Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из почты Бонч-Бруевича, 1938 г. Судьба семьи Берия. Рабочие лесной промышленности СССР в секретных документах 1953 года


Из почты Бонч-Бруевича, 1938 г.

Владимир Бонч-Бруевич с ноября 1917 г. по октябрь 1920 г. был управляющим делами советского правительства, затем руководил опытным совхозом под Москвой, который снабжал продуктами руководство партии и правительства, с 1933 г. занимал должность директора Государственного литературного музея. В 1945 г. Бонч-Бруевич возглавлял Музей истории религии и атеизма. В годы сталинского террора к нему, как старому большевику, работавшему вместе с Лениным, нередко обращались за помощью знакомые и незнакомые люди.

"Глубокоуважаемый Владимир Дмитриевич!

Приближаются праздники Октябрьской революции, и я кричу и молю Вас, помогите вернуть мне сына: Волгина-Бауэр Ник. Георг. Вы старый, идейный партиец, справедливый и добрый, истинный друг дорогого Ильича и тов. Сталина, неужели же за свою многотрудовую жизнь - 34 летний трудстаж и из них 19 лет в сельской школе, где я отдала лучшие годы своей жизни я не заслуживаю внимания, и могут мне не верить, всегда честно относилась к своим обязанностям.

Я здесь в ссылке за сына, силы мои слабеют, мне 57 лет и столько тяжелых переживаний, гонений, глумлений по этим квартирам, что дошло до того, что послала заметку в газету "Московская правда". Заметка под названием "САМОУПРАВСТВО" отправлена из Стерлитамака 29 октября 1938 года, если напечатают, то Вы прочтете. Летом в одной квартире меня хозяйка обокрала на 420 руб. и все осталось безнаказанным. Кто будет заступаться за высланную старуху?

5/? 1938 г. неправильно уволена со службы и тоже, вот уже год тянется волокита, а конца не видно, несмотря на предписание прокурора - восстановить меня как машинистку.

Теперь отпуска кончились, заменять некого, я подала в Верховный Суд Уфы кассационную жалобу и жду ответа, на 28/Х - 38 назначено.

Несмотря на Конституцию с 13 сентября без работы, целыми днями околачиваю пороги и слышу еще такой ответ: "Надо давать дорогу молодым". Пенсии лишена, как высланная, - как жить?? Сжальтесь, умоляю Вас, верните мне моего мальчика, он у меня единственный и я у него одна. Родных у нас никого, ни ему, ни мне никто не протянет руки помощи. Его так далеко увезли в Колымский край, с февраля я не имею о нем никаких известий, здоровье его слабое, сильное малокровие, расположение к туберкулезу, подрастал в г. Ленинграде в голодные годы, но мальчик - теперь юноша, очень талантливый к живописи, механике и даже теперь открылась способность после тюрьмы, где он очень развился - явился дар хорошо передавать свои мысли на бумаге, из него выйдет достойный гражданин СССР, в него много вложено: все доброе, все честное. Ведь его вредители впутали в чужое дело: молодежь после суда мне передавала, что на суде все заявили Председателю Суда Военного Трибунала: "Волгин здесь не при чем", а председатель суда им ответил: "Нам защитников не надо".

Ведь моему сыну было только 18 лет, вся жизнь у него была впереди и вот все разбито - учеба насмарку, золотая юность тоже и вера в большевистскую власть вероятно поколебалась. Это все наделали вредители.

В Ленинграде все были поражены: как его товарищи, так и все знакомые: как Колю Волгина замешали в политику, этого быть не может!

И в университете тов. Бубнова все были, как громом поражены, Елена Васильевна Пирогова так и осталась со знаком вопроса на лице.

Все беды наделали эти картинки порнографические, и кто ему их дал и откуда они, так я и не знаю. Вот ужас!

Ружье охотничье, которое он купил в доме Вергодга, и эти картинки оказались роковыми. За картинки стоит наказать, я сама за то, что следует, но за политику? Он же целиком был на советской платформе, и мать его народница - никто меня не гнал в деревенскую школу, я сама по призванию пошла учить за грошевое вознаграждение крестьянских детей. Мальчик рос среди пролетариата и товарищи его все дети трудовых семей.

После суда и пересыльной тюрьмы перевели его на станцию Жихарево под Ленинградом, и от нее 8 км... в колонию исправительную для преступников, куда направили целую партию политических до отправки в этапы. Это сплошной ужас - эти торфяные разработки, кругом болото, ни кустика, ни деревца, дырявые бараки скверно кормили - голодали все. Сколько жалоб поступало к Ленинградскому прокурору. Наконец эту ужасную колонию раскассировали. Эти 5 месяцев на торфяных разработках равносильны 5 годам, такой там был ужас, кругом воры, пропойцы, убийцы. И среди них на работе 18 лет юноши, сын мне говорил: "Мамочка ул. Воинова тюрьма - это был рай! А здесь на торфе - это ад".

Как он ждал этапа! Вот осмотр врачебный: "Раздевайтесь, молодой человек" - разденется. Как увидят врачи его позвонки и ребра торчащие - говорят: одевайтесь, не подходите. И так только в 5 этап его взяли, какой это был неописуемый восторг, мне рассказывали, когда после отъезда моего сына я приехала за оставшимися его вещами к одному из заключенных, говорят, что он, как мальчик, прыгал, всех обнимал, проливал слезы радости. И хотя я не смогла с ним проститься и ничего не смогла передать ему в путь дорогу, мне не сообщили день отъезда, но я была счастлива, что он вырвался из этой ужасной ямы и в пути по ж.-д. отдохнет от тяжелой физической работы.

Поднимали их в колонии в 4 часа ночи, к 6 час. утра они должны были быть готовы и идти за 8 км. на работу, в дождь и мороз, шли гуськом, шагая по шпалам, слева и справа болото. Но лучше не вспоминать ужасы "Назия-Строй" ст. Жихарево Кировской железной дороги.

Сын мой молод, все это забудется, время лучший врач, но теперь-то помогите, чтобы его освободили в честь 20 лет годовщины Октябрьской Революции и Конституции, чтобы он воспрянул духом и крепче поверил в Советскую власть - справедливую, власть трудящихся, а все плохое старался забыть и отнести за счет вредителей.

Мой сын был все время в бухте Нагаево, хочу писать в НКВД города Магадана Охотского побережья, не знаю, где сын, там ли, или его перевели к Дальнему Востоку. Ему осталось 1 год и 3 мес., но я думаю, что у него есть зачеты, он очень старательный, хотя и слабосильный.

Верните мне сына, вы сами были отцом! Сделайте все, что возможно, в память вашего мальчика и дорогой незабвенной Марии Ильиничны, этой чудной, светлой личности, с которой я познакомилась в 1936 году 14 декабря, была у нее на приеме, она мне поверила, я ей все рассказала: и память о ней никогда не изгладиться из мой жизни! Она мне поверила!!!

Глубоко уважающая Вас Александра Иванова-Волгина

2-го ноября 1938 года. г. Стерлитамак".

Судьба семьи Берия.

23 декабря 1953 года был приведен в исполнение приговор по делу Берия. Он и другие участники того дела были расстреляны как враги народа. А спустя несколько дней была решена и судьба членов их семей, которые по советскому закону превратились в членов семей изменников родины. Собственно, Лаврентий Берия был арестован 26 июня 1953 г. и в тот же день был арестован его сын - Серго. В документах, которые сейчас прозвучат, идет речь о невестке Лаврентия Берия, жене его сына Серго - Марфе Пешковой.

"Дорогой Вячеслав Михайлович!

Сегодня мне позвонили из Вашего секретариата и сообщили, что в ближайшее время Вы не сможете меня принять. Предложили написать.

Дело в том, что я очень, очень тревожусь за Марфу, мою старшую внучку.

У нее не совсем благополучная беременность. Седьмой месяц. 30 июня, во вторник, она с детьми должна была приехать к нам на дачу в Барвиху. - Не приехала. Я безуспешно звонила на дачу Лаврентия Павловича, где она живет. Телефон не отвечал. Беспокоясь, не заболела ли она, я приехала к ним на дачу. В проходной калитке дежурный сказал мне, что все уехали в город. На городской квартире Марфы сказали, что никого нет. Я поняла, что что-то произошло у Лаврентия Павловича. Тогда в страшной тревоге за Марфу я телефонировала, а потом написала Вам. Обратилась к Вам как человеку близкому к Алексею Максимовичу. Да кроме Вас и Климента Ефремовича я никого из членов нашего правительства не знаю лично.

Конечно, я и Надежда Алексеевна хотим видеть Марфу, а если там что-либо произошло, чтобы она с семьей приехала к нам.

С приветом Ек. Пешкова.

Т. в Барвихе Г.65515, доб.3.

Т. в городе Б.37829".

Письмо Натальи Пешковой Клименту Ворошилову.

"Глубокоуважаемый Климент Ефремович!

Во имя светлой памяти Алексея Максимовича Горького, которого Вы лично знали, обращаюсь к Вам с большой просьбой.

Моя дочь, Марфа Максимовна Пешкова, 1926 года рождения, в 1946 году вышла замуж за Серго Берия и проживала в семье мужа. У нее две дочери 5 и 2-х лет и в настоящее время она на 8-м месяце беременности. Беременность ее протекает очень тяжело.

В течение 2-х недель я не имею никаких сведений о судьбе Марфы и девочек, не знаю, где они находятся и каково сейчас ее здоровье.

Не сомневаюсь, что моя дочь не могла иметь никакой связи с политическим делом Берия, она всецело посвятила себя детям и самообразованию.

Убедительно прошу Вас принять участие в судьбе Марфы - внучки А.М. Горького, дед и отец которой сами погибли от руки врагов народа. Прошу, чтобы ей было разрешено жить в нашей семье.

Умоляю Вас, Климент Ефремович, не оставить мою просьбу без ответа.

Помогите мне, Вы поймете мое состояние матери, я боюсь за жизнь Марфы, ввиду ее положения.

Простите, что беспокою Вас.

С искренним уважением Н. Пешкова.

14/VII-1953 г.

Москва, ул. Качалова, д.6. тел. Б-3-17-09".

На письме есть резолюция: "Разослать членам Президиума ЦК КПСС. К. Ворошилов.

16 июля 1953 г.

Рабочие лесной промышленности СССР в секретных документах 1953 года.

"Товарищу Маленкову Г.М.

На предприятия Министерства лесной и бумажной промышленности в соответствии с решениями Совета Министров должно было быть направлено к 1 ноября 1953 г. дополнительно 568,9 тыс. рабочих... Фактически по состоянию на 1 ноября 1953 г. на предприятия Министерства прибыло всего 274,1 тыс. рабочих...

Наряду с тем, что некоторые облисполкомы и Советы министров автономных республик плохо проводят работу по набору и отправке рабочих, одной из серьезных причин неудовлетворительного выполнения плана является неподготовленность многих лесозаготовительных предприятий к приему рабочих, а также плохие жилищно-бытовые условия, в которых находятся многие сезонные рабочие.

Прибывших в г. Архангельск из Брянской области около 1000 колхозников на сезонную работу на предприятия комбината "Архангельсклес" никто из руководителей не встретил, помещений для временного размещения их до отправки в леспромхозы не подготовили, питание организовано не было, и рабочие в течение 4 суток вынуждены были находиться в холодных вагонах.

Некоторые лесозаготовительные предприятия в Татарской АССР разместили прибывших рабочих в необорудованных землянках, ветхих и неотремонтированных бараках и не законченных строительством домах, не имеющих печей, кровли, входных дверей и остекленных рам.

Во многих леспромхозах общежития находятся в антисанитарном состоянии, не обеспечены в достаточном количестве жестким инвентарем - койками, столами, тумбочками, табуретами. В Липаковском леспромхозе Архангельской области 70 сезонных рабочих не получили матрацев и вынуждены спать на голых деревянных топчанах. В магазинах леспромхозов часто в продаже не бывает рабочей обуви, белья, керосина, а в некоторых магазинах не бывает в продаже хлеба, соли, махорки, папирос и чая.

Формально-бюрократическое отношение к приему и обслуживанию прибывающих рабочих, а также несвоевременное принятие мер к улучшению жилищно-бытовых и производственных условий вызывает недовольство, жалобы и большую текучесть рабочих. Например, из Кайбицкого, Лакшевского и Алексеевского леспромхозов в Татарской АССР самовольно ушли и вернулись в колхоз 140 сезонных рабочих.

На Ваше имя в коллективном письме 32 рабочих Зинайского спецучастка Главспецлеса в Ныробском районе Молотовской области сообщается, что администрация ни одного пункта заключенного с ними трудового договора не выполнила. Нормальных условий для жизни не создано. В общежитиях печей нет, в полах и потолках щели. Культурно-просветительская работа в леспромхозе не проводится. Клуба, библиотеки, радио и газет нет. В поселке нет парикмахерской, отсутствует прачечная. Постельные принадлежности в общежитиях свыше месяца не стираются. Хлеба в столовой более 200 грамм в одни руки не отпускается. В магазинах не бывает мяса, картофеля, лука, моркови и других овощей. Рабочий день начинается в 9 часов, но из-за отсутствия распорядительности администрации рабочие приступают к работе в 10 - 11 часов, теряя по 2 - 3 часа на простои, что отражается на выполнении плана и заработке рабочих.

Необходимо отметить, что в Министерство лесной и бумажной промышленности поступает большое количество писем и жалоб рабочих лесозаготовительных предприятий на плохую организацию труда, плохие жилищно-бытовые условия и культурное обслуживание. Так, за 1952 года в Министерство поступило более 10 тыс. писем и жалоб работников и с 1 января по 17 ноября 1953 г. - свыше 15,5 тыс. писем и жалоб.

Просим ваших указаний.

М.Королев О. Раев

29/XI".

Кроме Министерства лесной и бумажной промышленности жалобы рабочих этого ведомства поступали и к другим адресатам в правительстве.

"От рабочих Костенского леспромхоза Белоключенского лесозаготовительного участка Иркутской области Бережной Павел Сидорович, год рождения 1906.

Министру трудовых резервов СССР.

Заявление.

Настоящим прошу разобрать мое заявление в нижеследующем. 13 мая 1953 г. я совместно со своей женой заключил трудовой договор... через уполномоченного от Краснодарской конторы по оргнабору рабочих т. Павленко в трест "Тайшетлес" на лесозаготовки на один год. Из Краснодара эшелон рабочих, заключивших договора в "Тайшетлес", отправили 16/V-1953 года.

С нетерпением все ждали прибытия на место: и благоустройства, и работы, и 29/V-1953 года эшелон прибыл в Алмазай, где нас встретили представители Костенского леспромхоза и несколько семей посадили на тракторную тележку и отправили на Белоключевский участок. Прибыли мы на участок 30/V в ожидании хорошей встречи, но мечты наши остались напрасными.

Встретили нас безалаберно, никакого внимания к нам не было обращено, ... ничего не было подготовлено, квартир и общежитий не было, а поселили в недостроенной школе всех вместе, семейных и холостяков. В столовой питания не было организовано, продуктов в магазинах в течение месяца не было, люди болтались без работы, питались одним хлебом и чаем, через 3 дня... 6 семей самовольно уехали в "Тайшетлес". Из-за этих обстоятельств оставшиеся семьи и одиночки... разместили, кого в школу, кого в палатки, построенные из древесной коры, обещая, что это временно, а через месяц отстроим дом на 3 квартиры, разместим всех. Прошло 2,5 месяца, дом не построен, живем в ужасных условиях в этих из коры палатках. Все время идут дожди, палатки текут, сыро, грязь, клопы заедают, продукты поставляются плохо, столовая не приспособлена к рабочему питанию, работы постоянной нет, норма выработки и расценки часто меняются, твердых нет, заработки низкие, даже не хватает на питание. Характерно, что на этом участке исключительно контингент Западной Украины, выселенцы, живут здесь с 1950 года, бывшие кулаки, ... и бендеровцы, и бросили нас в эту бездну. На нас смотрят как на бездельников, это говорят вербованные, они все бандиты, даже завхоз участка Бондарчук, несмотря, что член партии, заявил, видите, что квартир нет, живите в палатках, кто вас сюда просил, ...как хотите так и живите, мы вас сюда не просили. Дом, который обещали выстроить, и разместить нас, теперь часть комнат идет под контору, часть под руководящий состав, ... а вы подождите, и мы ждем с моря погоды.

Пилорама, которая заготовляет доски для строительства дома, для ремонта школы, все это пошло на частные дома выселенцев, которые строят себе дома, а нам говорят, вот они построят себе новые дома, а вы [займете] их старые дома, которые полны клопами...

Работу нам дают, где тяжелая, где условия труда для выполнения норм не позволяют, заработки низкие, наглядно, что одна и та же работа, где работаем мы и выселенцы, и их заработок превышает наш на 30 - 40 %...

Это объясняется тем, что из их контингента весь руководящий состав, за исключением начальника участка. Бывший бендеровец Гандцук М. работает техноруком, а его жена начальником расчетного отдела, ... бывший кулак Солодкой ответственный по заготовке сена, а наши жены и одиночки-девушки косят сено. Косила моя жена, придет домой и плачет, говорит: мы работаем на кулака. Солодкий чуть ни с палкой ходит сзади и кричит, давай, давай больше и быстрее коси, и отдыха не дает. В пекарне работает зав.пекарней жена андросовца Гуцковская, хлеб выпекают некачественный, а в хлебе найдешь стекло, бумагу, мышиный помет, что попало лично мне в хлебе и никто мер не принимает. Орсовский магазин продуктами снабжается плохо, если поступают продукты, то нам достаются последки, потому что зарплату нам затягивают и не выдают 1,5 месяца, и этот контингент все имеют свое хозяйство и запасы денег и при поступлении продуктов и товаров они килограммами не берут, а берут мешками и все расхватывают, а мы только посмотрим, потому что денег нет, и берешь кусок сырого хлеба и бутылку чая и идешь на работу.

Начальник участка Потанов Л.Н. сжился с этим контингентом, можете в любое время его увидеть в столовой за столом со стаканом водки с этими бендеровцами, кулаками... Культурных очагов нет, библиотеки нет, книг нет, не говоря уж о клубе. За 2,5 месяца кинопередвижка была всего 2 раза. Спим на деревянных топчанах, усыпанных клопами.

Тов. Министр трудовых резервов, я вам описал поверхностно.

Прошу ответить о принятых мерах.

С приветом Бережной.

27/VIII-1953 г."

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG