Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Письмо крестьянина председателю Губисполкома, 1929 год. История присуждения Сталинских премий за 1948 год.


1929 год. Письмо крестьянина Лаврушина председателю тульского губисполкома тов. Степанову.

"Глубокоуважаемый Сергей Иванович!

У нас 27 декабря было совещание по поднятию урожая. Я, к сожалению, не попал. Узнал уже поздно. Извещение не получал. Ну, это не важно. Поднятие урожая на 30 - 35 % в нашей Тульской губернии дело трудноватое, и вполне возможное, зависящее от власти, во-первых, и от культработников, во-вторых. Я был в Германии 4 1/2 года и хорошо ознакомился с немецкой культурой и наверняка скажу: была бы такая почва у нас (песок, камень), мы бы погибли... Интересно разобраться, почему же мы не можем так хозяйствовать и не можем так поднять доходность сельского хозяйства, как немец, и я скажу: да, мы не можем, потому не можем, что у нас порядок жизни другой, как у немцев. Немец, во-первых, собственник своей земли поэтому сильней ею заинтересован. Во-вторых, там государственный порядок гораздо лучше, чем у нас. Я не хуже немца мог бы поднять урожай, да везде мне препятствия.

Я вам уже писал, что настоящее хозяйство я повел, придя из Германии, на 11 1/2 гектарах истощенной, задней крестьянской земли, которая порой не возвращала семян. В течение этого периода я третий раз передвигаю поля, сперва из трех делаю четыре, из четырех - шесть, теперь перехожу на девять полей. Затем мои опыты отнимают много и я, несмотря на все это, достиг порядочных успехов. Я в 1928 году... овса с 2 1/4 гектара намолотил 36 1/2 центнера. Значит, я перегнал колхозы, да еще пшеницы 1 1/2 центнера; всего с озимого клина в 2 1/2 га, 35 центнеров, так как колхозы... дали 9 центнеров с гектара, а колхозы, наверное, основаны на экономических, хорошо окультивированных землях. Теперь рассмотрим, чем я работаю: у меня деревянный одноконный плуг, деревянная борона с железными зубьями, да соха-кормилица, на которой я с детства привык работать; весною прошлого года купил веялку, нынче хотел молотильную машину... Но мне смычка отказала - единолично, говорят, нельзя. Ну, что мне делать? В товарищество деревней вступить - нет цели. Хуторяне соседи имеют машины, которые приобрели через земство при царе. Мне нужно машину, но достать не могу. Ну, об этом писать не буду. Я хуторянин, значит, пасынок советской власти. Все равно с сохой, лопатой, цепом, хотя с большим трудом, но буду продвигаться вперед и обязательно достигну 20 центнеров с гектара.

У нас только старается правительство объединить крестьянство, связать твердым пояском, чтобы куда угодно можно таскануть, но не знаю, какой мужик пожелает свободную вольную жизнь променять на угнетенную коллективную. Разве я соглашусь, чтобы у меня на работе за спиной стоял приказчик и понукал меня. Крестьянину стараются разъяснить, а тут нечего разъяснять: мужик сам увидит, если хорошо - он пойдет в колхоз, а плохо - его туда не затащишь.

Коммунистический путь в воздухе хорош только с хорошей стороны, а плохую сторону не представляет. Они думают путем кастрации (обеспложивании) вывести породистых людей и как баранов пустить для племени по желанию и без войны сократить население. Но я думаю, самый несчастный урод не захочет сам уродовать себя. Социализма еще нигде нет, и его не может быть без свержения иностранного империализма. А империализм еще тверд. Как мы не помогали английским забастовщикам, сколько не сочувствуй китайцам да афганцам - а все это - игра впустую. Может я и ошибаюсь, но все же верно, что наши желают во чтобы то ни стало зажечь революцией весь мир. Советы желают мира, желают полного разоружения, но не может ли быть язык хуже ножа. Ну, это я так с бух да барахт, как говорит мужик. Нам политикой заниматься, что лысому голову чесать. У нас больше разговоров о том, как мужику жить.

Мы берем уровень с довоенного. Говорят, что у нас промышленность обогнала сельхозяйства, а мы этого не видим. Возьмем цены хлеба. У нас кооперативная цена ржи 96 коп. пуд. Сходятся ли цены с довоенными? Нет. За бутылку вина приходится платить полтора пуда ржи. Чугун, железо, мануфактура - все это не сходится с довоенным, а если мы подымем урожай, тогда вовсе хлеб обесценеет. Нам говорят, царское правительство отпускало 100 с лишним миллионов рублей на сельское хозяйство, а советское свыше миллиарда, а куда эти деньги деваются, мы не знаем. Раньше до войны с каким жаром агроном Белявский - Федосеев... ездил с передвижной выставкой, я постоянно бывал, так это было любопытно. Плакаты всевозможные, стеклянки с разными семенами, разные земледельческие орудия, применял минеральные удобрения, все это было наглядно, а теперь мужик не знает, существуют ли агрономы на Руси или нет, никто их не видит, а ведь агрономов в РСФСР 14350, да еще хотят увеличить в два раза, и жалованья им увеличить до 170 руб. в месяц. Эта армия, вся с широкими карманами, может еще больше поглотить трудовых денег. Ведь в России не мало валяется средств в провал. Учителя, например, получают до 600 рублей в год, а работают всего несколько месяцев, а по-мужицки пусть зимой они учили бы детей, а летом хоть пасли бы скот мужицкий, все не задаром ели бы хлеб.

Настолько мужик платит налогов больше довоенного: одной страховки раньше от рубля до 2-х, а теперь 10 - 15 рублей, да еще не досадно, что бьют больно, а то досадно, что причитают годно: страховка не налог. А как не налог, по-нашему самый злостный налог, за который могут продать белье, значит портки с задницы.

К перевыборам советов готовились, наверное, в Америке к выбору президента так не готовятся. А на деле: к нам приехал из Тулы какой-то рабочий. В Жиморино ему всем обществом заявили: снять кандидатуру бывшего секретаря сельсовета Репина. Он секретарем-то попал каким-то чудом из секретарей ревизионной комиссии. Было доказано на собрании, как он был псаломщиком уже после революции, как укрыл от налога свою корову и скрыл свою арендованную землю, и его сняли. Тульский элемент ночевал у Репина и каким-то чудом Репин опять остался секретарем сельсовета. Я по случаю плохой погоды не был на перевыборах.

Мужику, конечно, безразлично, что ни поп - то батька, и что ни чорт - то дьявол, а все-таки вкрадываются какие-то махинации. Нам все пишут, чтобы крепить смычку с рабочим, а можем ли мы это сделать? Рабочий нам господин, а мы его рабы. Некоторый рабочий в один месяц вырабатывает больше, чем мужик с семьей в год. Значит, гусь свинье не товарищ. Я был в Германии. Там, правда, смычка, рабочий пользуется производством сельского хозяйства, а крестьянин с головы до ног во всем фабричном, и на все у обоих хватает средств. А у нас лапти да валенки своего изделия, рубаха, портки, штаны, шапка, соха, борона, телега, мебель - все своего труда, кроме чугуна, соли, керосина, дегтя, да для молодежи мануфактуры и другого кое-чего, и тех-то не хватает. Кооперации наши только способны собирать паи и все увеличивают их. Частники раньше никаких паев не собирали, а товаров было сколько угодно и чего угодно. У частников не было ни счетоводов, ни председателей, ни заведующих, ни сторожей. По-нашему пусть частник наживает миллионы лишь бы нам было подценно и больше товаров, а если государство не хочет, чтобы частник наживался, то пусть устроит торговлю государственную. Для мужика торговое дело, что сапожнику пироги печь. Наше дело выработать побольше сельскохозяйственного сырья и подороже сдать, хотя государству что ли, а на обмен взять товары, необходимые для нашего существования. Теперь же этой регуляции нет.

