Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Армейская почта всероссийского старосты Михаила Калинина. 1925 год. Письмо ростовского нэпмана, 1927 год. Письмо студента Виктора Гладкого Дмитрию Полянскому, 1965 год.


Армейская почта всероссийского старосты Михаила Калинина. 1925 год.

В письме младшего медицинского работника Красной армии (в обиходе эта должность называлась "лекпом") Васильева использовано сокращение "вик" - волостной исполнительный комитет советов. Волость в словаре Даля определена как старорусское от "власть", удел княжеский. С 1861 года волости были низшими административными единицами, единицами крестьянского управления в российских уездах и существовали до 1923 года, когда их упразднила Советская власть. Однако в народе это территориальное деление продолжало существовать. Итак, письмо 1925 года.

"Гор. Изяславль 1925 года 15 ноября

Дорогой и любимый вождь Михаил Иванович! простите, что я беспокою Вас своим письмом, но я надеюсь, что Вы, как предВЦИКа и как старейший борец за свободу беднейшего класса обратите на это письмо внимание, а именно: тяжелое материальное положение моей семьи, с одной стороны, и материальная необеспеченность лекпомов в армии, с другой стороны, заставили меня написать Вам письмо и изложить в своем письме все то, что меня беспокоит, и не одного меня, а всех лекпомов в армии. Я сын беднейшего крестьянина (безлошадник), происходящий их крестьян Смоленской губернии Гжатского уезда Кармановской волости дер. Орехова, взят в Красную Армию с 1918 года и по сие время честно выполнял и выполняю долг рабоче-крестьянского воина. Был в отпуску дома в июне 1925 года и увидел, что мое крестьянское хозяйство за мое пребывание в армии пришло в совершенный упадок. Единственная постройка моего хозяйства изба с двором совершенно валятся, и в своем ВИКе старался получить лесу на постройку бесплатно, но ничего не мог достичь, так как срок моего отпуска истек и я уехал в свою часть, и теперь мне из дома шлют письма, чтобы я присылал денег, а где я их возьму? Получаем мы лекпомы в армии 31 рубль в месяц, из них на квартиру и стол почти все уходят, и помочь своему хозяйству никак не могу, а посему и обращаюсь с просьбой выяснить наше положение дальнейшее существование так не можно. Мы в армии не знаю кем считаемся, служим, нам говорят, до 30 лет, а обмундирование и жалование получаем как младший комсостав, да и то не так, согласно приказа № 1050 младшему начальствующему составу сверхсрочнослужащим сейчас увеличили оклад, а мы остались в стороне, и если спрашиваем, почему так, то нам говорят, что мы - срочнослужащие. Я не знаю, есть ли в какой армии такой закон, чтобы держать 10 лет на службе. Мне кажется, что нет, а если мы сверхсрочнослужащие, то нам должны дать такое жалование, которое могло бы нас материально обеспечить, ведь мы большинство семейные, а если мы в армии не нужны, тогда демобилизуйте. Мы пробовали писать в редакцию газеты. Нам пишут, что Республика бедна. Хорошо, я согласен, но ведь республика одинаково для всех должна быть бедна, как для лекпомов, так и для врачей комполитсостава. А выходит не так. Весь комполитсостав сейчас в армии обеспечен, за исключением лекпомов и вот в силу тяжелого материального положения и прибавки младшему сверхстроевому составу жалования я вынужден написать то, что у меня наболело на сердце. Дорогой Михаил Иванович, ведь к вам пишет не сын буржуя или кулака, а беднейший крестьянин, бывший в довоенное время рабочим и защитник рабоче-крестьянской власти все время со дня существования Красной Армии.

Я надеюсь, что этим письмом я не делаю преступления перед республикой а только довожу до сведения нашего дорогого вождя Михаила Ивановича, чтобы обратил на нас внимание, чтобы или же обеспечили нас материально, или же демобилизовали, а то как говориться, вернемся мы после долгой службы не к семье, а к разбитому корыту.

Лекпом Васильев".

"Председателю Всесоюзного ЦИКа

Товарищеское письмо

Когда существовало буржуазное государство и власть принадлежала капиталистам, то рабочие и крестьяне России были лишены всех гражданских свобод. Их мысли не развивали, а затемняли религиозным дурманом. Они были лишены свободно мыслить и рассуждать о том, что полезно рабочему классу. Беднота всегда угнеталась, а буржуазия жила в роскоши, разъезжая в богатых салонах по земному шару, для своего наслаждения. Октябрьская революция смела господство капитала в царской России. Рабочий класс и крестьянство получили политические свободы, которые направлены к строительству социализма. До сего времени во всех государствах мира, за исключением СССР господствует капитал, где рабочие и крестьяне угнетаются непосильной эксплуатацией буржуазии.

Рабочие и крестьяне Советского Союза имеют право не только работать, но и творческим рабочим трудом. У нас была, давно зарождается мысль о том, чтоб молодые годы провести с целью испытания своих физических сил, насколько человечество может быть твердо, чтобы пройти пешеходом весь земной шар.

Мы, учась и работая в военной политической школе СИБВО решили исполнить намеченные цели, т.е. совершить пешком кругосветное путешествие в течение 7-8 лет. Наряду с этим заняться изучением низов и быта угнетенных народов. Неужели нам, простым смертным пролетариям не будет доступно осуществление общественных трудов, как пешеходное путешествие?

В силу изложенного мы обращаемся к Вам, как представителю высшей власти и ЦИКу с просьбой разрешения совершить путешествие. Вместе с этим ходатайствуем об освобождении нас от военной службы, т.к. мы срок, положенный для службы в Красной армии отбыли по 5-6 лет, также выдать заграничные паспорта, начиная свой путь первоначально с Японии, поэтому паспорта необходимо на право въезда в последнюю как путешественников.

Мы уверены, что ЦИК СССР пойдет нам навстречу для выполнения намеченных целей. Пусть пролетариат просмотрит все загнившие капиталистические узелки и подаст руку своим собратьям Запада и Востока.

С просьбой к Вам слушатели ВПШ

Голов Петр Иванович, член ВКП (б), Свинарев Иван Матвеевич, канд. ВКП (б), Ильков Иннокентий Кириллович, член ВКП (б) в чем и расписуемся.

Ответ просим дать по следующему адресу: г. Томск, Военполитшкола СИБВО 1 рота. Голову П.И. или Илькову И.К.

30 /IV -25 г. Томск"

Письмо ростовского нэпмана, 1927 год.

НЭП - новая экономическая политика, сменившая в 1921 году военный коммунизм, просуществовала до 1928- года. НЭП разрешал рынок и отдельные формы частного предпринимательства. Людей, которые рискнули последовать этой политики, в народе называли нэпманами.

"Москва. Всероссийский Центральный исполнительный комитет.

Копия: Ростов Дон. Северо-Кавказский краевой наркомфин.

Гр. частной торговли Р.С.Крячко и К. Орловская Сальского окр. Пролетарского района.

Покорнейше просим обратить внимание на следующие неправильности и произвол в обложении налогами нас, частных торговцев. Начав торговлю с 1923 года, все наши данные указания по обороту совершенно игнорируются, и за все время терпим переоблог, а в особенности за текущий год. За второе полугодие 1926 г. мы показали оборот своей торговли в 17000 р., и в подтверждение справедливости показания представили все счета и накладные, но местный фининспектор определил наш торговый оборот в 26000 р., соответственно чему и обложил разными налогами до 2000 р., не считая почти такой же цифры местных налогов, что и было взыскано с нас под угрозой конфискации товара и имущества. Обжалование в окружной орган осталось без последствий... В дальнейшем наша торговля приходила все в больший и больший упадок, чему способствовали следующие обстоятельства: в нашей местности недород хлеба по сравнению с прошлым годом; в станице нашей упразднили РИК и все учреждения перевели в соседнюю станицу, в следствие чего у нас произошел отлив торговли в пользу районной станицы. Местная кооперация открыла отделения на хуторах, расширив свои операции, сократив наши. Таким образом, по сравнению с прошлым полугодием, основной капитал у нас, вследствие ухода компаньона уменьшился. Торговля... сократилась. Несмотря на это в настоящем году... фининспектор объявил оборот нашей торговли до 80000 р., снизив потом до 63000 р. Уравнительный налог на нас наложен до 2200 р., подоходный до 700 р. Кроме того, за аренду места под торговлю в 40 кв. метров мы платим сельсовету 864 р. Милиции, за мнимую охрану частных лавок, до 300 р., а всего платежей, не считая штрафов, свыше 4000 р. На основной капитал трех компаньонов до 5000 р. Опыт прошлого года показал нам, что обращаться с протестами и жалобами в окружной финотдел совершенно бесполезно. Нам оттуда или совсем не отвечают или почти через год присылают объявление об отказе удовлетворения. Создается такое впечатление, как будто частная торговля Республики СССР у нас на местах поставлена вне закона и отдана на произвол местных агентов власти. В дополнение вышеизложенного укажем такие примеры: мы просим фининспектора дать нам инструкцию ведения хотя бы кассовой книги или товарной - нам таковой не дают; просим установить точное время открытия и закрытия торговли, а нам предлагают смотреть, когда открывают и закрывают магазины кооперации, и несмотря на таковой произвольный авторитет и счет времени, нас штрафуют. Охрана милицией частных лавок, хотя и по договору, в результате получается мнимой охраной. Недавно обокрали одного частного торговца до 2000 р. - и никто за это не ответил. С нас берут непомерную плату за аренду торговых мест, т.е. в десятеро больше, чем с кооперации, и никакой нормы не устанавливается. При покупке товара в городе, в госпредприятиях, нам везде говорят: "частным нет отпуска" или дадут что-либо с большой нагрузкой, ненужных для провинции товаров, что заставляет повышать цену... Будучи гражданами СССР, мы, частные торговцы, желаем быть под защитой законов Республики, но мы этого на местах не чувствуем, при самом искреннем желании быть всегда послушными исполнителями этих законов. Несмотря на то, что частная торговля разрешена и узаконена, в отношении к частным торговцам местная власть практикует совершенный произвол: нас переоблагают, как только захотят, без достаточных оснований штрафуют, предают суду; наших детей выбрасывают за борт школы, травя как зверей и не дают нигде места. Где же начинаются и кончаются наши права граждан и за что страдают наши дети? Такое невыносимое положение беззащитности заставляет нас обращаться в Центральные Управления с просьбой дать более твердые нормы для действий местных властей, чтобы агенты ее знали, что частный торговец тоже гражданин Республики, что он имеет право на полную защиту законов...

В отношении проведения компании по снижению цен, происходит следующее: местной властью нам никакие пояснения не даются, да и вообще ничего не объявляется и приходится вообще больше пользоваться различными слухами из города. Поэтому, узнав о снижении цен, мы также приготовились и снизив цены на имеющийся товар, вывесили соответствующий прейскурант. Комиссия, поверяя таковой, заявила, что цены надо еще больше снизить, указывая цену при 4% на оптовую, на что нами было отвечено, что с этим мы согласиться не можем, так как нам приходится до 10 % одного только расхода, и что при настоящем положении частной торговли зачастую приходится не только понижать прейскурант, а торговать и за полцены, лишь бы не отпустить покупателя, когда нужны деньги для уплаты налогов. Комиссия в составе совершенно не сведущих лиц и малограмотных, определенно заявила грубой угрозой, что мы будем отданы под суд и закроют торговлю.

В силу всего вышесказанного покорнейше просим, хотя по крайней мере, уведомить, может быть мы вообще не в курсе дела строительства республики, и как ненадежный элемент оказываемся настолько политически темными и не развитыми, что ничего не понимаем и может быть лучше заранее бросить это преступное занятие по старой специальности, и перейти для существования на какое-либо другое дело.

Крячко, П.Терешкин".

В секретариате Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета это письмо было зарегистрировано 20 апреля 1927 г.

Ирина Лагунина:

Прежде, чем прозвучат следующие документы, мы обратимся в Москву. Дело в том, что в архивах содержатся письма, адресованные Дмитрию Полянскому. Одно написано в 1965 году. Вот о том, кто был Дмитрий Полянский в советской иерархии этого времени, мы и попросили рассказать с историка Елену Зубкову. Елена, пожалуйста.

Елена Зубкова:

Дмитрий Степанович Полянский никогда не входил в число первых лиц государства, хотя он успел поработать и в Президиуме ЦК, и в правительстве, был министром и депутатом. Впрочем, его судьба может служить примером вполне удачной и даже завидной политической карьеры. Ровесник Октября в прямом смысле слова - он родился как раз 25 октября 1917 года - Полянский начинал свой путь еще при Сталине, работал с Хрущевым, а потом и с Брежневым. В 1935 году Дмитрий Полянский, как и многие другие молодые люди крестьянского происхождения, по специальному набору был принят в Харьковский сельскохозяйственный институт. Однако "по специальности" проработал недолго, и в дальнейшем больше проявил себя на партийном поприще.

В 1949 году Полянский пришел вторым секретарем в Крымский обком партии, именно в это время первый секретарь обкома - Соловьев - был арестован в связи с "Ленинградским делом". В 1955 г. Полянский становится первым секретарем Крымского обкома. Потом в качестве "первого" он будет работать и в Оренбурге, и в Краснодаре.

Об "оренбургском периоде" жизни Полянского сохранилось множество легенд. Рассказывают, например, что на банкете, посвященному вступлению в должность, новый секретарь велел выставить на стол только то, что было на прилавках городских магазинов. И позднее "первый" не раз лично обходил городские торговые точки и интересовался ассортиментом товаров. Говорят, такое "хождение в народ" на какое-то время помогало. В том числе и карьере Полянского.

Предприимчивый обкомовский секретарь был замечен и переведен в Москву, причем на весьма солидную должность - он стал председателем Совмина Российской Федерации. Этот пост открыл Полянскому путь на самый верх - в Президиум ЦК КПСС. Через четыре года, в 1962-ом, он перебирается в Совмин Союза, заместителем главы правительства. В Совете Министров Полянский занимается вопросами сельского хозяйства, колхозами.

И все складывалось благополучно - правда, не в сельском хозяйстве, а в карьере Полянского, пока тот серьезно не поссорился с Хрущевым. Произошло это в августе 1964 года, на одном из совещаний в Президиуме ЦК. Хрущев тогда по сути обвинил Полянского в лоббировании интересов колхозов в ущерб интересам государства и рабочего класса. Полянский отвечал Хрущеву, причем отвечал довольно резко, что само по себе для Дмитрия Степановича было несвойственно.

Впрочем, эта несвойственная резкость легко объясняется: как опытный функционер, Полянский в тот момент уже понимал, куда дует ветер и что дни Хрущева фактически уже сочтены. Через два месяца ему представился случай взять реванш. На октябрьском пленуме ЦК, когда решался вопрос об отставке Хрущева, Полянский был в числе главных выступающих. Из его речи особенно запомнился один пассаж. "Вы Сталина поносите до неприличия", - бросил Полянский тогда Хрущеву.

Это выступление стало еще одной ступенькой в карьерном росте Полянского, он добрался до поста первого зампреда Совета Министров. И это был его последний взлет. Дальше все пошло по нисходящей: министр сельского хозяйства, посол в Японии, а затем в Норвегии, персональный пенсионер...

Ирина Лагунина:

Спасибо, в студии в Москве была историк Елена Зубкова. Письмо студента Виктора Гладкого Дмитрию Полянскому, 1965 год.

"Уважаемый Дмитрий Степанович!

Прежде всего, простите за беспокойство, причиняемое моим письмом, которое к тому же получиться довольно длинным. Только обстоятельства, которые я считаю чрезвычайными вынудили меня обратиться к Вам.

В течение 4 лет я пытался разрешить этот вопрос, - а речь идет о прописке в Москве, - в органах, непосредственно этим занимавшихся. Но все попытки оказались тщетными, а отказы сопровождались ссылками на постановления Совета Министров. Только убедившись, что я уже ничего не могу предпринять, а времени остается мало, я решил написать Вам. Извините, если что не так, но трудно и не совсем удобно обращаться к заместителю Председателя Совета Министров с письмом, которое выражает в какой-то степени совпадающие интересы некоторых моих товарищей, все же носит личный характер.

Вам пишет студент 4 курса факультета международных отношений Московского Государственного института Международных отношений. В 1961 году, уволившись из Вооруженных Сил, я поступил в институт. К этому времени моя жена Гладкая Валентина Федоровна закончила Днепропетровское театральное училище и мы вместе приехали в Москву. Меня прописали на время учебы в общежитии, жену в Москве не прописали и она была вынуждена была уехать в г. Кимры, Калининской области, который оказался ближайшим за пределами Московской области городом, где имеется драматический театр. Там жена работала два года. Этот город находиться в 6 часах езды от Москвы. В течение 2 лет по субботам я ездил к жене, добираясь к полуночи, а в воскресенье в полдень уезжал в Москву. По субботам театр обычно ездил с выездными спектаклями, а в воскресенье давал два спектакля, так что жену я почти не видел. На поездки уходило много денег, и самое главное, много времени, которое я не мог использовать ни для работы, ни для отдыха. Все это требовало большого постоянного напряжения, больших усилий в учебе, чтобы учиться не хуже товарищей. Все время я пытался что-то сделать в Москве, в области, чтобы прописать, устроить на работу жену, но все безуспешно. Только время зря терял.

В 1963 году жена рассчиталась в Кимрском театре и приехала в Москву. Ее не прописывали и, конечно, она не работала. В течение 8 месяцев мы жили на мою стипендию (40 руб.) и еще я преподавал английский язык за 20 рублей в месяц, чтобы платить за комнату, которую мы снимали в деревне, за городом. В апреле 1964 г. Мособлсовет разрешил жене прописку в области на один год. Жену приняли на работу - лаборантом в учебную часть театрального института. К 40 рублям стипендии прибавилось 60 рублей зарплаты. Мы сняли в Москве маленькую комнату за 30 рублей.

В апреле этого года я попытался прописать жену на квартире, где мы живем, т.к. в области мы не имеем больше возможности прописаться. Сейчас я... получил отказ в прописке временно моей жены, и вот уже больше месяца она не имеет прописки. Но еще до того, как истекла прописка и вопрос рассматривался в УООП к нам по несколько раз в неделю стали приходить представители 100-го отделения милиции, настаивая на выселении жены из квартиры, т.к. она прописана в области и не имеет права жить в Москве. Вскоре в отделение вызвали нашу хозяйку и обязали ее в 3-х дневный срок выселить нас. Выселяться нам некуда, потому что 30 рублей за комнату считается небольшой ценой и найти другую такую трудно.

Предположим, что мы найдем в области человека, который согласиться на свою площадь прописать жену и мы поедем туда жить. Но тогда местная милиция может заявить мне, что я не имею права жить в области, т.к. я прописан в Москве. Но своей жилплощади у нас нет нигде и этим гонениям конца не видно.

Мне осталось учиться два года. Предположим (а если нам никто не поможет, то так и будет), что мы переживем эти два года, как и четыре предыдущих. Я закончу институт. И вот здесь наступит кульминационный момент этой истории с московской пропиской, и уже не жены, а моей - мне негде будет работать. В Москве, где сосредоточены все учреждения, принимающие выпускников факультете международных отношений, меня не возьмут на работу без прописки, в других же городах этих учреждений нет (за исключением МИД союзных республик, где штаты малочисленны и укомплектованы).

В начале учебного года в одной из студенческих газет было опубликовано данное начальником отдела кадров института интервью по вопросам распределения выпускников. На вопрос, имеются ли трудности при распределении, был дан ответ: "Да и очень большие. Трудности испытывают те, кто не имеет постоянно прописки в Москве. Ведь каких-либо организаций, близких по профилю, где нужны "международники" вне пределов Москвы не существует". Отсюда становиться ясной суть моего письма - я прошу помочь прописаться в Москве.

В апреле этого года я говорил с руководителями института, а также с одним из заместителей министра иностранных дел. Заместитель министра сказал, что вопрос о прописке выпускников факультета международных отношений решается в ЦК партии и в Совете Министров, и скоро будет решен положительно. Но я уже 4 года в институте и 4 года это слышу. Этот вопрос возникает на каждом партийном собрании, лекции, где присутствует представитель МИДа. Думается, что надо искать какой-то выход, ведь от создавшегося положения, кроме всего прочего, страдают еще и интересы дела. Положение таково, что человек с весьма посредственными деловыми качествами и подготовкой, но с московской пропиской, пользуется несравненными преимуществами при поступлении на работу, чем человек отличных качеств и подготовки, но без московской прописки. Товарищей, приехавших в Москву уже женатыми, а следовательно не располагающими никаким способом для получения прописки, совсем немного и речь идет именно об этом.

Еще несколько слов о моей жене. С ней мы вместе учились в сельской школе на Днепропетровщине. Несмотря на все неурядицы нашей московской жизни, между нами очень хорошие взаимоотношения. Но беда в том, что жена не имеет возможности работать по специальности. Для ее нынешней работы достаточно иметь неполное среднее образование, а ведь она имеет диплом актрисы и режиссера. Эта работа лишь ради заработка, чтобы мы могли как-то существовать, чтоб я мог учиться (ее родители- колхозники пенсионеры, моя мама - на пенсии по инвалидности). А она была (это не пристрастное суждение мужа) самой способной студенткой и лучшей актрисой в театре. Но она около уже двух лет не работает в театре. Согласно положению в Москве, лица, не имеющие постоянно прописки, не допускаются даже к участию в конкурсе ни в театре, ни на телевидении, ни на радио. Еще пройдет немного времени и она просто дисквалифицируется и даже с постоянной пропиской ее никто не возьмет на работу. Она никогда мне ничего не говорит, но я это и сам понимаю и чувство вины перед ней от того что она, в сущности, ради меня отказывается от своего призвания, мечты, все больше беспокоит меня по мере того, как идет время, а все мои попытки остаются безуспешными. Ведь не выбери я этот институт, мы были бы в другом месте, где она работала бы в театре.

С уважением В. Гладкий

10/VI-65 г."

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации.

XS
SM
MD
LG