Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека

  • Илья Дадашидзе

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". Статья 1 Всеобщей декларации прав человека.

В этом выпуске:

- Судебный процесс в Обнинске над отказником от военной службы Дмитрием Неверовским. Репортаж Елены Фанайловой.
- Из истории правозащитного движения. О Льве Копелеве рассказывает Александр Даниэль.
- Правозащитники Курска представляют себя.
- С правозащитными новостями декабря - Альбина Лир.
- Милиция и наркотики. Репортаж Мумина Шакирова.
- Рубрика "Советы правоведа". О стадии исполнения приговора - судья Московского городского суда Сергей Пашин.
- Виктор Резунков о Сахаровских слушаниях в Санкт-Петербурге.


В Обнинске завершился процесс над Дмитрием Неверовским, отказавшимся от службы в армии. Рассказывает Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: Двадцатишестилетний математик Дмитрий Неверовский был взят под стражу прямо в зале Обнинского городского суда. Он получил два года лишения свободы в исправительной колонии общего режима за уклонение от военной службы, как гласит приговор. Мера наказания в точности совпала с тем, что требовал прокурор Обнинска Михаил Нарусов, который поддерживал в суде государственное обвинение.

Еще в 1995 году, будучи студентом Института ядерной энергетики, Дмитрий Неверовский ушел с военной кафедры. О том, почему молодой человек принял такое решение, рассказывает его мать, депутат Обнинского городского совета, правозащитница Татьяна Котлер.

Татьяна Котлер:

Вот шла как раз война в Чечне, и когда я его спросила: "Почему ты ушел?" - а он ушел как раз перед тем, когда надо было ехать на сборы и принимать присягу и, собственно, получать офицерское звание. Он говорит: "Ну, вот, я подумал - вот пойду в армию, приму присягу - могу получить любой приказ. Это может быть приказ на подавление какого-нибудь волнения внутри страны - забастовки, чего угодно. Это может быть приказ стрелять по парламенту".

Елена Фанайлова:

В 1996 году Дмитрий Неверовский вступает в международную антимилитаристскую радикальную ассоциацию, отделение которой существует в Обнинске. В 1997 году, после окончания института, Неверовский получает повестку в армию и проходит призывную комиссию. В то же время он подает заявление на альтернативную гражданскую службу и обжалует в суде решение о призыве его в российскую армию.

Татьяна Котлер:

У него не было проблем, как не пойти в армию. Рядом у нас физико-энергетический институт. Он окончил институт атомной энергетики, и работа в ФЭИ автоматически.... Это тот перечень организаций, из которых не берут в армию.

Однако дело совсем в другом. Вера в то, что Конституция должна исполняться.

Елена Фанайлова:

Говорила мать Дмитрия Неверовского Татьяна Котлер.

Калужский областной суд окончательно отказал Дмитрию Неверовскому в удовлетворении его жалобы. На призывной пункт Дмитрий не явился. Против него в прокуратуре Обнинска возбуждается уголовное дело по инициативе военного комиссара Подгорского. Рассказывает Татьяна Котлер.

Татьяна Котлер:

На суде был такой момент, когда ему было сделано предложение: "Сейчас мы это дело закроем быстренько, если ты согласишься пойти в армию, в те части, где - без оружия, и так далее". Он им сказал, что - "нет, если на меня оказывают давление, то тем более я должен отстаивать свои убеждения, значит, в этом случае я, конечно, должен предпочесть тюрьму, а не армию".

На следующий день после суда из Обнинска его отвезли в калужскую тюрьму, СИЗО. Я была у него на свидании. Камера на трех человек, там - десять человек. Одного из них засунули туда со вшами - теперь у них у всех эти вши. Плюс - они попали под карантин, то есть - ни бани, ни прогулок, ничего. Говорит, порядки такие, что все очень быстро озлобляются, сначала на систему, потом на охрану, а потом, конечно, и друг на друга. Ну, понятно, когда в камеру на троих натолкали десять человек, спать надо по очереди, и так далее.

Ну, ничего, передачу я ему отвезла на всех этих десятерых человек - кушать-то хочется.

Елена Фанайлова:

Татьяна Котлер баллотируется в Государственную Думу по одномандатному округу от Союза правых сил.

Дмитрий Неверовский в открытом письме, распространенном им за несколько дней до суда, заявил, что попытка давления на его мать - еще одна причина, по которой против него было возбуждено уголовное дело. Это мнение подтвердил Николай Храмов, секретарь антимилитаристской радикальной организации, который в качестве общественного защитника представлял интересы Неверовского на суде.

Николай Храмов:

Тот же самый военком обнинский - Подгорский требовал возбуждения уголовного дела против самой Татьяны Михайловны на том основании, что она-де, по его мнению, подстрекает молодежь к уклонению от военной службы. Но в переводе с "военкомского" языка на нормальный русский это означает, что Татьяна Михайловна Котлер ведет большую работу по информированию призывников, их родителей об их конституционных правах.

Оказать давление на неугодного кандидата в депутаты - вот, на наш взгляд, другой побудительный мотив вынесения такого приговора. Отвлечь ее от предвыборной кампании, заставить заниматься делом ее сына, и с юридической точки зрения, и с чисто бытовой - организовывать передачи, покупать миски, ложки, теплые носки, продукты - тот немудрящий, нехитрый перечень продуктов, который разрешен к передаче в следственный изолятор.

Елена Фанайлова:

По мнению Николая Храмова, дело Неверовского имеет отчетливую политическую окраску.

Николай Храмов:

С политической точки зрения, ситуация выглядит следующим образом. В Калужской области вообще, и в Обнинске, в частности, ситуация с призывом складывается катастрофично для военных властей. В Обнинске уже сто человек, в общей сложности, за несколько последних призывов, являются отказниками от военной службы, по убеждениям.

В этой ситуации (и об этом совершенно откровенно говорил прокурор Нарусов на суде) необходимо вынести максимально суровый приговор этому молодому человеку, чтобы преподать наглядный урок тем его сверстникам, которые сейчас находятся на стадии отказа или готовятся, в ответ на призывные повестки, написать заявления с требованием альтернативной службы.

Решение абсолютно политическое. Ни прокурор, на мой взгляд, ни судья (это было видно мне, например, на процессе) не сомневаются в том, что это решение будет отменено кассационным судом. Но это не главное для тех, кто принимал решение о вынесении такого приговора. Главное - это то, что сотни и тысячи призывников Калужской области узнают о том, что за отказ по убеждениям можно быть осужденным и попасть в тюрьму.

Все это дело Неверовского рассчитано на резонанс среди призывников в течение ближайших нескольких недель, пока приговор будет находиться в стадии кассационного обжалования, а Неверовский будет находиться в калужской тюрьме СИЗО-37/01.

Елена Фанайлова:

Правозащитники собираются прибегнуть к международным механизмам воздействия, которые смогли бы повлиять на решение Обнинского городского суда по делу Дмитрия Неверовского. Решение суда комментирует председатель юридического независимого экспертно-правового совета, советник юстиции Мара Полякова.

Мара Полякова:

Я изучила приговор по этому делу, изучила кассационную жалобу, ряд доказательств, копий доказательств, ряд материалов, представленных в суд при рассмотрении этого дела.

Я считаю, что суд дал неправильную оценку доказательствам, представленным в суд, об убеждениях Неверовского, дал неправильную оценку его показаниям в суде, которые тоже служат доказательством его убеждений.

Неверовский говорил о том, что он, в принципе, не считает невозможным прохождение военной службы, но при этом ссылался на то, что он не смог бы принимать участие в тех военных действиях, при которых он мог бы использовать оружие против людей. Он не смог бы воевать, скажем, сейчас в Чеченской республике, как это приходится делать людям, которых призвали на военную службу. И такие его показания свидетельствуют о том, что он не может нести военную службу.

Несение военной службы предполагает в необходимых случаях обязательное участие в таких мероприятиях. Поэтому я считаю, что суд должен был оценить эти показания как убеждения, противоречащие несению военной службы.

Очень серьезное доказательство его убеждений, противоречащих несению военной службы - его участие в антимилитаристской организации. Практика всего мира показывает, что это является для всех абсолютно убедительным доказательством. Может быть, он сам недостаточно грамотно оценивает свои пацифистские взгляды, выступая в суде, но я, как юрист, оцениваю его деятельность, его высказывания, конкретные высказывания, хотя они не содержат слова "пацифизм", но фактически его именно убеждения противоречат значительной части той службы, которая называется военной.

Елена Фанайлова:

Советник юстиции Мара Полякова считает неправомочным и решение судов обнинской экологии, отказавших Неверовскому в предоставлении права на альтернативную службу.

Мара Полякова:

Действия судов были не правовыми. У Неверовского было право на отказ от военной службы, и ему обязаны были предоставить возможность альтернативной службы. Если нет, не имели возможности обеспечить альтернативную службу - значит, должны были освободить его от воинской повинности.

Елена Фанайлова:

Право призывников на отказ от военной службы в России определено достаточно четко. Рассказывает Мара Полякова.

Мара Полякова:

Конституция закрепляет право граждан на альтернативную службу в тех случаях, когда убеждения гражданина противоречат именно несению военной службы. Какой-либо расшифровки этих терминов нет, этими терминами охватываются все возможные, связанные с несением военной службы, и действия, и акции всевозможные.

Закона специального пока, до настоящего времени, нет. Но это не мешает. Часть третья Статьи 59 Конституции, которая закрепляет это право, не предполагает конкретизации. Об этом, кстати, говорилось в определении Конституционного суда 22 мая 1996 года. Такое же мнение высказывал Верховный суд в определении Военной коллегии от 26 октября 1995 года.

То есть, судебная практика, и конституционная, и судов общей юрисдикции, подтверждает право граждан на отказ от военной службы, когда это противоречит их убеждениям или вероисповеданию.

Елена Фанайлова:

Говорила председатель независимого экспертно-правового совета Мара Полякова.

Российские законы, закрепляющие конституционное право призывников на альтернативную службу, не были приняты действующей Государственной Думой. Вот мнение Льва Пономарева, руководителя правозащитного движения "За права человека".

Лев Пономарев:

Проекты таких законов уже написаны, просто Государственная Дума не принимает этот закон никак. И поэтому - это проблема государства, а не проблема этих молодых людей, которые отказались, по своим убеждениям, служить в армии, ссылаясь на Конституцию, на прямое, так сказать, ее действие, и там это четко прописано, что каждый гражданин Российской Федерации имеет право на альтернативную военную службу. И они просто - законопослушные граждане, и они ждут, когда будет принят закон, и они готовы служить.

Дмитрий Неверовский имел право быть в числе этих сотен людей. Проблема как бы легализована в России, и он ничем не отличается от них. Но его демонстративно, для того, чтобы показать сейчас, что наступили иные времена - вот это очень важно, что наступили иные времена, - его демонстративно сейчас арестовали прямо в здании суда.

С нашей точки зрения, это - узник совести, потому что он действовал именно по убеждению своей совести, отказываясь от служения в армии, и я уверен, что "Международная амнистия" пойдет ему навстречу и такой статус ему предоставит.

Елена Фанайлова:

Мнение Льва Пономарева разделяет Лариса Богораз.

Лариса Богораз:

Ему ставят в вину, что он нечетко сформулировал свои убеждения. Но есть еще статья Конституции, где прямо сказано, что никто не может быть принужден к доказыванию своих убеждений - четкому или нечеткому. Достаточно того, что он сказал, что - "убеждения препятствуют". А какие убеждения - это его дело.

Поскольку речь идет об убеждениях, за которые, по сути дела, дали ему срок, я думаю, что Дмитрий Неверовский - действительно узник совести.

Елена Фанайлова:

Таково мнение правозащитников. Окончательное решение по делу Дмитрия Неверовского, приговоренного Обнинским городским судом к двум годам лишения свободы за отказ от военной службы, будут принимать российские суды вышестоящей инстанции.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Елены Фанайловой о судебном процессе над Дмитрием Неверовским.

Лев Копелев, писатель, деятель культуры, диссидент. В рубрике "Из истории правозащитного движения" его представляет член правления общества "Мемориал" Александр Даниэль.

Александр Даниэль:

12 января 1981 года Лев Зиновьевич Копелев, гостивший в это время в Германии у своего друга, великого немецкого писателя Генриха Белля, был лишен советского гражданства. Даже непонятно, в какую сторону от этой вехи двинуться, чтобы начать рассказ о жизни Льва Копелева. Назад, к комсомольской юности, к фронтовой молодости, к лагерной зрелости? Вперед, к кельнской жизни седобородого патриарха-изгнанника, одного из самых уважаемых людей в Германии?

Странно, я знаю (и сам Лев Зиновьевич об этом написал), как долго и мучительно он эволюционировал. А мне все кажется, что не было никакой эволюции, что всегда он был равен самому себе. С мальчишества, которое сохранилось в нем до старости. Ну да, Копелев начал с веры в мировую революцию и с истого отстаивания этой веры, а кончил.... Собственно говоря, чем он кончил? Столь же истовой верой в культуру, в разум, в человечность, в братство людей и народов.

Может быть, думаю я, пресловутая мировая революция и значила для него культуру, разум, человечность и братство? Ведь это же надо ухитриться пройти всю войну, чуть ли не в одиночку добиться капитуляции Кенигсбергской крепости вместе с гарнизоном.... В иной стране майору Копелеву поставили бы памятник на главной площади этого самого Кенигсберга-Калининграда. И сесть в лагерь за месяц до конца войны за пропаганду буржуазного гуманизма и жалости к противнику.

К сожалению, миллионы читателей представляют Льва Копелева таким, каким он представлен в "Круге первом" Солженицына, в образе зэка Рубина "на шарашке". То есть - недалекого фанатика идеи. Это совсем не так. Копелев - намного сложнее, масштабнее, интереснее, чем тот примитивный персонаж из романа, которого Солженицын снабдил биографическими приметами своего друга по заключению. И я уверен, что и тогда, в 1940-е годы, он таким не был.

За границей ему было легче, чем другим. Он, один из немногих изгнанников, сумел превратить изгнание в миссию. Он, филолог-германист, задался "неслабой" целью: заново выстроить мосты между немецкой и русской культурами, между немецкой и русской историей. Копелев с высоким достоинством и огромным успехом представлял в Германии ту неофициальную русскую культуру, которая была гонима на родине. Ему не надо было верительных грамот. История запомнит Льва Копелева как человека, который сумел стать символом русской свободы духа не просто в глазах отдельных представителей германской интеллигенции, а - в национальном сознании немцев как народа.

Илья Дадашидзе:

О Льве Копелеве говорил Александр Даниэль.

Правозащитники Курска представляют себя. Слово Константину Черновалу, юристу Центрального Черноземного Исследовательского Центра по правам человека.

Константин Черновал: Центральный Черноземный Исследовательский Центр по правам человека основан в 1993 году. 24 октября 1994 года зарегистрирован в управлении юстиции Курской области как межрегиональная общественная организация. В 1998 году - заново регистрирован, в соответствии с законодательством.

С 1993 года юристами и специалистами Центрального Черноземного Исследовательского Центра по правам человека оказана юридическая помощь более чем шести тысячам человек. Проведены широкомасштабные акции в защиту прав обманутых вкладчиков, подготовлен первый в истории Курской области доклад о состоянии прав человека, который был опубликован при поддержке Московской Хельсинкской группы на английском языке в общем докладе о состоянии прав человека в России и презентован в Вашингтоне осенью 1999 года.

На данный момент, в Центральном Черноземном Исследовательском Центре по правам человека действует несколько проектных групп. В частности, это:

- аналитический отдел общественного контроля за нормотворческой деятельностью в Курской области. Он занимается систематическим отслеживанием деятельности органов местного самоуправления, правовой экспертизой уже существующих нормативных правовых актов, законотворческой инициативой в пределах, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

- пункт оказания правовой помощи беженцам и вынужденным переселенцам;

- проектная группа гуманизации мест лишения свободы;

- информационно-аналитический отдел по вопросам мониторинга - как общего состояния прав человека в Курской области, так и отдельных направлений мониторинга, а в частности - это мониторинг судебной деятельности в Курской области;

- кроме того, ведется прием граждан по проекту "Общественная приемная".

Совместно с первым в Курске негосударственным ВУЗом (Региональный Открытый Социальный Институт на базе юридического факультета) и Центральным Черноземным Исследовательским Центром по правам человека - создана юридическая консультация, в которой под руководством преподавателей студенты юридического факультета ведут прием граждан. Несомненно, что будущее поколение юристов будет смотреть на закон как на средство защиты, прежде всего - прав человека.

В сотрудничестве с Курским региональным отделением Молодежного союза юристов Российской Федерации Центральный Черноземный Исследовательский Центр по правам человека реализует проект "Живое право", основной целью которого является обучение школьников основам защиты своих прав и законных интересов, а также воспитания правовой культуры молодежи в учебных заведениях Курской области.

А вообще, Курская область, по данным проведенного мониторинга, является одним из наиболее спокойных субъектов Российской Федерации. Однако - довольно много нарушений в области судопроизводства. Но это направление нами разрабатывается, и мы надеемся, что с 1 января 2000 года начнет свою работу проектная группа "Мониторинг судебной деятельности в Курской области", основной задачей которой является выявление и обнародование нарушений права граждан на справедливый судебный процесс.

Центральный Черноземный Исследовательский Центр активно сотрудничает с Московской Хельсинкской Группой, с Польским Хельсинкским Фондом прав человека, Курским региональным отделением Молодежного союза юристов Российской Федерации, комиссией по правам человека при губернаторе Курской области, Радио "Ассонанс", учебными заведениями города Курска и многими другими организациями.

Отдельное "спасибо" хочется сказать фондам, поддерживающим наши проекты. Это - Фонд Форда, Институт "Открытое общество", Фонд "Евразия", другие организации, с помощью которых существует Центральный Черноземный Исследовательский Центр по правам человека. А для тех, кто попал в беду, или хочет сотрудничать с Центральным Черноземным Исследовательским Центром по правам человека, сообщаю наши координаты: 305035, Курск, улица Дзержинского, 49. Телефон/факс: 07122 (это код) и сам номер телефона 2-67-21.

Илья Дадашидзе:

Это был Константин Черновал, юрист Центрального Черноземного Исследовательского Центра по правам человека.

Правозащитные новости декабря читает Альбина Лир.

Альбина Лир:

За полтора года более двух тысяч российских граждан обратились в Европейский суд по правам человека. Шестьсот четырнадцать жалоб приняты к рассмотрению. Руководитель российской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы Сергей Глотов считает, что некоторые из обратившихся в суд могут получить компенсацию морального и материального ущерба. Обращаться с жалобами в Европейский суд по правам человека российские граждане могут с 1998 года. По количеству жалоб в Европе Россия находится на пятом месте.

Грузинские правозащитники провели у посольства России в Тбилиси часовую акцию протеста с требованием прекратить бомбардировки мирного населения Чечни. Как сообщил корреспондент Радио Свобода, в митинге приняли участие около пятидесяти представителей Всегрузинской неправительственной организации по защите прав человека. Правозащитники намерены обратиться в ООН, ОБСЕ и Совет Европы с требованием приостановить членство России в этих организациях. Акция протеста была приурочена к Всемирному дню защиты прав человека.

Последнее время в России и бывших республиках СССР участились случаи нападения на журналистов, работающих в независимых средствах массовой информации. Национальная ассоциация теле- и радиовещателей требует расследования инцидента, связанного с избиением калининградского журналиста Игоря Ростова. Письма с требованием принять необходимые меры по обеспечению защиты сотрудников местных телерадиокомпаний от криминальных сил направлены министру внутренних дел России Владимиру Рушайло и исполняющему обязанности генерального прокурора России Владимиру Устинову.

В Санкт-Петербурге избит корреспондент телепрограммы "Новости 6-го канала" Валерий Драгилев. У журналиста - многочисленные ушибы головы, перелом первого поясничного позвонка, гематомы в области почек и груди. Драгилев был избит охранниками Конгресса интеллигенции России при входе в зал заседания.

По сообщению корреспондента Радио Свобода, в Туле трое неизвестных избили сотрудника редакции "Эхо Москвы" Владимира Ураева. Последний репортаж журналиста был посвящен деятельности председателя тульского облизбиркома Вячеслава Назаренко, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Председатель Белорусского правозащитного центра "Весна-96" Алесь Беляцкий оштрафован районным судом на 28 долларов, десять минимальных окладов в Белоруссии. Беляцкого обвинили в производстве и распространении незарегистрированного правозащитного бюллетеня "Право на волю". Тираж бюллетеня конфискован в штаб-квартире "Весны-96" во время обыска.

Верховный Суд Белоруссии отменил решение нижестоящего суда об аресте активиста оппозиционного Молодого Фронта Евгения Афнагеля. Его приговорили к 15 суткам ареста за организацию несанкционированного марша свободы в октябре этого года.

Швейцарский Фонд помощи жертвам Холокоста выплатил денежные компенсации восьмистам россиянам, пострадавшим от фашизма в годы второй мировой войны. Как сообщил председатель российского правления Фонда, всего компенсации будут выплачены двум тысячам россиян - жертвам Холокоста.

Илья Дадашидзе:

Это были правозащитные новости, которые подготовила и прочитала Альбина Лир.

Российская милиция и наркотики. Об этом сегодня все настойчивее говорят правозащитники, журналисты, адвокаты. Репортаж Мумина Шакирова.

Мумин Шакиров:

Правозащитники и юристы убеждены, что подбрасывание наркотиков неугодным гражданам стало привычным делом для некоторых сотрудников правоохранительных органов. Этот способ применяют не какие-то милиционеры-одиночки, а целые оперативные наряды с привлечением свидетелей или понятых.

После терактов в Москве и в других российских городах и с введением в них особого режима подбрасывание наркотиков или пистолетов с патронами приобрело чуть ли не массовый характер. Об этом пишет российская пресса, об этом говорят адвокаты и сами потерпевшие.

Секретарь постоянной Палаты по правам человека при президенте России Лев Левинсон убежден, что эти преступления совершаются людьми в погонах не без ведома милицейских начальников.

Лев Левинсон:

Это - целенаправленная политика, и она, несомненно, прикрывается сверху. Если б это только был шкурный интерес милицейских низов, это одно дело. Во-первых - подбрасывать наркотики экономическим конкурентам. Это очень распространено, когда кого-то надо убрать, вывести из игры. И здесь появляются наркотики, и человек попадает "куда надо", на "сколько надо".

Второй вариант, может быть, не столь распространенный, но тоже имеющий место - мы знаем много фактов. Это политически неугодные... политические оппоненты, вплоть до журналистов неугодных (есть и такие случаи).

Ну, и третья категория - это те, кому подбрасывают просто для отчетности, для того, чтобы необходимое число сдать правонарушителей, и чтобы потом было легко эти дела проштамповать. Это, конечно, самая обширная категория.

Мумин Шакиров:

Московскому адвокату Сергею Заварину не раз приходилось защищать тех, кто столкнулся с милицейским произволом.

Сергей Заварин:

Я бы сказал так. Вот, из всех дел, по которым проходили у меня... восемьдесят процентов - наркотики подброшены. В каких случаях и зачем это делается? Ну, вот - первый, так сказать, живой пример - это иногда люди, которые имеют опыт в употреблении наркотиков, в случае опасности они успевают сбрасывать наркотик, который у них есть на кармане. Естественно, работники милиции, особенно по борьбе с наркоманами, осматривают площадку, место, где задерживают наркоманов, и находят наркотики. Этот наркотик тут же кладется в карман предполагаемому наркоману, после чего доставляется в отделение милиции, после чего приглашаются понятые, производится обыск и извлекается из кармана наркотик.

Мумин Шакиров:

Как защититься от этого беззакония? Лев Левинсон считает, что новый федеральный закон о наркотиках, который вступил в действие с 15 апреля 1998 года, создал еще больше условий для репрессий в отношении граждан. По его мнению, некоторые статьи этого документа направлены не на борьбу с наркоманией и наркопреступностью, а - против человека.

Лев Левинсон:

Закон не предусматривает никакого контроля за деятельностью представителей оперативно-розыскных служб, которые могут... доставки, там, перевозки оперативные, приобретение.... Какие количества? Ничего не оговорено. И получается так, что есть какие-то закрытые ведомственные инструкции, их не знает ни один даже адвокат. И у нас масса примеров, когда один и тот же наркотик перепродается много раз, на нем делаются уголовные дела.... Когда неожиданно из уголовных дел исчезают вещественные доказательства, те же самые наркотики, а дело продолжается, хотя уже как бы и рассматривать нечего. И так далее, и так далее.

Где-то 85-86 процентов тех, кто привлекается в связи с оборотом наркотиков, это люди моложе, ну, тридцати лет, так скажем. При этом полностью игнорируется социальная природа наркомании. Все силы, все средства, все мощности направлены исключительно на репрессивную полицейскую систему.

Очень опасна линия на криминализацию молодежи. А это сотни тысяч молодых людей, которые гибнут или криминализируются в местах лишения свободы. Это именно те, за счет которых и необходимо сокращать численность тюремного населения.

Мумин Шакиров:

Камнем преткновения стала не сама Статья 228 Уголовного кодекса Российской Федерации и ее пункты, а некая сводная таблица наркотических и психотропных веществ, выпущенная постоянным Комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения России, на которую ссылаются судьи при вынесении приговора. Этот секретный перечень, доступный только следователям и юристам, дает определение "крупного" и "особо крупного" размера. От этой оценки зависит, какой срок может получить обвиняемый - от шести месяцев до трех лет, или от семи до пятнадцати. Согласно этой таблице, например, героин от 0 до 0,005 грамма - это "крупный" размер, свыше - "особо крупный". Отсюда и начинается вся юридическая казуистика.

Адвокаты считают, что наркотик массой до 0,005 грамма нельзя разглядеть обычным невооруженным глазом. Второе - эти минимальные градации, применяемые для осуждения обычного потребителя, превращают его в особо опасного преступника, и ему грозит длительный тюремный срок. И, наконец, третье - данный перечень, применяемый для вынесения приговора обвиняемому, идет вразрез с действующим законодательством и противоречит Конституции России. Адвокат Сергей Заварин считает, что сводную таблицу необходимо пересмотреть и, самое главное, опубликовать в широкой печати для того, чтобы каждый человек имел возможность с ней ознакомиться.

Сергей Заварин:

Я считаю, что она должна быть в Уголовном кодексе. Причем, с учетом того, что она будет законодательно закреплена - естественно, надо пересмотреть размеры. Потому что не может быть от 0 до 0,005 - это "крупный" размер героина. Ноль - это ничто, и миллионные и триллионные части героина - это не может быть "крупным" размером, потому что их употребить невозможно. Продать невозможно, рассмотреть невозможно.

Мумин Шакиров:

В другой из статей федерального закона о наркотиках милиционеру, не имеющему врачебного образования, дается возможность определять, кто из граждан должен подвергаться насильственному медицинскому освидетельствованию, а кто - нет. Вот что рассказывает об этом правозащитник и депутат Госдумы от фракции "Яблоко" Валерий Борщев.

Валерий Борщев:

Это называется 44 статья. Здесь такая классическая уже для многих законов фраза: "Лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать...". Вот вдумайтесь над юридическим смыслом слова. Это такая широта - "основания полагать" - что, начиная от сержанта и кончая начальником отделения... да, ну - кто угодно.... Вот - у него есть "достаточные основания полагать" для того, чтобы провести медицинское освидетельствование.

Когда мы пользуемся такими оборотами, мы закладываем беспредел. Мы его санкционируем.

Мумин Шакиров:

Группа депутатов Госдумы направила запрос в Конституционный Суд России, чтобы оспорить противоречащие Конституции статьи федерального закона о наркотиках. О том, чем закончилась эта юридическая инициатива законодателей, рассказывает Лев Левинсон.

Лев Левинсон:

После того, как более одной пятой депутатов обратились с запросом, он был принят к производству, и уже должен был назначаться на распорядительном пленуме к заседанию, как неожиданно семнадцать анонимных депутатов отозвали свои подписи. Нет никакого сомнения в том, что это - плоды деятельности основного лоббиста закона, председателя комитета по охране здоровья Николая Герасименко. Он дважды распространял в Думе заявление, что против закона выступает проникшая в Думу наркомафия, заинтересованная в том, чтобы как бы легализовать наркотики, хотя в запросе о легализации наркотиков никакой речи не шло.

Мумин Шакиров:

Не могу не повторить то, о чем говорилось неоднократно. В развитых странах власти видят в наркомане не столько преступника, сколько - человека, попавшего в беду и нуждающегося в лечении. В России вместо того, чтобы оградить людей от наркотиков, государство отмахнулось от собственных граждан и тем самым обрекло их на гибель и изоляцию.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Мумина Шакирова.

"Советы правоведа". Сегодня в этой нашей постоянной рубрике судья Московского городского суда Сергей Пашин рассказывает о стадиях исполнения приговора.

Сергей Пашин:

Приговор, вступивший в законную силу, обязателен, и поэтому он должен быть обращен к исполнению, и копии его направлены тем органам, которые уполномочены привести его в исполнение.

Надо знать, что приговор, даже вступивший в законную силу, может, в некоторых случаях, приводиться в исполнение не сразу. В том случае, если осужденный тяжело заболел, или же если осуждена за совершение не тяжкого преступления женщина, имеющая детей в возрасте до восьми лет, или же если немедленное исполнение приговора может создать серьезные проблемы для осужденного или его семьи (ну, например, если семья лишается единственного кормильца), или же если произошло какое-то стихийное бедствие, - то суд первой инстанции имеет право предоставить осужденному отсрочку.

Но если таких обстоятельств нет, то судья обращает приговор к исполнению, и соответствующие органы приводят его в исполнение.

Кто приводит приговор в исполнение? Это зависит от характера приговора. Если это приговор к лишению свободы, то его приводит в исполнение начальник следственного изолятора. А если осужденный находился на свободе и не был взят под стражу в зале суда, то приводит его в исполнение начальник органа внутренних дел по месту жительства осужденного. Он его задерживает и передает в руки соответствующего начальника следственного изолятора.

Другие приговоры исполняют другие органы. Ну, скажем, оправдательный приговор исполняется самим судом. Суд освобождает подсудимого из-под стражи, если он оправдан, и, по его просьбе, направляет копию приговора по месту его жительства и работы.

Приговор, связанный с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исполняет администрация органов, где работает осужденный. Ну, например, если он был осужден за получение взятки к лишению права занимать должности на государственной службе, то его увольняет с работы администрация места его службы.

И, наконец, после того как приговор приведен в исполнение, он начинает исполняться фактически. Ну, скажем, судебный исполнитель принимает меры к наложению ареста на имущество и к изъятию его в доход государства.

Администрация исправительной колонии или тюрьмы принимает меры к тому, чтобы осужденный отбывал наказание в виде лишения свободы. Ну, и так далее.

Если человек осужден условно, то органы внутренних дел по месту его жительства наблюдают за его поведением и могут обратиться в суд с просьбой либо сократить срок испытательный, либо - наоборот, вместо условного осуждения применить к человеку осуждение реальное.

Следует также иметь в виду, что по мере отбывания лишения свободы суд, в случаях, установленных законом, может условно досрочно освободить человека. В некоторых случаях суд освобождает и от отбывания других наказаний, а впоследствии решает вопрос о возможности снять судимость.

Очень важно также, что суд, вынесший приговор, а точнее говоря, судья этого суда, решает сомнения и неясности, которые порождает вынесенный приговор. Как правило, это касается судьбы имущества, подлежащего конфискации, и судьбы вещественных доказательств.

Сплошь и рядом бывает, что арест наложен на имущество не самого осужденного, а на имущество, которое находилось в его владении, но принадлежало другим людям, ну, например, его родителям или его друзьям. В этом случае имущество это может быть освобождено из-под ареста, а если в приговоре допущена ошибка, связанная с этим имуществом, то она также может быть исправлена судьей первой инстанции.

Таким образом, стадия исполнения приговора следует за стадией кассационного рассмотрения дела и обеспечивает реальное исполнение приговора, вступившего в законную силу.

Илья Дадашидзе:

Это был судья Московского городского суда Сергей Пашин.

В Санкт-Петербурге прошли Сахаровские слушания, приуроченные к десятилетию со дня смерти Андрея Дмитриевича Сахарова. Слово нашему корреспонденту Виктору Резункову.

Виктор Резунков:

Десять лет прошло с того скорбного для всей России дня, 14 декабря 1989 года, когда умер академик Андрей Сахаров. Каждый год в середине декабря в Санкт-Петербурге правозащитники, ученые, писатели отмечают День памяти Андрея Сахарова, и отмечают его в Международный день прав человека, 10 декабря. Это событие и получило название "Сахаровские слушания".

Они носят характер открытой общественной трибуны для выражения своего видения, анализа проблем и перспектив с правами человека в различных группах, спектрах общества в целом.

В итоговых материалах обозначаются принятые на Сахаровских слушаниях задачи и направления, рекомендации и обращения.

О том, как проходили Сахаровские слушания в этом году, рассказывает эксперт совета при уполномоченном по правам человека Российской Федерации Антуан Аракелян.

Антуан Аракелян:

Во-первых, это юбилейная, десятая годовщина кончины Андрея Дмитриевича Сахарова, и десятый раз в Петербурге отмечается День памяти Сахарова - правда, в первые годы он отмечался 14 декабря, в день кончины. А с 1996 года, по нашему предложению и согласованию с Еленой Георгиевной Боннер, по всей России, в том числе в Москве, этот день отмечается именно десятого, в Международный день прав человека.

С этого года будет в шестидесяти регионах Российской Федерации проходить системный мониторинг, который проводится Московской Хельсинкской Группой, в том числе и в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Этот мониторинг буду вести я, и здесь выступающие уже более углубленно, системно отмечали проблемы, рекомендации, выводы по стратам, группам, с тем, чтобы к концу года выпустить сборник, где будут изложены вся проблематика и вся палитра проблем прав человека Санкт-Петербурга.

Ну, отмечались, конечно, отдельные уже акты, которые имеют общегородское, общероссийское звучание. Скажем, вот передо мной акт уполномоченого по правам человека Российской Федерации Олега Миронова, обращение к губернатору Санкт-Петербурга. Это - после моего обращения к уполномоченному, с жалобой на приказ губернатора в апреле этого года о рассмотрении уведомлений о проведении в Санкт-Петербурге митингов и демонстраций, уличных шествий, который грубо нарушает конституционные права граждан.

Моя жалоба явилась основанием для анализа аналогичных актов других субъектов Российской Федерации, и выяснилось, что в тридцати субъектах существуют аналогичные акты, которые нарушают права граждан. В основном, они сводятся к тому, что вместо уведомительного характера это стало носить разрешительный характер. Нарушения в части срока, нарушения в части места, технологии, и так далее.

Виктор Резунков:

На Сахаровских слушаниях не менее серьезно обсуждались и вопросы о правовой защищенности так называемых социально уязвимых групп общества.

Антуан Аракелян:

Спектр очень широк. До этого выступала женщина, представляющая социальную группу инвалидов. Вот вы видели на коляске женщину, она - председатель организации, на коляске она не могла сюда подняться без нашей помощи. То есть - не предусмотрена возможность.

Что касается пенитенциарной системы, это очень широкообъемная тема, о ней как бы все знают, и Россия, к сожалению, в этом плане лидирует во всем мире по количеству осужденных на душу населения. Все время об этом говорится, все время вроде предпринимаются даже какие-то акты амнистии, рассчитанные на такое-то количество, которое на несколько порядков меньше... освобождаются по этой амнистии. Поэтому это - глобальная, комплексная и глубинная, так сказать, проблема для нашей страны.

По разным группам степень помощи и социальной уязвимости граждан - это конкретная тоже тема, которую выявит мониторинг уже. И одной из задач мониторинга является изучение и адекватные рекомендации на то, чтобы и на федеральном, и на региональном уровне, и на законодательном, и на исполнительном уровне, - пытаться помочь этим группам, в частности.

Виктор Резунков:

Заявил эксперт совета при уполномоченном по правам человека Российской Федерации Антуан Аракелян.

Ситуация, сложившаяся в России с правовой защищенностью так называемых социально уязвимых групп общества у петербургских правозащитников вызывает серьезное беспокойство. Председатель петербургского благотворительного фонда "Ночлежка" Валерий Соколов особое внимание обращает на незащищенность бездомных.

Валерий Соколов:

Нарушение прав бездомных происходило, происходит, и еще будет происходить долгие годы в стране под названием Россия. Потому что - суть этой страны по-прежнему является тоталитарной, и самое яркое нарушение прав бездомных, которое произойдет через девять дней - это нарушение их конституционного права участвовать в голосовании по вопросу выборов в Государственную Думу Российской Федерации. Буквально недавно это озвучил председатель Горизбиркома - что бездомные голосовать не будут.

Виктор Резунков:

Заявил Валерий Соколов.

В рамках Международного дня прав человекаа фонд "Ночлежка" провел акцию под названием "Расскажи свою историю". Около двухсот бездомных рассказали о своей судьбе. Их рассказы были литературно обработаны и собраны в книгу, которая так и называется "Расскажи свою историю". Это первый проект подобного рода в нашей стране. Валерий Соколов рассказывает.

Валерий Соколов:

Наш проект осуществлен с целью изменить отношение общества к такой категории людей, как бездомные, показать, что от бездомности никто не застрахован, и поделиться опытом людей, которые прошли через бездомность и остались еще людьми, которых можно назвать людьми с большой буквы.

Виктор Резунков:

Заявил председатель петербургского благотворительного фонда "Ночлежка" Валерий Соколов.

Илья Дадашидзе:

Это был репортаж Виктора Резункова о Сахаровских слушаниях в Санкт-Петербурге.

Завершая передачу Человек имеет право, напоминаем слушателям наш адрес: 103006, Москва, Старопименовский переулок, дом 13, корпус 1, Московская редакция Радио Свобода. Ждем ваших писем.

XS
SM
MD
LG