Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История рабочего Петра Матюхина, 1917-1927. Письмо академика Майского главе советского правительства Никите Хрущеву, 1958 год. Вторжение в Чехословакию в 1968 году глазами советских граждан


Российские архивы сохранили в первозданном виде документов историю рабочего Петра Матюхина. История разворачивалась десять лет - с лета 1917 года по лето 1927-го. Но первый документ датирован январем 1926.

"Председателю ВЦИК М.И. тов. Калинину

гр-на Матюхина Петра Филиповича. Село Турово

Н.-Девицкого района Воронежской губ. Проживающего в Ленинграде ст. Шувалово Выборгское шоссе №97.

Заявление.

В 1917 году в июне месяце, когда В.И.Ленина хотели арестовать на Каменноостровском пр. в доме Кшесинской, от преследователей ему удалось скрыться, попав на Выборгскую сторону в завод бывший Первляйнен..., где я работал в заколоченной мастерской, с товарищем моим Николаем Жибинским, куда и зашел т-щ Ленин, говоря: "Я т-щ Ленин, спасите меня". Я, Матюхин, сейчас же снял с себя рабочую рубашку и надел на товарища Ленина, а так же снял кожаный передник, подвязал ему, дал свои рукавицы и указал на цепь. Мы стали таскать по блоку снаряды из котла. Четыре снаряда было нами вытащено. Много народу заглядывало в нашу мастерскую, но никто не заметил Владимира Ильича. Работа длилась около двух часов, услыхав свисток автомобиля на улице, Ленин сказал нам с т-щем Н.Жибинским, который умер в 1918 г., ... я вас не забуду, награжу большой наградой, я умру, но слова мои не умрут, получите по завету моему, и слово дал нам. Сказав, чтобы мы не говорили сейчас никому, потому что не весь завод был настроен в пользу т-ща Ленина, повторив еще свои обещания, пошел спокойным шагом из мастерской, мы пошли провожать его за ворота. Выйдя из ворот, т-щ Ленин сел на первого попавшего извозчика, везущего мусор, и мы слышали, и мы слышали, как он ему сказал: "Вези по Ланскому шоссе". Похоже было, что он ехал в сторону Финляндии. Больше ничего не слышали и не видел т-ща Ленина.

Окончив свою работу мы пошли на собрание, где какая-то девушка агитировала про т-ща Ленина, будто бы с сегодняшнего дня его с нами нет, его арестовали и будет ли еще он жив - неизвестно. В это время я, Матюхин, стоявший сзади всех, крикнул: "Т-щ Ленин жив и будет с нами!" И боясь навлечь на себя подозрение общего собрания, я поспешил покинуть собрание и ушел домой. Не знаю, чем кончилось собрание.

При жизни Вл. Ильича Ленина я, Матюхин, три раза был в Москве, хотел лично Владимиру Ильичу подать заявление. Но все не удачно: первый раз я не застал Ленина в Москве, второй раз он был больной, а третий раз он был ранен и меня не допустили его беспокоить.

После смерти т-ща Ленина я решил обратиться к вам, товарищ Калинин. Будучи в августе месяце в Москве я вас не застал. Вы были в отпуску. Второй раз тоже не застал, Вы были, уехавши в Ленинград. Я решил настоящее заявление послать Вам по почте.

Осмеливаюсь беспокоить Вас, т-щ Калинин, посылая Вам сие заявление и прошу Вас ходатайствовать, если будет Вами признана моя заслуга стоящая поощрения, на старости лет гр-на, который не так давно спас человека, "человека России": дорогого Ильич, о выдаче мне вознаграждения, т.к. я в настоящее время никаких средств не имею, кроме двух несовершеннолетних детей. Самому уже 60 лет. Раньше работал по крестьянству, а в настоящее время не могу даже ходить. 30-ть лет живу в Ленинграде, работая по заводам, где и потерял здоровье и зрение.

Прошу еще раз не оставить моей просьбы, т-щ Калинин, без внимания. Будьте добры и пожалейте своего товарища.

Матюхин". Зарегистрировано в Секретариате Калинина 20 января 1926 г.

4 марта 1926 г. в секретариате Калинина у спасителя Ленина запросили "документы о работе по найму не менее 8 лет за последнее время", затем обратились с ходатайством в соцстрах. Откуда спустя 4 месяца пришел следующий документ.

"ст. Шувалово Выборгское шоссе д.97.

Отказ-справка.

Согласно решения Комитета кассы по документам Матюхина Петра Филипповича, представленным (дата не заполнена), пособие не может быть выдано, вследствие в пенсии отказано за давностью невостребования пенсии.

17.июля. 1926 г.".

Тем временем Матюхин написал еще одно прошение на имя Калилина.

"Гражданина Матюхина Петра Филипова

Воронежской губ. Нижнедевицкого района с. Турова

Михайла Иванович, извиняюсь я предь, что я вас затрудняю своей просьбой, работавший столько лет в Ленинграде - и мне везде отказано за мою работу и услугу товарищу Ленину Владимиру Ильичу, никто не обратил внимание. А потому, что не все сидят у власти верующие в Ленина, а есть дожидают царя, Михаил Иванович, поэтому я опоздал подать заявление. А если все верующие в т. Ленина, то было бы не поздно. Мне награда - в море дождевая капля нашей советской России. Михаил Иванович тов. Калинин, я еще осмеливаюсь просить вас, хотя бы дали мне должное в память нашего дорогого вождя товарища Владимира Ильича Ленина для пропитания моих малолетних детей, я сейчас в настоящее время нахожусь в критическом положении, не имею дневного пропитания.

Михаил Иванович, если этого не окажется, то дайте мне проездной билет до Алтайской губ, до станции Бийск бесплатный пассажирам на два лица. П.Ф.Матюхин". Зарег.25 мая 1926 г.

Прошел год и почти месяц, и 18 июня 1927-го Матюхину был отправлен ответ:

"18/VI-27 г.

Гр-ну Матюхину П.Ф.

Настоящим Секретариат ПредВЦИК сообщает, что ходатайство Ваше о выдаче бесплатного проезда удовлетворить не представляется возможным.

Зав.Сек-том ПредВЦИК Терихов".

Письмо академика Майского главе советского правительства Никите Хрущеву, 1958 год.

Ирина Лагунина: Прежде, чем прозвучит этот документ, мы поговорим о том, кто был Академик Иван Михайлович Майский. В студии в Москве историк Елена Зубкова. Елена, пожалуйста, Вам слово.

Елена Зубкова: Автор следующего письма - человек, посвятивший дипломатической службе не один десяток лет, можно сказать, одна из "звезд" советской дипломатии. Впрочем, Иван Михайлович Майский был не только дипломатом. Он занимался политикой и наукой, был академиком и заключенным.

В 1902 году его исключили из Петербургского университета: за участие в студенческом движении. Образование Майский продолжал уже за границей, он окончил курс в университете Мюнхена. Жил в Германии, Англии, Швейцарии. Говорил на нескольких языках.

В Российскую социал-демократическую рабочую партию вступил в 1903 году, как раз в момент ее раскола на большевиков и меньшевиков. Майский оказался в рядах меньшинства. Это обстоятельство, однако, не помешало ему впоследствии сделать вполне успешную карьеру при большевистской власти. В этом смысле Майский являл собой классическое исключение из правил: из бывших меньшевиков только он и Вышинский при новом режиме не только выжили, но и добились сколько-нибудь значительных постов.

Звездный час в дипломатической карьере Майского пробил в 1932 году, когда его назначили советским полпредом в Великобритании. В Лондоне он провел одиннадцать лет и был там довольно популярной личностью. К мнению Майского прислушивались и в Кремле. Именно Майский обратил внимание Сталина на Черчилля как перспективного партнера, еще до того, как Черчилль стал британским премьером. Майский выступал посредником в переговорах между Сталиным и Черчиллем, когда началась война. И даже после того, как Майский был отозван с должности посла, Сталин брал его с собой на совещания "Большой Тройки" - в Ялту и Потсдам.

Дипломатические и прочие служебные обязанности не мешали, однако, Майскому время от времени отвлекаться на другие дела. Сочинять, например, форменную одежду для советских дипломатов. Известна его записка по этому вопросу в Наркомат иностранных дел.

Но меня в свое время поразил совсем другой документ. В апреле 1945 года Майский написал письмо на имя Сталина. Война шла к концу, и автора письма волновал один вопрос: что мы будем делать с детьми, родившимися у советских женщин от немецких солдат? С "немчатами", как называл их Майский. И тут же предлагал: "изъять всех этих "немчат", обезличить их, переменить имя и в качестве сирот разослать для воспитания в детские дома". Такая вот история.

Уже под самый занавес сталинского правления Майский, тогда уже академик, был неожиданно арестован. Его объявили английским шпионом, а потом нашли еще какую-то секретную фотопленку, которую Майский, если верить документам следствия, утаил от советских спецслужб. За эту пленку и судили, причем уже после смерти Сталина, когда других выпускали. Только в июле 1955-го Майский добился помилования и лишь спустя пять лет, в 1960-м, - реабилитации.

Ирина Лагунина: Спасибо, это была историк Елена Зубкова. Еще одно замечание: в письме академика Майского речь идет о государственном секретаре США Джоне Фостере Даллесе.

"Лично

В. Срочно

Председателю Совета Министров СССР Н.С. Хрущеву

24 сентября 1958 года

Глубокоуважаемый Никита Сергеевич, позволяю себе направить на Ваше усмотрение нижеследующие соображения: Мне давно уже кажется, что Даллес, помимо своей особой антисоветской злобности, еще психически не совсем нормальный человек. Конечно, в основном его политика диктуется оружейными, нефтяными и др. монополиями, однако в практическое проведение этой политики Даллес привносит немало чисто индивидуального, "даллесовского". Его маниакальный страх перед "мировым коммунизмом" (тут у него не все только игра), его совершенно патологическая ненависть к "коммунистическому Китаю", его истерические выкрики о политике "на грани войны" - все это и многое другое заставляет думать, что в голове у государственного секретаря США не все дома. Политика Даллеса в последние месяцы, в частности, в Тайваньском вопросе, с новой силой укрепляет такое впечатление. Вы писали как-то в одном из своих обращений к западным державам, что сейчас судьбы мира и войны зависят от состояния нервов того или иного американского летчика. Но не только от этого. Сейчас судьбы мира и войны зависят также от болезненных процессов, происходящих в мозгу сумасшедшего министра иностранных дел США. Ибо, как показывают факты, Даллес - ведущая фигура в американском правительстве: в вопросах внешнеполитических он совсем подмял всех других своих коллег, включая и Эйзенхауэра.

Независимо от того, перешел ли уже Даллес ту линию, которая отделяет здорового человека от обитателя Канатчиковой дачи, или находится еще на грани этой линии, не думаете ли Вы, Никита Сергеевич, что стоило бы принять возможные меры для создания Даллесу репутации сумасшедшего (что при всяких условиях недалеко от истины)? Сейчас, в свете безумной политики Даллеса на Дальнем Востоке, широкая публика может в это легко поверить. К тому же имеется подходящий прецедент, на который можно ссылаться: Вы, вероятно помните, что несколько лет назад американский министр обороны Форрестол помешался на страхе перед вторжением Советской Армии в США, был посажен в сумасшедший дом и там выбросился (или был выброшен) с 14 этажа.

Само собой разумеется, что создание Даллесу такой репутации должно быть проделано очень тонко, чтобы на нас не пало подозрение в организации этого дела, - иначе сильно пострадает его практический эффект. Но, если бы все тут было устроено надлежащим образом, положение Даллеса было бы серьезно поколеблено и, возможно, он вынужден был бы выйти в отставку.

С искренним и глубоким уважением И. Майский".

На письме академика Майского есть пометка: "по мнению МИД СССР (Управление информации - т. Кузнецов) это предложение интереса не представляет. 25 IX. 58".

Советское вторжение в Чехословакию в 1968 году глазами советских граждан тех лет. Письма во власть. Первое написано пенсионером.

"В Политбюро ЦК КПСС, в Президиум Верховного Совета СССР, в Правительство (Совет Министров) СССР.

К переговорам с Чехословацкой СРеспубликой

Как все советские люди, поддерживаю решение Правительства СССР и правительств других союзных стран о неотложной помощи братскому чехословацкому народу, его трудящимся, его компартии, что сейчас и выполняется.

О моей поддержке как весьма незначительного лица, к тому же беспартийного, можно было бы и не уведомлять никого, но я одновременно вношу предложение, которое прошу Вас как Директивные органы СССР срочно рассмотреть, а именно:

Выделить под юрисдикцию (то есть под верховную власть) Чехословацкой СРеспублики небольшую (примерно 50 - 150 тыс. кв. километров) малонаселенную территорию из состава земель Европейской части РСФСР, вдали от морей, больших судоходных рек и магистральных железных дорог, на срок до 99 лет или даже навечно, для водворения высылаемых из Чехословакии лиц для организации и строительства здесь Чехословацкими властями чешских и словацких поселений и городов, колхозов, госхозов, леспромхозов, горнодобывающих предприятий, фабрик, заводов, учебных и научных учреждений и т.д. и т.п., вплоть до транспортных устройств в виде воздушного моста между собственно Чехословакией - метрополией и ее этим инклавом (так называют такие изолированные куски земли, окруженные со всех сторон территорией другого государства). Хозяйства инклава должно входить в общее хозяйство метрополии. Назовем такой инклав ну хоть "Новой Богемией"..., да и будем применять латинский термин "инклав", (то есть включение), а не искаженное англичанами и французами слово энклав или анклав.

Надо думать, что даже одна весть о выделении инклава быстро внесет успокоение в разгоряченные и в просто вредные головы тех людей в Чехословакии (да и не только в Чехословакии), которые еще не сумели разобраться в характере эпохи, в которую вступил мир с 1917 года.

Описанное предложение не является только моим: оно носится так сказать в воздухе уже давно. Да и практически было осуществлено в ряде случаев. Древнейшим примером инклава является республика Сан-Марино, возникшая в Италии еще среди земель древне-римской империи и существующая до сих пор. Другим известным среди славянских народов примером инклавов являлось Тьмутараканское княжество, как часть Древней Руси, существовавшее на Кавказе в окружении инонациональных государств в течение ряда столетий. Да примеров не перечесть. Метод инклавов может быть применен с успехом для более тесной спайки и в отношении других стран, союзных нам, и только на срок, пока они в союзе с нами.

26 августа 1968 года, г. Москва.

Пенсионер, офицер в отставке, общественник, бывший преподаватель и научный работник Краснопольский Михаил Васильевич".

Письмо коммуниста из Москвы.

"Дорогие товарищи!

Вы совершили авантюру. Вы плюнули на свой народ и на свою партию, не посчитались с компартиями других стран. Вы хотите позора и холодной войны. Вы совершили вторжение, низложив законное правительство и партийное руководство Чехословакии. Вы - преступники.

Мы требуем чрезвычайного съезда КПСС и устранения от власти виновных. Народ не хочет терпеть таких руководителей. Надо устранить этот позор, который они навлекли на нас, рядовых членов партии. Нам стыдно смотреть в глаза людям. Нельзя вернуть прошлое, нельзя допустить сталинских методов. Мир изменился. Нельзя усугублять ошибки прошлого. История будет сурова - это вы сами знаете.

По поручению группы коммунистов завода им. Лихачева Н.Василевский".

Письмо ветерана.

"В Совет Министров СССР от гр-на Дистрянова Ивана Константиновича г.Архангельск.

Заявление.

Я как ветеран войны полностью одобряю политику Партии и Советского правительства в отношении Чехословакии. Очень правильно сделали страны Варшавского договора, что обезвредили врагов социализма в Чехословакии.

Я очень давно знал и говорил всем, что Тито - это шпион американский. То, что слышит в беседах с Вами, он все передает американцам. Тито, Чаушеску и Мао дзе дун не могут быть настоящими коммунистами.

Советский народ отдал свою жизнь за освобождение Румынии, Югославии и Албании, необходимо освободить эти народы от пособников империализма. Американский империализм - это злейший враг всего человечества.

Верить им нельзя ни единого слова. Чем больше они прикидываются как мирные, значит, они лезут своими щупальцами в лагерь социализма. Американцы поставили на карту все, чтобы раздробить страны социализма и в первую очередь СССР. Сколько стало вокруг бюрократизма, что еще никогда не бывало, и я думаю, что если не пресечь волокиту и бюрократизм, то это до добра не доведет.

Прошу Вас сделайте все, чтобы СССР и страны социализма были ограждены от всякой нечести из-за границы. Лучшей партии как коммунисты СССР на белом свете нет. Лучшего правительства как в СССР на земном шаре нет. Мы любим Вас и всегда готовы защищать Вас.

Еще обидно, что мало патриотизма среди нашей молодежи.

К сему И.Дистрянов.

25 августа 1968 г."

Письмо инженера Глезина из Москвы.

"Совету министров СССР

Считаю своим гражданским долгом заявить следующее.

Я не поддерживаю ввод войск СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии на территорию Чехословакии. В заявлении ТАСС указывается, что войска введены по просьбе государственных и партийных деятелей Чехословакии. Кто эти деятели? Представляют ли они большинство в партии и правительстве? Поддерживает ли их большинство народа? Какие посты они занимают в партии и правительстве? Этого мы, к сожалению, не знаем. Если государственные и партийные деятели, по просьбе которых введены войска в Чехословакию, компетентны говорить от имени ЧССР, от имени чехословацкого народа, и если они считают, что социализму в Чехословакии угрожают силы извне, то необходимо использовать все мирные средства к недопущению такого вмешательства, вплоть до постановки вопроса об этом в ООН... Если же строительству социализма в Чехословакии угрожала внутренняя реакция, то в этом случае решающую роль должен сыграть народ Чехословакии, а не вооруженные силы СССР и 4-х других социалистических стран.

Наши государственные и политические деятели, занимающие самые высокие посты в партии и правительстве, неоднократно указывали на "большую опасность"... "локальных войн", которые могут перерасти в крупные военные конфликты. Это значит, что каждое государство, каждое правительство не только не должны своими действиями вызывать осложнений, а должны приложить все усилия, чтобы не допустить никакого обострения обстановки и тем более очагов войны... Только таким принципом можно руководствоваться в решении всех спорных вопросов". Так говорил А.Н. Косыгин. Я голосую за решение всех спорных вопросов, всех конфликтов (малых и больших) путем мирных переговоров, но ни в коем случае с помощью танков, тем более в отношении между суверенными социалистическими странами.

Аналогичное послание направляю также в партбюро по месту работы.

Ст. инженер ЦНИИЭП Жилища Глезин Е.

Адрес: Москва И-18, 2-я ул. Марьиной рощи д.14 "б" кв.45".

Письмо Набутовской Раисы Николаевны из Ашхабада

"Мне 23 года, работаю воспитателем в саду. Я обращаюсь к Вам с просьбой сделать Чехословакию 16-й республикой Советского Союза. Это будет лучше для безопасности всего земного шара. Мне кажется, это не только мое мнение, но и мнение других.

С уважением Набутовская 30 августа 1968 г."

Письмо москвича Харитонова.

"Глубокоуважаемый Алексей Николаевич!

Очень многие считают Вас одним из наиболее реалистически мыслящих наших руководителей. Поэтому именно Вас мне хочется спросить: как Вы могли допустить все то, что сейчас происходит в Чехословакии? Каждому понятно, что эта акция поставила нас в глупейшее положение, отбросила далеко назад с позиций, завоеванных в мире с таким трудом, еще больше расколола мир социализма и т.д. В общем, как ни крути, эту кашу нам придется расхлебывать еще долго и, главное, чехи и словаки никогда уже не будут душою с нами.

Вчера у нас на работе по заданию райкома выяснялось настроение сотрудников в связи с событиями в Чехословакии. Товарищ, которому было поручено это, конечно, сообщил в райком, что все как один поддерживают шаги нашего правительства. Очень хочется, чтобы Вы там у себя "наверху" представляли себе настроения "масс" не по газетам. В действительности они совсем не такие.

С глубоким уважением А.Харитонов. Москва".

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации.

XS
SM
MD
LG