У нас лесных богатств непочатый край, а мужик солому всю пожигает. По теории нужно скот поить теплой водой и мякину заваривать, а у нас для самих картошки сварить нечем, нет соломы, нет и навоза. О минеральных удобрениях наш мужик не имеет понятия... Если описать все недостатки сначала, то не только в письме в книге не поместишь, сколько у нас пропадает зря.

Только перед войной начали было пробиваться на свет ближе к культуре, но увы...

Прав правый уклон партии.

Мужика все считают дураком. Мы очень часто обсуждаем наше положение, только за углом, а в глаза мы не скажем. Нам не только пришлют рабочего выбирать наши советы, а хоть кухарку, как говорил Ленин, мы все будем молчать. Почему мы не суем своего носа в дела рабочих? Значит, рабочие больше заинтересованы в выборах наших советов, чем мы. Рабочий провел революцию, добился хорошей жизни, работает 7 часов, получает сотню рублей в месяц, чисто ходит, сладко ест, отдыхает, гуляет, теперь ему только не хватает целиком взять в руки мужика: в мирное время управлять нашей сырьевой промышленностью, как ему захочется, а в военное - сделать мужика своим укреплением.

Нам все разъясняют, чтобы мы везде свой хлеб за бесценок, отдавали бы последний грош государству, либо беспрекословно в коллективы, где бы там нами управляли бы как баранами. А почему мы не можем сказать рабочему: давай, мол, друг, укрепим государство: ты обожди работать 7 - 8 часов, а поработай 10 - 12 пока окрепнет страна, да получай не сотни рублей, а довольствуйся пока 20 - 30 и т.п. Что он тогда скажет?

Конечно, наше дело слабое, почему нет крестьянских союзов, которые могли бы потребовать от рабочих союзов жизненных уровней. Мы бессильны и безжизненны, нам остается как Суворову хлопать в ладоши и кричать ку-ка-реку.

Вы может, как Кабаков, считаете меня кулацким элементом. Нет, я кулаком не был и им не буду. Налога в 1927-28 году я платил 17 руб. 10 к., а в 1928-29 г. - 20 рублей 23 к. и то потому, что негодяй Репин писал мой семилетний сад, который не приносит мне еще никакого дохода, и я уплатил, и не стал подавать заявление на неправильное обложение, а Репин укрыл свою арендованную землю и корову, и он - хороший работник. Конечно, не нам попов судить, пусть их черт судит, а только, Сергей Иванович, трудно жить мужику, поэтому он хоть и хорошо знает, что нет бога, а бросить боится, а иначе за мужика заступиться некому.

Извиняюсь, что много напутал попусту. Я привожу вам разговоры мужиков, а сам предпочитаю быть отшельником, запрусь на своем хуторе, никому ничего и мне никто.

Народное образование у нас слабо, картежная игра цветет.

Василий Аф. Лаврушин.

30 января 1929 года".

В следующем документе - История присуждения сталинских премий за 1948 год. Документ адресован Клименту Ворошилову. После второй мировой войны маршал Ворошилов был направлен на "культурный фронт". Бывший луганский слесарь возглавил Бюро по культуре Совета Министров СССР.

"Заместителю Председателя Совета Министров Союза ССР товарищу Ворошилову К.Е.

Комитет по делам искусств при Совете Министров Союза ССР рассмотрел предложения Комитета по Сталинским премиям в области искусства и литературы о присуждении Сталинских премий за 1948 год и считает целесообразным внести в них следующие поправки:

В области музыки по разделу "Крупные инструментальные произведения" Комитет по делам искусств считает целесообразным присудить Сталинскую премию первой степени Дварионасу Б.Д., выдвинутому Комитетом по Сталинским премиям на соискание премии второй степени.

Скрипичный концерт Дварионаса - эмоционально-содержательное, жизнерадостное сочинение, продолжающее лучшие традиции классического музыкального искусства. Музыкальный язык концерта прост, ясен, тесно связан с народной песней.

Кроме того, Комитет по делам искусств предлагает выдвинуть на соискание премии второй степени кандидатуру Кабалевского Д.Б.

Скрипичный концерт Кабалевского - одно из лучших произведений скрипичного репертуара, созданного за последние годы. Этот концерт, посвященный ХХХ-летию комсомола, отличается простотой и лаконичностью формы и глубиной эмоционального содержания.

По разделу "Концертно-исполнительская деятельность" Комитет по Сталинским премиям на соискание премии второй степени выдвигает: Массалитинова К.И., Колотилову А.Я., Журавлева Д.Н. и Гинзбург Г.Р.

Было бы целесообразно исключить кандидатуру Гинзбурга Г.Р., заменив ее кандидатурой Бариновой Г.В., которую Комитет по делам искусств выдвигает на соискание премии второй степени.

Исполнительская культура пианиста Гинзбурга Г.Р. основана на внешней показной виртуозности, при которой идейное содержание исполняемого музыкального произведения не получает должного раскрытия. В его репертуаре почти совершенно отсутствуют произведения русских композиторов.

В области живописи Комитет по Сталинским премиям предлагает присудить премии первой степени Кукрыниксам (Куприянову М.В., Крылову П.Н. и Соколову Н.А.) и Чуйкову С.А., премии второй степени - Герасимову А.М., Шурпину Ф.С., Бубнову А.П. и Юону К.Ф.

Комитет по делам искусств выдвигает на соискание премий первой степени кандидатуру Герасимова А.М.: за картину "И.В.Сталин у гроба А.А.Жданова", в которой с высоким мастерством выражена всенародная скорбь; за "Портрет В.М.Молотова" и за картину "И.В.Мичурин в саду", - передающую яркий художественный образ выдающегося деятеля отечественной науки.

На соискание Сталинских премий второй степени Комитет по делам искусств предлагает дополнительно выдвинуть следующие кандидатуры: Модорова Ф.А. за картину "Ходоки у Ленина", раскрывающую идею нерушимой связи руководителей большевистской партии с широкими народными массами; Решетникова Ф.П. за "Портрет генералиссимуса Советского Союза И.В.Сталина", одно из лучших портретных изображений вождя, и за картину "Прибыл на каникулы" с искренностью и теплотой показывающую новые стороны жизни современной советской семьи; Финогенова К.И. за серию рисунков "И.В.Сталин в Великой Отечественной войне", проникнутую глубоким патриотическим чувством; Кугача Ю.П. за картину "Товарищ И.В.Сталин, К.Е.Ворошилов, С.М.Буденный в Первой конной армии", запечатлевшую героические события гражданской войны; Яковлева В.Н. за картину "Колхозное стадо", показывающую с высоким реалистическим мастерством тему колхозного изобилия.

Кроме кандидатуры Чуйкова С.А., Комитет по делам искусств выдвигает на соискание премий третьей степени следующие кандидатуры: Кривоногова П.А. - за картину "Победа", передающую патриотический порыв советских воинов, штурмом взявших Рейхстаг; Соколова-Скаля П.П. - за картину "Молодогвардейцы", изображающую героических комсомольцев Краснодона; Абдуллаева Л. - за картину "Освоители пустыни", в которой показан созидательный труд узбекской молодежи, преображающей природу республики; Сорокина И.С. - за картину "А.Г.Попов демонстрирует адмиралу Макарову первую в мире радиоустановку", посвященную теме приоритета отечественной науки, еще не затронутой в изобразительном искусстве; Иванова В.С., Кокорекина А.А. и Корецкого В.В. - за политические плакаты 1948 года, проникнутые чувством гордости свободного советского человека и верой в прекрасной будущее.

Комитет по делам искусств не считает возможным поддержать кандидатуру Бубнова А.П., картина которого "Хлеб" не раскрывает образа современной колхозной деревни, и кандидатуру Юона К.Ф., за картину "Утро индустриальной Москвы", где дается условный схематических образ советских рабочих и не показано величие советского индустриального пейзажа.

В области скульптуры Комитет по Сталинским премиям предлагает на премии первой степени кандидатуры Кибальникова А.П. и Шадра И.Д., на премии второй степени - кандидатуры Меркурова С.Д. и Коненкова С.Т.

Поддерживая кандидатуру Кибальникова А.П., Комитет по делам искусств считает целесообразным присудить Шадру И.Д. и Мухиной В.И. премию второй степени, а на соискание премий первой степени дополнительно выдвигает кандидатуры: Вучетича Е.В. - за "Скульптурный портрет дважды героя Советского Союза Т.Т.Хрюкина", с большим мастерством передающий образ мужественного воина и за "Скульптурный портрет героя Социалистического труда Назарали Ниязова", изображающий передового хлопковода Узбекистана; и Томского Н.В. - за скульптурные портреты трижды героя Советского Союза И.Н. Кожедуба и дважды героя Советского Союза А.С.Смирнова и П.А.Покрышева, в ясной пластической форме раскрывающие героические образы лучших сынов советского народа.

Комитет по делам искусств не считает возможным поддержать кандидатуру Коненкова С.Т., скульптура которого "А.Н.Островский" не дает правдивого изображения великого русского драматурга и не может быть отнесена к выдающимся произведениям советской скульптуры.

В области театрально-драматического искусства Комитет по делам искусств поддерживает выдвижение на премии первой степени спектаклей "Московский характер" в Государственном Малом театре и "Зеленая улица" в Московском Художественном театре, предложенных Комитетом по Сталинским премиям.

В области оперного искусства Комитет по делам искусств согласен с выдвижением спектакля "Борис Годунов" в Большом театре на премию первой степени. Соглашаясь также с выдвижением на премию второй степени спектаклей "Иван Сусанин" в Киевском театре оперы и балета имени Т.Шевченко и "Биржан и Сара" в Казахском театре оперы и балета имени Абая (Алма-Ата), Комитет по делам искусств считает целесообразным присудить спектаклю "Проданная невеста" в Большом театре премию первой степени. Этот спектакль является одним из лучших достижений оперных театров Советского Союза за 1948 год. В нем найдено единство музыкального содержания и сценического воплощения. Национальные характеры героев оперы очерчены в спектакле ярко и убедительно. Постановка передает характерные черты чешского народа - его любовь к свободе, юмор, жизнерадостность.

В состав персональных кандидатур, выдвинутых по спектаклям этого раздела, Комитет по делам искусств считает необходимым внести следующие изменения: по спектаклю "Борис Годунов" исключить кандидатуру Баратова Л.В. и добавить Козловского И.С., исполнителя роли юродивого. Баратов Л.В., постановщик спектакля, в процессе работы над "Борисом Годуновым" допустил ряд грубейших ошибок в идейной трактовке оперы. Наличие этих ошибок, выправленных в спектакле Большого театра, после критических замечаний представителей советской общественности и прессы, задержало выпуск спектакля более чем на полтора года.

Кроме того, на соискание премии первой степени Комитет по делам искусств выдвигает кандидатуру Моисеева И.А. за постановку "Два первомая" в Государственном Ансамбле народных танцев СССР. В этой постановке средствами балетного искусства раскрыты картины празднования Первого Мая до революции и в советское время.

По разделу "Драматургия" Комитет по Сталинским премиям предлагает на премию первой степени кандидатуру Софронова А.В. и на премии второй степени - кандидатуры Вирты Н.Е., Корнейчука А.Е. и Суворова А.А.

Комитет по делам искусств поддерживает предложение Комитета по Сталинским премиям о выдвижении кандидатуры Софронова на премию первой степени и считает целесообразным присудить Вирте Н.Е., Корнейчуку А.Е. и Сурову А.А. премии первой степени. Пьесы: "В одной стране", "Макар Дубрава" и "Зеленая улица" являются лучшими произведениями советской драматургии за 1948 год. Они получили высокую оценку советской общественности и широкое распространение в драматических театрах Советского Союза.

Председатель Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР П.Лебедев".

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG