Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пентхаус для министра. Из почты Розалии Землячки, 1942 г.


В документах, рассказывающих об одной житейской истории, которая началась в декабре 1942 г., использованы сокращения: МК и МКГ ВКП (б) - Московский (областной) и Московский городской комитеты Всесоюзной коммунистической партии (большевиков), ГКО - Государственный комитете обороны СССР, РЖУ - районное жилищное управление.

"Секретарю МК ВКП (б) тов. Попову Г.М.

Мы, инженеры и демобилизованные воины, глубоко возмущены барским пренебрежительным наплевательским отношением к нам со стороны Министерства вооружений и партийной организации, которая ничего не делает.

Мы по 5- 6 лет ждем жилплощадь. За это время Министерство построило три дома и заселили эти дома только руководством Министерства. Так, например, Министр Устинов за пять лет забрал себе и для родственников три квартиры: 5 комнат в доме Моссовета по ул. Чкалова д.12/43, 7 комнат в доме Министерства по ул. Чистые пруды д.11, 3 комнаты по ул. Пирогова д.37/43 в доме Министерства. Зам. министра Агеев живет по ул. Чистые пруды д.11, занимает пять комнат, в этом доме все квартиры заняло руководство.

И вот эти потерявшие совесть руководители опять забирают себе квартиры, роскошно разделанные на государственные деньги по ул. Герцена д.№24 и ул. Горького д.№48. Министру отделали квартиру 8 комнат, зам. министра Агееву 5 комнат, зам. министра Мирзаханову 5 комнат и так далее все квартиры заместителям министра и начальникам главков, которые все имеют квартиры и оставляют их родственникам. Уже теперь в 10 квартир по ул. Горького дом №48 потихоньку от всех въехали начальники во главе с секретарем парткома.

Так заботятся о рядовых инженерах и демобилизованных, которых кормят обещаниями и уговорами в течение шести лет. Мы требуем расследовать эти безобразия и положить конец произволу и вопиющим захватам квартир. Призвать к порядку квартирных агрессоров.

Инженеры и демобилизованные Коротков, Харламов, Петров, Крюков".

Резолюция: "Лично т. Сабурову М.З. Направляю для ознакомления. 15 июня. Г. Попов".

"Секретарю МК и МГК ВКП (б) тов. Попову Г.М.

Довожу до Вашего сведения, что в доме №11 по улице Чистые пруды в подъезд, где проживает т. Устинов, совершенно никого не допускают из работников домоуправления и РЖУ. С 1/IX-47 установлена военизированная охрана (два человека), лифт на замке, пользоваться кроме т. Устинова и его жены запрещено. Следовательно, в секции 12 квартир, 6 этажей, но лифт работает только для 4 этажа, остальные жильцы поднимаются по лестнице, в результате чего много жалоб от жильцов, проживающих на 5 и 6 этажах.

В течение 3-х месяцев жена т. Устинова несколько раз обращалась в домоуправление дома №14/16 по Чкаловской ул. с требованием перевода лицевого счета на свою сестру.

В Министерстве вооружения СССР распределение жилой площади, предоставляемой Моссоветом по решению ГКО, также было безобразно. Вместо того, чтобы давать площадь своим работникам, значительное количество комнат роздано посторонним лицам вроде бывшей жене зам. генерального прокурора СССР т. Кудрявцева (две комнаты) и др.

Зав. отделом городского хозяйства МГК ВКП (б) Майоров.

12/IV-48 г."

Следом была направлена еще одна записка:

"Секретарю МК и МГК ВКП (б) - тов. Попову Г.М.

Справка по заявлению инженеров, демобилизованных из Советской Армии, работников Министерства вооружения СССР тт. Короткова, Харламова, Петрова, Крюкова.

В своем заявлении на Ваше имя группа инженеров Министерства вооружений СССР сообщает о барском и пренебрежительном отношении со стороны руководства Министерства и парткома к специалистам министерства. Кроме того, сообщает о злоупотреблениях министра и его заместителя в разбазаривании жилой площади и использовании своего служебного положения.

При проверке мною установлено, что факты, изложенные в заявлении полностью подтвердились. Выявлен ряд возмутительных фактов, допущенных министром вооружения т. Устиновым и его заместителем т.Агеевым. Существо дела: 25 мая 1942 г. т. Устинов на свою жену с семьей в три человека получил ордер №012518 от Московского Совета на 2 смежные квартиры по ул. Чкалова №14/16 из 5 отдельных комнат, общей площадью около 100 кв. метров. Квартира была великолепно отделана за счет министерства.

В конце 1942 г. т. Устинов без ордера самовольно включает себя в список для заселения надстройки дома №11 по ул. Чистые пруды, который находится в ведении Куйбышевского райисполкома, и занимает две смежные квартиры, общей площадью около 200 кв. метров с количеством 8 комнат. Квартира была отделана по его указанию значительно лучше, чем по ул. Чкалова.

Таким образом, с 20/X-42 г. т. Устинов занимает две квартиры из 13 комнат, общей площадью около 300 кв. метров на семью 3 чел. Ордер и лицевой счет на квартиру по ул. Чкалова оформлен на жену т. Брыкалову, которая фактически там не проживает с октября 1942 г. Около 6 лет т. Устинов с семьей проживал по ул. Чистые пруды д.№11 без прописки и ордера. Квартплату не платил, в результате на 1/I-48 г. имел задолженность домоуправлению свыше 12 тыс. руб. Одновременно во дворе дома построил для себя гараж на 2 - 3 автомашины, который до сих пор не эксплуатируется.

20 января 1948 г. после пятилетнего проживания в доме т. Устинов, не выписывая жену и ребенка с площади по ул. Чкалова, незаконно, без ордера и решения райсовета под давлением на 66-е отделение милиции прописался по ул. Чистые пруды в д.№11, открыв лицевой счет на себя, и внес за 3 года квартплату в сумме 7500 руб., за 1942, 1943 и 1944 гг. оплатить сумму около 5000 тыс. руб. отказался.

12/IV-1943 г. т. Устинов предоставляет отдельную квартиру из 3 комнат в доме министерства по ул. Пирогова д.37/43 своему брату, который в Москве не проживал и не работал, и одну комнату сестре жены, прибывшей из г. Куйбышева, в Москве не проживала и не работала.

С 1944 по 1948 г. незаконно при помощи бывшего председателя Советского райсовета т. Егорова по ул. Герцена в д.№24 происходила надстройка по восстановлению частично разрушенного капитального жилого дома Министерства вооружения. Восстановление дома закончено. Согласно договора 75 % обязано заселить министерство, а 25 % Советский райисполком. На восстановление дома израсходовано свыше 3 млн. руб., восстановлено 36 великолепно отделанных квартир с излишним роскошеством, стоимостью сотни тысяч рублей каждая под золото, бархат, с особыми рисунками, сделанными по специальному заказу министра и его заместителей.

Восстановление дома, особенно внутренняя разделка происходила без утвержденного проекта Московским Советом, в результате чего из 2 - 3 квартир оборудовали одну квартиру от 6 до 9 комнат каждая, с особыми устройствами. Например, на 3 этаже отделана квартира для т. Устинова общей площадью свыше 200 кв. метров, для т. Агеева специальная квартира около 200 кв. метров и т.д., тогда как 31 семья, ранее проживавшая в этом доме и до сих пор платит за квартиру, прописана на этой площади, находится в крайне тяжелых жилищных условиях, а значительная их часть совершенно не имеет площади.

Тов. Устинов, его заместитель т. Агеев и другие работники министерства, проживая в настоящее время по ул. Чистые пруды, д.№11, в течение 5 лет форменным образом издевалась над домоуправлением, всячески угрожали работникам домоуправления, в результате несколько управляющих домами были сняты с работы. За дополнительные услуги и оборудование квартир, за дополнительное топливо свыше установленной нормы для квартир Устинова и Агеева и др. с домоуправления, без ведома райсовета, за 1947 г. с текущего счета снято 24913 руб., в результате чего 62-е домоуправление находится в тяжелом финансовом состоянии, за то, что дополнительно министерство расходует материалы, оборудование и топливо из-за капризов семьи т.Устинова.

По ул. Горького заселение начали производить втихомолку, во главе с секретарем парткома Новиковым... В надстройках по ул. Герцена, Чистые Пруды, ул. Горького исключительно заселяются руководством министерства - министром, зам. министра, нач. главков и некоторыми друзьями и приятелями руководства, которые совершенно никакого отношения не имеют к министерству. В частности, шахматист Котов, бухгалтер министерства местной промышленности и др.

В январе 1947 г. была закончена надстройка в Краснопресненском районе, д.№14 по Трехгорному валу. Вся надстройка была мошенническим путем заселена отдельными недобросовестными работниками министерства, например, одну квартиру из 3-х комнат 65 кв. метров получил некто Кошкин, тогда как имеет замечательную квартиру в 76 кв. метров в г. Подольске, которую не сдавал. Вторую из 3-х комнат квартиру 61 кв. м. получил агент по снабжению Татисов Арон Константинович, который после оформления лицевого счета немедленно уволился из министерства по собственному желанию. Две комнаты получил Михельсон Анатолий Аронович, который также имеет отдельную квартиру 72 кв. м. в г. Подольске..., а квартиры, которые переданы в счет 25% райисполкому, куда поселены инвалиды Отечественной войны, находятся в ужаснейших условиях, где нет ни полов, ни электропроводки, канализация не работает, ванны, комнаты, уборные и кухни не оштукатурены. Смета на восстановление и ремонтные работы дома №14 была составлена на 753 тыс. руб., а фактически израсходовано 1027440 руб. Однако, надстройка до сих пор не сдана, работы выполнены на 61 %, согласно сметной стоимости.

Все эти безобразные факты покрываются министром и его заместителем. Характерно отметить такой факт, что во время денежной реформы было обнаружено, что т. Агеев не уплатил квартплату за октябрь месяц. После предъявления жировки, жена т. Агеева учинила в домоуправлении скандал и потребовала принять с нее за квартиру старыми деньгами. После отказа в управлении домами, по поручению т. Агеева из министерства явился начальник жилищного отдела Мелехов, который с угрозами потребовал немедленно списать задолженность. После неоднократных предупреждений и угроз Мелехов добился списания задолженности по старому курсу из расчета 80 коп. за кв. м.

Несмотря на острый недостаток жилой площади в Министерстве вооружения, где сотни работников министерства и особенно рабочих заводов, продолжают находиться в крайне тяжелых жилищных условиях, руководство Министерства разбазаривает жилую площадь среди лиц, которые имею площадь, передают их своим родственникам, а сами занимают квартиры в новых надстройках.

Таким образом, установлено, что т. Устинов фактически в г. Москве имеет 4 самостоятельных квартиры из 24 комнат, общей площадью свыше 600 кв. м. (включая подсобные помещения, которые умышленно увеличены для того, чтобы меньше платить квартплату).

Прошу Вас, Георгий Михайлович, принять меры.

Зав. отделом городского хозяйства МГК ВКП (б) Майоров

8 апреля 1948 г."

"МГК ВКП (б)

В то время, когда я занимался в Моссовете распределением жилой площади, министр промышленности вооружения СССР т. Устинов дважды звонил мне по телефону, требуя квартиру, которую он, Устинов, занимает в доме 14-16 по ул. Чкалова передать его теще. Этого сделать я не мог и ему отказал. После грубых уличных оскорблений, послал меня к е.... м........ в довершении назвал гов........ и бросил телефонную трубку.

Астафьев.

12/IV-48 г."

После того, как исчерпывающая информация по этому вопросу была получена, в аппарате заместителя председателя Совета министров СССР Вячеслава Молотова подготовили следующий документ:

"Справка.

В декабре 1942 г. т. Устинову была предоставлена квартира №44 в доме №11 по Чистопрудному бульвару полезной площадью 103,4 кв. метров (6 комнат). С декабря 1942 г. по январь 1948 г. т. Устинов проживал в этой квартире без прописки и не платил квартплату.

В настоящее время по указанию т. Попова (Мосгорсиполком) Мосжилотдел через домоуправление предъявил т. Устинову счет за квартплату за период с 1.XII.42 г. по 1.VII.48 г. на общую сумму 56851 руб., в том числе 26560 руб. пени за неуплату квартплаты.

В 1948 г. т. Устинов уплатил 12976 руб. Таким образом, претензии Мосжилотдела выражаются в сумме 43875 руб., без учета пени - в сумме 17315 рублей.

Необходимо отметить, что Мосжилотдел, определяя размер квартплаты, исходил из того, что т. Устинов проживает в квартире один и излишки жилплощади должен платить в трехкратном размере по максимальной ставке за 1 кв. метр жилплощади - 1 руб. 32 коп, а не 80 коп., как это установлено для военнослужащих Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17.IV.1936 г.

Было бы правильным предложить Мосжилотделу не взимать с т. Устинова пени в размере 26560 руб., а квартирную плату исчислять по ставке 80 коп. за 1 кв. метр, как это установлено для военнослужащих.

Предложение:

Т. Чадаеву - договоритесь с Моссоветом и урегулируйте вопрос с квартплатой т. Устинова (пени не взимать, а квартплату исчислять из расчета 80 коп. за 1 кв. метр".

Упомянутый в письме Яков Чадаев в 1940 - 1949 гг. был управляющим делами СНК СССР (Совета министров).

Этот документ Вячеслав Молотов направил секретарю ЦК ВКП (б) т. Маленкову: "По-моему, надо помочь т. Устинову. Об этом я Вам позвоню", - написал Молотов 26 октября 48-го года. В студии в Москве историк Елена Зубкова. Елена, чем закончилась история с квартирами Устинова?

Елена Зубкова: История закончилась для Устинова благополучно, если не считать, что министру все-таки пришлось оставить одну из четырех квартир. Но сюжет этот интересен и другой своей стороной - собственно, личностью Дмитрия Федоровича Устинова. Дело в том, что в отстаивании интересов своего ведомства молодой министр, министр вооружения Дмитрий Устинов очень часто шел напролом, если надо было отстаивать фонды, помещения, ресурсы... Естественно, интересы набирающей силу "оборонки" вступали в конфликт с интересами гражданских ведомств. И вот один из самых громких скандалов разразился как раз между министром Устиновым и московским градоначальником Георгием Поповым. В 1946 году Попов, ссылаясь на постановление о конверсии (было такое), выступил с предложением: на базе бывшего артиллерийского завода в подмосковных Подлипках наладить производство трамвайных вагонов. Город после войны, действительно, очень в них нуждался. А Устинов собирался на тех же площадях организовать опытную базу для реактивной техники. Победил тогда Устинов. Через некоторое время Попов вновь попытался заступить на территорию Устинова, предложив отдать один из заводов Министерства вооружения под производство гусеничных тракторов для Московской области. И вновь тогда ничего не вышло. Устинов явно пользовался покровительством на самом верху и, кстати, использовал это покровительство не только в ведомственных, но и в сугубо личных интересах. На этой почве и возник тот самый жилищный конфликт, о котором идет речь в документах.

Ирина Лагунина: Из почты Розалии Землячки, 1942 г.

Розалия Землячка-Самойлова (урожденная Залкинд) стала членом ЦК еще в 1903 г. Землячка вела подпольную работу, активно участвовала в гражданской войне, с ноября 1920 г. была секретарем Крымского обкома партии. Однако в дальнейшем оказалась на вторых ролях. Во время массовых репрессий 1937 г. Землячка была заместителем председателя Комиссии Советского контроля, а затем ее председателем. "Большая чистка" в партии привела к тому, что в мае 1939 г. она была назначена заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР. В 1943 г. ее сместили с этой должности и направили на ту работу, которая у нее лучше всего получалась - Розалия Землячка стала заместителем председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б). Письма, которые сейчас прозвучат, относятся к периоду ее работы заместителем главы советского правительства, Совета народных комиссаров СССР.

"Глубокоуважаемая Розалия Самойловна.

Вероятно вы меня еще помните. 20 с лишним лет тому назад Вы были начальником Политотдела XIII армии, а я работал в газете Политотдела XIII армии "Красный воин" и писал фельетоны под псевдонимом "Дед Глаз". В то время Вы очень чутко и внимательно ко мне относились. Воспоминание об этом и заставило меня обратиться к Вам с этим письмом.

По реформировании XIII армии Вы направили меня из Бахмута в Крым, и, будучи секретарем Крымского областного комитета, назначили меня на работу в Севастополь, в только что открытую там газету "Маяк Коммуны".

В этой газете в течение 21 года я непрерывно и проработал с 16 декабря 1920 года по 18 ноября 1941 г.

Случилось так, что по независящим от меня обстоятельствам я был эвакуирован не со своей семьей, а только со своей семидесятилетней матерью, разбитой параличом, тоже работавшей в XIII армии, в инспекции инженеров.

21 апреля я узнал, что моя жена и дети (12 и 4 лет) находятся в Батуми после эвакуации из Севастополя, при чем жена лежит в больнице и дети без надзора и средств.

Я нахожусь от них далеко, в Северном Казахстане, недалеко от Петропавловска, в районной газете.

Возникает нелегкая проблема: взять семью из Батуми. Без меня она до меня по всей видимости не доедет. Но дело упирается в вопрос о проезде по железной дороге. В настоящее время ездить можно по командировкам или по вызову. Ни того, ни другого у меня, конечно, нет. Вот я и решил обратиться к Вам с просьбой, которую быть может Вы найдете дерзкой, но к которой я рискнул прибегнуть, помня Вашу доброту и отзывчивость 20 лет тому назад.

Путь от Петропавловска до Батуми дальний. Средств на поездку потребуется много, но средств таких конечно у меня нет.

Я вас очень и очень прошу посодействовать о получении мною разрешения на проезд по железной дороге и через Каспийское море от станции Тайюга Карагандинской ж.д. до Батуми и обратно в скорых поездах.

Вы, конечно, поймете мое стремление во что бы то ни стало вернуть детей и не оставлять их без призора.

Вторая просьба вызвана первой. Я долго не решался обратиться с нею к Вам, но обстоятельства толкают меня показаться Вам навязчивым. Вы, конечно, догадываетесь, что вопрос касается бесплатного проезда. Я не знаю, можно ил об этом говорить, но у меня нет другого выхода, тем более, что я помню Вашу безграничную доброту ко мне.

Честная работа в течение 21 года в одной редакции дает мне уверенность, что моя просьба пусть не полностью найдет со стороны Вашей нужный и ожидаемый отклик.

Я очень прошу Вас ответить даже и в том случае, если Вы откажетесь выполнить мою просьбу.

Павел Тюрин (Дед Глаз)".

Резолюция тов. Землячки: "Помочь не могу".

"Многоуважаемая Розалия Самойловна!

Шлю мой Вам привет и здоровья желаю. Позвольте поблагодарить за то, что Вы дали толчок о пересмотре моего персонального дела.

А так положение мое весьма материально тяжелое во всех отношениях. Я здесь полуголодаю, если не сказать больше по своей скромности, что в столовой, где я питаюсь, прошу 2-ю тарелку супу постного, за 20 коп., но мне и другим отвечают, что больше одной не могут дать, каши никакой, иногда на 2-е гороху 15 грамм.

Розалия Самойловна, должен Вам сказать, что я во время гражданской войны пережил многое трудное в жизни... Но я 5/V 1918 г. добровольцем отправился на Чехословацкий фронт и 3 года прослужил в красноармейских разных частях военным организатором и агитатором на красноармейском пайке, все тяжести пережил как-то незаметно. А теперь так туго, что вынужден Вас побеспокоить с просьбой. Позвольте мне надеяться, что моя просьба не останется без внимания...

Для сведения Вашего вот за май и июнь получили пенсию 30 июня, т.е. с опозданием на месяц, - это только для эвакуированных, а местные пенсионеры получили своевременно, которые здесь имеют свои дома, коров или коз. Правда, это первый случай, а так получаем 29-30-го числа за истекший месяц...

Теперь маленькую информацию. Местное население села и большинство колхозников скрыто-враждебное, которые из них ожидали Гитлера, который им разрешил бы свободу торговли и пр. Раньше в селе жили торговцы богато и теперь считается район Ильинский самый зажиточный. Денег у всех много и их не берут, а требуют товарообмен. Тенденция у них - раздеть нас, эвакуированных. Второе - ждут не дождутся, когда мы уедем от них, а мы в свою очередь рады были бы тоже как можно скорей уехать от них. В сельпо нам продают только черный хлеб на деньги 400 и 500 гр. и не каждый месяц 300 гр. на человека сахару. За 8 месяцев 2 куска мыла туалетного на двоих и ? кило соли в месяц, в мае дали по 100 гр. на человека плавленого сыру (завод сыро-масленый здесь есть). Вот и все. Крупы никакой. Дошло до того, что я ходил на поля собирать прошлогодний колос. Но хорошо, что запоздал и мало собрал и не успел скушать. А то кто собрал много, т.е. пудами намололи муки и поели уже хлебом - заразились особой ангиной, от которой умирают 99% заболевших, от этой болезни умерло за 1 ? месяца приблизительно 120 - 150 человек в больнице да + в селах и деревнях еще. Из Молотова приезжала медкомиссия с профессором выяснить причины такого заболевания, - пришла к такому заключению, что все от собранного колоса, который заразил уже многих и местных и эвакуированных. Полагал бы, что из Москвы нужно было бы выслать для установления причин такого заболевания, которое опустошает некоторые села, колхозники вымерли почти все, кто ел хлеб и пил брагу из этого колоса. А брага здесь весьма распространена, которую пьют дети и все взрослые до стариков, которые теперь болеют и умирают.

30.IV.42 г. Анушкевич.

Молотовская область, П.Ильинский район, село Ильинское, ул. Усольская, д.61

Анушкевич Александр Гаврилович".

В просьбе вернуться в Москву Анушкевич получил отказ.

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG