Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек имеет право


"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

Особый режим в Москве. Факты, мнения и комментарии представителей столичной власти, правозащитников, журналистов, политиков, юристов

В передаче участвуют: вице-мэр Москвы Валерий Шанцев, экс-премьер России Сергей Степашин, депутат Госдумы Сергей Юшенков, уполномоченный по правам человека Российской Федерации Олег Миронов, бывший советник президента России по юридическим вопросам Михаил Краснов, заместитель председателя Конституционного суда Тамара Морщикова.

Особый режим в российской столице, о котором сегодня так много говорят и пишут, был введен 13 сентября 1999 года распоряжением мэра Москвы Юрия Лужкова за номером 1007. Так и хочется сказать - "секретным распоряжением", поскольку его текст не только не был доведен до сведения москвичей, но и остался тайной для тех, кто должен был бы знать о нем, что называется, по долгу службы.

По словам уполномоченного по правам человека Олега Миронова, об особом режиме в Москве он знает исключительно из сообщений средств массовой информации. А когда с этим документом захотели ознакомиться в Конституционном суде, на запрос одного из судей из московской мэрии пришел ответ, что распоряжение Лужкова не может быть пока никуда предоставлено, поскольку находится на редактировании.

Текст распоряжения стал известен благодаря московским правозащитникам, передавшим его средствам массовой информации. В трехдневный срок, предписывается в нем Главному управлению внутренних дел Москвы и столичным префектурам, провести перерегистрацию всех граждан, временно находящихся в городе Москве с 1 января 1999 года, с выдачей им новых свидетельств о регистрации по месту пребывания. Осуществить дополнительные меры по установлению иногородних граждан, проживающих в городе без регистрации, и объявить каждому требование пройти регистрацию в органах внутренних дел по избранному месту пребывания в трехдневный срок.

Принимать к нарушителям правил предусмотренные законодательством меры ответственности, вплоть до выдворения к месту постоянного проживания. Обеспечить рассмотрение вопросов о регистрации граждан, временно пребывающих в городе Москве, лично руководителями территориальных органов и отделений органов внутренних дел. При этом устанавливать цель временного пребывания в городе.

Принять исчерпывающие меры по недопущению въезда в город, удалению из аэропортов и вокзалов, выдворению граждан, не зарегистрировавших свое пребывание в Москве.

Представители столичных властей считают распоряжение Юрия Лужкова законным, необходимым и гуманным. Говорит вице-мэр Москвы Валерий Шанцев.

Валерий Шанцев:

Есть закон России, который называется "Устав города Москвы", и там есть девяносто первая статья, которой предписано: в особых случаях правительству Москвы своими актами устанавливать свой режим въезда в Москву, регистрации и перерегистрации. Мы прошли, в данном случае, в очень мягком варианте. Обстановка давала нам права и полномочия действовать в более жестком варианте, но мы сделали самый мягкий вариант.

Мы ничего не стали менять. Мы все действуем по закону. Мы никакой разрешительной регистрации не устанавливали, потому что регистрация как была уведомительная, так и осталась уведомительной. Мы попросили в наших документах тех, кто был зарегистрирован на момент объявления наших действий, а таких было сто двадцать одна тысяча, прийти добровольно и повторно перерегистрироваться, сдав те же самые документы, которые они сдавали в первый раз. Это первое.

И второе. Мы выпустили временное положение... подчеркиваю - временное положение - о наших действиях в отношении тех, кто злостно не хочет регистрироваться ни в уведомительном, ни в каком другом порядке. Больше никаких действий мы не предпринимали.

Илья Дадашидзе:

И какие меры? Вот, говорят о депортации из Москвы, об эшелонах...

Валерий Шанцев:

Никаких эшелонов еще никуда не оправлялось. Мы предусмотрели, в связи с тем, что законодатель... вот, Конституционному суду надо было над этим поработать... законодатель на российском уровне вообще не предусмотрел вот такой коллизии: а что делать с человеком, гражданином России, который злостно не хочет регистрироваться, ни в каком порядке? Вот он прибыл в город - и не хочет регистрироваться.

Это не предусмотрено никакими законами. В Гражданском кодексе сказано, что это - административное нарушение, и что оно может в общем порядке наказываться штрафом в размере одной десятой минимального оклада. На сегодня это восемь рублей. И - перманентно, несмотря на то, что он грубо нарушает российский закон о перемещении граждан и выборе места жительства... И мы его должны - столько, сколько он не делает, - штрафовать по восемь рублей.

Мы сейчас с законодательной инициативой выходим, что эта норма сегодня, в наших условиях, абсолютно не работает. Потому что после того, когда мы его предупредили о том, что он должен зарегистрироваться, и он этого не делает, - мы с него берем документ, что если он не хочет регистрироваться, то он должен покинуть тогда наш город.

Он этого не делает. Мы его штрафуем на те восемь рублей, о которых я говорил. Он опять этого не делает. Тогда мы либо за его деньги, либо за деньги, которые мы имеем в бюджете ГУВД, покупаем ему билет... Мы его не арестовываем, не привлекаем ни к какой уголовной ответственности. Мы покупаем ему билет и говорим: "Будьте добры, покиньте наш город, отправляйтесь туда, куда вы хотите ехать дальше. К месту своего предыдущего проживания, или в какой-то другой город вы хотите... опять погостить, не желая там... регистрироваться...".

Мы принимаем меры те, которые мы посчитали, на сегодняшний день, адекватными ситуации. Не должен в Москве находиться человек, который злостно уклоняется от регистрации. Мы тем самым как бы предполагаем его какие-то... незаконные действия - если он уходит от закона о регистрации.

Илья Дадашидзе:

Так для нашей программы заявил вице-мэр Москвы Валерий Шанцев.

О том, что в действительности стоит за словами " особый режим в мягком варианте", свидетельствуют московские правозащитники. Из беседы нашего корреспондента Елены Фанайловой с представителем правозащитного центра "Мемориал" Алексеем Осиповым.

Елена Фанайлова:

Особый режим "по-московски" на деле оборачивается незаконными арестами на улицах и угрозами выселения женщин, стариков и детей. Несмотря на то, что московская прокуратура пока не возбудила ни одного дела по таким фактам, поскольку жалоб от пострадавших нет, правозащитники считают, что люди просто опасаются обращаться в прокуратуру.

Алексей Осипов:

Им, когда их после задержания отпускали, говорили примерно следующее: "если вы посмеете жаловаться куда бы то ни было - в прокуратуру, назвать имя, фамилию или даже номер отделения милиции, - у вас найдут наркотики".

Процедура проверки предполагает, что, прежде всего, из прокуратуры в соответствующее отделение милиции или в ОВД пойдет требование провести проверку своими силами. Естественно, человека того, кто подал жалобу, будут туда вызывать, и скорее всего, этот человек откажется от своих показаний, от своей жалобы.

Люди научены горьким опытом, в том числе опытом 1993 года, и поэтому пока ничего не происходит.

Елена Фанайлова:

Алексей Осипов добавил, что московская милиция продолжает практику арестов и помещения людей в следственные изоляторы на незаконных основаниях.

Алексей Осипов:

Людям - прежде всего, тем, которые по происхождению являются чеченцами или выходцами из Дагестана... при задержании или обыске у них вдруг "находятся" в кармане, при себе или в квартире какие-то боеприпасы. Например, автоматные патроны, или ручные гранаты, или некоторое количество героина. Например, Султан Исмаилов, инвалид второй группы, живет в Москве тринадцать лет, был задержан на улице. Он был одет в рубашку и джинсы, при нем не было ни сумки, ни пакета. И при личном досмотре в подъезде дома у него вдруг "находится" граната "Ф-1" и несколько патронов.

Елена Фанайлова:

По данным Алексея Осипова, более пятисот человек уже были задержаны при таких же обстоятельствах, что и Султан Исмаилов. По мнению правозащитников, репрессии против приезжих не только не способны остановить террор - они поощряют коррупцию в паспортных столах и нарушение закона во всех московских инстанциях.

Илья Дадашидзе:

Активисты правозащитного центра "Мемориал" и комитета "Гражданское содействие" приводят конкретные примеры жертв милицейского произвола.

Резван (фамилию назвать отказался), житель Ингушетии, находился в Москве на излечении в одной из больниц. Выходные дни он решил провести с родными. Брат отправил за ним в больницу служебную машину. Подъехали к дому. Рядом остановилась другая машина. Из нее вышли милиционеры в форме, сказали, что надо проверить документы. Поднялись в квартиру, проверили документы, затем Резвана и водителя отвезли в тридцать восьмое отделение милиции, где посадили в разные камеры. Сотрудники милиции выбросили лекарства, найденные у Резвана, порвали рецепты, выписанные в больнице, со словами: "А ты, бандит, в Чечне лечись", - после чего он был жестоко избит двумя милиционерами. В больнице установили перелом двух ребер, но выдать справку о причиненных увечьях отказались: "Не прописанным таких справок не выдаем".

Шафрутдин Бисултанов, житель Москвы, имеет прописку. Шестеро детей. Экономист. В квартиру пришел участковый и сказал, что есть указание управления внутренних дел Юго-Западного округа всем чеченцам сдать отпечатки пальцев и сфотографироваться. Направили в отделение милиции "Северное Бутово". Сняли отпечатки. Сфотографировали в профиль, анфас, в полный рост. Бисултанов считает это незаконным, однако его жалоба едва ли будет услышана прокуратурой и судом.

Зортова Любовь Муннатовна. Получила статус вынужденного переселенца в Назрани. В Москве живет с 1996 года, так как дочь учится здесь в юридической академии. 16 сентября обратилась со всеми необходимыми документами в отделение милиции номер тринадцать для регистрации по месту пребывания. Начальник паспортного стола отказался проводить регистрацию, заявив, что чеченцев не велено регистрировать.

Это лишь три случая из множества им подобных. Московские власти не скрывают намерений любыми путями вытеснить чеченцев из российской столицы. О том, как реагируют на эти действия сами чеченцы, говорит уполномоченный по правам человека Российской Федерации Олег Миронов.

Олег Миронов:

Что касается отказа в регистрации по национальному принципу, то это - грубейшее нарушение закона, этого нельзя допускать.

У меня на прошлой неделе была встреча с лидерами чеченской диаспоры. Они мне сказали о том, что в Чечне уже исчерпано количество людей, которые могли бы участвовать в боевых действиях. И если из Москвы, из других городов России начнут власти вытеснять лиц по национальности, а именно - чеченцев, то эти лица просто-напросто вынуждены будут переехать на жительство на территорию Чеченской республики. Им там вручат оружие, и они выступят с этим оружием против федеральных властей.

Такой обстановки допустить нельзя. Я говорю гражданам, которые считают, что им неправильно отказали в регистрации, что их права и интересы ущемляются, им нужно бороться за свои права. Можно обратиться и к уполномоченному по правам человека. Мы находимся в городе Москве, дом 47, улица Мясницкая. И с каждым конкретным случаем мы будем разбираться.

Илья Дадашидзе:

Особый режим в Москве продолжает оставаться в центре внимания российской прессы. Обзор Надежды Перцевой.

Надежда Перцева:

Власти Москвы и чеченские моджахеды нашли общего врага. Как замечают "Новые известия", несмотря на заявление ФСБ, что среди тех, кто взрывал дома в Буйнакске, Москве и Волгодонске, нет ни одного этнического чеченца, - московские власти продолжают поголовную проверку уроженцев Чечни, проживающих в столице, с фотографированием анфас и в профиль, вкупе со снятием отпечатков пальцев.

Но столичным властям невдомек, что чеченцев, выехавших в свое время из республики, Басаев и его сподручные называют не иначе, как националпредателями. "Так что, преследуя всех поголовно лиц чеченской национальности, московские власти проявляют крайнюю солидарность с чеченскими моджахедами," - приходят у к выводу "Новые известия".

"Правительство Москвы последовательно сокращает количество приезжих, - констатирует газета "Время МН". - Москва - хотя пока и на уровне временных мер - отсекает для себя еще одну категорию потенциально нежеланных россиян, не по своей воле вынужденных покинуть родные места," - пишет газета "Время МН".

"Страдают не только чеченцы, - замечает газета. - На прошлой неделе двое граждан Армении были задержаны милиционерами сорок восьмого отделения. В книгу регистрации задержанных их не внесли, а освободить согласились, только когда родственница передала им тысячу долларов США," - пишет газета "Время МН".

"Сами иногородние и, в первую очередь, кавказцы, считают, что затеянные столичными властями перерегистрация и вышедшее положение имеют единственную цель: сначала под любым предлогом отказать в получении нового свидетельства, а потом силой выдворить из Москвы", - отмечает "Коммерсант дэйли".

"Москва создает конвойную службу и что-то вроде концлагерей, - пишут "Новые известия". - Пока массовых репрессий по отношению к нелегитимным, с точки зрения московского мэра, гостям столицы не наблюдается, - полагает газета. - Те пятьсот восемьдесят четыре человека, которые, согласно милицейским отчетам, уже выдворены, на самом деле покинули столицу добровольно. По словам одного из сотрудников ГУВД, их попросили - они и переместились. С теми же, кто на просьбу не откликнется, будут поступать иначе - продолжает газета, - их будут, опять же, по выражению высокопоставленного сотрудника милиции, "концентрировать" в определенных местах, а затем конвоировать на вокзалы для дальнейшей переброски к месту постоянного проживания".

Двенадцать московских приемников-распределителей уже готовы к приему не согласных с требованиями московского мэра. Поставлять их туда будут бойцы специальных конвойных служб, которые планируют создать при каждом ОВД. "По некоторым данным, - пишет газета, - во многих округах конвойные подразделения уже готовы к работе".

Хотя чиновники московского ГУВД уверяют, что пока никого из города в принудительном порядке не выдворяли, и что как таковая структура для осуществления депортации еще не создана, сотни россиян вынуждены были покинуть Москву. Наученные горьким опытом, наши граждане предпочитают не возмущаться произволом милиции и властей даже тогда, когда откровенно нарушаются их конституционные права, в данном случае - право на свободу передвижения.

"Наверное, поэтому к уполномоченному по правам человека Олегу Миронову еще не поступило ни одной жалобы от выдворенных из Москвы граждан России. Нет пока жалоб в Московском городском суде и Конституционном суде Российской Федерации", - констатируют "Новые известия".

"Московские школьники выбирают мир, но - без кавказцев", - утверждает газета "Время МН". На взгляд газеты, разрушения, причиненные террористическими актами в Москве и других российских городах, могут повлиять на национальную психику россиян.

Уже сегодня в ряде московских школ наблюдается то, что во взрослой жизни называется "всплеском антикавказских настроений". Попросту говоря, темноволосых и смуглых сверстников лупят ни за что ни про что. "Более отдаленные последствия и террористических взрывов, и взрыва национализма предсказать сложно", - пишет газета.

Позиция московских ребят по отношению к событиям на Кавказе и в Москве весьма противоречива. "Даже наименее воинственно настроенные дети, считающие, что российская авиация не должна бомбить Чечню, как правило, убеждены в том, что из Москвы необходимо срочно высылать всех лиц кавказской национальности, или просто всех "не наших"", - пишет газета "Время МН".

"Война против террора или против народа?" - задается вопросом "Новая газета". По мнению газеты, войну против террора нельзя превращать в террор против народа. "Мы проиграли войну в Чечне, - пишет газета, - девяносто четвертого - девяносто шестых годов именно потому, что она с самого начала, с массированных бессмысленных бомбардировок Грозного, превратилась в войну против народа, приведшую к гибели десятков тысяч людей.

Мы выиграли августовскую войну в Дагестане именно потому, что это была война на стороне народа, в защиту народа. Чтобы выиграть войну с бандитами и террористами в Чечне, мы должны ясно заявить самим себе и чеченскому народу, в чем цели и задачи нашей политики на Кавказе.

Нам грозит геополитическая катастрофа, - считает газета. - С каждым прозвучавшим в России публичным высказыванием о необходимости физического уничтожения чеченского этноса, с каждой ошибкой при нанесении точечных ударов по базам террористов, мы не только порождаем тысячи потенциальных террористов-самоубийц, которые придут в наши города. Окончательное решение чеченского вопроса окончательно развернет вектор противостояния всего исламского мира против России.

Мы - русские, и чеченцы - зашли слишком далеко во взаимной ненависти и взаимных зверствах. У нас осталось только два выхода: или жить раздельно, или умереть вместе, во имя торжества великого принципа нашей с ними территориальной целостности", - заключает "Новая газета".

"Как примирить Россию с Чечней? - размышляют "Московские новости". - Большинство населения Чечни всегда было против войны и не хочет уходить из России. А это означает, что нужно всячески поддержать простых чеченцев, которые живут рядом с нами в Москве, Ставрополе, Нальчике или в других местах. Нужно, чтобы ни один чеченец не уехал из Москвы или из другого российского города, чтобы стать в Чечне пушечным мясом для тех, кто в этом там сейчас отчаянно нуждается. Другого варианта не существует, - приходят к выводу "Московские новости", - иначе так и будет продолжаться дикая ситуация, когда в Москве многие жители боятся входить в свои дома, а чеченцы боятся выйти из дома".

Илья Дадашидзе:

Это был обзор российской прессы, подготовленный Надеждой Перцевой.

Насколько велико число тех, кто пострадал при введении особого режима в Москве? И что говорят о действиях представителей московских властей те, кого распоряжение 1007 коснулось прежде всего? Репортаж Марины Катыс, встретившейся с представителями азербайджанской, армянской и грузинской диаспор в Москве.

Марина Катыс:

По данным ГУВД Москвы, сразу после введения в российской столице усиленного режима паспортного контроля в Москве было привлечено к ответственности более полутора тысяч человек. Из них сто пятьдесят пять человек было задержано. К 16 сентября задержанных за нарушение правил регистрации в Москве было уже боле двадцати тысяч. А 21 сентября, когда истек срок, отведенный московскими властями для перерегистрации приезжих, через паспортные столы прошло уже сорок шесть с половиной тысяч человек. Более чем десяти тысячам из них в регистрации было отказано. Потому что они... цитирую: "не смогли четко сформулировать род своей деятельности".

И, наконец, 27 октября московский мэр Юрий Лужков официально подписал документ, который ввел в действие новый порядок выдворения из города нарушителей регистрационного режима.

Теперь прибывшие в Москву граждане обязаны зарегистрироваться в трехдневный срок в органах внутренних дел. Нарушителей этого порядка ждет штраф и предупреждение о выдворении из Москвы. Как это будет происходить, пока не совсем ясно.

Большинство законопослушных граждан стараются не дожидаться столкновения с властями и покидают город самостоятельно.

Я попросила прокомментировать сложившееся положение руководителей трех национальных диаспор: азербайджанской, армянской и грузинской. Слово президенту Международной азербайджанской гражданской ассамблеи, доктору технических наук и профессору Московского открытого университета Захиду Гаджаеву.

Захид Гаджаев:

Если сказать одним словом - это кошмар. Я думаю, что больше всех в этой кампании, конечно, пострадали азербайджанцы и азербайджанская диаспора. Многочисленные факты, многочисленные звонки, многочисленные заявления от наших граждан, то есть граждан Российской Федерации, по национальности - азербайджанцы, и тех людей, которые временно находятся в России... ну, регистрированы временно, поступают жалобы на представителей МВД.

Каждый трактует особый паспортный режим по-своему. Очень часто люди в погонах используют вот этот момент для собственной наживы, есть такие случаи.

Очень распространенный такой прием - подбрасывать в карманы людям наркотики и пули, потом чтобы это было уже готовое обвинение, что вот, за хранение наркотиков, или за хранение оружия, или пули... потом можно человека по какой-то статье уже наверняка посадить.

Это определение - "лицо кавказской национальности" - уже как бы это образ врага, образ ненадежного человека. Любого проверяй, любого можно подозревать, независимо от того, что он - Герой Советского Союза, или профессор, бизнесмен...

Да, город и государство должно предпринимать какие-то меры самозащиты от террористов, от бандитов... Но бороться с преступностью незаконными методами - это тоже граничит с преступностью.

Многие боятся, что никто в этой стране уже не придет и не защитит. Если человек сам себя не защитит, нет уверенности, что кто-то защитит.

Марина Катыс:

Продолжает эту же тему президент Международной армянской ассамблеи художник Вартан Мушигян.

Вартан Мушигян:

Об особом паспортном режиме в Москве уже говорить сложно, потому что это настолько переходит все границы возможных представлений, до чего можно додуматься. Ну, есть паспортный режим, ну, понятно, он тоже был не совсем конституционным, тем не менее, этот паспортный режим продолжался. По сути дела, сейчас он как бы ужесточился. Но как? Если какой-нибудь чиновник правоохранительных органов решает сам, стоит ли этому человеку оставаться в Москве или не оставаться, это уже нонсенс. Человек приехал лечиться. Человек приехал к родственникам. Человек просто приехал искать работу.

Мы знаем, что сейчас идет самая обыкновенная, самая такая простая, примитивная обираловка. К нам тоже очень много приходят, жалуются, что есть люди, которым приходится выкладывать все последнее для того, чтобы как-то суметь сохранить себя там, где они сейчас прижились или пытаются прижиться. Как он может объяснить, что ему надо быть в Москве, вот этот человек? Скажут: "Нет, тебя не надо", - и ему нечего, и некуда, и не к кому обратиться.

Марина Катыс:

Это был Вартан Мушигян. А теперь слово вице-президенту Общества грузин в России, кандидату технических наук и заведующему лабораторией Московского автодорожного института Гураму Деканаидзе.

Гурам Деканаидзе:

Решение московских властей о перерегистрации всех проживающих граждан России - и москвичей, и граждан СНГ - в течение трех дней - это вообще не понятно, откуда такое решение могло прийти в голову нормальному чиновнику. Дело в том, что перерегистрировать в нормальном порядке и проверить сотни тысяч людей... а их, по нашим данным, в Москве именно сотни тысяч, - практически невозможно.

Те тотальные проверки, которые сегодня идут в Москве, это - охота на ведьм - тире - лиц кавказских национальностей... они ничего не дают в плане поимки террористов и в плане прекращения негативных явлений, которые происходят в настоящее время в российском обществе.

Что касается, в частности, грузинской диаспоры, мы очень сожалеем, что те члены грузинской диаспоры, которые и так гонимы судьбой, и так гонимы из своих родных мест, и обитают в Москве на законных основаниях, зарегистрированы, живут в тягчайших условиях. Для них пребывание в Москве - это способ существования, способ выживания, и не только лично их, но и их родных и близких, которые сегодня остались в Грузии, и в том числе и беженцев из Абхазии, которым они помогают теми грошами, которые они зарабатывают законным образом в Москве.

И гоняться за этими людьми, подвергать их еще каким-то гонениям, мне кажется, просто-напросто - не человечно.

Марина Катыс:

Как считает Вартан Мушигян, чтобы снять напряжение, возникшее между городскими властями и представителями кавказских народов, необходимо ввести гласный контроль за действиями правоохранительных органов.

Вартан Мушигян:

Для того, чтобы как-то нивелировать создавшуюся ситуацию, необходимо, чтобы был создан общественный контроль. Этот контроль могут проводить сами же национальные объединения, которые объединены в Конгрессе национальных объединений России, чтобы им от мэрии были даны какие-то определенные полномочия, которые давали бы им возможность при злостных злоупотреблениях, доводить это до властей и воздействовать на эту ситуацию.

Марина Катыс:

В Конгресс национальных объединений России входят большинство диаспорных народов, проживающих на территории России. Высказать свое мнение о происходящем в российской столице я попросила президента этого конгресса Романа Спектора.

Роман Спектор:

Мы сталкиваемся с ситуацией, когда огромные коллективы людей объявляются виновными в том, что происходит со страной, в том, что происходит в столице нашей родины. Сегодня каждый милиционер четко различает расы и обнаруживает кавказца просто за версту, а кавказцы просто пытаются обходить любые места, где их могут задержать.

Через каждую из наших организаций проходят десятки и сотни жалоб на произвол, чинимый правоохранительными органами, которые, в большинстве своем, ориентированы на взятку. Потому что дать этот жалкий листочек, дать эту индульгенцию готов любой, если только правильную цену за это заплатить.

Что делать с этой перерегистрацией? Платить сразу? Или можно где-то найти более удобный способ для того, чтобы заполучить необходимую бумажку? Что делать, когда они завтра нас выкинут из Москвы? Это слово "они" и "мы" звучит просто как... зловещий набат.

Это и грузины, это и армяне, это и азербайджанцы - все те, которые хоть как-то напоминают кавказца. Все мы, национальные меньшинства, оказались заложниками этой политики.

До тех пор, пока у народов не будет политический статус, все время будет срабатывать идея коллективной вины, а это очень близко к фашизму.

Марина Катыс:

Это было мнение президента Конгресса национальных объединений России Романа Спектора.

А теперь я хочу предоставить слово директору Института гуманитарно-политических технологий Абдул Хаким-Султыгову.

Абдул Хаким-Султыгов:

Именно так начинался фашизм. Обыкновенный, бытовой, простой, российский фашизм. Мы должны четко себе представлять, что происходящие массовые нарушения прав и свобод человека... суть конституционного строя России, попирается. Депортация налицо. Это нацизм. Это обыкновенный нацизм, и более ничего. Что еще нужно сделать, чтобы это было всем понятно?

Неужели нет более важных вещей, чем просто выборы? Выбраться можно, но потом попасть в концлагерь. В Германии тоже это было. Все было замечательно, но кончилось плохо. Мы же закончим тем, что просто не будет страны. Вообще никакой. Но дело даже не в стране. Дело в том, что мы станем все варварами и будем друг друга уничтожать по многочисленным признакам.

Сегодня - то время, когда все ответственные люди, безотносительно к тому, кем они были вчера или сегодня - чеченцами, коммунистами или правозащитниками - должны объединяться... обыкновенная гражданская солидарность... и противостоять этому главному субъекту власти, который никогда от нас не зависел, от народа.

Наша власть абсолютно не зависима от российских народов. В этом главный смысл.

Марина Катыс:

Это было мнение директора Института гуманитарно-политических технологий Абдул Хаким-Султыгова.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Марины Катыс.

Этническими чистками назвал действия московской милиции в отношении иногородних граждан экс-премьер правительства России Сергей Степашин в письме начальнику Главного управления внутренних дел российской столицы генералу Куликову.

Вот что сказал по этому поводу Сергей Степашин в телефонном разговоре с нами, специально для программы "Человек имеет право".

Сергей Степашин:

Меры к тому, чтобы не было больше терактов, конечно, нужны, и нужны очень жесткие. Это и привлечение милиции, домовых комитетов, общественности, специальных служб. А вот что касается чисто выборочного отношения, отношения именно к выходцам с Кавказа и априори делать их всех преступниками, - это может дать совершенно иной результат.

Это - попытка так называемых этнических чисток, это - попытка столкнуть людей разной национальности. Я надеюсь, по крайней мере, что это понимает и мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков. По крайней мере, я видел его недавнее последнее интервью по телевидению, где он говорит о том, что, действительно, были факты, когда выполнялась команда слишком ретиво, и попадали совершенно невинные люди под этот молох.

Одно дело - бороться с преступниками, другое дело - проводить так называемые этнические чистки. Такой термин сегодня, к сожалению, закрепился в Москве.

Илья Дадашидзе:

Московские власти, - считает депутат Государственной Думы Сергей Юшенков, - борятся не с бандитами, а - с брюнетами.

Сергей Юшенков:

Московские власти сегодня паразитируют на чувстве страха граждан. Да, граждане очень многие напуганы. Напуганы неспособностью власти решить фундаментальную проблему права каждого человека не бояться атаки со стороны террористов. И, конечно же, в условиях массового страха, многие граждане, к сожалению, готовы пожертвовать своими правами и свободами вне каких-либо правовых рамок.

Мы видим, к сожалению... И опросы об этом свидетельствуют, и многочисленные обращения тех же самых москвичей, которые как бы одобряют действия московских властей, которые как бы взахлеб говорят о том, что вот, московские власти поступают справедливо, и они правильно делают, что осуществляют такие массовые акции по проверке права каждого гражданина находиться в Москве.

Мне кажется, уважаемые граждане, нас просто хотят взять на испуг. Нас снова хотят поставить в рамки, которые существовали в Советском Союзе до "оттепели"... И очень напоминает нынешняя ситуация тридцать третий год в фашистской Германии, когда поджог рейхстага до такой степени позволил создать Гитлеру и его приспешникам атмосферу страха, что он пришел к власти, и через несколько лет установил новый порядок... И чем этот новый порядок завершился, мы помним.

Это все напоминает и сорок четвертый год в нашей стране, когда осуществлялась массовая депортация целых народов.

Вообще - принцип "борьбы с брюнетами", а не с бандитами - для власти самый удобный.

Илья Дадашидзе:

Считает Сергей Юшенков.

О последствиях политики, проводимой в Москве в отношении выходцев с Кавказа бывший советник президента Российской Федерации по юридическим вопросам Михаил Краснов.

Михаил Краснов:

По поводу фактической депортации немосквичей. В принципе, законодательство наше предусматривает такую возможность, но эта возможность предусматривается только в связи с введением чрезвычайного положения. И то - только в отношении лиц, которые нарушают общественный порядок.

Я имею в виду, что в законе о чрезвычайном положении, еще 1991 года (который, кстати, не отменен и пока действует) эта возможность есть. Но без условий чрезвычайного положения, конечно же, фактическая депортация граждан - прежде всего, конечно, речь идет о российских гражданах, немосквичах, - она, конечно же, прямо противоречит Конституции, в том числе такой свободе, как свобода передвижения.

Но я бы хотел здесь сказать еще вот о чем. О более дальних последствиях. Конечно же, в данном случае мы нарушаем тем самым права человека. Но есть еще более дальние последствия, которые могут оказаться, к сожалению, не столь далекими. Фактически речь идет о некей даже, я бы сказал, расовой чистке.

Вот, представьте: в Буйнакске том же, в котором прогремели такие же взрывы, есть подозрения, что совершали это те же люди, или, во всяком случае, те же люди заказывали эти взрывы. Как там власти местные должны поступить? Кого они должны тогда выселять из города, по каким признакам? Почему в Москве это может происходить?

Мы забываем, что мы живем в многонациональной стране. И вот такими акциями мы как бы говорим, что есть люди первого сорта, которые в Москве могут спокойно жить или находиться, и есть, условно говоря, люди второго сорта. А этот "второй сорт" (в кавычках, естественно) состоит только в том, что по некоторым внешним признакам эти люди отличаются от чисто славянского населения.

Вот это страшно, потому что мы тем самым... дальние последствия, о которых я говорил, - это есть, в общем-то, фактическое разрушение единства российского. Для одних граждан Россия - как бы своя страна, для других граждан это - чужая страна. И когда мы говорим "Россия и республики", мы уже тем самым подчеркиваем вот такое неравенство. Вот на этот аспект проблемы я бы еще хотел обратить внимание.

Илья Дадашидзе:

Это был Михаил Краснов, бывший советник президента Российской Федерации по юридическим вопросам.

Говоря об особом режиме в Москве, участники нашей программы так или иначе ссылались на Конституцию Российской Федерации. Слово заместителю председателя Конституционного суда Тамаре Морщиковой.

Тамара Морщикова:

Никакого особого режима в Москве существовать не может, потому что закона, позволяющего ввести такой режим, нет. Законом таким может быть только закон федеральный, не может быть закон субъекта федерации. И федеральный законодатель не принимал никаких решений, которые позволяли бы осуществить действительно основанный на нормах режим, скажем, в столице, в Москве.

Если говорить о действительном положении вещей, то, очевидно, предпринимаются определенные практические меры, и, наверное, они продиктованы какими-то благими пожеланиями, хотя следовать только благим пожеланиям, как известно, очень опасно.

Конституционный суд давно определил, и не один раз, что ограничение права граждан на выбор места жительства, места пребывания, на свободу передвижения не может вводиться никакими актами, кроме федерального закона, причем, и эти ограничения, по мнению Конституционного суда, должны быть исключительно соразмерны.

Меры, которые надо предпринять для того, чтобы предотвращать террористические акты в Москве, конечно, необходимы. Но сам характер этих мер не может быть изобретен на... скажем так - региональном уровне, на уровне субъекта федерации, если такие меры федеральным законом не предусмотрены.

Поэтому все, что в практическом отношении происходит, и связано... ну, будем говорить - с каким-то фактическим особым положением дел в Москве, должно строго соответствовать федеральному закону. Все, что федеральному закону не соответствует - области такого рода ограничений, - не может признаваться никакими органами как основательное, не может проводиться.

Более того, если такого рода меры, не основанные на федеральном законе, вводятся нормативными решениями местной власти, то заранее можно сказать, что такого рода меры не соответствуют федеральному закону, не соответствуют Конституции, не соответствуют решениям Конституционного суда.

Уже принятым решениям Конституционного суда, и в этом смысле не нужно ждать, пока какие-то вновь появившиеся, в строчном порядке принятые акты будут проверены на их соответствие Конституции... Они, эти факты, уже заранее приняты в той сфере, в которой не может действовать законодатель субъекта федерации или, тем более, администрация правительства субъекта федерации.

Это уже нарушает установленные принципы, подтвержденные не только Конституцией, но и решениями Конституционного суда.

Илья Дадашидзе:

Это была заместитель председателя Конституционного суда Тамара Морщикова.

И последнее. Реакция мирового общественного мнения на происходящее в Москве. "Хьюман райтс вотч", международная правозащитная организация, обратилась с открытым письмом к главе правительства России Владимиру Путину.

"Нас приводят в ужас, - говорится в нем, - действия московского правительства по регистрации граждан. С того момента, как в жилом доме Москвы произошел взрыв, который власти связали с боевыми действиями в Дагестане, правительство города обязало перерегистрироваться всех временно живущих в городе. И это отразилось на сотнях беженцев, которые годами жили в Москве и которых московское правительство уже давно пыталось выселить.

У нас есть показания, что в перерегистрации отказывают даже беженцам - выходцам из других бывших советских республик. Как и в других случаях, когда в городе вводилось чрезвычайное положение или шли массовые праздники и торжества, московское правительство воспользовалось положением для того, чтобы очистить город от людей без прописки, нарушая тем самым внутреннее и международное законодательство, гарантирующее право на свободное передвижение.

Московские власти делают это в той же неприкрытой расистской манере, о которой и наша организация, и российские правозащитные объединения уже не раз говорили в последние годы".

Так говорится в обращении "Хьюман райтс вотч" к председателю российского правительства Владимиру Путину.

Завершая на этом нашу программу, напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, дом 13, корпус 1, Московская редакция Радио Свобода. Ждем ваших писем.

XS
SM
MD
LG