Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пенсионный вопрос в почте Михаила Калинина, 1926 год. Накануне вторжения: советские граждане о "Пражской весне"


Пенсионный вопрос в почте Михаила Калинина, 1926 г.

Бывший рабочий Михаил Калинин, выдвинутый в 1918 г. на пост председателя Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета советов, с легкой руки Троцкого вошел в историю как "всероссийский староста".



"Всероссийскому старосте товарищу Калинину

Морозовой Ирины Константиновны...

Прошение.

Обращаюсь к Вам, товарищ староста Калинин, с просьбой выслушать меня, а именно: мне от роду 62 года, я женщина старая и имела двух сыновей Павла Михайловича, 24 лет, и Петра Михайловича, 20 лет, которых во время революции я потеряла... Сыновья мои были добровольцами в Красной Армии и убиты белогвардейцами, и после потери их я, как старая женщина... стала получать пенсию в размере 5 рублей в месяц, и так как такой суммы мне не хватает на пропитание, то я занимаюсь лечением от венерических болезней, и этим лечением я занимаюсь с 25-ти лет и с ручательством. Но за последнее время гражданин Сучаев, житель Владикавказа, однажды встречает меня в 6 час. вечера в саду и стал приставать ко мне. На что я отогнала его, говоря, что я женщина старая, на что Сучаев сказал: "Старое еще лучше", и угрожал мне и дабы отомстить мне, подал заявление в милицию, и мне был суд в 1-м участке гор. Владикавказа за то, что я якобы лечила Сучаева и взяла с него деньги, и присудили мне два месяца, которое наказание я отбыла, и за это мне пенсия отказана. Описав о вышеизложенном, покорнейше прошу товарища Всероссийского старосту Калинина обратить внимание на бедную старую женщину, не имеющую никаких средств к существованию: у меня отобрали пенсию и запрещают лечить от венерических болезней... Мне кажется, что, леча эту болезнь, я делаю большую пользу гражданам. Покорнейше прошу Всероссийского старосту товарища Калинина обратить внимание на меня, старуху, и помочь мне в пенсии за убитых моих двух сыновей белогвардейцами и предоставить мне право лечить от венерических болезней... Всего у меня было 16 душ детей, из них 13 сыновей и 3 дочери, и изо всех 16 душ осталась одна дочь, и то в настоящее время больная, а муж мой был не способен нас воспитать и прокормить, и я своим трудом воспитывала семью и потеряла здоровье и сейчас ужасно бедствую..., а по сему покорнейше прошу не отказать моей просьбы.

11/VII.1926 г."

"Председателю ВЦИК СССР т. Калинину.

От гр-на Берензона Эмануила Марковича...

Заявление.

Именем Великой Октябрьской Революции, я, сын Трудового Народа, обращаюсь к Вам с мольбой выслушать правдивые и искренние показания человека, чья жизнь была положена в течение 49 лет на Алтарь Труда. Уже в 11 лет я был отдан в наем на фабрику, и таким образом с раннего детства я познакомился с "прелестями" царского строя: на первых порах своей жизни я попал под двойной пресс царского гнета и хозяйской палочной системы, и эта "атмосфера" насилия и издевательства выковала из меня борца и пламенного защитника Нового Строя. И действительно, когда грянула Октябрьская Революция, я, несмотря на свой преклонный возраст, оказался в рядах борющегося Рабочего Класса и занимал за время Революции разные ответственные должности. Мое прохождение службы следующее: Октябрьская революция застала меня в г. Бузулуке Самарской губ., где я последовательно занимал должности: заведующего кооператива, заместителя председателя Трибунала, члена Исполкома, но потом моя деятельность была прервана приходом чехословаков, которые разгромили мою квартиру, а сам бегством избавился от неминуемой гибели, пешком пробрался до Самары, и вместе с моей семьей выбыл в г. Сызрань, где я работал в качестве заведующего эпидемическим госпиталем, т.к. свирепствовавший тогда тиф требовал жертв на этом участке фронта. Когда волна эпидемии спала, я выехал в Киев, где в 1921 году поступил в гублеском, а затем был переброшен в Проскуров по службе в качестве управляющего совхозом, где пробыл до августа м-ца 1923 г., и с момента увольнения с последнего места службы я до настоящего времени состою безработным.

Таким образом, в результате беспрерывных перебросок, скитаний, мучений и переживаний, я на 65 году остался безработным инвалидом, а между тем на моем иждивении находятся жена и двое малолетних детей, которые обречены на голодную смерть, т.к. я не в состоянии их содержать и эта мысль угнетает мою волю и энергию.

Поэтому, принимая во внимание то обстоятельство, что я, инвалид труда, в течение 49 лет работал и трудился, и что я в жизни не одинок, а имею на своем иждивении жену и двоих малолетних детей, и что получаемые мною шестнадцать (16) рублей ни в коем случае не спасут меня и моих детей от верной гибели, прошу и ходатайствую... выдать мне пенсию, хотя бы за 1/2 года вперед, чтобы я имел возможность на эти деньги открыть свой киоск, или дать распоряжение Союзу "Рабземлеса", членом которого я состою, назначить меня на должность по моей специальности, т.е. по сельскохозяйственному или кооперативному делу, и когда я стану полезным членом общества и избегну позорной бездеятельности, с одной стороны, а с другой стороны - спасу своих детей от грядущей им опасности погибнуть во цвете лет от истощения, и если осуществиться одна их этих мер, то я и будущее мое потомство в душе воздвигнем памятник Великой Русской Революции.

Э.М.Берензон

Г.Самара 14/VII-26 г."

"Председателю исполнительного комитета Михаилу Ивановичу Калинину.

Заявление

Гражданки Елизаветы Сахаровой, живущей в гор. Туле...

Вследствие крайней нужды обращаюсь к Вам с просьбой. Не как к Председателю Исполкома, но как к человеку чуткому и отзывчивому на народные нужды и несчастия. Прежде, до советской власти, я получала пенсию за службу покойного мужа 9 р. в месяц да 3 р. в месяц из Попечительства о бедных. Меня лишили этой пенсии и назначили советскую, которую я и получала 2 года, а потом и этого меня лишили на том основании, что муж мой давно умер, и я нигде не служила. Но я, будучи вдовой с молодых лет, всю жизнь жила трудом, зарабатывала иглой на богатых и на некоторые магазины, в том числе на магазин "Милосердия", что находился при Попечительстве о бедных, в чем имею удостоверение от заведующей этой мастерской. Я старая, мне 72 год, больная, заработать не могу, все что имела прожила за эти 6 лет, в которые я ничего не получала. С марта месяца хлопочу о пенсии и мне отказано теперь, так как бумага моя затерялась... Я не виновата, что они затеряли, и мне через это приходится терпеть крайнюю нужду сидеть без хлеба. Умоляю Вас, войдите в мое безвыходное положение, разрешите мне выдавать пособие или пенсию. Я старая никак не могу понять, ведь перемена правления сделана для бедного люда, а у меня последние крохи отняли у бедной.

Елизавета Александровна Сахарова.

1926 года июля 10-го".

Накануне вторжения: советские граждане о "Пражской весне".

Ирина Лагунина: Архивы сохранили с энтузиазмом написанные послания в органы советской власти тех лет. Но, прежде, чем прозвучат эти документы, мы поговорим с историков Еленой Зубковой о том, что же подвигло людей писать эти письма, что предшествовало вводу войск, какова была обстановка в те годы - не столько в Чехословакии, сколько в Советском Союзе. Линия Москве - Елена, пожалуйста.

Елена Зубкова: О том, что происходило в Чехословакии весной 1968 года, "правильные" советские граждане, т.е. те, что черпали информацию из газет, имели довольно невнятное представление. Невразумительность прессы во многом объяснялась растерянностью самой кремлевской верхушки, которая поначалу никак не могла определить своего отношения к очередному опыту по реформированию социализма.

Хотя, казалось бы, подобное развитие событий вполне можно было предвидеть. Еще в 1965-ом, "отец" советской экономической реформы Алексей Косыгин, призывал другие страны соцлагеря последовать примеру СССР. Тогда в Советском Союзе много говорили о хозяйственной самостоятельности предприятий, о рынке, прибыли и прочих, еще недавно считавшихся крамольными, категориях. На сходных принципах строилась модель реформирования экономики в Чехословакии. Но там коммунисты-реформаторы пошли дальше, заявив о необходимости проводить экономические преобразования вместе с реформами по демократизации общества.

В стране была отменена цензура, начался процесс политической реабилитации. В Праге сменилось партийное руководство: на место известного своим консерватизмом Антонина Навотного пришел Александр Дубчек. От имени компартии Дубчек предложил программу построения "гуманного социализма", социализма с "человеческим лицом". Эта идея и стала главным лозунгом, главным стержнем "Пражской весны" 1968 года.

В Советском Союзе в это время происходили процессы совершенно противоположной направленности. Экономические эксперименты были закончены, о критике Сталина старались не вспоминать, процесс реабилитации захлебнулся. Робкие попытки интеллигенции выразить свое несогласие со столь очевидной сменой курса вызывали в верхах недовольство и раздражение.

В этой ситуации кремлевские лидеры готовы были усмотреть в действиях чехословацких "товарищей" не больше не меньше, как угрозу всему социалистическому лагерю. Начались переговоры и уговоры - в Москве, в Дрездене, в Братиславе ... "Вероотступников" пугали аналогиями: вспоминали Берлин 1953-го и Будапешт 1956-го. И в том, и в другом случае социализм "защищали", так сказать, с помощью советских танков. Именно на таком варианте решения теперь уже "чехословацкого вопроса" настаивали военные. Брежнев же сначала больше склонялся к варианту политическому.

В конце июля 1968 года политбюро имело в запасе оба варианта действий в Чехословакии - политический и военный. Был даже заготовлен проект обращения ЦК КПСС "К советскому народу". В нем говорилось о "смертельной опасности", в которой оказалась социалистическая Чехословакия, а части Советской армии призывались выполнить свой "интернациональный долг". Кажется, тогда этот словесный оборот был употреблен впервые в том самом значении.

Прошел еще почти месяц до того момента, когда в Чехословакию были введены войска. Это случилось 21 августа 1968 года.

Ирина Лагунина: Спасибо, это была историк Елена Зубкова. Итак, советские граждане о "Пражской весне", 1968 год.

"23 июля 1968 г.

Советскому правительству, ЦК КПСС.

Совершенно ясно, что в Чехословакии произошел контрреволюционный переворот из подполья. Нынешние руководители партии и правительства (в большинстве своем) являются подставными лицами фашистской Германии и других разведок империалистических государств.

Нечего и некогда устраивать теперь встречи с чехословацкими "тов-ми". Это уже не тот и не наш ребенок. Это правительство - на глазах которого действуют открыто фашисты и моральные уроды.

Я, участник Отечественной войны, как и миллионы советских граждан готов действовать словом и делом по Вашему распоряжению.

Хамев Николай Иванович. Ленинград".



"Генеральному секретарю КПСС товарищу Брежневу Леониду Ильичу и председателю Совета Министров товарищу Косыгину Алексею Николаевичу

От б. Офицеров Красной и Советской армии.

Высокоуважаемые товарищи!

Заявляем Вам, дорогие Леонид Ильич и Алексей Николаевич, что мы, хотя и пережили ряд тяжелых переживаний, однако мы всегда готовы отдать жизнь за дело коммунизма...

Американцы-капиталисты устанавливают свою власть подкупами, силой и ударами в спину, а мы все больше ведем переговоры, разоблачения и т.д., например:

В Чехословакии по существу частично уже произошел переворот в радио, в телевидении в редакциях. В нашей газете "Правда" описываются с достаточной ясностью, как изменяют некоторые коммунисты не рядового состава, а руководящие работники партии. Это происходит по нашему мнению по следующей причине: а) подкуп капиталистами руководящих работников партии Чехословакии; б) по причине в основном отсутствия должного контроля в этой стране, вследствие чего некоторые руководящие работники партии... незаконно накопили такой капитал, с которым они при перевороте свободно могут открыть фабрики и заводы или сделаться помещиками.

Вот только по этой причине часть руководящих коммунистов изменяет партии, подло устраивает заговоры и т.д. Таких изменников-коммунистов нужно ставить к стенке и беспощадно расстреливать, дабы неповадно было охаивать ленинизм, марксизм другим, еще не сбившимся в пути коммунизма.

Если секретарь Чехословакии тов. Дубчик еще наш человек, добейтесь от него письменного согласия ввода наших войск в Чехословакию. После чего смело спешите в Чехословакию для обсуждения общего положения. Не выводите наших войсковых соединений из части оставшихся в Чехословакии. Смелее действуйте, Вас всегда поддержит наш народ.

Просим простить нас за наши высказывания и наши личные мнения. Мы всегда готовы стать на защиту Чехословакии от врагов ленинизма.

С искренним коммунистическим приветом по поручению б. офицеров армии (подпись неразборчивая)

27/VII-68 г."



"Председателю Совета Министров СССР лично тов. Косыгину А.Н.

С болью в сердце приходится слушать и читать материалы о сложившейся тяжелой обстановке в братской социалистической Чехословакии, за свободу и счастье народа которой 140000 советских воинов отдали свои жизни, не считая еще многих сотен тысяч проливших кровь, будучи раненными. И вот сейчас мы стоит перед фактом быть или не быть социалистической Чехословакии! Как же мы дожили до такой жизни, что с нами никто не считается? Все это получается потому, что слишком мы начали много говорить о свободе и суверенитете этих стран. Хотя хорошо всем известно, что для настоящих коммунистов-ленинцев свобода и суверенитет этих стран (Польши, Чехословакии, Болгарии, Венгрии, Румынии, ГДР, Югославии, Албании) - это настоящий союз и в буквальном смысле братские отношения с Советским Союзом, который потерял 20 млн. человек в период Отечественной войны, во имя этого союза.

А те коммунисты, которые кричат о какой-то другой свободе и суверенитете, это или перерожденцы или агентура в рабочем классе и коммунистическом движении.

Не вдаваясь в подробный анализ наших взаимоотношений, нам нужно немедленно и безоговорочно добиться, чтобы во всех европейских социалистических странах (в ЦК партий, правительствах, министерствах обороны, иностранных, внутренних дел и госбезопасности) были наши советники (наблюдатели или представители, человек по 5-6), что бы нам гарантировали от всяких подобных явлений. Всякие антисоветские выступления в любой форме должны рассматриваться как враждебные и пресекаться со всей строгостью.

Если это действительно настоящие коммунисты - руководители стран, то перед ними должно быть поставлено так, как бы они находились на положении, как союзные республики Украина и Белоруссия.

Нам нужно прекратить игру в демократию, суверенитет. Пока еще не поздно примите решительные меры по обузданию врагов и наведению там порядка, иначе будет уже поздно и снова придется бессмысленно терять жертвы советских людей как это было в Венгрии.

29 июля 1968 г.

Мой адрес: г.Москва... Никоненко Григорий Игнатьевич, член КПСС с 1931 г."



"В Центральный Комитет КПСС

В Совет Министров СССР.

Председателю Совета Министров СССР А.Н.Косыгину.

Уважаемый Алексей Николаевич!

Во-первых, извините меня за отрыв у Вас некоторого времени на чтение этого письма при Вашей столь большой занятости делами государственной важности. Во-вторых, разрешите заверить в искренности чувств, которые заставили меня обратиться в ЦК КПСС, а именно: а) желание проинформировать ЦК; б) обратиться с просьбой к ЦК; в) посоветовать членам Политбюро ЦК, отбывающим для встречи с членами Президиума ЦК ЧКП.

Вчера, 22 июля, по "Голосу" из Вашингтона я услышал переложение напечатанной в "Нью-Йорк Таймс" брошюры, написанной нашим советским физиком-ядерщиком Сахаровым (вероятно, Андреем Дмитриевичем Сахаровым, учеником академика Игоря Евгеньевича Тамма). Слышимость была, правда, недостаточная, но насколько я мог понять, это чрезвычайно интересный документ, я бы сказал, это "Манифест XX века". В нем очень много позитивных положений.

Первое, я советую Вам ознакомиться с этим документом, не откладывая его в долгий ящик. Второе, прошу Вас поспособствовать ознакомлению с этим документом советских людей через нашу печать.

Я горд, что такой документ принадлежит нашему советскому ученому. В нем чувствуется великая традиция русских ученых (Ломоносова, Менделеева, Попова, Тимирязева и многих других) быть не только великими мужами в науке, но и носителями прогрессивных социальных идей в современном обществе.

Третье. При предстоящей встрече членов Политбюро ЦК КПСС с членами Президиума ЦК ЧКП не обижать чехословаков излишними подозрениями. (Подозрение - это тоже нанесение обиды и в человеческих обычных отношениях).

В 1959 году я был в Чехословакии в составе обменной профсоюзной группы ленинградских учителей и немного знаю, как там высоко ценили дружбу с советским народом.

Ведь, право, каждая очередная потеря былых наших друзей по борьбе - это слишком большая травма для нас, советских людей.

С глубоким уважением к Вам, Ваш земляк-ленинградец, бывший учитель физики, ныне пенсионер, член КПСС с 1942 года, партбилет №00539558

Иван Михайлович Смоленцев.

P.S. За название брошюры Сахарова "Социальный прогресс и интеллектуальная свобода" - не ручаюсь. Уточню во время ближайших радиопередач 25 и 26 июля.

Мой адрес: Ленинград, П-49, ул. О.Кошевого, 8, кв.60".



В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG