Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политический отчет Центрального Дома крестьянина за апрель 1929 года. Из почты Михаила Калинина. 1929 год. Обращение ленинградца к властям, июнь 1962 года


14 ноября 1922 года газета "Известия" опубликовала следующую заметку:

День 12 ноября войдет в историю как памятный день для крестьянства, день, в который была заряжена "пушка по неурожаю" - открыт в бывшей Сибирской гостинице (Б.Златоустинский, 6), центральный дом крестьянина На торжестве открытия присутствовали члены ВЦИК'а, народные комиссары, члены коллегии наркоматов и прочие ответственные руководители советских, военных и партийных учреждений, представители печати, крестьяне-ходоки и много других гостей...

После заседания состоялся концерт хора Митрофана Ефимовича Пятницкого, собирателя народных песен.

Концерт был очень удачен, Он вызвал такую горячую симпатию у собравшихся, что т.Сосновский заявил после выступления т.Яркова с московскими народными песнями о необходимости поставить в задачу ЦДК также собирание и распространение художественной народной песни...

На самом деле Центральный дом крестьянина был частью кампании по созданию образцовых колхозов, начатой в 21 году по указу Ленина. В архивах сохранились примеры деятельности этого органа. Например, политический отчет ЦДК за апрель 1929 года.

В выдержках из этого отчета, которые сейчас прозвучат, использованы общеизвестные в то время сокращения: "окрик" - окружной исполнительный комитет советов и "ЕПО" - единое потребительское общество.

Об общественном бойкоте к укрывателям хлеба.

В ряде районов Урала, Сибири и Поволжья при проведении хлебозаготовок местные организации проводят кампании общественного бойкота к укрывателям хлеба.

Бойкот в некоторых местах, как заявляют ходоки, далеко переходит не только грани морального воздействия, выливаясь порой, как говорят ходоки, в уродливые формы - в издевательство, в самодурство некоторых работников.

Вместе с этим ходоки указывают, что зачастую бойкотируются такие хозяйства, которые излишков хлеба не имеют, а лишь с трудом сводят концы с концами.

Крестьяне села Башкирского Курганского округа Уралобласти - в числе 20 человек - в своем заявлении пишут: "После общегражданских собраний, некоторых граждан задерживали по трое суток, не давали не пить, ни есть. 10 марта на общегражданском собрании бойкотированным повесили на шею доски с оскорбительными надписями, плевали им в глаза. После команды избача Власова: "Ну, беднота, подходи, взять вот этого в кулачные штыки", - каждого тыкали в бока и в лицо, требуя вывозить весь оставленный лишь на еду и семена хлеб, приговаривая, "говори пшеницей", "вези все, что есть, все равно сеять Вам не дадим". Чтобы остаться живыми, граждане начали вывозить все то, что было предназначено на семена и еду".

Сибиряк Соловьев, из Петропавловского округа, в своем заявлении о бойкоте указывает: "В селениях Явленке, Александровке и Ильинке, Петропавловского округа, у граждан, которым объявлен бойкот, у изб заколотили окна, отобрали керосин, спички, поставили охрану у дверей для того, чтобы никто не выходи из домов, даже для того, чтобы накормить и напоить скот. Так держали 3 дня. Дети плачут, скотина ревет".

Уполномоченный Ленинского Райисполкома Юнаковский распорядился, чтобы сельсовет не давал никаких справок. ЕПО не отпускало керосин, соль, спички и др. предметы первой необходимости, запретил всем членам семей бойкотированных оказывать медицинскую помощь. К дому Соловьева приколотили доску с надписью "стой, гражданин, не ходи, здесь живут враги советской власти".

В Щадринском округе Уралобласти, по заявлению ходока от 3-х обществ (с. Куровское, Солодилово, Пульниково, Камышловского района) помимо навешивания на бойкотированных досок с надписями: "враг соввласти, не даю хлеба", бойкотированным отказывают в регистрации брака, заставляя тем самым идти к попам.

Уполномоченный Курганского Окрика, по словам крестьянина Волостникова (с.Просеково), на собрании граждан говорил: "если бы [не] мирное время, я бы вас расстрелял".

В Саратовском округе Нижне-Волжского края, постановлениями некоторых сельсоветов гражданам предлагается везти то или иное количество центнеров хлеба, а тут же указывается, что в случае невывоза хлеба, будут взысканы деньги в 3, 4 и 5 кратном размере.

Во всех районах, из которых приходят жаловаться по бойкоту, ходоки указывают на то, что уполномоченные по хлебозаготовкам "стращают отнятием имущества, и лишением права на землепользование".

Наряду с заявлениями таких ходоков, которые, жалуясь на бойкот, ссылаются, что у них излишков хлеба нет, находятся и такие, которые наличие хлеба не скрывают, но "не могут вывезти только лишь потому, что не молочено", и с обмолотом, как видно по всему их поведению, они не спешат - не придавая никакого значения тому, что городские, фабрично-заводские районы и крестьянские местности потребляющей полосы в смысле снабжения их хлебом - переживают чрезвычайную напряженность.

Эта часть крестьянства также недовольна бойкотом, оправдывая свои действия "не выпускать хлеба" - примерно такими заявлениями: "Что будет за крестьянское хозяйство, если в амбаре нет запаса хлеба по крайней мере на год, это нужно на тот случай, если будет неурожай", - и к этому добавляют: "В случае неурожая - не нахлебником же быть у государства".

По отношению к таким "ходокам" все остальные встают в оппозицию. Особенно резко это выявилось на одном из докладов в большой аудитории, где крестьянин из аула №12 Акмолинского района и округа (Сибирь) Куренных Сергей заявил: "У нас тоже некоторых бойкотируют. Но разве они этого заслуживают, когда государству сдали, кто 20, кто 30 тонн хлеба. Бойкотируют теперь за то, что не вывозят хлеб по дополнительному разверстыванию. Взять хотя бы моего соседа, а таких много (...), он вывез 25 тонн, а тут еще 6 тонн предлагают вывезти, ну где он возьмет. Хлеб у него, правда, есть, но еще не обмолочен, не в снопах же его повезет".

После того, когда на вопрос почти всего зала, сколько не молоченного-то, был получен ответ: "с 20 десятин", ходоки зашумели и не дали Куренных закончить его речи. После этого ряд других ходоков в своих выступлениях заявляли, на таких крестьян, о которых рассказывает Куренных, надо нажать крепче. Тут не только общественный бойкот надо объявить, а применять и репрессивные меры, с тем, чтобы не было того, когда одни голодают, а у других хлеб в кладях - едят мыши".

В отношении же бойкотирования тех крестьян, которые излишков не имеют, крестьяне настаивают на возможно скорейшем расследовании "с этим тянуть нельзя, потому перегибы эти могут вредно отозваться на ходе посевной капании", и в то же время предлагают "зарвавшихся пареньков - осадить, потому своей чрезмерной прилежностью - они совершают дело кулачества, а подтяжка их будет служить примером для других, что можно и нужно делать, а чего делать нельзя.

О борьбе с алкоголизмом в деревне.

Суммируя выступления крестьян на беседах о том, как ведется борьба с алкоголизмом в деревне, следует заключить, что какой-либо планомерной работы в этом направлении никем не ведется.

"Ячейки по борьбе с алкоголизмом у нас нет", - вот обычный ответ ходоков, на поставленный перед ними вопрос, есть ли эта ячейка.

Пьют же в деревне, как сообщают сами ходоки, чрезвычайно много, как бы даже бравируют: "Я свои костыли заложу, да бутылочку к празднику заготовлю", - говорит инвалид Бондаренко Гордеевской волости, Брянской губернии.

А сколько этих "бутылочек" заготавливают, отвечают сами же ходоки.

Крестьянин Давыдов Иван, пос. Нижний город, Кошкинского сельсовета, Вяземского уезда, Смоленской губернии (той губернии, откуда ходоков с жалобами на недостаток в хлебе, в связи с градобитием в 1928 г. приходит больше всего) рассказывает: нашим сельсоветом объединяется до 800 дворов. Водки в обыкновенное время, не считая праздников, в среднем в месяц выходит 200 ведер (3200 литров). Церковь, хотя и одна, но престольных праздников 5. В каждый праздник на худой конец на двор придется по 4 литра (1/4 литра) водки и 16 литров (ведро) самогону.

В общей сложности получается, что в районе деятельности Кошкинского сельсовета выпивается в год 54400 литров, ... да кроме этого самогона около 64000 литров, так что в среднем на двор того и другого зелья приходится около 148 литров (свыше 9 ведер).

Крестьянин деревни Стругонки, Брянской губернии, Бондаренко Анисим рассказывает, что у них в деревне существует, как называют сами крестьяне, "пьяный трест", в состав которого входит до 10 дворов. По имущественному состоянию хозяйства выше средних. Душой этого треста является крестьянин Арефий Абрамович Школа. Трест престольные праздники справляет по неделе и больше. Самогоноварением занимаются по очереди: "К этому воскресенью один готовит на всю кампанию, к другому - другой и так все по порядку".

"У нас хотя с этим и борется ячейка комсомола, но пить - тоже не прольют, - говорит ходок деревни Казельская Буда, Могилевского округа, Шурпов Иван. - Я сам по доносу комсомольцев за это дело был арестован милицией".

Один за другим и так целый ряд, как в калейдоскопе, развертывают ходоки одну картину темнее другой, подтверждая, что "зеленое море раскинулось столь широко, что навряд ли найдется, хотя бы один сколько-либо значительный населенный пункт, который бы не вдыхал ядовитых испарений этого "моря".

В общем итоге от всех бесед получается мнение, что пьют в деревне и с горя и с радости, и от нужды и от избытков, при встрече и разлуке, по случаю и без случая, но больше всего пьют в храмовые престольные праздники.

Выпивка от праздников, по мнению крестьян, не отделима. "Что за праздник, если нет выпивки". У пожилых крестьян как-то даже в голове не укладывается, что праздник может быть и без выпивки.

Политинструктор Савин". Заведующим ЦДК Гринюк.

Из почты Михаила Калинина. 1929 год.

"Председателю Всесоюзного Центрального исполнительного комитета

Воробьева Самуила Иосифовича, живущего в Томске, по проспекту Фрунзе, №8.

Просьба.

Отец наш и защитник, на Вас единственная надежда в проявлении человеческого отношения в постигшем меня несчастии.

Дети мои: Михаил и Мария, окончившие: первый 7 групп школы второй ступени и вторая 4 группы первой ступени, в дальнейшем образовании выброшены за борт корабля света, т.к. не могут продолжать учения из-за непринятия их в следующие группы, потому что, как дети парикмахера-кустаря, они отнесены ко второй группе лиц, имеющих право на образование, т.е. таких, которые никогда не могут быть приняты, т.к. не хватает школ даже для первой категории.

Я парикмахер-одиночка, числившийся до 1924 г. красноармейцем (билет №1350), и почему меня причислили к этой категории, крайне непонятно.

Между тем оставлять детей без образования, как остался в свое время я, из-за антисемитического настроения бывшего царского правительства, нахожу преступлением, ничем не оправданным, преступлением уже потому, что горьким опытом всю свою жизнь испытываю на себе тяжесть неграмотного человека.

Страшно подумать, что дети мои могут очутиться в том положении, в котором находились их родители: мать с 10 до 25 лет работала на вязальной фабрике, а я с 11 лет прозябал в парикмахерской под брань хозяина.

Но иного выхода не предвидится, если Вы по своей природной доброте и справедливости не войдете в мое и детей положение.

Ведь они пионеры, я не осмеливался бы беспокоить Вас такой просьбой, но они настаивают на этом, уверенные в пролетарской правоте дела, которому их учили в школе и которому они будут служить, как честные, достойные граждане совей страны, благодарные народной власти, которая поддержит их в создавшийся критический момент.

Июня 11 дня 1929 года Воробьев".

Архивы сохранили и ответ на это письмо:

"Гр-ну Воробьеву С.И.

Сообщается, что за разъяснением и разрешением вопросов, связанных с поступлением в какое-либо учебное заведение, надлежит обращаться непосредственно в органы народного образования.

Ввиду этого Ваше ходатайство оставлено без последствий.

Секретарь ПредВЦИК Войт

2/8-29 г."

Ирина Лагунина: В следующем документе прозвучит фамилия министра культуры СССР Екатерина Фурцева. О месте Екатерины Фурцевой в советской истории мы попросили рассказать историка Елену Зубкову.

Елена Зубкова: Екатерина Алексеевна Фурцева - личность по-своему легендарная. За всю историю советской власти всего лишь пять женщин добивались высоких постов в партийной иерархии, т.е. входили в состав руководящих органов Центрального Комитета партии. И только одна пробилась на самый верх - в Президиум ЦК (так тогда называлось Политбюро). Это была Екатерина Фурцева.

В остальном же ее анкета может служить образцом классической биографии партийного функционера. Она родилась в маленьком городке Вышнем Волочке. Работала ткачихой, однако недолго, поскольку скоро увлеклась комсомольской работой. Потом была Москва, Институт тонкой химической технологии. И снова общественная работа. Во время войны Фурцева - уже секретарь одного из райкомов столицы, а в 1950-м ее забирают на работу в горком. Всего через четыре года Фурцева становится первым секретарем Московского комитета партии, т.е. первой дамой Москвы. Надо отдать должное: Фурцева много занималась рутинными городскими проблемами - коммунальными службами, жильем и даже еще не модной тогда экологией города.

Но настали времена "борьбы с культом личности", и Москва забурлила: волновались студенты, интеллигенция... "Главное, не дать им объединиться в единый поток", - так распорядилась секретарь горкома. Начались разборки в вузах, был закрыт как "антисоветский" альманах "Литературная Москва". И даже "Вечер веселых вопросов" - прообраз КВН на московском телевидении - уже после первого эфира Фурцева запретила.

К тому времени Екатерина Алексеевна была не только первой дамой Москвы, но и секретарем ЦК партии. В этом своем качестве она прошла "боевое крещение" в июне 1957 года, когда пытались снять Хрущева. Фурцева встала тогда на его сторону - и не ошиблась. Хрущев ее щедро отблагодарил: Фурцева вошла в кремлевский "ареопаг", стала членом Президиума Центрального Комитета партии.

Спустя три года Хрущев, заподозрив Фурцеву в интригах против себя, добился ее снятия с поста секретаря ЦК и отправил работать министром культуры. Чуть позднее выгнал ее из Президиума Центрального Комитета. Но министерство за ней сохранил. И так сложилось, что Екатерина Фурцева оставалась министром культуры рекордный срок - 14 лет.

За это время в Москве появился Театр на Таганке, стали активно проводится международные конкурсы, в том числе и знаменитый конкурс им. Чайковского. Советские артисты гораздо чаще, чем раньше, потянулись на гастроли за рубеж, а западная "крамола" в виде модных поп-групп проникла в СССР. Все это - с ведома, а порой и по инициативе министра культуры. Но можно вспомнить и другое: как запрещались пьесы, уродовались фильмы, попадали в опалу неугодные министру люди.

В 1964-ом снова встал вопрос об обновлении Президиума ЦК, кто-то назвал Фурцеву. Но Хрущев возразил: "Неровная, - сказал он. - Никогда нельзя быть уверенным". И вообще, "надо наметить для выдвижения женщин помоложе", - добавил 70-летний Никита Сергеевич. Фурцевой тогда было 54.

Через месяц после того разговора Хрущева сняли, а Фурцева еще 10 лет работала на своем посту. До самой смерти в 1974-ом.

Ирина Лагунина: Спасибо, это была историк Елена Зубкова. Итак, обращение ленинградца к властям, июнь 1962 года.

"Тов. Председатель Совета Министров СССР, руководящие работники.

Я решил написать это письмо от себя лично, но в нем я выражаю мысли и чаяния всего трудового населения страны. Это письмо не от врага народа какого-либо, не от лживого политикана или еще чего хуже. Это письмо от советского труженика, любящего свою страну, готового отдать свою жизнь за Родину калеченого в прошлой войне, желающего искренне всяких благ для своего народа, для родной партии и Правительства.

Прислушайтесь к своему голосу - может быть и я скажу что-либо полезное для Вас, руководителей.

Мы все безропотно переживали, все ваши ошибки и оплошности. Живем в основном плохо, бедно, хронически много лет не можем удовлетворить своих минимальных человеческих запросов. Ведь Вы знаете, что мы уже десятки лет живем хуже всех на земле, живем только обещаниями на будущее. Вот уже старшее поколение людей вымерло или совсем состарилось и не участвуют уже практически в жизни, а мы, немногим старше или ровесники Октября, прожили тоже почти свою жизнь. А что мы видели? Только обещания, агитацию. Сначала были обещания через пятилетки, затем через семилетки, а теперь уже через двадцатилетки.

Мы верим Вам, но эта вера теперь похожа на веру в религию, в Бога. В реальность Ваших обещаний, особенно насчет коммунизма, никто не верит.

Жизнь ведь каждому человеку дается один раз и поэтому народ хочет жить свою жизнь реально, и не обещаниями загробной жизни в "раю коммунизма", надоело все это, да мы, по честному, и не верим в это. Не хватит ли этих проповедей? Ведь не одно поколение наших людей живет только Вашими обещаниями! Сколько раз были громогласные обещания! Сколько раз были громогласные обещания от имени Партии и Правительства - двухлетка животноводства, бесчисленные пленумы, а в результате - это все миф. Положение не улучшается, а ухудшается.

Цель пропаганды коммунизма, построение передового общества, обеспечение счастья людям - хорошо, бесспорно, но система, советская система, порочна в самом своем корне. Чрезвычайно много, фантастически много, разных бюрократических учреждений, ненужных обществу. А на этих тунеядцев тратятся миллиарды денег, и эти же тунеядцы портят жизнь простым людям и Вам лично, неверно Вас информируют и Вы ложно знаете о нашей жизни. Народ не кричит: "Ура!", - все это Вам врут. Народ негодует на непорядки, на очень трудную жизнь, хуже, чем где-либо в другой стране. Наш народ - труженик - заслужил другую жизнь. Вы окружили себя бездарными людьми и подхалимами. И народ в первую очередь называет бездарного подхалима №1 Фрола Козлова, Екатерину Фурцеву и многих других. Какая она - Фурцева - министр культуры СССР? Это же посмешище над культурой и искусством.

А Козлов? Спросите мнение о нем у рабочих - путиловцев в Ленинграде, как его "уважают" и "любят"! Без отвращения мы не можем смотреть выпуски киножурналов, где он не может и перед объективом скрыть свое подхалимство.

У нас в стране нет антагонистических классов, у нас одна партия в стране, стоит у власти и поэтому совершенно излишне двоевластие, оставшееся от периода, когда победила революция, когда в стране много было антагонистических классов, когда были враги народа, враги партии, когда к управлению хозяйством страны. Ленин был вынужден допустить буржуазных специалистов, чуждых идеи революции. Тогда это двоевластие было нужно, а теперь оно не только лишнее, но и обременительное для народа.

Если бы был Ленин, он давно бы ликвидировал это двоевластие райисполкома и райкома, и им соответствующие горисполком и горсовет, и так далее.

В стране не хватает продуктов питания и необходимых товаров хозяйственного и культурного обихода. Все Ваши обещания насчет изобилия - миф. Делайте свое - развивайте тяжелую промышленность, машиностроительные станки, а предметы легкой и частично пищевой промышленности - разрешите ввоз их из других стран. Там и качество их лучше и во много раз дешевле, чем у нас. Ленин, наверняка, пошел бы на это! Сама Россия пока не может обеспечить нужды народа в этом отношении. Дайте для народа дешевую добротную одежду, мебель, посуду, телевизоры и радиоприемники, предметы хозяйственного обихода. Откройте для этих товаров рынки, которые наводняют другие страны. И дешево, и красиво. Ведь телевизор у нас стоит 3000 р. (3 тыс. руб.). А может ли вообще скопить за всю жизнь честный трудящийся?

Нет. А потому много воров, комбинаторов, спекулянтов. Это, конечно, не их страсть, а необходимость найти даже опасный этот путь для обеспечения потребности своей жизни. За границей эти предметы стоят гроши. У нас поэтому любой человек, попавший на старшую должность начальника, в первую очередь занимается самообслуживанием, а на народ не обращает внимание. Процветают взятки.

В этом порочность советской системы хозяйства. В этом причина воровства, спекуляции, очковтирательства, преступности, пьянства. А почему народ пьет водку? Денег много? Нет. Жизнь хороша? Нет. А потому, что слишком дороги кино, театр, музеи, парки; трудящиеся не могут объявить у нас в стране забастовку, не может громко сказать о своей нужде, вот и пьет с горя!

Большинство должностей укомплектовывается в хозяйственном аппарате "по блату", не соответствующие способностям людей, их занимающих.

Много, очень много Вы дарите народного добра налево и направо. А ведь хозяин-то всего - народ, а Вы у него спрашиваете? Что, Вы свое это дарите? На каком основании, по какому праву?

Пусть Африка, Азия, Европа, Латинская Америка тоже поживет как мы, поживет "верой". Нам не нужен гнилой банан или полкило тростникового сахара в обмен на огромные ценности нашего труда. Пусть поживут идеями, от них толстыми не будут и будут работать. Как волка не корми, он в лес тянет. Пример: Албания, Югославия, Китай и на очереди другие.

А свой народ живет плохо, очень плохо. Не пора ли повернуть взор внутрь своей страны, своего народа! Всех не прокормишь! Правда, спасибо от народа Китаю - он одел наш народ в плащи, добротное белье, шерстяные кофточки наших женщин.

В управлении страной нельзя быть экспериментатором; все обещания, сказанные народу Правительством, должны иметь под собой почву и должны быть выполнены! А у вас? Только обещания! Хороший шахматист в серьезной игре, делая ход, видит на 2 - 3 хода вперед, а Вы мечетесь из одной крайности в другую, экспериментируете. Так нельзя! Это же Ваш огромный народ, который Вам доверяет, и на который Вы опираетесь. Нельзя так несерьезно обращаться с народом. Ликвидируйте советских миллионеров, уравнивайте материальную жизнь народа своего и тогда народ поставит Вам золотой памятник в истории и память народов России. Мы ждем этого".

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG