически отверг возможность создания наблюдательных советов, в которых ему видится попытка возрождения цензуры.

- К 10 суткам административного ареста приговорил на минувшей неделе судья тверского межмуниципального суда Москвы Дмитрий Гаврилин корреспондента правозащитного еженедельника "Экспресс-хроника" Рубена Арутюняна. 14 апреля, выполняя редакционное задание, Арутюнян пришел в тверской суд, намереваясь присутствовать на одном из проходящих там судебных процессов, однако не был допущен в зал суда сотрудниками милиции, мотивировавших это тем, что у него имеется при себе фотокамера. После того, как журналист сделал несколько снимков перед залом суда, он был задержан и доставлен в наручниках в одно из служебных помещений, где его бросили на пол, избили, отняли фотоаппарат и засветили пленку. Затем на Аратюняна был составлен протокол о том, что он попытался ворваться в зал суда и ругался в общественном месте. Во время судебного разбирательства дела Арутюняна единственными свидетелями выступили сотрудники милиции, избивавшие журналиста. - 85 процентов граждан Украины выступают за сохранение в стране смертной казни. 15 процентов - против исполнения смертных приговоров. Об этом свидетельствуют результаты работы телефонной горячей линии на тему "Нужна ли Украине смертная казнь?", организованной всеукраинским политическим объединением "Единая". Из тех, кто считает необходимым применение высшей меры наказания, 46 процентов готовы лично приводить в исполнение смертные приговоры. 30 процентов отказались бы это делать. 24 процента не смогли определиться.

- Верховная Рада Украины утвердила 12 апреля состав комиссии по расследованию причин гибели бывшего политзаключенного, председателя Народного Руха Украины, депутата украинского парламента Вячеслава Черновила. Основанием для создания комиссии послужили высказывания ряда политиков и журналистов о том, что гибель Черновила - результат хорошо спланированной акции. Автокатастрофа, повлекшая его смерть, похожа на автокатастрофу, в которой в 80-м году погиб первый секретарь ЦК КП Беларуссии Петр Машеров, в последнии годы жизни разошедшийся во мнениях с брежневским Политбюро. Вячеслав Черновил погиб 26 марта. Автомобиль "тойота", в котором он ехал, врезался в неожиданно развернувшийся посреди дороги КАМАЗ с прицепом.

- В ночь на 12 апреля в Минске неизвестные подожгли синагогу, расположенную на улице Далмана. В этом же здании размещается штаб-квартира индийского религиозного объединения ИРО в Беларуссии. Как сообщил президент ИРО Юрий Дорн, пожарным, которых вызвал сторож синагоги, удалось быстро ликвидировать пожар. По словам господина Дорна, на месте поджога обнаружены обгоревшие аэрозольный баллончик с краской. На стене осталась надпись - "бей жидов, спасай Россию". В два часа ночи в синагогу приехали представители центрального РУВД Минска. Они изъяли баллончик, сфотографировали последствия пожара и надпись на стене, после чего ее закрасили. В результате пожара полностью сгорела входная дверь.

- В ряде регионов России против медиков военных призывных комиссий родители призывников подают иски о возмещении ущерба от необоснованного призыва в армию. По мнению представителей военных прокуратур это может несколько образумить врачей, которые посылают служить больных ребят. В одном случае по решению медкомиссии был направлен служить молодой человек, у которого на правой руке не хватало трех пальцев. - 10 тысяч российских бездомных и 15 тысяч заключенных станут обладателями изданных комитетом "За гражданские права" карманных книжек, содержащих информацию о защите их прав и законных интересов. В рамках проекта "Карманная правозащитная библиотека", финансированного программой развития ООН, помимо уже вышедших в свет "Карманных книжек заключенного и бездомного" в ближайшее время будут изданы такие книжки для пенсионеров, освобождаемых из мест лишения свободы, условно осужденных, жертв пыток и жестокого обращения, активистов правозащитных организаций.

Андрей Бабицкий:

В сообщениях были использованы материалы газеты "Экспресс-хроника", российских информационных агентств.

Андрей Бабицкий:

После убийства четырех ставропольских милиционеров на административной границе с Чечней власти края фактически ввели в районе элементы чрезвычайного положения. Репортаж Олега Кусова.

Репортаж со Ставрополь

Олег Кусов:

Губернатор Ставропольского края Александр Черногоров не так давно подписал распоряжение, которым фактически на территории Курского района была введена своеобразная форма режима чрезвычайного положения. Губернатор приказал закрыть границу с Чечней, прекратить прописку в крае чеченцев, в приграничных районах ввести строгий паспортный режим. На практике это означает, что отныне перейти с чеченской территории на ставропольскую человек может только при наличии паспорта со ставропольской пропиской.

Введен запрет на перемещение грузов из Чечни в Россию по территории Ставропольского края. Большегрузные автомобили из Чечни с той поры стали скапливаться на дорогах, соединяющих другие республики Северного Кавказа со Ставропольем. Этого можно было ожидать, поскольку сегодня доставить груз в Чечню можно только автомобильным транспортом. Теперь это можно сделать только по одной дороге через северный Дагестан.

Эти жесткие меры Александр Черногоров обосновал резким осложнением обстановки в приграничных районах края после убийства в Курском районе четырех ставропольских милиционеров. Комментируя свое распоряжение, губернатор заметил, что жители края подвержены частым нападениям многочисленных чеченских бандформирований. Впервые региональный лидер взял на себя решение вопроса федерального значения, фактически придав административной границе статус государственной. Жители казачьих станиц приветствовали инициативу Черногорова. Но оказались среди них и такие, кто удивленно задал соплеменникам вопрос - всех ли чеченцев теперь надо воспринимать как боевиков или остались на той стороне и мирные люди?

Андрей Бабицкий:

Прокомментировать ситуацию на границе Илья Дадашидзе попросил Олега Орлова, председателя правозащитного центра "Мемориал", и Александра Черкасова, члена правления международного "Мемориала", недавно вернувшихся из Ставрополья.

Илья Дадашидзе:

В конце марта группа экспертов центра "Мемориал" побывала в граничащем с Чеченей Курском районе Ставропольского края. После нашего возвращения, считает один из руководителей "Мемориала", Олег Орлов, напряженность в Ставропольском края возросла. В Курском районе на административной границе с Чечней фактически введено чрезвычайное положение. Причиной этого послужило жестокое убийство четырех российских милиционеров.

Олег Орлов:

Организация противодействия криминальному насилию, исходящему из Чечни, очевидно есть задача федеральных органов власти и требует комплексного подхода, отказа от компанейщины и привычке действовать вдогонку событиям.

Илья Дадашидзе:

По его мнению, введение элементов чрезвычайного положения районным и краевым руководством - тревожный симптом развала конституционного строя России. Оно спровоцировано бездействием федерального руководства и его нежеланием брать не себя ответственность.

Олег Орлов:

Ситуация, сложившаяся в этом регионе, требует чрезвычайных мер. Никаких у нас претензий к районному руководству нет. Сергей Логанов, руководитель Курского района, сделал то, что он должен был сделать, то, что он не мог не сделать. Другое дело вопрос - а как должны были бы в этом случае действовать краевые и федеральные власти? Вот тут у нас много вопросов и очень много сомнений. У нас вызывает крайнюю тревогу бездействие федеральных властей в данном вопросе. Введение элементов чрезвычайного положения не может вводиться таким образом, как это сделано, то есть в противоречие федеральным законам. Районные власти не имеют право своим решением вводить такие меры, ограничивающие конституционные права граждан. Краевые власти в данном случае заинтересованы в том положении, которое складывается. Они не против того, чтобы районные власти самовольно присваивали себе все больше и больше полномочий.

Почему это выгодно ставропольским краевым властям? Потому что уже давно краевые власти стремятся и сами на уровне края делать то же самое. Они стремятся самовольно, в нарушение федерального законодательства, вводить ограничения уже на территории всего края, ограничение конституционных прав и свобод граждан. В частности, ограничивая возможность проживания приезжим гражданам в Ставропольский край и так далее.

Илья Дадашидзе:

Бороться с криминальными насилием, безусловно, нужно. Однако, считает Орлов...

Олег Орлов:

Чрезвычайные меры идут к повышению, как это ни странно, количества преступлений, совершаемых теми силами, которые осуществляют режим чрезвычайного положения. Что мы сейчас видим на территории Курского района? Внутренние войска, которые должны обеспечить порядок, военнослужащие этих ВВ, нередко совершают правонарушения. Часто можно услышать жалобы граждан на грубость при проверках на дорогах. Вот недавно была группа военнослужащих арестована за грабежи. В станице Ганюгаевская - крайне напряженная ситуация между местным населением и военнослужащими внутренних войск возникла в результате тяжкого преступления, совершенного, по-видимому, военнослужащими. А именно - зверское изнасилование девушки, жительницы станицы Ганюгаевской. Это преступление не было расследовано. Если не сопровождать ввод дополнительных сил для обеспечения правопорядка в этом регионе, для обеспечения режима чрезвычайного положения, строгими мерами по наведению дисциплины среди военнослужащих, то ситуация может только дестабилизироваться.

Илья Дададишдзе:

О последствиях перекрытия границы с Чечней в Курском районе говорит Александр Черкасов, вместе с Орловым, побывавший в Ставрополье.

Александр Черкасов:

Сельское хозяйство там еще не свернулось окончательно в большей степени потому, что из Чечни в кредит под будущий урожай дают дешевую солярку. Ясно, что эта солярка - криминального происхождения. Нефть ворована, переработана на кустарных заводиках, но она дешевая и поэтому хозяйства могут как-то еще выживать. Нынешнее прикрытие приграничной торговли ставит под вопрос какую-либо хозяйственную деятельность в Курском районе. Ибо скотоводство там умерло уже несколько лет как. И чрезвычайное положение в одном районе не решает главной проблемы - проблемы похищения людей. Ибо это основной источник напряженности на Ставрополье. А похитители чаще всего приезжают через соседние районы, через соседние республики и через эти же самые республики вывозят похищеных.

Андрей Бабицкий:

Советы правоведа. После окончания следствия и ознакомления подследственного с материалами дела, оно передается в суд. Какие ходатайства должна подготовить и подать защита? Рекомендации кандидата юридических наук, судьи Московского Городского суда Сергея Пашина.

Сергей Пашин:

Предварительное следствие в РФ организовано таким образом, что человек, который имеет несомненное право пожаловаться - это и обвиняемый, и потерпевший, - сплошь и рядом затруднен в реализации этого права. Долгое время можно было жаловаться только прокурору, а на него - вышестоящему прокурору. Но с некоторых пор появилась возможность и обжалования некоторых следственных действий в суд.

С 92 года стало возможным обжаловать заключение под стражу и продление срока содержания под стражей судье. Потом появились и другие возможности. На основании решения КС были внесены поправки в УПК, и вот уже стало можно жаловаться на отказ в возбуждении уголовного дела и на незаконное прекращение уголовного дела. Однако следствие во многом похоже на ледокол, потому что когда следствие работает, то затрагиваются многие интересы, и не только интересы обвиняемых. Например, до сих пор, согласно действующему закону, в ваше жилище может проникнуть следователь с сотрудниками милиции, чтобы провести осмотр, и при этом не требуется ни санкции судьи, ни даже санкции прокурора. В жилищах проводятся обыски. Предварительное следствие, его сроки - иногда бесконечно продляются. В итоге люди терпят разные стеснения, разные затруднения и иногда даже не получают доступа к собственному имуществу. Были случаи, когда аресты накладывались на банковские счета, и это касалось не только физических лиц, но и юридических лиц, разного рода компаний, фирм, а для некоторых из них невозможность снять деньги со счета, распорядиться ими, означает практически разорение. А следствие идет месяцами. 23 марта 99 года состоялось важнейшее решение КС. Отныне гражданин, причем не только обвиняемый и потерпевший, но и вообще всякий, чьи интересы затрагивает уголовное судопроизводство, получил право жаловаться в суд на произведенный обыск, на наложение ареста на имущество, на приостановление производства по уголовному делу и продление срока предварительного следствия. КС, правда, не разрешил жаловаться в суд на возбуждение уголовного дела, хотя были особые мнения судей Марчуковой, Кононовой и некоторых других. Но тем не менее тот факт, что вы можете жаловаться на незаконное наложение ареста на имущество, на незаконный обыск, на приостановление производства по делу, по-моему, очень важен.

В каком порядке рассматривается такая жалоба? Современные суды знают два порядка, и к сожалению, эти два порядка применяются довольно произвольно. Либо это обжалование в порядке уголовного судопроизводства, либо - в порядке гражданского судопроизводства. К сожалению, ВС еще не решил, какой из этих порядков правильный. Есть разные решения по этому поводу. Чем хорош уголовно-правовой порядок?

Главным образом - тем, что не надо платить государственные пошлины и что жалобы рассматриваются в достаточно короткий срок. Но зато прокурор в таких процессах выступает не как ответчик, а как прокурор, то есть фигура, которая дает заключение по делу и по сути надзирает за законностью происходящего, хотя рассматривается жалоба на его действия.

В порядке гражданского судопроизводства плохо то, что предстоит заплатить государственную пошлину, правда, не такую большую - в размере 15 процентов минимальной заработной платы в РФ, но зато здесь прокурор - ответчик и ему можно задавать вопросы, он дает объяснения как равноправная сторона процесса. Решение КС состоялось лишь 23 марта 99 года. Практики судебной по этому поводу нет. Но я думаю, что она сформируется в ближайшее время.

Андрей Бабицкий:

И последняя рубрика - письма в программу "Человек имеет право". Слово Илье Дадашидзе.

Илья Дадашидзе:

В адрес передачи "Человек имеет право" продолжают поступать письма не только из России, но и из стран СНГ. "Уважаемая Свобода, - пишет ГВ Шинколович, проживающий в России, - сотрудники правоохранительных органов применяют пытки и физическое воздействие. Аналогичный случай и с моим сыном. Казахстанские работники милиции перенимают российский метод расследования с помощью пыток. Хотел бы спросить, как мне быть дальше, к кому обратиться со своей бедой? Мне было бы легче, если бы я знала, что мой сын отбывает свой срок честно и по закону. Но я твердо знаю, что преступление он не совершал, с ним хорошо "поработали".

О том как поработали с сыном Шинкалович Иваном Маером, осужденным к 18 годам лишения свободы за убийство с целью ограбления, рассказывается в заявлении самого Майера, приложенном к письму матери.

"Сотрудник милиции Шотавичус надел на меня противогаз и стал перекрывать воздух. Я стал задыхаться, а он держал рукой шланг, потом начал опускать его в уксусный ангидрид. Я не вытерпел, сел на пол и снял противогаз коленями, а они меня опять начали бить руками и ногами. Потом били палкой по пятке правой ноги, и так продолжалось три дня. Затем Шотавичус сказал, что они забрали мою подругу Скоробогатову Ирину, и что они будут ее бить, и она скажет правду и неправду. Я сказал, чтобы ее отпустили, и я сознаюсь в этом преступлении, которого не делал."

Еще одно письмо из ближнего зарубежья от Виктории Граськовой, Могилев, Белоруссия, которая после смерти отца попыталась претендовать на наследство - однокомнатную квартиру в городе Раменское Московской области. Однако в результате - стала жертвой преследования раменских органов юстиции. Я советовалась с белорусскими судьями и нотариусами, пишет Граськова, и они сказали, что хотя вся эта история, поведение государственных чиновников, доказывает мою правоту, я не должна больше ездить в Раменское и добиваться чего-нибудь. Добиться ничего нельзя, так как дело происходит в маленьком городе, где все друг друга знают и поддерживают, а на адвоката денег нет. И вот я решила написать на передачу "Человек имеет право". Если можно, помогите хоть советом."

О преследовании со стороны органов правопорядка пишут и наши слушатели из Перми Сергей Шемин и Наталья Шакирова, более 4 лет занимающиеся, как сказано в их письме, политическим консалтингом, организацией предвыборных компаний кандидатов в депутаты в пермские органы законодательной власти. По утверждениям Шемина и Шакировой местная милиция уже не первый год пытается уличить их в финансовых нарушениях. Мы, говорится в письме, адресованным ими в передачу "Человек имеет право", неоднократно пытались разобраться в происходящем с точки зрения закона, обращались в прокуратуры, от районной до областной. Но всякий раз получали отписки без мотивации действий работников милиции, пытающихся преследовать нас накануне новых выборов в ГД.

О несоблюдении в Иркутской области требований федерального закона о социальной защите инвалидов РФ пишет председатель иркутской территориальной первичной организации ВОС В.Ф.Гаврилов.

"Мы обращались в прокуратуру за помощью в соблюдении прав инвалидов, но предложенный прокурорами путь борьбы за наши права нас не устраивает, говорится в письме. Прокуроры советуют вступать в борьбу каждому инвалиду отдельно с каждым ведомством или чиновником отдельно. Если с этим согласиться, наша жизнь превратится в бесконечный сериал судебных разбирательств. И не всякий инвалид сможет отстоять свои права просто физически. Поэтому у нас большая просьба - подсказать, с чего начинать и в каком порядке строить нашу компанию борьбы за свои права, чтобы решить эту проблему однажды и за всех сразу."

"По поводу нарушения моих гражданских прав я намерен обратиться в международный суд в Страсбурге, помогите оформить обращение туда. Какие документы необходимо представить? Лично к вам выехать мне трудновато по состоянию здоровья. Мне уже за 70. К тому же - протез ноги..."

К этому письму Ярослава Челушкина, инвалида Отечественной войны, приложены многочисленные документы, свидетельства безуспешных попыток адресата вернуть трехкомнатную квартиру в поселке Октябрьском Люберецкого района Московской области, конфискованной при аресте по политическим мотивам его отца Петра Челушкина в 1941 году. Среди документов - многочисленные обращения и ходатайства в поддержку Челушкина депутатов ГД, правозащитных организаций, в том числе и на имя Бориса Ельцина. А рядом - письмо самого Ельцина к самому Челушкину, одно из тех посланий, который в канун 50-летия Победы были отправлены от имени президента ветеранам войны.

"Дай Бог успеть отдать вам хотя бы часть долга за счастье мирно жить на этой земле", говорится в нем.

На этом мы завершаем рубрику письма и напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок 13, корпус 1, московская редакция Радио Свобода, передача "Человек имеет право". Пишите нам. Ваши письма прозвучат в нашей программе. Что же касается писем с просьбами о правовой помощи, эти письма мы передаем в Общественную приемную Московской Хельсинкской группы, откуда вы получите ответ квалифицированных специалистов.

XS
SM
MD
LG