Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Письмо Сталину, 1926 г. Политика КПСС глазами народа, 1967 г. Космос и политика, 1968 г.


"На самом ли деле я тот интеллигент, за которого меня принимают?" - это строчка из письма Сталину, 1926 год. Сталин к этому году - генеральный секретарь ЦК коммунистической партии, активно борется против своих соперников. Например, уже изгнаны из политбюро Лев Троцкий и Григорий Зиновьев.

"Дорогой тов. Сталин!

Умоляюще прошу прочесть сии строки и ответить на вопросы.

С ком. приветом Барбарук.

Не спокойное было время, когда в убогой комнатушке 13 февраля 1905 года, родился я. Не подозревая того, что в будущем будут чуждаться, коситься не говоря вслух, но думать "Он интеллигент", я спокойно сосал грудь материм и бессознательно вслушивался в пьяные крики отца, возвратившегося с работы и побывавшего под "монополькой".

Отец был не тем, чем стал его сын Григорий. Он в нашей стране, если бы проклятый туберкулез не свел его в могилу в 1920 г., пользовался бы авторитетом, имел бы доверие и наверное также как и другие сказал бы мне: "Интеллигент". Он был простак. В детстве пас скот... Жить было трудно, земли не имели и пошел в "жизнь", оставил родное село.

Крепкий и здоровый парень, подметал улицы г. Киева, был дворником... В жизни своей нарушил право, за которое мы сейчас преследуем в уголовном порядке... Он дал взятку и устроил попойку для мастера вагонного цеха Киевских главных мастерских ЮЗЖД из-за желания устроиться в оных, что в то время было также законом.

Мать, да что говорить, она добилась, чтобы ее сын Григорий стал "интеллигентом".

Она работала дни и ночи поденно у киевских мещан, помогая отцу на уцелевшие не пропитые в монопольке деньги содержать, а она выражалась "як нибудь прожити", семью. Родилась она в бедной безземельной крестьянской семье с. Малая Снетинка Киевской губ. и умерла в 1919 г. от неудачно сделанного выкидыша.

Товарищи мои - парни сорви голова, под командованием моего брата, которому дана кличка "пушай" постоянно одерживали победу над Мокрой улицей, которая воевала с Отделенской ул. на Лысой горе, пуская в ход камни, палки и ножи, от каковых я имею заслуги - два шрама на голове и поныне. Их общество сказалось на моем воспитании.

Трудовая жизнь, а в наших анкетах часто встречается вопрос "с каких лет начал работать наемным трудом?", началась с 8 лет. Но что это за труд, трудно понять тому, кто его не испытал. В наше время меня назвали бы за продажу газет, мелким торговцем и лишили бы права голоса.

Смешно, какой же это труд, - скажет кто-то. Ведь это все виды спорта, укреплявшие организм мальчика Гриши, встающего в 3-4 часа утра. Ведь только подумать, пройти ежедневно расстояние с Саломенки "Кучмин Яр" до Крещатинского пер., или до угла Театральной и Фундуклеевской и подышать свежим воздухом, побороться, а подчас и закалить свое тело и "морду" в драке с товарищами, получив газет и мчась на перегонки с конкурентом, продавая их, развивать голосовые связки и легкие...

Бывали дни, а о них часто вспоминаешь, когда голодный, босой, полураздетый ночуешь где-то в земляной пещере Соломенского или Ферменного яра вблизи КГМ, боясь идти домой ничего не заработав, или если кто-нибудь из друзей вытащит деньги. Это были дни закалившие, подготовившие меня к предстоящей жизни.

С 9 лет я узнал, что такое участок, городовой и надзиратель, хорошо знаком с жандармским отделением и его членами.

В 1918 г. по настоянию матери, имея 3-хгруппное образование церковно-приходской школы и подготовившись у репетитора, поступил в Киевскую военно-фельдшерскую школу, в поступлении помогла взятка писарю К.

Имея от роду 12 лет, я считался воспитанником КВФШ, а в 14 лет красным курсантом Киевских военных курсов "Красных лекпомов". Носил военную форму с соответствующим гербами, кокардами и эмблемами "властей", занимающих г. Киев и бравших школу на свое "попечение". Учеба была трудная, не знал, что делать - заниматься или итти добывать "шамовку".

Отец умер, мать тоже. Брат с 1918 году ушел добровольцем в Красную Гвардию, а затем в армию и был в ней до 1922 г. Остались две сестры, 12 и 9 лет, без средств к существованию, и я, глава семьи, должен был, находясь в школе, помогать им, в чем мне сочувствовал военный комиссар курсов т. Тарский, давая внеочередной отпуск, который я использовал в поездках за хлебом, пока меньшую сестру не устроил в детский дом, а старшую у знакомых. Учеба моя ясна, но я считался не из плохих курсантов и нагонял. В 1919 г. вступил в ряды РКСМ, участвовал в ночных облавах по изъятию излишков и т.д. В 1921 г. в декабре м-це был послан работать в качестве лекпома в Киевский военный госпиталь №6 и работал в тифозном, а затем в холерном отделении.

В 1922 году, феврале м-це, окончил означенную школу, а в марте м-це того же года, имея от роду 17 лет, был призван в ряды Красной Армии.

Без перерыва с 1922 г., марта м-ца, по 1926 г., май м-ц, служил... в должности младшего и старшего лекпома. Уволен в запас 2-ой очереди по болезни.

Изучивши устав и программу партии, желая влиться в ее ряды и проводить в жизнь заветы Владимира Ильича Ленина, я подал в 1925 г. июне м-це в партячейку... заявление. Ячейка утвердила единогласно, партбюро полка воздержалось от приема, давая отвод: "молод и он интеллигент".

Я демобилизовался. Устроился на службу по специальности лекпома. Был выбран председателем месткома, секретарем комсомольской ячейки... На гражданской службе я также подал заявление о вступлении в партию. Ячейка курорта Сосновки приняла единогласно, общегородское партийное собрание (350 ч.) голосовало о приеме меня в кандидаты - единогласно. Прием-комиссия Окрпарткома постановила воздержаться.

Вопрос ясен для меня, почему Дивизионная партийная комиссия и Приемная комиссия Черкасского окрпарткома не утвердила меня в кандидаты партии - интеллигент и регулирование роста, и в корне неверно (по уставу партии), что я еще молод...

Описал жизнь и причину, заставившую меня обратиться к Вам. Прошу Вас уделить мне ценные для нас всех 5 минут и ответить на мои вопросы, в минуты наталкивающие меня на размышление покончить с собой. На самом ли деле я тот интеллигент, за которого меня принимают? Не будет ли с моей стороны преступление по отношению рабоче-крестьянского класса, сделавшего меня для себя "интеллигентом", если я брошу свою специальность - лекпома и буду работать, как работает сейчас мой брат, в депо Киев II кочегаром или чернорабочим? Должен ли я учить (в полном смысле слова) свою дочь и как примет ее наше общество, если ее отец "интеллигент", а мать работница, набойщица (мах. фабрики), (член ВКП (б)?

Уважающий Вас, слуга трудящихся гр. Барбарук

20/декабря-26 г.

г. Черкассы".

ПОЛИТИКА КПСС ГЛАЗАМИ НАРОДА В 1967 Г.



В феврале 1967 г. анонимные комсомольцы из Киева обратились к генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу, Председателю Президиума Верховного Совета СССР Николаю Подгорному и Председателю Совета Министров СССР Алексею Косыгину со следующим письмом.

"Л. Брежневу, Н. Подгорному и А. Косыгину

На Вас, как на руководителей, надежда всего советского народа и народов земного шара. В настоящее время наше государство в опасности более в десять раз, чем было в 1917-1920 годах. Это Вы должны знать и принимать все меры (пока не поздно) к обороне нашей страны, переключить все для обороны, не считаясь ни с чем, кроме обороны. Вы не знаете, а должны знать:

1. В настоящее время дисциплина в армии очень слаба после снятия Жукова.

2. Что студенты 90% против КПСС, наслушавшись голоса Америки и Мао.

3. Что население 75% ждет Америку, что она нас завоюет с помощью Китая.

4. Что бывшие гестаповцы и полицаи и все попы - это шпионы фашистской Германии и американской разведки.

Это Вы должны знать и принимать меры.

Надо срочно назначить Министра безопасности СССР подобно Дзержинскому и утвердить ЧК в каждом районе и в каждом полку армии - без этого мы пропадем.

Напечатать не меньше ста миллионов обращений и суметь распространить китайскому народу, что Мао предатель народа Китая и народов капиталистических стран. Мао выкармливает своих помещиков и капиталистов за счет голода своего народа и он продался капиталистам и поэтому нападает на СССР, а народы СССР считают народ Китая как родных братьев.

14.02.1967 г.

Комсомольцы"

Следующее письмо поступило из г. Львова

"Дорогой наш товарищ Косыгин А.Н.!

Очень плохо, что не существует хорошего контакта между руководителями Албании и Советского Союза. И очень плохо, что капиталисты об этом знают. Надо быть хитрее их. Ведь рабочие и крестьяне наших 2-х стран разделены друг от друга. Ведь они в этом не виноваты. И как это плохо в международном рабочем и коммунистическом движении.

Дорогой наш товарищ Косыгин! Установите личную и тайную переписку с уважением с руководителями Албании, подскажите им ошибку, чтобы не сделать еще хуже, чтобы еще больше не оказались рабочие и крестьяне в разделенном рабочем и коммунистическом движении. Надо как-то помириться с руководителями Китая и Албании. Многое напутал Хрущев в коммунистическом движении. Он не умел критиковать коммунистов и капиталистов. Он мог сказать: "ударить пинком по одному месту". Это он по отношению капиталистов. Зачем злых людей делать еще злее ? А вот Вам теперь труднее работать после него.

Дорогой товарищ Косыгин! Установите личную и тайную переписку с руководителями Китая и Албании. Пусть капиталисты не радуются раздорам.

С низким поклоном к Вам, дорогой наш товарищ Косыгин !

13.03.1967г."

Не менее критично оценивал деятельность ЦК КПСС и правительства и автор письма из Узбекистана.

"Уважаемый председатель Света Министров СССР тов. Косыгин

Пользуясь в полном смысле нашей демократией, разрешите получить ответа на некоторые вопросы.

Ныне в стране в числе испытанных Ленинцев считают Вас тов. Микояна, Шверника, Суслова, Ворошилова, а остальных уважают, но их считают руководителями, имена которых вышли позже.

Неужели Вы, подлинные старые руководители, еще сомневаетесь и считаете тов. Молотова, Маленкова, Кагановича незаслуженными руководителями. Когда В.М.Молотов в сердцах народа считается вторым Лениным.

Намерен ли Политбюро ЦК КПСС набрать смелости восстановить честь этих достойных ленинцев?

Так как этот позорный произвол был совершен из-за саботажника Хрущева в момент его борьбы за титул престола в Кремле. Ибо среди простого народа остались мало простаков, не понимающих суть совершенного.

Никто не хочет утруждать себя широким обсуждением недостоинства проходимца Хрущева. Проделки и усердный подкоп под труп достойного мертвеца привел к потере наших друзей. Этим подкопом он оказал лишь свое трусливое лицо, ибо при жизни Сталина он танцевал перед им как цирковая собачонка. Но этим ему и никому другому не удастся заставить забыть заслуги Сталина, ибо народ хорошо знает и ошибки и его заслуги.

Будет ли восстановлена честь Сталина?

Будут ли, хотя бы для приличия нашей демократии, опубликованы "заслуги" Хрущева?

Иногда многие труженики задают вопрос о судьбе наших облигаций, которые произволист Хрущев заморозил на 20 лет.

Было ли это мероприятие подлинной нуждой государства?

По положению срок облигации выпущенной в 1947 г. истекает в текущем 1967 году, а остальные далее. Будут ли они погашаться с 1967 года? Ибо народ аферизм Хрущева может приписать Правительству.

Новые деньги, возможно я и не понимаю, были выпущены с целью восстановления международного авторитета нашего Советского рубля по сравнению с валютами других стран, в том числе и с долларами США.

Знаете ли Вы, какой был нанесен ущерб экономической благе рабочих и служащих, ибо рынок не признает их. А рабочие и служащие большинство питаются с рынка.

Не секрет, что нынешние 10 копеек (бывший рубль) и ныне признается на рынке за 10 копеек. Где же покупательская способность рубля? Где его реальный вес?

Будут ли эти Хрущевские копейки заменены более достойной валютой с учетом нынешних жизненных условий рабочих и служащих?

Если на перечисленные вопросы нельзя ответить через печать, разрешите получить личный ответ на мой адрес:

Уз.ССР, Хорезская область, г. Ургенч, ул. Крупская, 17, пр.1

Мухитдинову Фатыху Ахмедовичу".

Ирина Лагунина: В письме упоминаются фамилии Молотова, Маленкова и Кагановича. Автор предлагает вернуть честное имя этим партийным работникам. Так называемая антипартийная группа Молотова, Маленкова и Кагановича была изгнана из партии на июньском пленуме 1957, согласно официальной версии, за то, что эти люди, как и примкнувший к ним Шипилов, выступили против осуждения культа личности Сталина, то есть против решений ХХ съезда партии. О реальных отношениях в руководстве Советского Союза тех лет и о дальнейшей судьбе группы мы попросили рассказать историка Елену Зубкову.

Елена Зубкова: Это письмо было написано через 10 лет после разгрома так называемой антипартийной группы - Молотова, Кагановича, Маленкова. И, разумеется, "примкнувшего к ним" Шепилова. Тогда в июне 1957 года Никита Хрущев на какой-то момент потерял власть, едва не оказавшись в кресле министра сельского хозяйства. Именно такую участь уготовили ему бывшие соратники.

Они рассчитали все правильно и даже почти победили. На заседании Президиума ЦК КПСС за отставку Хрущева с поста Первого секретаря ЦК высказались большинство членов Президиума. Но в дело вмешался партийный "генералитет" - секретари ЦК и обкомовский корпус. Они и отстояли тогда Хрущева.

До сих пор бытует точка зрения, что та неудавшаяся попытка смещения Хрущева была попыткой консервативного реванша со стороны просталинских сил. На самом деле эта точка зрения - не более чем версия самого Никиты Сергеевича. В действительности группа противников Хрущева не была ни антипартийной, ни в полном смысле реваншистской, если под реваншем иметь в виду возврат к сталинским порядкам. Не о политических программах тогда шла речь. Перед нами - лишь последний аккорд борьбы за власть, разыгравшейся после смерти Сталина. Дальше Хрущев пошел уже один. Точнее ему казалось, что теперь он один.

Ушла со сцены "антипартийная группа", но появилась группа "партийная" - партийный аппарат, которому отныне будет принадлежать первое слово в политике.

А побежденные, как и положено, должны были покинуть политическую сцену. Молотов отправился послом в Монголию, Маленков - директором электростанции в далекий Усть-Каменогорск, а Каганович возглавил трест "Союзасбест" в Свердловской области.

Однако Хрущев о них не забыл. Спустя четыре года, на 22-ом съезде партии он поднял вопрос об ответственности опальных заговорщиков за массовые репрессии сталинского времени. Вскоре все трое - Молотов, Маленков и Каганович были исключены из партии. "За злоупотребления властью, нарушение социалистической законности и антипартийную деятельность", - так значилось в официальных бумагах.

После отставки Хрущева в 1964-ом они, уже будучи на пенсии, пытались добиться партийной реабилитации. Но осторожный Брежнев так и не решился на этот шаг.

Молотова восстановили в партии в мае 1984 года. Как говорят, по личной инициативе Константина Черненко. Спустя два месяца, в июле 1984, Политбюро рассматривало вопрос о партийной реабилитации Маленкова и Кагановича. Большинство высказалось тогда "за", в том числе и секретарь ЦК Михаил Горбачев. К вопросу решено было вернуться позднее.

Однако позднее не получилось. Началась перестройка, и вопрос о реабилитации бывших сталинских приближенных становился уже не партийным делом, а вопросом новой Большой политики.

"КОГДА ЖЕ МЫ НАГОНИМ АМЕРИКАНЦЕВ? КОГДА СНОВА УДИВИМ МИР?": КОСМОС И ПОЛИТИКА.



В декабре 1968 г. пилотируемый американский корабль совершил облет Луны, а в июле 1969 г. астронавты Нэйл Армстронг и Эдвин Олдрин высадились на Луне. За этими событиями внимательно следили и советские люди, что тоже отразилось в письмах главе советского правительства Алексею Косыгину .

"Дорогой Алексей Николаевич! (А вернее, тот товарищ из секретариата или референтуры, который только и будет читать это письмо).

Похоже, что полет "Аполлона 8" заканчивается успешно. Очень прискорбно, что это не наш "Союз" и не наши ребята, тем более, что, казалось бы, это вполне могло быть так. Похоже, что на этот раз США нас опередили, и позднее надо будет разобраться почему. Но сейчас очень важно правильно и достойно прореагировать на этот успех американцев. Мне думается, сто есть только один способ доказать сему миру, сто мы великая космическая держава. Завтра мы это докажем новыми запусками, пуском устройства к Луне, взятием проб лунного вещества и доставкой его на Землю, полетами советских людей к Луне и на Луну. Но сегодня все, что мы можем сделать - это с обычной для нашего народа широтой души отметить замечательный успех американцев. Отметить его, как блестящее достижение всего человечества, как праздник человечества. Носители самых гуманных идей, именно мы имеем право говорить от имени человечества, авангардом которого мы являемся. Первые страницы газет наших должны быть посвящены этому успеху. Надо пригласить американцев-космонавтов к нам, на родину завоеваний космоса и встретить их по-русски. Назвать именем трех американских космонавтов (или селенонавтов что ли) улицу в Москве, и не второстепенную улочку, а хоть ту, на которой стоит посольство США. Нас это не умалит, только возвысит в глазах честных людей мира. Гордость наша должна быть высокой. Наша столица - Москва, колыбель Октября - Ленинград, бессмертный Сталинград - столицы мира, и мы должны были бы видеть в них и площадь Спартака, и улицу Бетховена, и улицу Шекспира, и, раз они оказались первыми, улицу американских космонавтов! Даже, если они нам не симпатичны. Можно сказать, что все это не моего ума дело. Неверно! Моего, нашего. Судьбы этой страны, ее великого ленинского дела - и Ваша, и моя забота. Где-то за ним стоит и мой пот, и моя кровь. С товарищеским приветом.

г. Москва. К-9, ул. Неждановой, д.2/14, кв. 124.

Шанин Л.Л. 26.12.1968г."

"Уважаемый Алексей Николаевич!

Человечество нашей планеты на днях будет свидетелем такого события, о котором мечтали великие люди всех времен - на Луну ступит первый человек. Люди наши считают это гениальным достижением человечества. Также как первый полет, совершенный нашим современником Ю.Гагариным, являющийся выдающимся событием всех времен, так и высадка первого человека на Луну - это гениальные неповторимые события. Хочется оставить в магнитофонной записи эти великие события. Поэтому очень хотелось бы просить Вас дать возможность слушать весь ход исторического полета непосредственно с мыса Кеннеди и в этот период с 16 о 22 июля дать указание о прекращении заглушения радиопередач из Америки. Сожалеем, что на Луну ступит первой не нога советского человека!

С уважением к Вам - Люди.

г.Ленинград 16 июля 1969 г."

"К сведению нашего Правительства.

Мы восхищены подвигом американских ученых! Мы завидуем американскому народу! Мы восхищены смелостью и плановостью космических исследований! Еще три года назад была названа дата высадки человека на Луну. У американцев слова не расходятся с делом.

Как теперь истолковать слова неоднократно повторяющиеся нашим радио, печатью, что "советский человек будет первым на Луне"? К чему бахвальство и сверхликование в честь наших космонавтов? Зачем была послана в космос Терешкова? По-видимому, для того, чтобы выдать замуж за Николаева. Какая из этого польза? Космонавтами должны быть инженеры, ученые, но не учиться в академиях после полета. Они уже должны учить других.

К чему теперь секретность в космических исследованиях? Американцы нас обогнали открыто. Секретность уже утратила свое значение.

После первого полета искусственного спутника Земли и полета Гагарина американцы прямо заявили, что они отстали от русских и взялись за дело. А мы пытаемся оправдать наше отставание в космическом кораблестроении тем, что полет человека на Луну - неоправданный риск, что "автоматы лучше".

Никто не осудил наших ученых и Правительство в связи с гибелью Комарова. Все понимают, что это - наука, и она требует жертв. Ежедневно от катастроф и аварий гибнут сотни людей.

Мы за увеличение ассигнований на космические исследования!

Ташкент можно было отстроить и двумя годами позже.

Нам стыдно упустить победу в космосе. Иначе "стартовая площадка" социализма уступит капиталистической.

Когда же мы нагоним американцев? Когда мы будем на Луне? Когда снова удивим мир?

Группа отдыхающих энергетиков.

Ялта. Крым. 20.07.69 г."

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG