Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Письмо о коллективизации. СССР и Китай в 1964-1965 годах. "Не читал, но хочу сказать"


Письмо о коллективизации



Письмо, которое Вы сейчас услышите была написано Иосифу Сталину в 1928-м году, за год до "великого перелома" - катастрофы, получившей название сплошной коллективизации. Автор письма, Антониос Леонардос, описывает ту ограничительную систему, в удушающих границах которой, постепенно приходило в упадок сельское хозяйство. Вряд ли "единоличник", так назвали частного собственника в период коллективизации, Антониос Леонардос дождался ответа лично от товарища Сталина, но, можно предположить, что уже через год все его надежды относительно возможности диалога с властью были окончательно и радикально развеяны. Легко угадать, к какой именно категории было отнесено его выращивавшее табак хозяйство после того, как в декабре 1929 Москва провозгласила политику ликвидации кулачества как класса. Реализация этой политики обернулась смертью и высылкой миллионов крестьян.

"Иосиф Виссарионович.

Некоторые серьезные вопросы, от проведения которых в жизнь зависит благоустройство государства, благополучие крестьянства и вообще исход Великой Русской Революции, толкнули меня обратиться к Вам.

Живу я в России с 1910 года и смею сказать, что в достаточной мере ознакомился с условиями жизни, быта и психологией русского народа и вообще с системой государственного управления до революции.

Предки мои, отчаянные критяне, турецким султаном были высланы с о. Крита и переселились на о. Корфу. С ранних лет юности я вынужден был часто оставлять их и бросаться на чужбину в поисках "куска хлеба".

После переворота в России и особенно после отступления Врангеля, многие мои соотечественники советовали мне уехать из России на греческих пароходах, которые были посланы греческой буржуазией для своих "верных подданных", но я решил остаться и умереть здесь.

С первого появления Советской власти я строго слежу за политикой, линией Совстроя, осуществлением в жизни директив и законов, проводимых пролетарской диктатурой. Испытал все ужасы голодных лет и все те трудности, которые героически преодолевал пролетариат всего Союза, и могу с уверенностью сказать, что самый правильный путь освобождения пролетариата от эксплоатации и к устройству социализма есть тот путь, который наметили великий Маркс и Энгельс, и который проводится в жизнь незабвенным Ильичем и его партией.

Но часто бывает, что самая идеальная форма правления может оказаться несостоятельной за отсутствием элемента для проведения ее в жизнь.

Мои земляки вынуждены сократить посадку табака на 50, 100 и даже 200 % против посадки 1926 года, чтобы не потерять прав голоса и не стать "антисоветским элементом" - и это те, которые всю жизнь работали.

Многие, имеющие мало-мальски налаженное хозяйство, плод долгого и упорного собственного труда, вынуждены уничтожать постепенно почти все, чтобы не потерять права голоса и не быть "кулаком".

Мой сосед, имеющий две коровы и одну лошадь для перевозки молока в город (живем в 5 верстах от города), состояние которого специальная комиссия оценила в 250 рублей, был обложен налогом в 130 рублей, который взимался с него принудительным порядком.

Другие соседи, после полной катастрофы табаководства в 1921 и 1922 годах (годы голодовки), в целях поднятия производства табака, получили полную поддержку государства в виде выдаваемых им субсидий и морального поощрения к поднятию хозяйств. Однако, эти табаководы, увеличившие при помощи и поддержки государства свои посевные площади, - все без исключения оказались лишены избирательных прав, так как по новому избирательному закону, данному в декабре 1926 года, превысили 100-дневную наемную рабочую норму.

Эти поселяне, хорошо известны мне и вовсе не подходят к категории кулаков. Такое отношение довело до того, что посевная площадь табаков, доходившая в довоенное время до 500 десятин, в прошлом году снизилась до 180 десят., а в этом 1928 году, дошла до 70 - 80 десятин.

Между тем, чтобы посадить одну десятину табака необходимо 4 человека почти целый год. Ялтинский дюбек, который славится своим ароматом, требует большого ухода, особенно при крымской каменистой почве.

Новый выборный закон связал наши руки и довел сельское хозяйство до полного краха. Надо искренно признаться, Иосиф Виссарионович, что большая нищета окутывает пока нашу деревню. Вы можете возразить, что новый выборный закон необходим для пресечения возможности пролезть в наш аппарат чуждым нам элементам - и это всего важнее для нас; но не забывайте, пока государственные совхозы, коммуны и колхозы не в состоянии обеспечить страну необходимыми продуктами, поддержка середняком государства необходима, ибо середняк является самой фундаментальной базой, на которую должна опираться советская власть до известного времени.

Кроме этого, нужно иметь в виду, что наши совхозы тоже хромают и вполне естественно - потому, что русский крестьянин никогда не имел своей собственности, чтобы научиться дорожить и беречь хозяйство. Это явление с одной стороны в высшей степени помогло успеху революции, но, с другой стороны, научило русского человека бесхозяйственности. И это тоже мы должны принять во внимание. Ведь мы не можем сравнять аккуратиста (как хозяйственника) немца с русским, или же датчанина, грека и даже турка. Все эти нации умеют беречь лучше народное добро и устроить хозяйство, чем русский человек. Речь идет о русских потому, что они являются авангардом и примером для других национальностей России. У русских тоже, конечно, есть свои прелести, неистощимое терпение, широкая натура, хладнокровность и отважность во всех тяжелых обстоятельствах и т.д. Вот почему у нас во всех отношениях замечается страшная бесхозяйственность.

Не пора ли взяться за это дело. Я приведу один простой пример: в Ялте, например, воды было достаточно и она была доступна по цене; все домовладельцы могли свободно поливать свои роскошные сады. Советская власть еще прибавила один порядочный источник воды, и все-таки - воды не хватает и не по причинам засухи или метеорологическим явлениям, а по причине полной бесхозяйственности в израсходовании ее.

Я еще замечаю, что колоссальные деньги тратятся у нас по школам грамотности для взрослых, клубах, но результаты далеко не соответствуют затратам. Замечаю большую распущенность, расхлябанность, бесхозяйственность и волокитство. Продолжается еще напряженное, лихорадочное нервно-хаотическое положение военного времени. У всех наблюдается большое переутомление и перегруженность... Даже программы школ перегружены. Учителя и воспитатели переобременены общественной работой и не в состоянии уделять нужное внимание школе. Было бы утопией с моей стороны требовать, чтобы сразу все наладилось, но не пора ли войти всему в нормальное русло жизни.

Иосиф Виссарионович, прошу Вас, прочтите со вниманием мое письмо, вникните в его смысл, ибо хотя оно и простое и не написано по образу научно-теоретического и литературного духа, но оно важно потому, что оно родилось из опыта и практики 75-летнего старика, много видевшего и много испытавшего.

Да поможет Вам Бог на славном Вашем пути.

Антониос Леонардос".

СССР и Китай в 1964-1965 годах



После смерти Иосифа Сталина и развенчания его культа на 20-м съезде партии отношения между СССР и Китаем стали постепенно ухудшаться и вплоть до распада Советского Союза они так и не выправились до прежних значений кровного идеологического родства, "братства навек" двух тоталитарных гигантов. Некоторые исследователи считают, что едва ли не наихудшим периодом в отношениях обеих стран было правление Хрущева. Даже после его отстранения от власти накопленная отрицательная энергия привела к открытому военному противостоянию между советскими и китайскими пограничниками на острове Даманский в 1969 г. О причинах кровавой вражды между очень близкими идеологическими режимами я попросил рассказать историка Елену Зубкову.

Елена Зубкова: Это было не самое лучшее время в истории советско-китайских отношений. Воспетая в плакатах "большая дружба" двух больших коммунистических держав после смерти Сталина оказалась не столь уж долговечной. Впрочем, поначалу все шло хорошо. Советский Союз оказывал "китайским товарищам" серьезную экономическую помощь и даже обещал поделиться атомными секретами.

Но потом их пути разошлись. Хрущев выступал против войны. Мао Цзэдун утверждал, что пока существует империализм, войны неизбежны. Хрущев критиковал Сталина, Мао критиковал Хрущева - за отношение к Сталину. Конечно, сыграл свою роль и фактор личного соперничества между двумя лидерами. Призом в этом своеобразном соревновании было освободившееся после смерти Сталина кресло вождя мирового коммунизма. Центр мировой революции теперь переместился в Китай, - так считал Мао Цзэдун. А все, что происходило в Советском Союзе после ХХ съезда партии, китайская сторона расценивала как поворот к ревизионизму, как капитулянтство перед империализмом.

Эти обвинения усилились после того, как Хрущев побывал в Соединенных Штатах и было положено начало реальному сближению между СССР и западным миром.

Хрущев, человек импульсивный, недолго ограничивался взаимной перепалкой с китайской стороной. Он перевел теоретические разногласия в плоскость практических действий: в 1960 году из Китая были отозваны работавшие там советские специалисты. Впрочем, Хрущев вовсе не хотел эскалации конфликта. Он просто стремился таким незатейливым образом продемонстрировать, кто кому больше нужен.

Однако разногласия между СССР и Китаем после этого не прекратились. Более того, в дискуссию оказались втянутыми практически все страны соцлагеря. Этот конфликт - на почве идеологии - прошел "точку кипения" в 1964-ом. На очередном съезде компартии Китая Мао Цзэдун заявил, что "в Советском Союзе осуществляется диктатура буржуазии, диктатура немецко-фашистского типа". Советская сторона на подобные выпады отвечала в том же духе. Лидеры Китая обвинялись в проведении политики "великодержавного шовинизма и мелкобуржуазного авантюризма". Дальнейшие споры на этом поле становились бессмысленными. Надо было искать пути выхода из кризиса.

Первый шаг в этом направлении сделали новые советские лидеры, пришедшие к власти после отставки Хрущева. В феврале 1965 года глава советского правительства Алексей Косыгин отправился с визитом в Северный Вьетнам, чтобы обсудить перспективы советской военной помощи. Во Вьетнаме тогда уже полным ходом шли военные действия. По дороге из Ханоя Косыгин завернул в Пекин. Там он встретился с Мао Цзэдуном и другими китайскими руководителями. Расчет Косыгина был прост: использовать в качестве повода для сближения возможность совместных действий в поддержку Северного Вьетнама. Однако договориться не удалось.

Как впрочем, не удалось этого сделать и позднее. И так в течение еще почти 20 лет.

Это была историк Елена Зубкова.

Итак мнения советских граждан об отношениях с Китаем. 64-65 гг.

Мнения советских граждан об отношениях с Китаем в 1964 - 1965 гг.

"Поздравляю Вас, Никита Сергеевич, с днем рождения и желаю Вам многих десятков лет счастливой жизни, здоровья и успеха в работе на занимаемом посту. Вы очень много и хорошего сделали для народа, я не коммунист и не был коммунистом, я инвалид отечественной войны, но мыслями, душой и делом я за коммунистов партии КПСС, я сожалею свою беспартийную прожитость. Мне очень горько становится на душе, когда слушаю сообщение о действиях китайских руководителей. Они льют грязь на партию КПСС и лично на Вас, Никита Сергеевич. Это за всю Вашу доброту, что сделали для них и для всего народа, не мешало бы им встряхнуться, не досмотрев желаемого им сна. Нам лучше видно, куда нам ведет наше правительство и Партия КПСС. Под Вашим руководством, Никита Сергеевич, многие миллионы простых советских людей украсили и благоустроили свою жизнь и я тоже мечтаю и надеюсь, что придет тот радостный день, когда я переселюсь из своей подвальной квартиры в благоустроенную. Так живите же, Никита Сергеевич, назло врагам, на радость нам, народ с Вами, народ за партию КПСС и пусть не лезут китайские руководители из кожи, не свернуть им нас с того пути, по которому Вы нас ведете, не для этого мы проливали кровь и оставили свои конечности на поле боя, чтобы послушать убеждение китайских провокаторов. Пусть запомнят, что затеянная ими игра свечи не оправдает. Не прочертить им грани между Советским народом и Партией КПСС. Вы действительно Ленинец, я это говорю не в порядке какого-то подхалимажа, но не было еще у России после Ленина такого руководителя, который бы так смело везде и всюду разоблачал сторонников буржуазии. Короче говоря, Вы в берлоге врага, врага берете за рога. Поэтому народ таким руководителем гордится. До свидания, дорогой Никита Сергеевич

г. Тюмень. Достоевского № 15, Грюканов Мих.Андр."

"А.И.Косыгину

Китайские демонстрации являются ответом на Ваш визит в Китай. КПК и Китайское правительство ясно показали, что с Вашим правительством не хотят иметь дела. Видимо они и современное советское правительство считают такими де казнокрадами, как и хрущевское. А коммунисты, конечно, не могут считать своими товарищами казнокрадов. Напомню, что марксизм считает получение кем бы то ни было свыше среднего уровня зарплаты квалифицированного рабочего присвоением прибавочной стоимости, т.е. в наших условиях казнокрадством. Так как Вы не в силах ввести партмаксимум и ликвидировать все блага для руководящих деятелей КПСС, с Китаем надо примириться во что бы то ни стало, остается попробовать послать в Китай подходящего посла. В опыте с Насером Шепилов зарекомендовал себя выдающимся коммунистическим политиком. Он непричастен и к контрреволюционной сталинской шайке клеветников, извергов и палачей. Попробуйте его послать в Пекин договариваться с руководством КПК. Не может же быть, чтобы там сидели идиоты. СССР плюс Китай - непреоборимая сила. Иначе империалисты будут и дальше делать, что хотят, а советское правительство, поджав хвост, скулить свои беззубые протесты. Хотя наш народ и долготерпелив, но не может долго стерпеть такое руководство. И придется Вашему правительству уходить в отставку.

Габрилович Е.И. г. Москва, 2-ая Аэропортовская, д.2/15".

"Глубокоуважаемый т.Косыгин!

На днях слушал по радио возмутительную ноту Китайских раскольников и так называемую ноту Федерации Китайских студентов, требующих чтобы наше правительство принесло извинения хулиганам, считающим, что им все позволено!

Мы возмущены наглым провокационным заявлением Китайского правительства, пора нам, образно выражаясь, стукнуть кулаком по столу и вежливо посадить студентов-хулиганов в автобусы, а потом в вагоны и отправить в Пекин! Думается, что следует поставить остро вопрос о наших взаимоотношениях по договору, если так дальше будут вести себя эти лжеинтернационалисты, то нашему терпению должен быть предел, видно они способны на любые подлости. Военный договор надо пересмотреть и нашу безоговорочную помощь Китаю в случае войны надо обусловить, иначе они могут провокационно создать конфликт, а расхлебывать кашу придется нам.

Прошу извинить за возможно не прошенные советы, но они исходят из чистого сердца и с ними согласны все честные люди нашей родины.

Давыдов Н.Н. Пенсионер, член КПСС, Свердловск, Тольятти, 3, кв.3

10.03.1965 г."

Последняя телеграмма имеет интересную предисторию. 2 марта 65 года американские ВВС подвергли массированной бомбардировке территорию Северного Въетнама и советская общественность не замедлила откликнуться на это событие. 4-го марта в Москве прошли демонстрации протеста, в которых в том числе приняли участие и иностранные студенты из социалистических стран. Историк Елена Зубкова предполагает, что китайские студенты провели свою манифестацию без санкции властей, хотя документальных подтверждений этого факта нет. Однакко в то время, как остальные собрались у Въетнамского посольсьва выразить солидарность, учащиеся из Китая организовали митинг у американского посольства. Среди развернутых лозунгов наряду с антамериканскими были и лозунги, осуждавшие политику СССР в отношении Китая.

"Председателю Совета Министров СССР тов.

А.Н.Косыгину

Первому Секретарю ЦК КПСС тов. Л.И.Брежневу

Мы требуем наказать виновных по всей строгости советских законов, выдворить вон китайских студентов, осмелившихся посягнуть на свободу личности советских граждан и нарушить наши законы во время демонстрации 04.03.1965 г. перед зданием Посольства США в Москве.

Всему надо иметь предел! Позор КНР!

Коммунист Н.Долгих

14.03.1965 г."

"Не читал, но хочу сказать"



"Не читал, но хочу сказать" - эта известная формула лежала в основе большинства критических материалов на страницах советской прессы, адресованных Александру Солженицину и его масштабному исследованию "Архипелаг Гулаг". Ознакомиться с зловредным сочинением рядовой советский гражданин был не в состоянии, а потому размышления по поводу непрочитанного сейчас кажутся анекдотическими. Примером тому письмо советского пенсионера Константина Дмитриевича Лаврова, которое Вы сейчас услышите. Автор, критикуя Солженицина, одновременно предпринимает, как сказали бы сегодня, попытку реконструкции претензий, которые с его точки зрения должен содержать в себе "Архипелаг Гулаг". Увлекаясь, Константин Дмитриевич кое-где упрекает писателя в отсутствии необходимой требовательности. требовательности

"Советская Россия. На №12 от 15 января 1974 года

Комиссия законодательных предположение Верховного Совета СССР.

Статья И.Соловьева "Путь предательства" меня очень заинтересовала. Не могу понять, почему А.Солженицын выдумывал небылицы и клеветал на нашу Родину. Не может быть, чтобы он не знал о серьезных недостатках в нашей жизни сегодня. Недостатков у нас уйма. Пиши о них, критикуй, добивайся их устранения. Но он, очевидно, не хочет устранения недостатков, а стремится к имеющимся добавить еще выдуманные. Это действительно путь предательства.

Лично меня волнует, что массовая дискриминация старшего поколения советского народа, вынесшего на своих плечах две революции 1917 года, гражданскую и Великую Отечественную и другие трудности, стала нормой деятельности Ленинского ЦК и правительства. Такая деятельность не может не вызвать ненависти и раздора в нашем обществе.

О неизбежности ненависти и раздора я писал тов. Брежневу и тов. Косыгину еще 23 июня 1970 года. Скоро уже четыре года, как я веду борьбу за отмену дискриминации, так как именно она меня задевает. А клевета А.Солженицына на меня не оказывает никакого влияния, если не считать утрату к нему уважения.

ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли ряд законов об улучшении материального положения... В законах указано, что на лиц, ранее ушедших на пенсию, улучшение не распространяется. Таким образом дискриминация узаконена.

Партбилет №2 вручен тов. Брежневу. Как могли это сделать? Ведь есть же члены партии старше его и по возрасту и по стажу, и по заслугам перед Родиной и народом. Например, Жуков Г.К. - маршал Советского Союза, вступивший в партию 1 марта 1919 года. Брежневу тогда было только 12 лет, он тогда не был даже комсомольцем. Или Молотов В.М. - с дореволюционным партстажем. Брежнев же вступил в партию только в 1931 году.

Как было бы приятно вручение партбилета №2 самому старшему по стажу коммунисту, поместили бы в газете его портрет, биографию. Все с удовольствием бы почитали, были бы довольны и знали бы самого старшего коммуниста в нашей стране. А вот сообщение о вручении партбилета №2 Брежневу вызвало удивление и неприятность. В данном случае налицо дискриминация старшего поколения коммунистов. А Брежнев, в данном случае, проявил высокомерие, чванство и нескромность.

Когда была учреждена юбилейная медаль к 100-летию со дня рождения Ленина, я считал, что мне, как участнику Октябрьского переворота и гражданской войны, награжденному орденом Ленина, она положена и я бы с гордостью ее носил. Но я эту медаль не получил. Однажды, увидев одного пенсионера с этой медалью, я поздравил его и позавидовал ему, но он стал ругаться и рассказал грустную историю, что его не наградили, а он с боем, со скандалом вырвал эту медаль в райкоме. И рассказал, что его внучка пришла с работы, и, бросив на стол какой-то предмет, сказала, что это ей дали на работе. Об этом предмете она забыла, а я, взял и посмотрел - это была юбилейная медаль Ленина. Мне стало досадно и я пошел в райком.

Кукурузный скачок, задуманный ЦК, с треском провалился и привел к выдаче хлеба по спискам, что является разновидностью карточной системы, и покупке хлеба за границей. Заявление ЦК о том, что наше поколение будет жить при коммунизме, заглохло. Сообщение "Советской России" от 4-10-1960 года, что через пять лет налогов с населения не будет совсем, явилось обманом.

Перечень недостатков, волнующих меня, можно продолжить. Но у нас не принято писать в газетах об ошибках ЦК и Правительства, как будто бы они непогрешимы. Вот меня и интересует, писал ли об этом А. Солженицын. Если писал, то делал правильно. А если не писал, а ведь он не мог не знать всего этого, то он хочет, чтобы недостатки, волнующие не только меня, не устранялись, чтобы дискриминация продолжалась, то он заслуживает осуждения. И правильно сделали, что его выдворили.

"Советская Россия" о фактах дискриминации в других странах писала и делала правильно. Но о фактах дискриминации у нас никто не пишет.

Еще в 1901 году Ленин писал, что дух сословной неравноправности и принижения десятков миллионов "простонародья" - это вопрос уже сейчас имеет общенациональное значение.

Ныне сословий нет, но в результате принятия ряда законов о материальном улучшении, создались касты привилегированных и обиженных. Некоторые наши советские писатели это называют разными этажами благополучия, при которых люди никогда не поймут друг друга.

Не верю, что все эти безобразия делались честными коммунистами.

Мы знаем, что И.В.Сталин отвечал на письмо Иванову, Ноткину и другим. В.И.Ленин отвечал на письмо крестьянина Г.Гулова... А вот тов. Брежнев ограничивается тем, что поручает дать ответ десятистепенным чинам местных парторганов. Очевидно ему нечего сказать. Как наш Брежнев похож на приятеля И.И.Обломова - Тарантьева Михея Андреевича, который много и красиво говорил, всех поучал, а сам ничего делать не умел, за что бы он ни брался, до конца ничего не доводил, и так все изгадит, что и поправить нельзя. Так писатель И.А. Гончаров охарактеризовал Тарантьева, как прототипа нашего Брежнева.

Не думайте, что мне приятно так писать о Брежневе. Мне бы очень хотелось его сравнить с положительным героем, но не получается.

Меня два раза приглашали в обком КПСС и любезно разъяснили, что в данный момент прибавить всем не хватает средств и что пенсии будут подтягивать в порядке очереди.

Я лично не согласен с этим...

Я не хочу, чтобы меня ставили в общую очередь, это несправедливо. Я офицер и летом 1944 года, когда наши войска стояли на Висле и готовились к удару на Берлин, мне было сказано совсем другое. Вместе с постановление ГКО от 28.6.1944 года за №ГОКО-6116 в войска поступило обращение к офицерам, в котором говорилось: "Товарищи офицеры! Победа близка, Родина для армии дает все необходимое, солдаты готовы выполнить любой ваш приказ, дело за вами... Вот вам льготы". А что же теперь? Опасность миновала, так становись в общую очередь? Так делать нельзя.

3.3.74 г. Лавров Константин Дмитриевич.

Горький, ул. Ванеева, 59, кв.26".

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG