Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первые обращения граждан к новой советской власти. Борьба на музыкальном фронте в 1937 году. Взгляд американского журналиста на Совет по делам Русской православной церкви, 1943 год


Петроград, 1917-й год. Первые обращения граждан к новой советской власти - власти рабочий и крестьян.

"В Совет Народных Комиссаров от А.Зиновьева (Петроград).

Плененный первыми актами и распоряжениями нового Правительства, окрыленный надеждой, что действия эти, даже коль судьба откажет им в практической удаче, не преминут оставить за собой достойный след, проведут знаменательную борозду в истории русского народа, да пожалуй и всего мира, я обращаюсь в Совет Народных Комиссаров с предложением, не лишенным характера условности, и решения по нему буду ожидать в непродолжительном времени. Спех для меня обусловлен и феерической быстротой свершающихся событий, и общей неустойчивостью всяких положений и позиций, и моим поздним возрастом, приближающим человека к его финальным соображениям и распоряжениям.

Свой ход я делаю, вопреки собственным тревожным предвидениям, в качестве порядочного примера, и чтобы оказать моральную поддержку моим единомышленникам и, все же как ни как рассчитывая, что крутого и решительного попятного движения во внутренней политике страны, возврата к тому, что было, не говоря уже о возвращении к собственной блевотине, к собственной нечисти царского режима, ждать в будущем никак нельзя. Сделащагося, сам Бог не сделать не сделавшимся.

По своему положению и по жизненной карьере я представляю собой буржуа, но: с давних пор расставшегося с воззрениями и тенденциями этого класса (Сказать тут есть оказия словцо про буржуазию: "как классу вот ей мера - класс скверного примера". Да простится мне это цитирование не какого либо известного версификатора, а самого себя).

Предвидя в ближайших действиях Правительства крупное обложение имущих, я иду навстречу этой справедливой мере, и предлагаю:

Теперь же и не откладывая принять от меня все мое карманное богатство (о каковом сейчас скажу), с тем, однако, чтобы обратить его не в общий государственный фонд, а специально и целиком на нужды народного образования, разумея под словом "народный" нижнеярусные слои населения. Подробности такого назначения, уповаю, будут определены при моем совещательном участии, группой компетентных в этом деле лиц.

Весь капитал мне принадлежащий, заключается в процентных бумагах и наличной денег, лежит депозитом в трех банках: 1) Главная часть. В Петроградском международном коммерческом банке в сумме по дореволюционной расценке не ниже ста тысяч (110.000) рублей. 2). В Харьковском отделении Азовско-Донского банка в сумме, сколько припомнить могу, около и не менее десятка тысяч рублей. (Неопределенность этого показания зависит от того, что я делаю его на память, неуверенно. В Россию я попал после долговременной из нее отлучки, прямо освобожденный из почти 3-х летнего немецкого плена. Проживал же я до плена в Париже, где оставлены все мои бумаги и мое небольшое имущество). 3). В Полтавском отделении Соединенного банка всего около тысячи рублей.

Если последует принципиальное принятие моей просьбы, то прошу приведя в ясность сказанные наличия, оформить сделку подобием договора.

И еще. Так как трактуемой передачей я опорожняю свои карманы начисто, ничего себе не оставляя, и груз толстосумства стряхиваю с себя окончательно, то принужден поставить условием, как выдачу мне средств на прожитие (я давно уже живу в масштабе совсем скромного одиночки; мне близко к 73 годам, и образа жизни менять не намерен), так и принять в консидерацию некоторые лежащие на мне обязательства и дела; оборвать тотчас же все постромки меня к ним притягающие, было бы не корректным.

А.Зиновьев.

Петроград, 30 октября 1917 г.".

Ответа из Совета народных комиссариатов не последовало.

Документ 37-го года, года сталинских репрессий и чисток. Борьба разворачивается и на музыкальном фронте.

В документе использованы сокращения ЦК ВКП (б) - Центральный комитет Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) и НКВД - народный комиссариат внутренних дел.

"Московская государственная филармония

11 ноября 1937 г. Секретарю ЦК ВКП (б) тов. Андрееву.

За последние 4 месяца в аппарате Московской государственной филармонии разоблачен ряд врагов народа: б. директор Кулябко - друг и соратник врага народа Тухачевского, б. администратор Большого зала Консерватории Шиф - польский шпион, б. зам. директора филармонии Мельников.

Кроме того ревизией по филармонии, которая проходила в июле - августе с.г. вскрыт целый ряд злоупотреблений, в которых замешан ряд б. работников Московской филармонии.

Враги народа обнаружены также и среди артистов филармонии, например б. художенственный руководитель оркестра гармонистов Банович, его помощник Кушнарев и оркестрант Вербицкий (до этого уволенный из оркестра за дезорганизацию), артист Гострольбюро Виттельс и др.

Естественно, что все это заставляет каждого работника фронта искусств и, в частности, работников концертных организаций еще больше повысить свою бдительность и непримиримость к врагам народа и их различного рода помощникам.

На деле же, со стороны некоторых работников Всесоюзного комитета по делам искусств проявляется по меньшей мере примиренческое отношение к людям, связанным с врагами народа.

Примеры:

1. Скрипачка Баринова, муж которой недавно расстрелян как шпион, при попустительстве зам. нач. управления музыкальных учреждений Гусман и др. членов комиссии выдвигается на всесоюзный конкурс скрипачей и виолончелистов (который проводился Всесоюзным комитетом по делам искусств в октябре 1937 г.), получает премию и ей предоставляется всесоюзная трибуна для выступления. (Кроме того обращение с ее подписью и др. помещено в "Правде" и т.д.). Совершенно непонятно, каким образом Баринова вдруг явилась "инициатором" обращения к т. Сталину. Неужели у нас в СССР нет лучших по качеству игры и беспредельно преданных партии, ничем не скомпрометированных музыкантов.

Неужели Биринова действительно такой талант, которому нет равного среди комсомольцев скрипачей, которые остались за бортом конкурса. Мы уверены, что такие люди, безусловно, нашлись бы, если бы работники Всесоюзного комитета их желали бы искать.

2. В газете "Советское искусство" от 5 ноября 37 г. за №51 (397) в номере, посвященном XX-летию Великой Октябрьской социалистической революции, редакция услужливо предоставляет свою газету для помещения большой статьи М.Гринберг - муж которой тоже арестован. А статьи замечательных музыкантов-орденоносцев, партийцев и комсомольцев в указанном номере газеты отсутствуют.

3. Руководящие работники Всесоюзного комитета по делам искусств зам. нач. управления муз. учреждений Гусман, б. зав. отделом филармонии этого управления Гисин (арестован) и неоднократно и настойчиво требуют от директора Московской гос. филармонии включения в штат и предоставления концертов исполнителям, связанным с врагами народа: Баринова, Гриндберг, М.Аптекарев - мать арестована, и его портрет вывешен в Москве (на Кузнецком мосту) в Октябрьские торжества.

Мы считаем, что включение в штат и представление концертной трибуны исполнителям, родственно и пр. связанным с врагами народа, совершенно недопустимым, так как концертное выступление прежде всего является выступлением политическим и кроме того, представляя указанным лицам концерты, мы должны будем их популяризировать, афишировать среди широких масс трудящихся и интеллигенции.

Все эти факты заставляют нас просить ЦК ВКП (б) проверить работу Всесоюзного комитета по делам искусств в этом направлении, а также дать нам указания, правильно ли мы поступаем, не давая концертов тем исполнителям, которые связаны с врагами народа.

Член ВКП (б) с 1919 г. директор Московской гос. филармонии Лазаренко

Член ВКП (б) с 1919 г., парторг Гастрольбюро Смирнов

Член ВКП (б) с 1929 г., парторг Московской гос. филармонии Николаев".

На документе имеется резолюция: "Тов. Керженцеву.

Неужели Комитет Искусств не понимает своих элементарных политических обязанностей?

14 ноября 37 г. Вячеслав Молотов".

В 37-м году Вячеслав Молотов был председателем советского правительства, Совета народных комссаров СССР. В архиве есть и ответ Платона Керженцева, настоящая фамилия Лебеде. Член компартии с 1904 года. С января 36 - апреле 1938 годов - председатель комитета по делам искусств при советском правительстве. В 38-м году он был отправлен редактировать малую советскую энциклопедию, а через год скончался. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

"Секретно. 16 ноября 1937 года.

Совнарком Союза ССР тов. Молотову В.М.

По вопросу заявления тт. Лазаренко, Смирнова и Николаева о Филармонии, пересланное мне 15 ноября сообщаю следующее:

Первое. Кулябко - быв. директор Московской Филармонии и его заместителя Мельникова я снял с работы, по политическим мотивам, задолго до их ареста и разоблачены они были, как враги народа моим нач. Управления Музыкальных учреждений.

Второе. Статья в "Советском Искусстве" от 5.IX написана не Марией Гринберг (которая в газете вообще не работала), а музыкальным критиком Матиасом Гринбергом.

Третье. Относительно допуска Бариновой к участию во Всесоюзном конкурсе скрипачей дело обстояло так: об ее личной связи во время ее пребывания на гастролях в Средней Азии с врагом народа Ризаевым (в то время завед. Культпросом ЦК Туркменистана) мы узнали, через наш аппарат, уже после первого тура, где она прошла первым номером. Мы установили тогда, что ее личная связь длилась 2 - 3 месяца. (Она постоянно живет в Москве, Ризаев жил в Ашхабаде). На мой вопрос в НКВД мне сообщили, что у них нет ничего компроментирующего Баринову нет. Все же я дал директиву не допускать ее к первой премии. Она получила одну из третьих премий. Мы ее не взяли в штат Филармонии и выпускаем на второстепенных площадках. Вчера я опять справлялся о Бариновой в НКВД и мне повторили, что у них против Бариновой абсолютно ничего компроментирующего нет.

Четвертое. Насчет Гринберг и Аптекарева - было мною дано указание в афишных концертах и на центральных площадках их не выпускать, им разрешено работать лишь на второстепенных площадках и в очень ограниченном размере. В штаты Филармонии они не зачислялись и Комитет не давал указания их зачислить.

Заявление тт. Лазаренко, Смирнова и Николаева очень правильно в том, что среди музыкантов очень много людей, которые имели и имеют родственные отношения или очень близкое знакомство с разоблаченными врагами народа. От них очищаемся.

П.Керженцев".

В середине второй мировой войны, в 43-м году советское правительство решило создать Совет по делам русской православной церкви. В архивах сохранился документ - взгляд американского журналиста на эту государственную структуру .

"Перевод телеграммы Р.Дэвис, отправленной им в адрес американского агентства "Религиозные новости" 14/VIII-1944 года.

Раймонд Дэвис ("Сатэрдей Найт").

Структура сложного и эффективного аппарата, созданного Советским Правительством для связи с русской церковью, была разъяснена сегодня вашему корреспонденту Георгием Григорьевичем Карповым, главой Совета по делам православной церкви, организованного Совнаркомом. Ровно в два часа я поднимался по лестнице старого внушительного вида здания в Островском переулке, огороженного кружевной решеткой, под тенью старинных лип. Все здание перестраивается в связи с тем, что в нем должен помещаться также Совет по делам прочих религиозных культов. При входе меня встретил старый седой швейцар, который принял от меня пальто и провел в приемную комнату. Здесь опрятно одетый приветливый секретарь провел меня в кабинет Карпова. Вместе с Карповым был его заместитель Константин Артемович Зайцев. Карпов произвел на меня впечатление приятного и высокоинтеллигентного человека. 47-летний, с седеющими волосами, в простом синем деловом костюме, Карпов встал, чтобы поздороваться со мной. Он как будто как раз подходил для этого поста в качестве человека, осуществляющего связь между великим государством и самой большой церковью с многомиллионным приходом. Совет, возглавляемый Карповым, состоит из пяти человек. В состав его, помимо Карпова и Зайцева, входят Георгий Трофимович Уткин, Иван Иванович Иванов и ответственный секретарь.

"Прошу спрашивать меня обо всем, что вы хотите" - сказал он, улыбаясь и протягивая мне серебряный портсигар.

"Народ США, - сказал я, обращаясь к Карпову, - чрезвычайно интересуется работой вашего Совета, может быть, отчасти потому, что мы не имеем подобной организации. В этой связи я хотел бы просить вас рассказать о Совете и его целях?".

"Наш Совет, - сказал Карпов, - создан Совнаркомом 8 октября 1943 года. С этого времени у нас накопился довольно большой опыт. У нас не было трений, и ни одна жалоба не осталась не рассмотренной. Основной задачей Совета является поддерживать связь между правительством и церковью, первоначально через патриарха Сергия, а сейчас - Алексия и синод".

"Почему понадобился этот Совет?" - спросил я.

"Видите ли, - ответил Карпов, - в нашей стране, как и в вашей, церковь и государство отделены, и постоянно возникают вопросы у церковных руководителей, которые требуют рассмотрения и решения правительства, а часто и его санкции".

"Какие вопросы?" - спросил я.

"Большой проблемой явилось создание духовного училища и курсов священников, которые сейчас начинают работать. Этот вопрос был поставлен перед нами руководителями церкви. Мы обсудили его, а затем передали его в Совнарком, который полностью его одобрил. Между прочим, это - пока единственный вопрос, который нам пришлось поставить в такой высокой организации. Вы можете резюмировать вашу работу следующим образом - во-первых, связь между государством и церковью; во-вторых, подготовка проектов законов по различным церковным вопросам; в-третьих, наблюдение за точным выполнением законов, касающихся церкви, и наблюдение за тем, чтобы не происходило каких-либо эксцессов, направленных против церкви, чтобы церковь не предъявляла каких-либо чрезмерных требований, противоречащих законам. Помимо всего наша страна так велика, что за четким выполнением законов об отношении к церкви требуется наблюдение во всех четырех углах страны. В основном наша задача заключается в наблюдении за тем, чтобы положение нашей конституции об уважении свободы религии соблюдалось. 124 статья Советской Конституции гласит, что для обеспечения свободы совести церковь в СССР отделена от государства, и школа от церкви. Свобода религии и свобода антирелигиозной пропаганды признана за всеми гражданами".

"Хорошо, - согласился я, - а как ваш Совет работает по всей стране?".

Карпов улыбнулся.

"У нас имеются наши представители во всех краях, областях и республиках. Этих представителей сейчас более ста человек, и все свое время они посвящают этой работе. Они, в свою очередь, имеют своих представителей в местных советах, которые и поддерживают связь с местными церквами".

"Не можете ли вы, г-н Карпов, объяснить это более конкретно. Например, что происходит, если группа верующих хочет открыть церковь?"

"Давайте разберем ваш пример, - согласился он. - Если группа верующих - независимо от того, сколько их, - желает открыть церковь, она представляет свое ходатайство местным церковным или правительственным руководителям. Местный совет рассматривает эту просьбу вместе с нашим представителем и передает ее нам. Любое число верующих может подавать заявление, и минимум двадцать подписей требуется, согласно закону, для того, чтобы создать церковную организацию".

"На чем основываются ваши решения?".

"Мы, обычно, удовлетворяем эти ходатайства. Только изредка мы вынуждены отклонять просьбы, потому что в нашем распоряжении нет церквей и нет непосредственных возможностей построить. А также иногда население очень маленькой деревни, где уже имеется две или три церкви, желает иметь еще одну. Мы считаем, что они не будут иметь возможности собрать достаточно денег для того, чтобы церковь могла функционировать, и даем отрицательный ответ".

"Как насчет ремонта церквей?".

"Мы не занимаемся вопросами этого рода, за исключением особенно важных случаев. Если прихожане испытывают трудности в получении материалов для ремонта, мы даем соответствующие указания для помощи им. Они покупают материалы по низким государственным ценам".

"Имеется ли сейчас больше церквей, чем до войны?"

"Да, - ответил Карпов, - а также больше священников. Многие священники, которые давно уже перешли на бухгалтерскую, преподавательскую работу, сейчас возвращаются к своим духовным обязанностям. Некоторые епархии готовят священнослужителей низшего ранга, и, помимо этого, конечно, священники будут готовиться в новом духовном институте".

"На всю Россию имеется только один институт?".

"Пока да, - ответил Карпов, - и не потому, что мы препятствуем созданию большего числа институтов. Наоборот, шесть месяцев тому назад мы согласились на открытие духовного училища в Саратове, но синод пока не считает возможным открыть его. Фактически, если будет поднят вопрос об открытии большего числа учебных заведений, мы не видим причин возражать против этого. Мы не ставим никаких преград, абсолютно никаких преград к расширению церкви".

"Ну, а как насчет воскресных школ?" - спросил я.

Карпов осмотрел на меня удивленно.

"Воскресные школы? - спросил он. - Что это за школы?"

Я объяснил ему.

"Этот вопрос перед нами не ставился. Во всяком случае, мы не вмешиваемся во внутренние дела церкви, и с 8 октября, когда мы начали работать, у нас не было никаких конфликтов, о которых стоило бы говорить".

"А как обстоит дело с налогами и собственностью церкви?".

"Все церкви, как вы знаете, национализированы. Государство предоставляет их верующим бесплатно и на весь период существования прихода. Единственным платежом является уплата земельной ренты и обязательного страхования. Это составляет небольшие суммы. Священники, как и все граждане, конечно, платят подоходный налог. В этой связи мы имели ряд жалоб со стороны священников, которые заявляли, что их доход неправильно классифицирован. В каждом случае мы дружественно урегулировали дело. Существует еще одна проблема. Как и все советские граждане, священники подлежат мобилизации. Когда перед нами ставили вопрос о том, что мобилизация лишит верующих духовного руководства, нам всегда удавалось получить отсрочку от мобилизации для священников. Мы предполагаем действовать точно также и в будущем".

Я осведомился о биографических данных Карпова. Он родился в 1891 году в Ленинграде. Во время гражданской войны был в армии, несколько лет учился в университете, но не закончил его. Большую часть своей жизни провел на партийной и государственной работе. Женат, имеет трех дочерей, из которых две замужем.

Настало время кончать беседу.

"Прошу приходить ко мне в любое время, когда вы пожелаете, - сказал Карпов. - Я или мой помощник всегда будем рады объяснить вам все, что вы пожелаете узнать о нашей работе".

"Справка.

Р.Дэвис отправил телеграмму без согласования со мной, что он сам хотел сделать. В телеграмме есть несколько ошибок. Мой год рождения, вместо 1897, поставил 1891 и почему-то указал, что я имею трех дочерей, из которых две замужем, тогда как я говорил о двух дочерях, из которых одной - 18 лет, другой - 4 года.

Я не называл ему количество уполномоченных Совета, указав только, что они есть в каждом крае, области, республике. Я не говорил о требованиях церкви, противоречащих законам. Не подымался вопрос о строительстве новых церквей.

Карпов".

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG