Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия в июне 1881 года - по сводкам Департамента полиции. Воспоминания председателя Сельсовета, 1927 год."Догнать и перегнать Америку" - письма Никите Хрущеву, 1960 год.


РОССИЯ В ИЮНЕ 1881 Г. ПО СВОДКАМ ДЕПАРТАМЕНТА ПОЛИЦИИ.

Эти материалы о важнейших происшествиях в стране были подготовлены в Департаменте государственной полиции и доложены императору Александру III.

"26 мая утром, в г. Рыбинске, на Копаевской пристани многочисленная толпа рабочих стала препятствовать другим рабочим выгружать хлеб из барок, разрушая построенные для этой цели мостки. По прибытии на место сборища станового пристава беспорядок тотчас же прекратился, причем произведенным дознанием обнаружено, что производившие шум и смятение рабочие требовали увеличения заработной платы. В настоящее время заявление это уважено подрядчиками и рабочие совершенно успокоились. Во время беспорядка арестовано двое рабочих.

Директор Департамента государственной полиции Плеве.

Июня 8 дня 1881 г."

Из "Свода заслуживающих особого внимания сведений, полученных Департаментом Государственной полиции с 8 по 15-е июня 1881 г.

31 минувшего мая в г. Влоцлавске, Варшавской губернии, при выходе публики из театра местный житель Генрих Кольбе наступил на шпору поручику 5-го драгунского Каргопольского полка Шпилиотову, который и заметил Кольбе его невежливость. Вместо извинения Кольбе принял угрожающее положение, за что и получил от поручика Шпилиотова удар по лицу, сваливший его с ног. Через три дня Кольбе вызвал Шпилиотова на дуэль, которая состоялась 4-го сего июня, причем Кольбе был ранен в правую щеку.

13-го июня в г. Екатеринославе арестованы воспитанники: реального училища Сак и классической гимназии Церковницкий, рещик мещанин Колесников и телеграфист, мещанин Лунин, задумавшие произвести беспорядки и приготовлявшие в этой целью прокламации. У них найдено: гектограф, краски и вырезанный на дереве текст прокламации.

Свиты его Величества генерал-майор граф Кутайсов в донесении, представленном им по исполнении возложенного на него особого поручения, возникновение так называемых еврейских беспорядков объясняется распространившимися между населением слухами о существовании будто бы "царского указа" избивать евреев за их участие в злодеянии 1 марта. Повсюду, за исключением местечка Смелы беспорядки, не имея кровавого характера, ознаменовались буйством и грабежом толпы, которая без заранее обдуманного плана разрушала дома евреев и истребляла их имущество, причем неистовому пьянству. По прекращении беспорядков никакого брожения в народе не было замечаемо. Весьма характерным тому подтверждением может служить то обстоятельство, что в некоторых местностях принимавшие участие в беспорядках сами вызывались заплатить евреям за выпитое у них вино и помогали им чинить разрушенное.

По мнению графа Кутайсова, развитие беспорядков и не вполне быстрое их подавление объясняется недостаточностью принятых в сем отношении мер: а) объявления генерал-губернатора, имевшие неоспоримо большое влияние на прекращение буйства, появились слишком поздно; б) духовенство не принимало никакого участия в увещании местного населения; в) при прекращении беспорядков военною силою оказалось, что войска не всегда имели надлежащие инструкции, так что поэтому оставались иногда пассивными зрителями грабежа и буйства, в чем толпа только видела поощрение своих действий со стороны начальства; д) военный суд не оправдал возлагавшихся на него надежд, так как отнесся к обвиняемым крайне снисходительно, а к делу весьма поверхностно".

На полях против последнего пункта император написал: "Это не простительно".

Из "Свода заслуживающих особого внимания сведений, полученных Департаментом Государственной полиции с 22-го по 29-е июня 1881 г.

Между 12 и 15 июня в некоторых деревнях Никольской волости Рузского уезда произошли пожары, нанесшие местному населению крупные убытки. Причины пожаров в некоторых деревнях еще не выяснены, но между крестьянами укоренилось убеждение, что они произошли от поджогов, производимых перехожими нищими, подкупленными крамольниками. Озлобление против нищих, вызванное этим слухом, дошло до таких размеров, что при пожаре в деревне Сафонихе крестьяне поймали двух нищих, избили их, связали крепко друг с другом и, накинув им на шеи веревки, потащили в огонь. Нищие были спасены только благодаря энергии местного станового пристава, который их отправил под конвоем в становую квартиру, причем однако крестьяне старались их отбить у конвоя.

Пять больших пожаров, бывших в течение июня месяца в деревнях Новоладожского уезда, Петербургской губернии, в виду появившихся в народе толков о поджогах до такой степени возбудили местное население, что 16-го июня во время остановки у станции парохода, шедшего из Шлиссельбурга в Новую Ладогу, толпа крестьян вступила в драку с пассажирами, требуя выдачи находившегося на пароходе будто бы поджигателя и защищавшего его урядника".

Волнения другого характера проявляется в последнее время между рабочими, занятыми устройством каналов на Мариинской водной системе, а именно были случаи стачек и побегов с работы, вызванные несвоевременным удовлетворением денежным довольствием. Так, 14 июня на Свирском канале 120 человек прекратили работы и возобновили их через три дня...

Всех работающих на канале до 8000 человек и беспорядки могут принять серьезные размеры, если в начале июля расплата будет произведена не своевременно, чего, по собранным сведениям, есть повод опасаться, так как в главной расчетной конторе не имеется наличных денег для удовлетворения рабочих.

Из донесения графа Кутайсова о противуеврейском движении в Бессарабии, усматривается, что беспорядки были только 20 апреля в Кишиневе. На базаре двое русских и еврей поссорились вследствие неприличного выражения, употребленного последним, по поводу обычая христосоваться. Еврей убежал, русские стали его преследовать, другие евреи, завидев это, схватили колья и бросились на русских, произошла общая свалка, продолжавшаяся около часу времени, пока толпа не была рассеяна нагайками. Серьезно избитыми оказались двое - один еврей и один русский (умерший), арестовано 10 русских и 15 евреев".

ВОСПОМИНАНИЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СЕЛЬСОВЕТА

Автор неопубликованных мемуаров - крестьянин Александр Крутов был активным участником революционных событий в Финляндии и Петербурге в 1917г. В 1919 - 1921 гг. избирался председателем сельсовета и комитета бедноты, а в 1921 - 1922 гг. председателем волостного исполкома советов. Затем работал в кооперации. За свою принципиальность неоднократно арестовывался советскими властями.

"Народ, уставший в империалистическую войну, трудно поддавался на предложения вступить в Красную армию, а потому приходилось рабоче-крестьянскому правительству принимать меры к составлению вооруженной силы. Меры эти вызывали в призываемых и в народе движение, мол, "говорили, что войны не надо и войска не будет", а потому упорно не шли в солдаты. Приходилось силой заставлять очень многих пойти служить народу в войсках.

Народ метался во все стороны, и куда не кинется везде его ждала опасность. Правительство надрывалось в борьбе с врагами революции, в борьбе с врагами власти рабочих и крестьян.

Организованных выступлений дезертиров в нашем краю не было, все они были лишь люди, не желавшие идти из родных домов и полей на войну, но из-за них были в краю неприятности. Один раз как-то приехал в нашу волость отряд, который обложил семьи дезертиров налогами-штрафами. Не знаю, были ли налоги внесены или нет, но этот отряд под командой Хованова (убивший одного красноармейца своего отряда благодаря баловству с винтовкой) потребовал подводы парные. Время было посева, горячее, т.к. уже опаздывали из-за худой погоды с посевами, а потому граждане просили подводы отменить до следующего раза или дня.

С этим известием были посланы старики, старые, бородатые, которых не доходя до села Усть-Валмы, встретили два красноармейца из отряда Хованова и, узнав, что подводы не подаются - побили этих стариков шомполами. Узнав о таких действиях отряда, народ нахмурился и стал поговаривать, что "вот так товарищи, вот так рабоче-крестьянское правительство"...

Были и такие случаи: один отряд приезжал по продовольственным выгрузкам. Ему надо было из Горок пройти в Подсеки, расстояние 2 версты, через болота и лужи. В это время года этой дорой (а другой дороги нет) пешком гораздо удобнее, но отряд под командой члена уездного исполкома тов. Иванова идти не хотел и требовал лошадей, заявив, что хоть три дня будет ждать, но без лошадей не пойдет. День был воскресенье и лошади все были... на пастбище.

Уверяли граждане красноармейцев, что пешком идти лучше, что покуда ходим за лошадьми, отряд будет уже в Подсеках, но ничто не помогло и крестьяне пошли за лошадями.

Часа через 3-4 лошади были найдены и отряд, сопровождаемый пешими крестьянами, двинулся в Подсеки, причем очень лихие наездники крутили лошадей всевозможными способами, желая показать, что они способны ездить на лошадях и могут своими приемами крестьянскую лошадь, приученную только пахать и тяжести возить, могут быстро сделать кавалерийской. Конечно, это не удавалось, а непослушная лошадь за это получала то, что в таких случаях полагается.

Грустно было смотреть на эту картину и стыдно, и не даром приходилось слышать мне упреки, "что вот, мол, и смотри, выгнали буржуев, а вот эти лучше". Вся деревня вышла смотреть, как поехали верхом товарищи, а крестьяне вслед побежали пешком за своими лошадьми, с тоской поглядывая, как бедное животное вздергивалось удилами и получало побои. Похоже было все это шествие на "шествие в Иерусалим", только не на осле, а ослов на лошадях.

Собираемые мясо, картошка, хлеб, яйца, масло на армию, на фронт, часто гноилось или поедалось исполкомщиками. Народ видел это, тосковал и злился, а потому обращался с жалобой или в Ленинград или в Москву.

Один раз по деревне шел сбор овец и баранов живых. Чудак Гаврила Максимов, бедняк и убогий старик, высокого роста, громогласный, несет овцу по деревне к возам, на которых овцы должны были быть отправлены в волисполком на нужды армии. Собралась вся деревня, стар и мал. Женщины и дети, жалостливо глядя на животных, за которыми они ухаживали, кормили и поили, плакали, глядя на связанных на возах своих животных. Подходит Гаврила Максимов с овцой и, кладя ее на дровни, громко говорит "клади, ребята, на 6 №, ведь я об этом давно уже говорю". Все засмеялись и укоризненно посмотрели на тех, кто усиленно агитировал опускать свой голос за большевиков, на №6, это когда еще шли выборы в Учредительное собрание.

Делалось и смешно и стыдно, а главное стыдно, потому, что все чаще и чаще стали ходить слухи, что овцы и мясо до Красной армии не доходя, а или издыхают дорогой от духоты и недоедания или режутся в волисполкомах и тут же поедаются.

Я был предсельсовета уже второй год и все силы напрягал охладить прыть не в меру разгулявшийся стихии и удержать негодование и ропот населения...

Но мелкие и крупные обиды накоплялись все больше и больше и наконец переполнили чашу терпения.

Народ посылает в Смольный ходоков, которым поручает рассказать все, что есть, а если можно, то привезти оттуда людей, которые могли бы справиться с неурядицей. Ходоки привозят из Смольного двух представителей, тов. Анисимова и Рафинского.

Анисимов имея огромный мандат, с правом арестовывать, ревизовать и делать изъятие документов, героем приезжает в наши раздраженные края. Выслушивает, как я понимал и видел, надменно заявления народа и направляется в волисполком, гордый самосознанием, что он выше всех по власти и умней всех, потому, что жил когда-то в Америке.

В волисполкоме его быстро сумели завертеть и приобщить к самогонке и мясу, собираемому для фронта, и заводит барышню себе, будучи женат, а потому он берет линию защиты той ухарской компании, которая волновала всю волость.

Объявляется собрание по перевыборам советов в волости, на которое явился почти весь народ... Я был избран председателем собрания, ибо народ во мне все еще видел революционера и доверял.

Собрание было бурное, собравшиеся со всей откровенностью рассказали все, что видели кривого, и противонародного и противоправительственного. Негодованием дышало собрание.

Анисимов вел себя так, как вели раньше пристава, не допуская малейшего демократизма мужику. Я как председатель собрания не разрешил ему говорить без очереди, а он объявил мне, что меня сейчас же арестует.

Мужики пришли в страшное негодование, послышались возгласы "Не допустим, и нас арестуй, не допустим представителю вышестоящей власти так вести себя", полушубки сбрасывались с плеч и собрание двигалось к президиуму. Больших трудов стоило мне успокоить народ, после чего Анисимов несколько приутих.

Перевыборы волисполкома состоялись и несмотря на отчаянную просьбу к собранию снять мою кандидатуру, просьба моя уважена не была и я был единогласно избран председателем волисполкома.

Вот, дорогая "Крестьянская газета"! Ты просила, чтобы никто не стеснялся писать воспоминания так, как кто умеет. Я и выполнил твою просьбу и, требование или побуждение моего я, внутреннего я.

Я торжествую, что живу в такое время, когда голос забитого, темного мужика, посредством тебя, "Крестьянская газета" настолько повысился, что стал похож на голос гражданина.

С величайшим уважением к редакции "Крестьянской газеты" остаюсь гр-н дер. Горки, Полищинской волости, Александр Крутов

26/IV 27 года".

"КОГДА АМЕРИКУ ЕЩЕ НЕ ДОГНАЛИ, МАСЛО В МАГАЗИНАХ БЫЛО"

"Председателю Совета Министров СССР т. Хрущеву Н.С.

В городе Херсоне с июня месяца сего года масло сливочное и молочные продукты в магазинах бывают очень редко и в малом количестве. За последних три месяца масла сливочного в магазинах совсем не было. На вопрос покупателей, почему нет? Работники торговли отвечают, план продажи выполнили еще в первой половине года.

В предоктябрьские предпраздничные дни в магазинах масло сливочное было 5/XI с 20 до 22 часов и очень в небольшом количестве, очередя были очень большие, но его продавали во дворе, купили не более 5% покупателей, за молоком очередь занимают в 4 часа утра, а привозят после 9 часов утра, и мне приходится иногда стоять в такой очереди, и чего там только не услышишь. Очень многие выражают свое недовольство в адрес правительства, говорят так, в 1959 г. и предыдущие годы, когда Америку еще не догнали, масло в магазинах было и не было никакой очереди, молока в магазинах было мало, но на колхозном рынке масло и молока было изобилие, и оно было дешевле, чем у магазинах. А когда догнали Америку по маслу и молоку, то теперь нет, ни в магазинах, ни на рынке, но мало кто знает почему это так. Я и хочу на этом остановиться. Секретарь обкома Елистратов, опираясь на выступление Н.С.Хрущева в Курской области, позабрал всех коров, в городах, в колхозников. Теперь нет молочных продуктов ни в магазинах, ни на колхозном рынке, так как в колхозах не было подготовлено ни помещений, ни кормовой базы... Считаю своим долгом поставить вас в известность, т.к. в очередях ругают не Елистратова, а правительство. А недовольства очень большие, но не только молока, мяса и мясных продуктов тоже очень мало.

7-XI-60 г.

г. Херсон ул. Проспект Ушакова, дом 89 Заволокин А.И.

При проверке прошу мою фамилию не сообщать, так как я подвергаюсь большой опасности, меня сделают кляузником и снимут с работы, а причина всегда найдется".

"Председателю Совета Министров СССР Хрущеву Никите Сергеевичу.

Дорогой Никита Сергеевич, мы рабочие завода "Красная звезда" г. Кировограда очень глубоко извиняемся в том, что беспокоим Вас нашим письмом, зная о том, что Вам и так хватает работы, но, учитывая важность нашей просьбы, мы решили обратиться лично к Вам, так как наши местные партийные руководители не обращают внимание на наши жалобы.

Наша жалоба, Никита Сергеевич, заключается в том, что наша Кировоградская область вот уже скоро год как не стала снабжаться жирами, сливочного масла мы уже не видим год, если его выбросят, то не больше на сто человек, сала нет, даже нет маргарина...

Обратились к нашему партийному руководителю - секретарю обкома тов. Мартынову с просьбой объяснить нам причину плохого снабжения жирами, Мартынов заявил, что отсутствие жиров объясняется тем, что наша область на государственном снабжении не состоит, а мы ввиду недорода - не выполняем планов, вот поэтому мы и остаемся без жиров. Нам кажется, что это неправильный ответ, причем мы, что наша область в недороде, ведь мы же работаем, планы наши мы по производству выполняем.

На рынке колхозники продают масло сливочное 40 руб., молоко литр 5 рублей, сало 36 - 38 руб. Разве может рабочий купить что-либо из этих жиров? А по радио чуть ли не ежедневно говорит Киев о том, что по маслу и молоку обогнали Америку, конечно, возможно, Киев и обогнал, так как туда направляют без задержек, но мы от недоедания начинаем болеть, очень часто у рабочих нашего завода падают у станка - делается головокружение. Разве можно это допускать? Это можно только в капиталистической стране, но не у нашей.

Вот когда Вы выступали на заседании ООН, то Вы там тоже говорили, что у нас в Советском Союзе рабочий материально живет хорошо, ни в чем не нуждается, а мы слушаем Ваши слова и говорим, нет, дорогой Никита Сергеевич, значит Вы не знаете о том, что в некоторых областях жизнь в нашем союзе очень и очень тяжелая... А знаете ли Вы о том, что на нашем заводе из-за указанного был бунт рабочих, не хотели работать. Вам, конечно, не докладывали об этом, а это плохо. Мы надеемся, что Вы примите соответствующие меры и с питанием у нас наладится, а Вы не допустите до того, чтобы об этой правде знали в других государствах.

Дорогой Никита Сергеевич, вы нас извините за то, что мы не указываем своих фамилий, но Вы поймите, боимся, так как наше партруководство не любит правды.

Группа рабочих завода.

21.10.60 г."

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG