Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия в январе 1905 года, по данным Департамента полиции. Совещание женщин - членов ЦИК СССР, 1929 г. О публичных поцелуях. Письмо в Совет министров СССР, 1970 г.


Россия в январе 1905 года, по данным Департамента полиции. Совещание женщин - членов ЦИК СССР, 1929 г. О публичных поцелуях. Письмо в Совет министров СССР, 1970 г.



РОССИЯ В ЯНВАРЕ 1905 Г. ПО ДАННЫМ ДЕПАРТАМЕНТА ПОЛИЦИИ

9 января (по старому стилю) или 22 января (по новому) 1905 г. в Петербурге войска расстреляли 100-тысячную демонстрацию рабочих, шедшую к царю с петицией. Именно эти события в значительной мере и спровоцировали первую русскую революцию. Департамент полиции в своем докладе тщательно фиксирует рост бандитизма, забастовочного движения, все многообразные формы революционных настроений в российском обществе.

"Личное. Совершенно доверительно.

Директор департамента полиции

10 февраля 1905 г.

16 января из Аварского пехотного резервного батальона, квартирующего в гор. Петровске Дагестанской области, бежало шесть молодых солдат-армян. Причиной побега является, по всем вероятиям, нежелание на почве национально-политической служить в русской армии.

Вечером 16 января в г. Острове, прикомандированный к 21 запасному баталиону поручик Дитлов встретил четырех нижних чинов названного батальона, которые на сделанное им Дитловым замечание, стали бросать в него кирпичами. Ограждая свою безопасность, Дитлов произвел три выстрела в землю. Прибежавшими на выстрел постовыми городовыми двое нижних чинов были задержаны, а двое успели скрыться.

22 января в г. Батуми на станционного жандармского унтер-офицера Бардакова, шедшего со службы домой, было произведено нападение двумя неизвестными туземцами, которые, остановив Бардакова на улице, потребовали у него револьвер, причем один из злоумышленников слегка ранил его в грудь, а другой старался свалить его на землю, но Бардаков вырвался и произвел в свою очередь два выстрела в злоумышленников, успевших бежать. 26 января в том же городе неизвестными злоумышленниками убит двумя выстрелами из револьвера старший городовой полиции. Убийца скрылся. 28 января на станции Джуматы Закавказской железной дороги тремя неизвестными лицами легко ранен стражник, у которого злоумышленниками отобраны затем винтовка, револьвер и патроны.

Вечером 3 февраля в м. Сурам Горийского уезда Тифлисской губернии неизвестным злоумышленником выстрелом из револьвера был опасно ранен в шею унтер-офицер Тифлисского губернского жандармского управления Мирошниченко. Злоумышленник скрылся.

В Баку, в виду происходившего недавно случая убийства солдатами-армянами арестанта-татарина и тяжкого поранения 6 февраля армянином из мести мусульманина, давно таившаяся национальная вражда обострилась. С вечера 6 февраля начались одиночные случаи нападений на улицах, причем всего в означенный день убито и ранено 100 человек. 7 и 8 февраля резня и перестрелки на улицах продолжались. В городе паника, торговля остановилась, трамвай и извозчики прекратили движение, армяне толпами бежали из города. В числе лиц, пострадавших во время бывших 6 и 7 февраля столкновений местных армян с татарами, было несколько человек не принадлежащих к этим национальностям. Все наличные войска приняли весьма деятельное участие в восстановлении порядка и оказании защиты возвращавшимся из училищ детям. На базаре были случаи нападений на лавки и грабежа, в виду чего нижними чинами применялось оружие против грабителей, из коих некоторые убиты.

В Воронеже 5 февраля забастовали рабочие всех местных заводов, предъявившие одинаковые с железнодорожными рабочими требования и настаивавшие на разрешении им собраться на общую сходку для обсуждения и окончательного установления общих требований. Всех забастовавших рабочих около 2000 человек, настроение их повышено. Утром 6 февраля толпа рабочих трех забастовавших накануне заводов в числе около 500 человек собралась на площади народного дома для обсуждения требований, могущих быть заявленными хозяевам. В среду рабочих проникло некоторое число агитаторов, которые стали распространять революционные воззвания. Когда толпа перешла к заводу Гаусмана, где читались означенные воззвания и говорились речи противоправительственного содержания, участники сходки, не сочувствуя агитаторам, пригласили для удаления их чинов полиции, коими агитаторы Шкловский и Антонов арестованы... До прибытия чинов полиции кем-то из толпы было произведено два выстрела в агитаторов, одним из коих тяжело ранен упомянутый Антонов, помещенный по задержанию в больницу. Затем рабочие мирно продолжали обсуждение своих требований и предоставили таковые хозяевам, после чего разошлись, заявив, что возобновят работы на следующий день.

В Грозном Терской области забастовавшие 31 января слесари и поденщики, благодаря незначительным для заводчиков, но существенным для рабочих, уступкам 4 февраля приступили к занятиям, причем во время забастовки порядок не нарушался.

В м. Квирилах Кутаисской губернии 28 января толпа рабочих местного железнодорожного депо в 200 человек, подняв красный флаг и произведя выстрелы из револьверов, двинулась демонстративно по улице, но вскоре была разогнана стражником, который сделал несколько выстрелов по толпе, причем ранил одного из демонстрантов.

В Костроме 4 февраля забастовали 1300 человек рабочих фабрики Зотовых, предъявивших требования об установлении 8-часового рабочего дня и увеличении заработной платы, причем владельцы согласились принять меры к улучшению положения рабочих.

В Саратове 7 февраля вновь забастовали рабочие всех местных паровых мельниц в числе 1300 человек, а 8 февраля прекратили занятия рабочие сталелитейного и гвоздильного цехов местного механического и судостроительного завода, не нарушая ни в чем порядка.

В Уфе 7 февраля забастовала почти половина учеников старших классов местной гимназии, причем руководители вручили директору письменное объяснение причины забастовки, с требованием изменения существующего государственного строя. Зачинщики в числе 6 человек арестованы.

В Юрьеве 7 февраля забастовали рабочие большей части местных фабрик и заводов, предъявив требования об установлении 10-часового рабочего дня. На следующий день хозяевами было выражено согласие на сокращение рабочего дня и забастовка прекратилась.

В Феодосии 7 февраля забастовали рабочие-евреи местных фабрик. Толпа русских, возмущенных противоправительственными возгласами евреев, произвела нападение на забастовавших и рассеяла их с нанесением в отдельных случаев увечий.

Директор Лопухин".

"ЕСЛИ Я ВСТУПЛЮ В ПАРТИЮ, ТО МЫ РАЗОЙДЕМСЯ," - ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ "ВЫДВИЖЕНКИ".

Советское руководство в 1920-е годы, в полном соответствии с тезисами основоположников марксизма, развернуло кампанию по выдвижению женщин-работниц, в том числе и малограмотных, на руководящие должности. Появился специальный термин "выдвиженки". Так называли женщин, которые в одночасье занимали высокие посты, минуя все промежуточные ступени служебной лестницы. Однако "выдвиженкам" в силу многих причин приходилось сталкиваться с серьезными проблемами. Об этом и шла речь 27 ноября 1929 года на совещании женщин - членов Всероссийского Центрального исполнительного комитета и Центрального исполнительного комитета СССР. Вот фрагменты некоторых выступлений участниц этого совещания.

Афанасьева ( председательствующий) Слово имеет т. Латкова

Латкова (Москва) Я, товарищи, работаю сейчас на текстильной фабрике выдвиженкой на должность помощника директора. Это кружевная фабрика в Хамовническом районе. Я была выдвинута на эту работу 1 августа. Членом ВЦИК я была выдвинута раньше, до выдвижения на эту административную работу. До выдвижения на должность помощника директора я работала по профессиональной линии председателем комиссии охраны труда. После перевыборов фабкома я попросила организацию освободить меня от работы и послать к станку. Но к работе у станка я приступить не успела, после перевыборов поехала в санаторий. Но мне не дали даже подлечиться, выбрали на хозяйственную работу. Я неохотно шла, со слезами. Будучи плоха здоровьем, имея большую нагрузку, я считала, что мне на эту работу не надо идти. Психология работницы мне подсказывала, что я не хозяйственной работе работать не смогу. И в организации я говорила: с 13 лет я работница, и как это я вдруг сделаюсь распорядительницей, хозяйственницей. Но вот я с 1 августа на хозяйственной работе и, хотя мне вначале и казалось, что я не смогу быть хозяйственницей, администраторшей, работа как будто идет ничего, клеиться и организация подтверждает это. Но я должна сказать, что мне очень трудно работать. Когда выдвигают, сулят очень много: и учителя наймем, трест заставим платить, а потом - условий для работы не создают. Послали меня на курсы красных директоров при Промакадемии. Я работаю и помощником директора, и членом ВЦИК, нагрузка очень большая и это очень мешает учебе. Учусь я три раза в неделю, один день освобождает от работы, но отношение организации и директора, под руководством которого я работаю, иногда неправильны. Собираешься идти на курсы, а они говорят: "Опять ты на курсы, тебе пора доклад делать, разочек пропусти"; но если пропустишь, отстаешь от учебы. Вот и вчера директор звонит: "Ты сидишь на сессии, а на фабрике столько работы, не очень там засиживайся". Оказывается работа сессии ВЦИК не так важна. Вот каково отношение со стороны руководителей: вместо того, чтобы вовлечь в работу, они назад одергивают - "и без тебя мол обойдется". А организации кроме того стараются еще использовать слабость мою. Например, профорганизация: если ей что-нибудь нужно, они знают, что директор грамотный, разберется в их просьбе и может отказать, тогда там кто-нибудь и предлагает: "Давай к Латковой пойдем, она не разберется и подпишет". Такая помощь со стороны организаций никуда не годиться; использовать то, что я плохо разбираюсь, зная, что директор откажет - это и рвачеством можно назвать и чем хотите.

Артюхина. Сколько у вас рабочих?

Латкова. Две с половиной тысячи. Рабочие, особенно работницы, меня поддерживают. По части хозяйства работа идет ничего себе, но трудно учиться. Буду стараться, чтобы дали для домашней проработки учителя. Муж у меня малограмотный, хоть и печатник, двое детей, живем все в одной комнате. Дают задания на дом, гонят здорово, а я только сельскую школу кончила. Тут и измерения площадей и дроби простые и десятичные, все это трудно, в голове не укладывается. Хочу просить учителя. На дом не придется взять, муж выгонит. Он беспартийный. Говорила я с ним как-то насчет учителя, а он: "учись на фабрике, сюда не води, скажут - стала помощником директора, какой-то учитель стал ходить". Я до сих пор не могу втянуть его в работу. Хотя сейчас он собирается вступить в партию но не могу про него сказать, чтобы он помогал мне, наоборот, большей частью одергивает.

Теперь о моей работе как члена ВЦИК. Когда меня выдвигали, то не имели в виду, что я буду на административной работе на заводе, считали, что я все силы отдам работе как член ВЦИК. Когда же потом меня выдвинули на административную работу, то мне захотелось освободиться от работы члена ВЦИК. Приходила к т. Кутузову, просила: "Снимите с меня работу ВЦИКа", а он говорит: "Жди съезда". В организации мне говорят: "Сними с себя эту работу, поговори с т. Киселевым, т. Калининым". А меня выбрали в подкомиссию Центризбиркома по рассмотрению дел о лишении избирательных прав. Секретарь звонит: "Приходи на комиссию". Я бросаю работу, иду на комиссию, а на фабрике директор ругается. Я сказала, что в Избиркоме работать не буду, и мне обещали ввиду моей большой загрузки освободить меня от этой работы. Как член ВЦИКа я мало работаю, за исключением старостата. Там кое-что делаю. Иногда приходиться искривлять линию старостата, превращать старостат в благотворительное учреждение. У кого-нибудь муж безработный, у кого-нибудь сирота осталась, приходят и говорят: "нельзя ли устроить на работу, ты член ВЦИКа, помоги". Это, конечно, нужная работа, но застревать на этом также нехорошо. Много у меня собралось заявлений, говорят: ты, как член правительства, пойдешь во ВЦИК, поможешь, пропустят скорее.

По линии женработы мне больше всего приходиться проводить частные беседы. Специальную работу мне некогда вести: но когда нужно, предположим, по хозяйству поговорить по хозяйственным вопросам, я начинаю по линии женотдела. Ничего не поделаешь, надо случаем пользоваться.

Коган. У меня есть к Латковой три вопроса: какая ее основная профессия, сколько времени она работает на последней работе и есть ли на фабрике выдвиженцы, в особенности в последнее время в связи с ее присутствием там.

Латкова. С 1908 до 1919 года я работала в Ленинграде на ткацкой фабрике. Работаю на фабрике по настоящее время. Перерывов в моей работе почти не было. С 1917 до 1919 года я была на профработе в Ленинграде. Была в первом правлении губотдела текстильщиков, была первым председателем фабкома. В 1917 году, незадолго до революции, у нас была большая забастовка. Всех ребят, которые работали в подпольных кружках, выслали в Ангару. Не было даже руководителя. Какой был из меня руководитель? А мне приходилось руководить. Я возглавляла профсоюзную работу на фабрике до 1919 года, а потом переехала в Москву, так как мужа сюда эвакуировали; он печатник и работал в типографии Главного штаба. У меня был ребенок, я была беспартийная, муж был очень отсталый и сказал, что если я не поеду с ним, он разведется. Мне дали перевод не Прозоровскую фабрику, потом я перешла на фабрику Ливерса по месту жительства. Поработала немного там и меня выбрали в фабком. В партию я вступила только в 1927 г. Причины такого позднего вступления в партию - чисто бытовые, домашние: муж из религиозной семьи, и его родня теперь к нам никогда не заходит, они говорят: "Жена у тебя коммунистка, икон у вас нет, ты превратился в антихриста". Я много работала на общественной работе, и он мне особенно не мешал, но в партию вступить я не могла. Он ставил вопрос так, что если я вступлю в партию, то мы разойдемся. Икон у нас нет, дети воспитываются по новому быту, но все же до сих пор трудно работать, потому что муж беспартийный, придешь поздно, а он говорит: "Где тебя черт носил до часу ночи, какое собрание бывает так поздно?", и приходиться переругиваться.

Тормасова (председательствующий). Слово имеет т. Пушкарева.

Пушкарева (Северо-Кавказский край). Товарищи, я из Ростова - табачница. Я хотела сказать немножко о своей работе. Я сказала бы, что отношение работниц к общественной работе очень хорошее, но только они немного обижаются на кооперацию. Кооперация у нас никуда не годиться: снабжение рабочих очень плохое, огромнейшие хвосты. Когда говоришь работнице: "Сегодня собрание". "Знаю, что собрание" - отвечает она. "А чего ты нарядилась и тянешь домой?" - "У меня кушать нечего, а в лавке ничего не добьешься".

У меня есть некоторые выводы по фабрике. Охват рабочего соревнования - на 50%. Имеются договора по социалистическому соревнованию на фабриках - всего 103 договора. Когда был пересмотр колдоговоров, все рабочие говорят одно и тоже: "Нам не надо повышать заработную плату, но только мы хотим, чтобы кооперация лучше снабжала рабочих, чтобы не было затруднений с продовольствием".

Облегчения женщинам нет никакого, потому что у нее семья, детвора, кухня, стирка. Работница больше уделяла бы внимания общественной работе, но из-за домашнего быта она не может уделять больше внимания.

Теперь я хотела бы сказать о выдвижении женщин. У нас на фабриках происходит выдвижение женщин. За этот год были выдвинуты работницы на должности: заведующего банком, директора Армавирской фабрики, 2 зава цехов, а также на профессиональную и кооперативную работу. Но дело в том, что поддержки им никакой нет. Выдвигают и говорят: "Ты пойдешь работать туда-то и туда-то, ты должна катиться на такую работу". "Что вы, я не понимаю эту работу, так как сразу от станка и пожалуйте руководить такой-то работой" - отказывается она. "Ну ничего, - говорят - справишься, тебя будут поддерживать со всех четырех сторон". Вот, когда выдвигают работницу, ей обещают золотые горы, ну а когда она взялась за руководящую работу, тогда, извините пожалуйста, вы никого не сыщете, чтобы ей помогли: она предоставляется самой себе. Это нехорошо.

Другое зло. Если говоришь работнице о какой-нибудь работе, то она говорит: "Ну да, будем мы работать на 2-3 станка, а вот ты посмотри там, где тысячи растаскиваются" (это про кооперацию). Вот у нас выходит газета "Рабочая Потребиловка", напрасно я ее не захватила. В это газете говорилось относительно растрат, которые у нас достигают большой цифры.

Ведется, конечно, и борьба с растратами, но работницы говорят, что там растаскивают, а мы должны строить. Если мы хотим, чтобы всего было достаточно, то мы трудимся, не считаясь, что работаем сверх силы. Нас подкашивают растратчики.

Тут т. Артюхина сказала, что есть члены ВЦИК, которые являются слабыми работниками, я не отрицаю этого, иногда работницы и крестьянки бывают слабы. Вот я пошла работать в 11 лет и 32 года работаю у станка. В 11 лет я закончила начальную школу. Ну что с меня спросить? Дать мне обязанности члена ВЦИК трудно, я не могу иногда разобраться с иной бумажкой. Если мы такие малограмотные, то нам всюду и везде должны оказывать поддержку, особенно высшие организации и центр.

Товарищи, я была выбрана, оказывается, в члены Бюджетной Комиссии ВЦИК, а этого не знала. Когда я получила материалы, дай, думаю, посмотрю на эту сторону. Что же оказывается? Посмотрела - 71 человек избраны в Бюджетную Комиссию. Начинаю читать и нахожу сама себя. Думаю, куда и как мне идти? По-моему, меня нужно было известить. Может быть мою неявку поставят мне в вину, но я не знала, меня никто не известил, а для меня, неграмотного человека, эта работа была бы очень полезной и поучительной. Я обращаюсь к вам, работницы центра, и прошу, чтобы больше уделяли внимания нам, малограмотным".

Андрей Юабицкий: О том, кто такие "выдвиженки" и "выдвиженцы", как складывались судьбы наиболее известных из них, таких как Екатерина Фурцева, я попросил рассказать историка Елену Зубкову.

Елена Зубкова: В анкетах и автобиографиях активистов 20-30-х годов часто мелькает одно слово: "выдвиженец", "выдвиженка".

Слово это происходит от глагола "выдвигать", речь же идет о практике назначения на ответственные посты разного уровня. Это было не обычное назначение, поскольку кандидат по каким-то показателям не дотягивал до предлагаемой ему должности или работы. Чаще всего не хватало образования, профессиональной подготовки. Эти недостатки компенсировались двумя качествами - коммунистической партийностью и политической надежностью. И служебным рвением, конечно.

Большевистская власть пошла на внедрение необразованных и не квалифицированных людей в структуры власти и управления не от хорошей жизни. Просто на первых порах ей не на кого было опереться. Старым специалистам не доверяли, своих еще не обучили. А надо было создавать собственный управленческий слой, номенклатуру. В 1924 году ЦК ВКП(б) определил потребность в руководящих кадрах - 13 тысяч человек. Партийцев с дореволюционным стажем, на которых первоначально делалась ставка, для заполнения этой квоты не хватило. Их было всего около 10 тысяч. А в дальнейшем руководителей требовалось все больше и больше.

Поэтому главным кадровым резервом на номенклатурные места стали люди, вступившие в партию в годы революции и гражданской войны, а то и вовсе партийные новобранцы. Партийный билет служил первой ступенькой для начала карьеры: например, около 90% принятых в партию в 1924 году к концу года уже работали в партийных комитетах, профсоюзах, кооперативах. Это и были первые выдвиженцы.

Другим важным условием для выдвижения считалось пролетарское происхождение. В годы первой пятилетки выдвижение рабочих на руководящие посты стало массовым явлением. Правда, это были, как правило, должности скромного уровня или по большей части представительские. Проверенные партийцы, в свою очередь, тысячами направлялись на работу в промышленность. Их так и называли - "тысячники". Уровень образования рабочих выдвиженцев по-прежнему оставался крайне низким. В 1929 году, например, более половины всех промышленных рабочих не имели даже трехлетнего образования, а свыше 10% были неграмотными.

Выдвиженцев стремились вербовать из рядов наиболее квалифицированных рабочих. Но тогда страдало производство. Поэтому с октября 1930 года было принято решение: приостановить на два года перевод рабочих в руководящий аппарат. Экономический прагматизм взял тогда верх над соображениями политической целесообразности.

Одновременно по всей стране создавалась сеть рабфаков и красных академий. Туда брали людей в том числе без достаточного уровня образования. То есть точно также "выдвигали". Многие из выдвиженцев потом сделали неплохую партийную и государственную карьеру. Некоторые - достигли самых высот. Например, Никита Сергеевич Хрущев.

Андрей Бабицкий: Эта была историк Елена Зубкова. Публичный затяжной поцелуи, заменивший в период "застоя" рукопожатие вошел в моду с легкой руки Леонида Ильича Брежнева. Далеко не все советские люди, завороженно следившие за объятиями партийных и советских руководителей, относились к ним как к должному.

Такое письмо в апреле 1970 г. направил член КПСС Назаренко из Харькова в адрес Совета министров СССР :

"Уважаемые товарищи!

Прочитав это письмо, я хочу, чтобы меня правильно поняли и сделали бы из сказанного ниже выводы.

За последние годы при встречах и проводах руководителей государственных и партийных организаций, при вручении наград, знамен, вымпелов и т.д. стало модным публично целоваться. Эта не совсем хорошая привычка привита была Хрущевым (ведь до этого никогда официальные лица в подобной обстановке не целовались). Просто неловко себя чувствуешь за человека, которому предстоит быть обцелованным. В конце концов это просто антигигиенично, когда в течение короткого времени предстоит целование в губы до сего момента незнакомого тебе лица. Я считаю, что сам по себе поцелуй - это акт в какой-то мере интимного характера и уж коль им пользуются, то только с очень-очень близким для тебя человеком, выражая при этом искреннее чувство любви. Этому акту чужда публичная, показная демонстрация. Многие люди говорят, что они испытают неловкость, будучи свидетелями публичных актов целования мужчины с мужчиной. Поцеловать может на глазах всей армии полководец солдата за совершенный им подвиг. В этом случае поцелуй обретает магическую силу, и у бойцов, присутствующих при этом, на глазах появляются слезы радости за героя и они же слезы признательности полководцу. Этот поцелуй и за мать, и за отца, и за всех близких. Он - высшая награда в данной ситуации.

Я не встречал человека, который бы с одобрением отозвался бы о нынешних демонстрационных поцелуях государственных деятелей.

В заключении хочу сказать, что таким способом для выражения своих искренних чувств в официальной обстановке В.И.Ленин не пользовался, а мы должны учиться и жить по-ленински.

Член КПСС Назаренко

21 апреля 1970 г."

В программе использованы документы из Государственного архива Российской Федерации.

XS
SM
MD
LG