Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сельское духовенство, налоги и советская власть, 1929 г. Письма молодежи Михаилу Калинину, 1929 г. Из почты Николая Подгорного, 1973 г.


СЕЛЬСКОЕ ДУХОВЕНСТВО, НАЛОГИ И СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ. История произошла в 1929 Г.

В прошении председателя Смоленского Епархиального управления, которое сейчас прозвучит, использованы сокращения ВЦИК - всероссийский центральный исполнительный комитет; "ГИК" - губернский исполнительный комитет.

"27 апреля 1929 г.

В Священный Синод Православных церквей в СССР.

В Известиях ВЦИКа от 11 апреля с.г. сообщено, что при президиуме ВЦИКа образована постоянная комиссия по вопросам культа и что этой комиссии поручено рассмотреть вопрос о правах духовенства на землепользование. Этот вопрос для Смоленской епархии является одним из основных, т.к. при ужасающей бедности приходов Смоленское духовенство живет в подавляющем большинстве трудами рук своих, обрабатывая с семьей, как обычные хлеборобы, землю. Но и этот трудовой хлеб за последнее время стал горек, благодаря громадным налогам.

Надежды на улучшение налогового дела в текущем году нет, т.к. президиум Смоленского ГИКа 26/III-29 г. постановил и в этом хозяйственном году облагать духовенство индивидуальным налогом. С мест в Смоленское Епархиальное Управление идут ходатайства: обратиться к защите Свящ. Синода и центральной власти. В виду этого Смоленское Епархиальное Управление просит Св. Синод: не найдет ли он возможным войти с ходатайством в вышеуказанную комиссию, чтобы служители культа, своими руками обрабатывая землю, были и в налоговом отношении приравнены к обычным хлеборобам, а не кулацким хозяйствам, которые облагаются индивидуально. Нельзя ли также ходатайствовать об урегулировании вопроса по исчислению доходности, ... т.к. налоговые комиссии устанавливают определенные ставки на целые уезды, например: 900-1000-1500 рублей и т.д., совершенно не принимая во внимание действительной доходности прихода.

Председатель СЕУ архиепископ Михаил".

"В комиссию по вопросам культа при Президиуме Всероссийского Центрального исполнительного комитета.

15.V.1929 г.

Священный Синод Православных Церквей в СССР... просит Всероссийский центральный исполнительный комитет не лишать прав служителей культа на землепользование, т.к. землю духовенство обрабатывает личным своим трудом, и урегулировать вопрос об исчислении доходности духовенства... ввиду произвольного определения его на местах в сторону чрезмерного увеличения и, вследствие этого, непосильного налогового обложения.

Председатель Св. Синода митрополит Вениамин".

Эти прошения не имели последствий. Бюрократический круг переписки замкнулся на президиуме Всероссийского Центрального исполнительного комитета.

"Особая Коллегия высшего контроля по земельным спорам при президиуме ВЦИК.

31/V 1929 г.

В секретариат ПредВЦИКа

Копия: Священному Синоду православных церквей.

ОКВК, возвращая отношение Священного Синода, сообщает, что в письме Смоленского епархиального управления поставлен вопрос исключительно о взимании налога со служителей религиозного культа, а не о землепользовании; в отношении же Священного Синода вопрос о землепользовании поставлен в общей форме. В виду изложенного указанная переписка возвращается на распоряжение Секретариата Пред.ВЦИК.

Председатель ОКВК Извеков

Секретарь Бочков".

ПИСЬМА МОЛОДЕЖИ Михаилу Калинину, 1929 Г.

"27 мая 1929 г.

Обращаюсь к Вам, как к единственному источнику правды и справедливости. Я провинциалка. Место жительства г. Самара. В 1928 г. окончила школу II-ой ступени (девятилетку) и, полная надежд и стремлений, еще в стенах школы наметила план своих действий. Идти и работать на производстве, хотя бы в качестве чернорабочей, так или иначе приносить пользу государству, людям. Может быть Вам интересно будет знать, почему я избрала такой путь, а не продолжала свое образование, так это очень просто объясняется. Продолжение образования зависело не от моей неохоты к учебе, нет, только не от этого, а от материальных условий. Мой отец, в настоящее время чернорабочий, работающий на ручной тележке по перевозке кладей, с 9-ти до 25-летнего возраста служил в работниках у крупных хозяйчиков, занимавшихся ломовым извозом. После этого, женясь и обзаведясь семьей, ... скопив деньжонок, купил лошадь и стал работать. Целых долгих тяжелых 30 лет тянул лямку изо для в день, таская на своей спине по 15 - 18 пудов, вплоть до гражданской войны, во время которой много принес пользы, хотя и не сражался с винтовкой в руке за власть рабочих и крестьян, но помогая сколько был в силах и как умел, перевозя военные грузы, продовольствие для красногвардейцев, не получая за свою работу и копейки, находясь по неделям в отъезде и оставляя свою семью буквально без копейки денег и хлеба. Эти тяжелые годы прошли. В 1921 г. отца признали нетрудоспособным. Он стал инвалидом труда, до 1923 г. В этом году неизвестно по какой причине ему отказали от пенсии. Положение было не из легких. Бросить учиться, идти работать мне не хотелось, хотелось добиться чего-то определенного. Покупать лошадь отцу не на что (другой специальности у него нет), хлопотать о пенсии не сумел, не зная куда обратиться. И что же? С хроническим ревматизмом старый человек нашел выход из этого положения, стал работать на ручной тележке, заниматься тяжелым физическим трудом, при болезни и старости за 60 - 80 коп. в день, чтобы дать возможность окончить образование своей дочери и прокормить свою семью.

И так снова о себе. Как только окончила школу, не теряя времени, пошла на самарскую биржу труда, чтобы встать на учет. Но там, там меня не приняли только потому, что я нахожусь на иждивении 65-летнего старика-отца, работающего на тележке, не члена союза.

Таким образом, походив несколько раз и получив от самих завов один и тот же ответ, я отчаялась, не знала, что делать, где найти выход из этого положения и после долгих раздумий обращаюсь к Вам.

Михаил Иванович, Вы, как чуткий человек к горестям народа вообще и ко мне в частности, должны понять, что мне стыдно, мне больно сознавать то, что такая здоровая молодая девушка (мне 19 лет) находится на иждивении больного отца, и поверьте, что такое положение вещей заставляет терять веру в справедливость, лучшую жизнь, убивает всякую энергию и желание борьбы за светлое будущее, когда серо и неприглядно настоящее. Слезы матери и упреки отца - все это тяготит меня, нет уже светлых надежд, энергии, я не знаю что делать. И желаю только одного, чтобы поскорей найти ту жизненную точку, без которой нет смысла в жизни. Чувствовать себя "лишним человеком" в молодые годы и непригодным элементом в нашей стране, где каждый гражданин должен гордиться, что он живет в стране, где впервые сияет луч свободы, равенства и братства, это очень трудно.

P.S. Пожалуйста, если Вам не будет трудно ответить на мое письмо, то прошу я Вас, мой адрес: Железнодорожный поселок, г. Самара, Коммунистическая ул. дом № 61 кв.1.

Ольга Николаевна Смирнова".

"Гр. Смирновой О.Н.

Сообщается, что за разъяснением и разрешением вопросов, связанных с поступлением в какое-либо учебное заведение, надлежит обращаться непосредственно в органы народного образования.

Ввиду этого Ваше ходатайство оставлено без последствий.

Секретарь ПредВЦИК Войт

24/8-29"

"Тов. Калинин!

Ответьте, пожалуйста, на следующие вопросы, иначе они для нас неразрешимые. Дело в том: Долго ли продлятся хлебозаготовки по нашему Союзу? Там - на урожайных местах остались (почти) без куска хлеба. Крестьянин, приезжая в город, идет съесть, в год один раз, один фунт белого хлеба, но увы, ему не дают, говоря, что хлеба нет, а если есть, это не для вас.

Для кого в городе, имею в виду Пензу, продается хлеб? Наверно, для членов "хлебопродукта", особенно для городских жителей, которым он достается очень трудно. Дело в том, что за получением хлеба стоят длинные очереди, и... работать время нет; потому что с утра до ночи человек стоит ради того, чтобы получить на следующий день кусок хлеба для существования.

Часто в бытность мою в Пензе приходилось есть колбасу с селедкой (без хлеба), хорошо если найдешь частного торговца хлебом - тогда будешь сыт; но и им торговать безнаказанно не разрешают.

Не подумайте, что я кулак, я человек бедного состояния, работал три года рабселькором Пензенской газеты "Новая деревня" (ныне ликвидированной). А сейчас начинающий литератор, и мне очень трудно учиться, а почему? В нашей заброшенной ото всех сел глухой деревушке школы нет, и ребятишки, ничему не научившись, только хулиганят. Вот и я, литературный недоносок, и мне хотелось бы учиться, но как учиться? Не комсомольцев в школы не принимают, а у нас и ячейки таковой нет, в которую с удовольствием можно было бы вступить. Вот, Михаил Иванович, я прошу Вас сжалиться надо мною, потому что я уже больше чувствую себя литератором, нежели крестьянином, и вот я прошу: ответить мне, можно ли поступить в литературную школу как я есть... Работаю я в настоящее время предкресткомом, при сем и прилагаю справку от Адамовского с/с.

С товарищеским приветом Иван Прибыльнов.

3/VI-29 г.".

"Гр-ну Прибыльнову И.Н.

Сообщается, что за разъяснением и разрешением вопросов, связанных с поступлением в какое-либо учебное заведение, надлежит обращаться непосредственно в органы народного образования.

Ввиду этого Ваше ходатайство оставлено без последствий.

Секретарь ПредВЦИК Войт.

20/8-29".

Из почты Николая Подгорного, 1973 г.

Ирина Лагунина: Следующие письма написаны в 1973 году и адресованы председателю президиума Верховного Совета СССР Николаю Подгорному. Но, прежде чем прозвучат эти документы, мы поговорим с историком Еленой Зубковой о том, что это была за фигура в советской истории - Николай Подгорный. Елена, пожалуйста.

Елена Зубкова: Николай Викторович Подгорный относится к числу тех, кого принято называть "лидерами второго эшелона". Но это согласно советской табели о рангах. На самом же деле Подгорный, во всяком случае, на взлете своей политической карьеры вовсе не был на "вторых ролях".

Он родился в 1906 году, на Украине. Успел повоевать на Гражданской, а потом закончил рабфак и поступил в Технологический институт пищевой промышленности. С дипломом инженера работал на сахарных заводах Украины, а перед самой войной "сахарный инженер", как иногда называл Подгорного Хрущев, вдруг быстро пошел в гору, дослужившись до должности заместителя Наркомата пищевой промышленности Союза.

В послевоенные годы Подгорный столь же успешно делает партийную карьеру - от секретаря Харьковского обкома партии до Первого секретаря компартии Украины. Эта должность всегда служила хорошей ступенькой на самый верх - в Москву. В июле 1963-го Подгорный получает пост секретаря ЦК КПСС. В это время в кругу ближайшего окружения Хрущева настроения недовольства своеволием Никиты Сергеевича начинают постепенно оформляться в конкретный план по организации его отставки.

В заговоре против Хрущева Подгорный играл весьма заметную роль, подталкивая нерешительного и трусоватого Брежнева к активным действиям. Поэтому когда отставка Хрущева стала свершимся фактом, не Брежневу, а именно Подгорному предложили занять освободившийся пост первого секретаря.

Но Подгорный отказался, сославшись на то, что неплохо бы выбрать кого-нибудь помоложе. И тут же указал на своего ровесника - Брежнева, чем того несказанно обрадовал. Брежнев на радостях предложил даже учредить должность второго секретаря ЦК - специально для Подгорного. Но потом об этой инициативе забыли, так и остался Подгорный просто секретарем ЦК.

Брежнев же, спустя некоторое время, все чаще стал смотреть на Подгорного как на влиятельного, а потому опасного конкурента. В 1965 -ом он переводит Подгорного из ЦК на почетную, но по традиции абсолютно ритуальную должность председателя Президиума Верховного Совета СССР - указы подписывать да награды раздавать.

По поводу наград и произошел первый серьезный конфликт Брежнева с Подгорным. В связи с 60-летием было принято решение наградить Леонида Ильича орденом Ленина и Золотой медалью Героя социалистического труда, но Брежнев вдруг захотел получить звезду Героя Советского Союза. Подгорный был решительно против: мол, не война. Но Брежнев взял "измором" и добился все-таки своего. Однако обиду на Подгорного затаил.

Они, правда, потом еще долго, десять лет работали вместе, и только в 1977 году Брежнев решил, что с обязанностями главы Верховного Совета вполне сможет справиться сам. Сохранив за собой все прочие посты, разумеется. А Подгорный был просто тихо отправлен на пенсию.

Ирина Лагунина: Спасибо, это была историк Елена Зубкова. Итак, из почты Николая Подгорного, 1973 год.

"Председателю Президиума Верховного Совета СССР тов. Подгорному

от курдского народа бывших кавказцев, проживающих на территории Киргизии, Казахстана и других областей.

Заявление.

Просим Вас разобраться в истории Курдского народа и его вину о высылке в 1944 году 25 ноября с Кавказа, Аджарской АССР, с района города Батуми. Наши матери, отцы и деды доказывают, что наши курды жили на Кавказе, в селе Кахабар, в районе города Батуми, Аджарской АССР, 550 лет тому назад, вернее с 1394 года.

В 1944 г. были высланы... на Среднюю Азию, не зная по какой вине. С тех пор прошло 28 лет, неужели наш народ не отбыл свой срок наказания. До сих пор нашему народу не разрешается вернуться на родину. В 1968 г. Постановление Верховного Совета СССР создало указ №189.

Верховный Совет постановил, что народы: курды, турки, хемщели азербайджанцы имеют полное право проживать на любой территории Советского Союза. В 1968 году ... наш народ, курды, 15 семей со всеми имуществами поехали на Кавказ, Грузинская ССР, станция Самтреди, колхоз Жобан. Председатель колхоза принимал людей, рабочих около 30 семей, и обеспечивал квартирами. Председатель не успел принять людей со станции, как опять же были высланы. Такое варварское отношение милиции к детям, матерям, к старым людям. Они посмели позорить наш народ, на каждой станции провозглашали речи, что они везут бандитов, а не хороших людей. Вели ложную политику против народа. Но мы, наше поколение, гордимся своим трудолюбивым народом.

28 лет наш народ, курды, трудятся на земле Киргизии, Казахстана и в других областях, везде... были примерными рабочими. Многие люди награждены орденами и медалями, почетными званиями, многие вступили в члены профсоюза, многие из нас коммунисты. Мы также могли бы трудиться на земле своей родины. Наш народ не просит своих домов. Мы, курды, просим Вас разрешить нам проживать на территории Аджарской АССР, представить нам вину нашего народа, просим рассмотреть высылку нашего народа 1968 г., рассмотреть, почему глава Грузинской ССР, Аджарской АССР не разрешают нам проживать на их территории.

Просим Вас рассмотреть наше дело и дать курдскому народу добрый совет".

Этот документ зарегистрирован в секретариате Президиума Верховного Совета СССР 11 января 1973 г. Вместо ответа письмо переслали председателю Президиума Верховного Совета Грузии.

Следующее заявление жители города Дрогобыч направили в адрес седьмой сессии Верховного Совета СССР восьмого созыва. Однако ознакомились с ним лишь в аппарате Верховного Совета.

"Старинный небольшой городок Дрогобыч Львовской области приютился у подножья зеленых Карпат. В окрестностях города более 100 лет назад были обнаружены залежи природного газа и нефти, и все дома города издавна были переведены на газовое отопление.

Третий год в зимнее время более 60 тысяч жителей города в буквальном смысле замерзают. Температура в жилых помещениях 8 - 10 градусов. Каждой домохозяйке приходится до 2 - 3 часов ночи сидеть у газовой плитки, чтобы для семьи приготовить горячую пищу.

Местные власти реальных мер не принимают и не хотят объяснить народу истинное положение "топливного голода" и все объясняют нехваткой газа. Невольно возникает вопрос, неужели в нашей стране наступает энергетический кризис.

Более того, идет массовый обсчет населения. С 1972 года плата за газ производится не по фактическому его расходу (не по счетчику), а с кубатуры занимаемой квартиры. Но ведь газа то нет. Но газовая контора ежемесячно получает с населения города не одну тысячу рублей, спрашивается за что.

Многие жители, имея печное отопление, а таких более 80%, могли свои квартиры отапливать дровами, но в городе ни угля и дров вы не купите, продажа населению не организована.

Такое положение в городе у населения вызывает нездоровое суждение о нашей действительности.

Жители города Дрогобыч просят сессию Верховного Совета оказать нам помощь, избавить нас от "топливного голода" и обязать местные власти прекратить обсчитывать нас и плату за газ брать только за то количество, какое было израсходовано на отопление".

"Председателю Президиума Верховного Совета СССР тов. Н.В.Подгорному

Работницы Ацкурского совхоза Ахалцихского района Грузинской ССР Мартыненко Анны Васильевны

Заявление

Просим помочь: моя дочь Лиана Васильевна Мартыненко в настоящее время находится под арестом.

Довожу до сведения, что я и мой муж В.С.Мартыненко, который умер в 1953 году, работал в колхозе на ферме. После смерти мужа у меня осталось шесть несовершеннолетних детей. При помощи партии и правительства все дочери получили образование, поставила на правильный путь жизни, у всех своя семья, все работаю на разных рабочих фронтах.

Моя младшая дочь Лиана Васильевна Мартыненко, которая родилась в 1944 году, после окончания школы начала работать в колхозе родного села. Она организовала комсомольскую бригаду. В 1960 году в Ацкури был создан совхоз. Она начала работать в совхозе дояркой и стала передовой молодой работницей. Поэтому ее назначили бригадиром фермы. В это время она продолжала учебу в Сельскохозяйственном институте в г. Тбилиси на заочном отделении... В течение этих лет ее избирали секретарем комсомольской организации Ацкурского совхоза, была делегатом на комсомольских съездах в Грузии и СССР, а также делегатом XXIV съезда КПСС Грузии и Советского Союза.

В течение многих лет была депутатом сельсовета, членом бюро ВЛКСМ и райкома партии, много раз была представительницей выставок народного хозяйства СССР. Вместе с работой она выполняла партийные поручения. Была секретарем первичной организации совхоза. В последние годы она работа в совхозе агрономом, где среднемесячная зарплата была 240 рублей.

В декабре 1970 г. ее выбрали освобожденным парторгом в Ацкурском совхозе, работая на этой должности она имела зарплату в сумме 140 рублей. Разница в зарплате между должностями агронома и освобожденным парткомом составляла 100 рублей. По согласованию Ахалцинского райкома и директором совхоза выплачивалась ей эта разница совхозом, оформленная на чужую фамилию. Эту разницу ей сочли незаконно полученную и поэтому с 20 мая 1973 г. ее арестовали. Эту же сумму всю сумели возместить родственники, внося ее в кассу Ацкурского совхоза 30 мая 1973 года - квитанция за №532.

У Лианы трое малолетних детей, самому старшему только семь, второму четыре года, третьему только исполнился год. Старшая дочь ее является инвалидом (психически неполноценной). Сама Лиана беременна 4 месяца.

Просим помочь нам, если имеется такой закон "при переводе на другую избранную партийную работу, остается прежняя зарплата". Мы не считаем незаконно присвоение, так как дирекция совхоза выплачивала разницу согласованно с Ахалцихским райкомом.

Мы высылаем Вам альбом на 52-х листах о трудовой деятельности Лианы Мартыненко. Просим после обсуждения переслать альбом в следственную Комиссию Груз. ССР для судебного процесса.

Просим учесть трудовую деятельность моей дочери, ее семейное положение и оказать нам помощь.

Ее бескорыстный труд был и будет примером для молодого поколения. Она еще молодая, у нее вся жизнь впереди. Она полна сил и энергии, для выполнения работ общего дела, принимать участие в широком социалистическом соревновании и внести свою долю в решающий год девятой пятилетки.

Мать - А.Мартыненко.

23 августа 1973 г."

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации.

XS
SM
MD
LG