Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Документы прошлого. Футбол и политика


Документы прошлого. Футбол и политика

На лучистом чистом небе солнце светит,
С высоты с любопытством глядит.
Быстроноги футболисты, словно ветер,
Чтоб кого в этот раз победить.
Удар короток и мяч в воротах,
Кричат болельщики, свисток дает судья.
Вперед, друзья!
В небе злая грозовая панорама,
Мяч плывет у ворот по воде,
Но упрямо едет прямо на "Динамо".
Вся Москва, позабыв о дожде.


Мы будем говорить о том, что сегодня волнует миллионы. Речь пойдет о футболе. 16 июня, футбольная сборная России, проиграв Португалии, досрочно лишилась шансов на выход в четвертьфинал чемпионата Европы.

Российский футбол, надо признать, уже давно не радует своих болельщиков успехами, равноценными тем, что были 50 или 30 лет назад. Последний триумф российской, а, вернее, еще советской, сборной был в 1988 году. Тогда, 16 лет назад, отечественные футболисты взяли "золото" на Олимпийских играх в Сеуле и "серебро" на чемпионате Европы. С той поры критерии успеха девальвировали: хорошо, если российской сборной удается преодолеть отборочный тур к чемпионатам мира и Европы, а тренеры команды мечтают вывести ее хотя бы в четвертьфинал чемпионата.

Елена Зубкова: Володя, я не принадлежу к числу людей, активно интересующихся футболом, но мне вспоминается в этой связи другое.

Татьяна Тарасова, наш самый успешный тренер по фигурному катанию, в одном из своих телеинтервью как-то рассказала одну историю. Когда ее ученики впервые заняли второе место на чемпионате страны, она поспешила поделиться этой своей радостью с отцом - знаменитым тренером советской сборной по хоккею Анатолием Тарасовым. Услышав про второе место, Анатолий Владимирович грустно заметил: "А в наше время за второе место снимали с работы...".

Владимир Тольц: Да, действительно, были времена, когда "серебро" на первенстве у хоккеистов и, трудно в это сейчас даже поверить, у футболистов! - считалось неудачей. А за неудачей следовали оргвыводы. Одна из таких разборок случилась 40 лет назад. 21 июня 1964 года, в Мадриде, в финале Кубка Европы (так назывался в те годы Чемпионат Европы по футболу) сборная Советского Союза потерпела поражение от сборной Испании - со счетом 1:2. А спустя неделю советские футболисты, проиграв команде ГДР, лишились путевки на Олимпийские игры в Токио. Спортивные чиновники тогда не на шутку перепугались. Они хорошо представляли себе, чем подобные поражения могут грозить именно им, и поспешили придумать оправдательный документ.

"ЦК КПСС

Центральный совет Союза спортивных обществ и организаций СССР докладывает о причинах неудовлетворительного выступления первой и олимпийской сборной сборных команд по футболу в состязаниях на Кубок Европы и отборочных играх Олимпийского турнира.

Главными причинами поражения этих команд явились серьезные недостатки, допущенные Президиумом и руководством Центрального совета (тт. Машин и Никонов), Федерацией футбола и тренерами (тт. Ряшенцев, Старостин, Бесков, Соловьев) в организации непосредственной подготовки футболистам к указанным соревнованиям.

С 1960 года, после проигрыша отборочных игр Олимпийского турнира и до осени 1962 года олимпийская команда фактически не существовала. В октябре 1962 года Центральный совет создал олимпийскую команду на базе киевской команды "Динамо" - чемпиона СССР 1961 года. Тренерами были утверждены тт. Соловьев и Лядин. Эта команда провела до отборочных игр с командой Финляндии 10 контрольных (из них 6 международных) встреч и проявила себя сыгранным, волевым коллективом. Матчи с командой Финляндии были выиграны. В целях дальнейшей подготовки, в декабре 1963 года олимпийская команда выезжала в Южную Америку и успешно сыграла 8 матчей с сильнейшими командами Бразилии, Чили, Перу, Аргентины и Уругвая.

В 1964 году во время подготовки к играм с ГДР из команды по болезни выбыли 6 игроков (Котрикадзе, Хурцилава, Матвеев, Казаков, Рязанов, Фадеев). Руководители команды не смогли своевременно подготовить замену этим игрокам, стали проводить многочисленные и подчас неоправданные перестановки в составе, устранили от участия в подборе игроков и их подготовке тренеров клубных команд, не прислушивались к их советам и рекомендациям. В связи с этим первая и вторая отборочная игры с командой ГДР были проведены неудовлетворительно. Перед третьей игрой в команду были введены 5 новых игроков, что привело к ухудшению ее игры и крупному поражению в Варшаве.

Центральный совет принял ошибочное предложение об использовании ряда игроков одновременно в составах первой и Олимпийской команд, что вследствие совпадения сроков состязаний нанесло большой ущерб в подготовке олимпийской команды. Кроме того, не оправдали себя попытки объединить план подготовки и выступлений сборных команд с календарем первенства страны. Несмотря на систематические перерывы и переносы игр чемпионата СССР времени для подготовки сборных команд не хватило.

Центральный совет Союза сделал выводы из поражений сборных команд и особенно провала олимпийской сборной в матче с командой ГДР в Варшаве и принимает меры к повышению класса советских футболистов и обеспечению лучшей подготовки сборных команд страны к ответственным международным состязаниям. Руководству Федерации футбола СССР строго указано на неудовлетворительный контроль за подготовкой олимпийской команды страны.

29 июня 1964 г.

Председатель центрального Совета Ю. Машин".



Владимир Тольц: Эта бумага в конце концов пришла в специальное подразделение Центрального Комитета КПСС - сектор физической культуры и спорта. И там уже партийные чиновники занимались анализом причин неудач советской сборной. И писали свои бумаги. Так появилась служебная записка, с содержанием которой мы вас сейчас познакомим.

"ЦК КПСС

Центральный совет Союза спортивных обществ и организаций докладывает о причинах неудовлетворительного выступления олимпийской футбольной команды в отборочных соревнованиях к турниру в Токио.

Центральный совет в основном правильно определяет обстоятельства слабого выступления олимпийской команды СССР. При этом следует подчеркнуть, что причины поражения состоят не в том, что у нас вообще плохой футбол и нет футболистов, способных успешно выступать в сборных командах страны, а в том, что руководители Центрального совета (тт. Машин, Никонов), отстранив общественность и специалистов (тренерский совет, президиум Федерации футбола) от сборных команд, сами, не обладая нужными знаниями, не проявили достаточного понимания и организаторских способностей в комплектовании и подготовке команд. Сказалась также определенная недооценка важности олимпийских отборочных игр. Тренерами сборной команд (тт. Бесков, Соловьев) была допущена путаница в комплектовании команд. По сути сборная страны и олимпийская команда базировались на одном и том же составе игроков. Тренер олимпийской команды Соловьев в 1962 - 63 гг. готовил один состав игроков, а на отборочные игры выставлял наспех подобранный, другой состав, что особенно заметно проявилось в последней игре с командой ГДР в Варшаве.

Эти недостатки в какой-то мере повторяются и сейчас. Через полтора месяца (27 сентября с.г.) начинается серия ответственных матчей первой и второй сборных команд СССР со сборными командами Венгрии, Болгарии, Австрии, Югославии, Италии. В мае 1965 г. предстоят отборочные игры на первенство мира.

Вместо серьезной подготовки к этим трудным встречам, Центральный совет освободил руководителей и тренеров обеих сборных команд и никого взамен не утвердил, а также вывел ряд футболистов из состава сборной. Состав игроков сборных не укреплен, а сами команды, как коллективы, по существу не работают. Такое положение ставит под угрозу успешное выступление сборных команд страны в предстоящих играх.

Исходя из уроков неудовлетворительного выступления сборной олимпийской команды, Отдел поручил Центральному совету:

в кратчайший срок утвердить тренеров сборных команд и укрепить состав игроков;

организовать систему подготовки и переподготовки тренерских кадров, особенно из числа футболистов, закончивших играть в командах мастеров. Рассмотреть вопрос о приглашении зарубежных тренеров для передачи опыта и направления советских тренеров в зарубежные страны;

разработать и осуществить меры по повышению ответственности тренеров и футболистов за результаты игр.

В целях создания более благоприятных условий для развития футбола в стране... было бы целесообразным поручить Госплану и Госстрою СССР рассмотреть предложения ВЦСПС и Центрального совета Союза спортивных обществ и организаций СССР о строительстве в 1965-66 гг. крытых стадионов для проведения игра по футболу и манежей для учебно-тренировочной работы футболистов и внести на решение Совета Министров СССР.

Просим согласия.

18 августа 1964 года".



Владимир Тольц: Согласие было получено. Обращает на себя внимание, что партийные чиновники поддержали все предложения тогдашнего спортивного руководства, выражаясь языком документа, "по улучшению учебного и тренировочного процесса", а также "расширению и улучшению спортивной базы для предсезонной подготовки". Критика тренеров сборной и самокритика спортивного начальства (мол, недоглядели) возымели свое действие: тренеры были уволены, а чиновники от спорта остались.

Елена Зубкова: И все-таки я хочу спросить. Пусть потеря путевки на Олимпиаду - это неудача. Но второе место на Кубке Европы? Неужели за это нужно было снимать тренера? В конце концов, кто против кого стоял тогда в Мадриде: советская футбольная сборная против сборной Испании? Или Советский Союз против франкистской Испании. А может быть коммунист Хрущев против диктатора Франко?

Сегодня в нашем разговоре принимает участие историк Михаил Юрьевич Прозуменщиков, заместитель директора Российского государственного архива новейшей истории и автор недавно вышедшей книги "Большой спорт и большая политика".

Михаил Юрьевич, где же тут спорт и где политика? Или точнее, когда спорт в СССР стал политикой?

Михаил Прозуменщиков: Мне кажется, что спорт и политика в Советском Союзе были всегда неразделимы в течение всех 70 лет существования советского государства. Вся разница заключается только в том, что во времена Сталина спорт был предметом внутреннего потребления, поскольку советские спортсмены в те годы не выходили на международные арены, если и принимали участие в каких-то международных состязаниях, то только в товарищеских и то крайне нерегулярно. А в конце жизни Сталина и особенно после его смерти, когда Советский Союз стал активно принимать участие во всевозможных турнирах, олимпиадах, чемпионатах мира и Европы, здесь-то и выяснилось, что советское политическое руководство может спокойно конвертировать очки, медали в собственные достижения.

В те годы, когда шла "холодная война", и Советский Союз соревновался со странами Запада по всем показателям, у советского государства достаточно сложно было как-то выиграть в области военной, космоса и в области спорта. Хотя в отношении экономики, социальных прав, гражданских прав или, допустим, уровня жизни, здесь СССР, безусловно, проигрывал. И советские чиновники решили использовать спорт в своих интересах. Любая победа на международных состязаниях ими рассматривалась не как спортсменов, а прежде всего успех Советского Союза и особенно, если этот успех достигался со странами капитализма, правильность всей социалистической системы, ее превосходство над капитализмом. И так продолжалось в течение практически всего 20 столетия, точнее, его второй половины. Этим, конечно, грешил не только Советский Союз, но и другие страны. Но именно в Советском Союзе и так называемых странах народной демократии, которые шли вслед за СССР и послушно выполняли все распоряжения из Москвы, эта система была доведена, можно сказать, до совершенства.

Владимир Тольц: Никита Сергеевич Хрущев действительно очень болезненно воспринял поражение футбольной команды СССР от Испании в 1964-м. Точно так же в 1952 году отреагировал Сталин, когда наши футболисты уступили сборной Югославии на Олимпийских играх в Хельсинки. Руководитель Югославии - Тито, как известно, считался тогда личным врагом Сталина. Поэтому проигрыш в футбольном матче оценивался как политическое поражение. После этого поражения команда ЦДКА - основа сборной - вообще перестала существовать. Ее просто расформировали. В приказе Спорткомитета от 18 августа 1952 года приговор ей был однозначен. Футболисты обвинялись в том, что своим поражением они нанесли "серьезный ущерб престижу советского спорта и Советского государства".

Футбольную сборную наказали так, как наказывают воинскую часть. Да, собственно, команда ЦДКА и была своего рода военным подразделением: и тренер Аркадьев, и футболисты клуба имели звания офицеров Советской Армии. Поэтому логика Сталина была проста: если командный состав воинского подразделения не смог обеспечить выполнение боевой задачи, уронил спортивное знамя страны, это подразделение необходимо расформировать.

Елена Зубкова: Получается, что футбол был у советских руководителей на каком-то особом счету. Чем объясняется столь пристальное внимание советских вождей именно к этому виду спорта? Этот вопрос я адресую нашему сегодняшнему гостю - Михаилу Прозуменщикову.

Михаил Прозуменщиков: Очевидно, этому есть несколько объяснений. Во-первых, футбол - очень демократичная по своей сути игра. Для того, чтобы играть в футбол, не надо дорогостоящего оборудования, специального снаряжения или каких-то площадок. Достаточно иметь небольшой кусочек ровной земли и что-то напоминающее круглый мяч. Для советского государства, особенно в 20-30-е годы, которое было очень бедным, а население страны жило просто в нищенском состоянии, такая игра вполне устраивала людей, которые могли заниматься футболом в любое время и в любых условиях.

Кроме того, футбол был и достаточно завораживающей игрой в то время. У наших сограждан было очень мало радостей. Кинематограф и футбол - вот, пожалуй, два главных развлечения, где люди могли отдохнуть. Кроме того, футбол очень хорошо вписывался в ту идеологическую доктрину советского государства, которая ставила коллективное выше личного. Футбол был игрой коллективной, здесь играла команда - 11 человек, и для советского государства это тоже очень подходило. Ну и, наконец, не надо забывать еще и то, что Советский Союз и в межвоенный период и некоторое время после Второй Мировой войны активно готовился к новой войне. Все население страны сдавало всевозможные комплексы, сдавало на значки "Готов к труду и обороне". А футбол с его достаточно активной подвижной игрой, когда надо было и вести силовую борьбу, много бегать, выбрасывать мяч, все это тоже входило в своеобразный комплекс ГТО, позволяло готовить закаленных сильных борцов, которые могли бы в нужный момент встать под ружье и защищать свою социалистическую родину.

Елена Зубкова: Да, футбол во всем мире считается народной игрой, но у нас в Советском Союзе он был еще и игрой политической. Причем, политические конфликты отражались не только на матчах, где советские футболисты играли с командами, скажем так, не вполне дружественных СССР государств. Так называемый социалистический лагерь тоже не был свободен от такого рода соперничества. Один из заметных спортивно-политических конфликтов разгорелся между Советском Союзом и Польшей в 1957 году.

Шел отборочный турнир к чемпионату мира в Швеции. Советская сборная оказалась тогда в одной группе с командами Финляндии и Польши. Основное соперничество развернулось между советскими и польскими футболистами. Первый матч в Москве выиграла советская сборная. А второй должен был состояться 20 октября в Варшаве. Время проведения матча как раз совпало с годовщиной народных волнений в Польше, когда в Польшу, как это случилось позднее в Венгрии, чуть было не ввели советские войска. Так что на радушный прием в Варшаве советская сборная вряд ли могла рассчитывать. И тогда возникла идея: во избежание нежелательных эксцессов перенести матч из Варшавы в более "благонадежный" город Хожув.

"ЦК КПСС

Посольство СССР в Польше (т. Бернов) сообщает, что генеральный директор МИДа ПНР т. Мария Верна информировала о причинах переноса футбольного зонального матча на первенство мира между сборными командами СССР и Польши из Варшавы в Хожуву. День матча, 20 октября с.г., совпадает с первой годовщиной октябрьских событий в Польше и не исключено, что враждебные элементы попытаются использовать эту дату для организации провокационных выступлений.

Проведение же матча в Хожуве позволит избежать возможных недоразумений, т.к. по сообщению Верны, зрители будут в основном шахтеры, рабочий класс, дружественно относящиеся к Советскому Союзу.

Совпосольство в ПНР считает доводы польской стороны о проведении футбольного матча СССР - Польша в Хожуве обоснованными.

Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР, ранее возражавший против этого предложения, в настоящее время не возражает против проведения матча в Хожуве, о чем он уведомил Польский спорткомитет.

Зав. Отделом административных органов ЦК КПСС В. Золотухин.

9/X 57 года".



Елена Зубкова: Перенос игры из Варшавы в Хожув не принес желаемого результата: ни спортивного, ни политического. Советские футболисты потерпели поражение, а казавшийся благонадежным и дружественным Хожув и вовсе не оправдал своей репутации. Результаты этого поражения анализировались на Старой площади в Москве.

"Товарищу Поспелову.

Как известно, в воскресенье, 20 октября на олимпийском футбольном турнире советские футболисты потерпели поражение от польской команды со счетом 2:1....

Учитывая, что победа польских футболистов подавалась в польской печати как особо выдающаяся сенсация, и что предстоящий матч между советской и польской командами может быть раздут реакционной печатью, полагал бы целесообразным просить ЦК КПСС оказать необходимую помощь Всесоюзному комитету по делам физкультуры и спорта в подготовке футбольной команды к этому матчу, представляющему теперь известный политический смысл.

Н. Михайлов. Октябрь 1957 года"



Елена Зубкова: Чтобы решить вопрос о том, кто же из двух сборных поедет на первенство мира, необходимо было провести дополнительную игру. Вопрос о месте проведения матча стал настоящим яблоком раздора между спортивными чиновниками двух стран. Об этих разногласиях сообщал в Центральный Комитет партии руководитель советского Спорткомитета Романов.

Владимир Тольц: Политическая подоплека этой пикировки между польскими и советскими функционерами относительно места проведения дополнительного матча на нейтральном поле вполне очевидна. Поляки, предлагая провести встречу в Будапеште или Белграде, стремились получить безусловную поддержку венгерских или югославских зрителей. Не устраивала советскую сторону и кандидатура Вены - в Австрии после подавления Венгерского восстания 1956 года осели многие венгры-эмигранты. Именно их антисоветских выступлений и опасались в СССР. Оставался нейтральный Стокгольм, на который в крайнем случае были согласны советские спортивные функционеры. И все-таки чем же закончилась эта игра по "перетягиванию каната" между советскими и польскими чиновниками от спорта? Я обращаюсь с этим вопросом к Михаилу Прозуменщикову.

Михаил Прозуменщиков: Когда советские чиновники увидели, что им не удается решить вопрос в свою пользу, они прибегли к старому испытанному методу - обратились за помощью в ЦК КПСС. ЦК КПСС дал указание своему послу в Варшаве Абрасимова, чтобы тот встретился с руководителями Польской Объединенной Рабочей партии и рассказал о сложившейся ситуации. К сожалению, у нас нет документов о том, как проходила эта беседа и, может быть, вообще таких документов нет, но факт остается фактом: после разговора Абрасимова с Гомолкой было принято решений о том, что матч между сборными Польши и Советского Союза пройдет в ГДР, дружественной Советскому Союзу. Единственное, на что согласились руководители СССР, это на то, чтобы матч прошел не в Берлине, а в Лейпциге. Поляков это не спасло, они проиграли, и сборная СССР впервые в своей истории поехала на чемпионат мира.

Можно сказать только одно в этой истории, что здесь спорт и политика так тесно переплелись, что порой было сложно понять, где кончается спорт и начинается политика и наоборот. Если посмотреть на сложившуюся ситуацию с чисто спортивной точки зрения, то мы увидим, что в тот момент советская сборная была на голову сильнее сборной Польши. Неслучайно первый матч она выиграла в Москве со счетом 3:0. И если бы не вся эта психологическая подоплека, если бы не этот страшный психологический настрой, давление, которое оказывали на советскую сборную как поляки, так и собственные чиновники, призывавшие советских спортсменов победить, но проявить выдержку, то, скорее всего, никакого дополнительного матча вообще не потребовалось.

Владимир Тольц: Да, действительно, стадион Лейпцига стал тогда счастливым для советской сборной. Однако, получив там путевку на чемпионат мира в Швецию, советские футболисты так и не смогли оправдать ожидания своих болельщиков и в стране в целом, и в спорткомитете. Уже в 1/4 финала сборная СССР уступила хозяевам турнира. Поговаривали, что виной поражений стало отсутствие на поле главного бомбардира сборной Эдуарда Стрельцова. Его как раз незадолго до турнира вместо Стокгольма отравили в вятские лагеря. И это тоже была политика.

Елена Зубкова: Сегодня, как и много лет назад, миллионы наших болельщиков следят за успехами и поражениями своей команды. Наверное, следят за ними и из Кремля. Михаил Юрьевич, как вы думаете, остался ли футбол политикой и в наши дни?

Михаил Прозуменщиков: К сожалению, приходится констатировать, что если в прежние годы советское руководство очень настойчиво и не всегда компетентно вмешивалось в спортивные вопросы, в том числе в области футбола, то сейчас спорт и российское государство очень далеки друг от друга. Все многочисленные заявления, лозунги, которые исходят из Кремля, о государственной поддержке спорта, в том числе и футбола, все многочисленные походы известных спортсменов во власть, будто то думский депутаты или министры, не решают главной проблемы. На сегодняшний день у нас в стране нет государственной политики, спортивной государственной политики, которая реализовалась бы на практике. И пока ее не будет, наш спорт и, прежде всего любимая игра футбол, будут терпеть такие досадные и обидные поражения, которые мы терпим на протяжение уже больше чем десяти лет.

  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG