Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Письмо рабочего-коммуниста Генеральному секретарю его партии - Сталину. Колхозы Бурят-Монголии в 1945 году. Из почты советских руководителей 1939 г.


Письмо рабочего-коммуниста Генеральному секретарю его партии - Сталину.

1927 ГОД. ВКП (б) - Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков), ЦКК - Центральная контрольная комиссия, ИККИ - Исполнительный конгресс Коммунистического интернационала. Когда большевики брали власть, они вместе с Лениным были уверены, что со дня на день разразится мировая революция и они будут строить социализм в масштабах всего мира. Считалось само собою разумеющимся, что построить социализм в одной стране, тем более, не самой развитой, невозможно, так учил Маркс.

«Генеральному Секретарю Центрального комитета ВКП(б) - тов. Сталину.

Копия: тт. Зиновьеву и Троцкому.

Тов. Сталин, прошу тебя, разъясни мне попроще, можно ли построить социализм в одной стране? Я читал Ваши выступления на XIV съезде, на объединенном Пленуме ЦКК и ЦК, на XV партконференции и на 7 расширенном пленуме ИККИ, и все таки должен признаться, что твердого убеждения у меня нет в том, что можно социализм построить в одной стране. Вы в своих выступлениях ссылались на ряд цитат Ленина, а т. Зиновьев в сто раз больше в своих выступлениях приводил цитаты и выдержки из сочинений т. Ленина и все ленинские слова, приведенные т. Зиновьевым, говорят о том, что социализм в одной стране построить нельзя. Ведь Зиновьев говорит не своим языком, а ленинским, ... и Зиновьев ленинских слов приводит в несколько раз больше, чем Вы? Так кому же верить, Вам или ему? Вы говорите, если не будет капиталистической интервенции, то мы социализм в нашей стране сможем построить и построим его. Вот в том и дело, если бы, да кабы, да во рту росли грибы, если не будет интервенции, то мы его построим, т.е. социализм. По-моему, это какая-то схоластика, простым рядовым партийцам забивает только голову. Я вот рабочий, рядовой партиец, долго над этим вопросом голову ломал, можно ли построить в одной стране социализм или нет. И пришел к тому убеждению, что социализм в одной стране построить нельзя.

Без мировой социалистической революции или социалистической революции в ряде других стран, на мой взгляд, полного социализма построить нельзя, несмотря на то, что для полного построения у нас, в нашей стране, все имеется, но пока мы окружены со всех сторон врагами построить его нельзя. Так тогда зачем же... болтать, что это можно сделать, по-моему, это болтология, и больше ничего. И, по-моему, ты, тов. Сталин, прешься на рожон. Забивать голову низовой партийной массы своей неверной теорией, что социализм построить изолированно можно в одной стране, по-моему, ты, уважаемый лидер, плетешь какую-то абсолютную чушь. Я прошу тебя, т. Сталин, не сочти за труд и разъясни мне в «Правде» как это так, что Вы не согласны с Ленинскими доводами, с его мыслями, с его словами... Рядовая партийная масса окончательно в этих вопросах еще не разобралась, она только запугана Вашим террором, Вашим режимом, режимом, который Вы установили в партии, погубит со временем все. Мы, рядовые партийцы, боимся своего партийного начальства, возражать на собрании или конференции против руководителя партийного учреждения боимся, нет смелой, деловой критики, вместо этого появляются в партии ЛИЗУНЫ, которые подлизываются к начальству и числятся у него на хорошем счету. Другая часть партии ко всему относится пассивно, она терроризирована, запугана, она обезличена. Если бы был жив ИЛЬИЧ и узнал о Вашей такой политике, так он Вам бы горшком голову пробил. Я никогда не выступал и ни у кого не решался просить разъяснения по вопросу о возможности построения социализма в одной стране. Сомнения у меня в этом вопросе есть, но спросить у кого-нибудь я боюсь, потому что меня сейчас же объявят оппозиционером и сошлют к чорту на кулички. С этим вопросом я решил обратиться только к Вам, тов. Сталин, и Вам тоже самое боюсь сообщить свой адрес. Боюсь, что Вы из Москвы дадите приказ и меня сошлют на Камчатку, а так как я желаю жить на своей родине, то и адрес свой Вам не скажу. У Вас просят рядовые партийцы разъяснения и чтобы Вы этой просьбы не скрыли от партии, я посылаю одновременно копию этого письма тт. Зиновьеву и Троцкому.

С приветом к Вам, член партии А. Надеждин. 15 января 1927 г.»

Колхозы Бурят-Монголии в 1945 году.

«Сов. Секретно.

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР

Комиссару Госбезопасности 1 ранга тов. Меркулову.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

О финансово-хозяйственном состоянии колхозов Бурят-Монгольской АССР.

Вследствие грубого нарушения агротехники, плохой обработки земли, сева в ручную, засоренности полей сорняками и пр. урожайность зерновых культур в республике снизилась за годы войны в 3 раза.

Обращает на себя внимание проявление антигосударственных настроений у руководящего состава колхозов. Появились высказывания взглядов о необходимости перестройки колхозов в направлении ограничения руководящей роли и контроля за внутренней жизнью колхозов со стороны государства.

Например, в июле месяце с.г. председатель колхоза «Победитель» Тарбагатайского района, ИВАНОВ И.П., оценивая положение колхоза, говорил: «Надо колхозы перестроить, а то обеднеем совсем. Вот дали бы колхозу самостоятельно вести хозяйство, не вмешивались во внутреннюю их жизнь, не давали бы никаких планов, а обязали бы сдать государству необходимое количество продукции и мы бы сдали ее. А как бы сдали, это наше дело. Мы бы стали обрабатывать земли меньше, но лучше и тогда сами бы были с хлебом и город завалили бы продуктами».

Аналогичные настроения высказывают - лучший комбайнер значкист этого же колхоза БОЛОНЕВ и бригадиры колхоза.

Антисоветский элемент в колхозах, используя факт низкой стоимости трудодня, отдельные организационно-хозяйственные недочеты в колхозах, проводит среди колхозников антиколхозную агитацию с призывом о выходе из колхоза и невыходе на колхозные работы.

Например, колхозник колхоза им. Ворошилова Мухор-Шибирского района, быв. повстанец - ИВАНОВ Лазарь Селиверстович, в разговоре 23 июня с.г. с колхозниками о работе в колхозе, говорил: «Зачем в колхозе работать и за что, все равно ничего колхоз не дает. Из колхозов все равно ничего не выйдет, они все равно развалятся. Я вот хочу выходить из колхоза, а то что это за жизнь, хлеба не дают, голодные. Давайте выходите из колхоза и устраивайтесь на производстве, а то замучают вас».

Бригадир полеводческой бригады колхоза им. Ленина, Прибайкальского района, ЯСТРЕБОВ Федор, в мае с.г. среди колхозников, заявил: «Вы не работайте в колхозе. Вам же за это никакой оплаты не будет, лучше идите на свои огородные усадьбы, садите огородные культуры, остальные на Вас смотря тоже бросят работу, а коммунисты ничего сделать с нами не смогут, распустят колхоз».

Проживающий в колхозе им. Шмидта Хоринского района, сын кулака - ЛУКЬЯНОВ Иван, колхознице СМОРОДНИКОВОЙ говорил: «Зачем вы работаете в колхозе, все равно скоро их распустят, я вот в колхозе не работаю, а живу лучше Вас».

В Бичурском районе по делу в антисоветской деятельности разрабатывается ГРИГОРЬЕВ С.С., который в начале с.г. в разговоре с колхозниками, говорил: «Коллективное хозяйство мучает нас, хорошего мы не дождемся от колхоза, вот, например, до коллективизации жил народ совсем по-другому, было все достаточно, а сейчас вечный голод...»

Колхозник колхоза «Ударник» Б. Кударинского сельсовета, Кижингинского аймака ФЕДОРОВ Аким Иванович, исключенный из членов ВКП (б), ранее судившийся за кражу, в начале 1945 года колхозникам АНАХОВУ П.С., РАДИОНОВУ М.Ф. и др. говорил: «Жизнь в колхозе дошла до такого положения, что дальше идти некуда. Мы находимся на краю гибели, об этом Вы сами знаете. Я бы на Вашем месте никогда не жил и не работал в колхозе. Надо выходить из колхоза, пусть они попробуют сами работать. Давайте бросайте работу, поедемте куда-нибудь».

В марте 1945 года ФЕДОРОВ, находясь на конном дворе колхоза, открыто призывая колхозников выходить из колхоза, говорил: «Бросайте работу в колхозе, почему же вы работаете даром. Я ухожу из колхоза, берите с меня пример. Вы же видите, что хлеб наш государство отобрало, нас оставили голодом...»

Наряду с призывом о выходе из колхоза ФЕДОРОВ среди колхозников распространяет провокационные слухи о роспуске колхозов. ФЕДОРОВ, 25 июня с.г. арестован и на следствии признал себя виновным в проведении антиколхозной агитации из враждебных побуждений.

С нашей стороны приняты меры к выявлению организованной подрывной деятельности антисоветского элемента в сельском хозяйстве республики.

Нарком госбезопасности БМ АССР

Подполковник Госбезопасности Письменский 10 июля 1945 г. г. Улан-Удэ»

Из почты советских руководителей 1939 г.

В письме вдовы эстонского коммуниста Яна Анвельта упомянут НКВД - народный комиссариат внутренних дел. Коминтерн - Коммунистический интернационал, так назывался находившийся в Москве штаб международного коммунистического движения. Кима - так Анвельты назвали свою единственную дочь. Это в честь Коммунистического интернационала молодежи.

«Председателю Президиума Верховного Совета СССР. Тов. Калинину. 29 декабря 1938 г. - спустя год после ареста моего мужа Анвельта Ян Яновича (работал в Коминтерне) я получила о нем первое известие, а именно: что он умер 11 декабря 1937 г. в Лефортовской тюрьме - на пятый день после ареста.

Это известие - единственное за весь год, несмотря на то, что я неоднократно обращалась в соответствующие организации, чтобы узнать о нем. При этом сообщении меня спрашивали, был ли он болен в момент ареста. Он не был настолько болен, чтобы умереть через 5 дней. Он мог умереть от разрыва сердца.

Тов. Калинин! Было ли Вам известно об его аресте, в чем его обвинили? Вы, тов. Калинин, были когда- то связаны с Эстонией и, наверное, знаете, насколько имя Анвельта было связано с революционным движением эстонского рабочего класса.

Я была пять лет участницей в подпольной работе коммунистической партии Эстонии. Я являюсь свидетелем жестокой расправы над революционной и передовой частью эстонского пролетариата с 1920 по 1925 г. Эстонские буржуазные палачи никогда не могли простить забыть промаха, что некоторым эстонским революционерам удалось спастись от преследований в Советском Союзе - отечестве трудящихся всех стран. В особенности они грустили о том, что им не удалось покончить с Анвельтом также как с Кингиссепом. В 1927 или в 28 году здесь в СССР была вскрыта шпионская группа специально посланная эстонской буржуазией для убийства Анвельта. Здесь в СССР, где и на какой работе Анвельт ни был, он работал хорошо, имел орден Ленина.

Когда его арестовали я говорила, что он, наверное, виновен, и тогда будет об этом сообщено открыто и он заслужил кару, но если он не виновен, как он заявил мне, когда его арестовали, то нужно терпение и это выяснится: в СССР правда никогда не пропадет! Но то, что он умер - и все осталось невыясненным - этого не может быть!

Я не знаю, кто остался в Эстонской секции Коминтерна... Я не говорю о других - у меня, например, арестованы здесь три брата - 1 в Киеве и два в Ленинграде. За что арестованы, семьи высланы - неизвестно.

Весной 1938 г. я слышала от людей, живущих в Болышеве, что дача, которую там строил «Аэрофлот» якобы Анвельту, но которая фактически была построена для эстонской секции Коминтерна (об этом конечно не знал «Аэрофлот») - теперь именуется дачей какого-то латышского шпиона Анвельта, что там жили шпионы, негры и т.д. Вещи, инвентарь после очистки этой дачи передали председателю жилдолстроя, а дачу продали научному работнику.

По настоящему же, по словам Анвельта, это была секретная дача эстонской секции Коминтерна. (Такие свои квартиры и дачи имеет Коминтерн). Они секретны тем, что о них не говорят на каждом шагу, но о них знают, кому следует знать - Ежов, Димитров и другие, кому следует об этом знать.

Еще я хочу Вас, т. Калинин, спросить о непонятных вещах: если Анвельт умер на пятый день после ареста, почему мне об этом не сообщили раньше. Почему в марте 1938 года мне ответили, что он куда-то пропал, что не могут найти куда он выслан. Почему в апреле, когда было решение НКВД выдать мне - его жене все его имущество - выдали только то, что не вывезено, а по сие время не могут вернуть книг на 2 - 3 тыс. рублей. Также по сие время не вернули моей дочке Киме школьных похвальных грамот за 3 и 4 год обучения, которые были взяты вместе с документами отца. Такие грамоты заслужены ребенком и никто их не имеет право отнимать.

Тов. Калинин! Я хочу быть уверенной, что мое письмо доходит до того, кому оно адресовано. Страшнее всего, когда потеряешь уверенность. Поэтому я прошу, если больше ничего мне не позволено, ответить что письмо получено, что Вы об этом деле знаете.

А. Стейн (Е. Левальт)

15/I 39».

На письме есть надпись заведующего секретариатом Калинина Савельева: «В дело. Отвечать не будем. 31/I». На волнах радио Свобода Документы прошлого. В 1939 году в Советском Союзе были резко ужесточены наказания за прогулы и опоздания.

«Товарищу Сталину Иосифу Виссарионовичу, товарищу Молотову Вячеславу Михайловичу, товарищу Калинину Михаилу Ивановичу.

Только наладив транспорт, можно было переходить к такой жесткой мере, как увольнять каждого опоздавшего на 20 минут за прогул. Это постановление сразу же нарушило борьбу самих рабочих с прогульщиками.

Всеми, совершенно никогда не опаздывавшими, овладела паника... страх - «опоздать»... Выходят за час, за два раньше, берут с бою трамваи, висят гроздьями, падают... без ног, без рук, без головы - все равно... Одна мысль - «не опоздать»...

Какова может быть производительность работника после такого «аврала»... Работоспособность в первые два часа работы (в нормальное время самые эффективные) сейчас, безусловно, значительно понижена.

Разве паника, страх, может явиться стимулом к укреплению труддисциплины? Никогда... Все это сейчас походит на штурмовщину...

28/I-39 г.

Сокман Сара Самуиловна

Москва, 17. Пятницкая, д.16, кв.10».

«Уважаемый Михаил Иванович, скоро 18 съезд партии, прошу Вас, если возможно, на этом съезде просмотреть вопрос об арестованных лишенных права переписки и высланных на неуказанный срок. Таких очень много и нам, их родным, дают один ответ - выслан без права переписки в отдаленные лагеря, срок длительный или срок не указан или срок не известен. Посудите сами, уважаемый Михаил Иванович, какое наше положение - не то мы вдовы и сироты, не то наши отцы и мужья живы, да мы даже не узнаем это - не знаем на какой срок они осуждены, уж так и считать их погибшими или же можно надеяться, что наши дети увидят своих отцов, а мы мужьев. Лучше, Михаил Иванович, самое плохое знать, чем эта неизвестность. Живем мы и сами страдаем в неизвестности. Просим Вас, уважаемый Михаил Иванович, на этом съезде - обсудите этот вопрос, чтоб смягчили это жестокое для них и нас наказание - разрешили с ними переписку и сказали нам, где точно они находятся и на какой срок осуждены. Вот нам всем 45 человекам все одно сказали - как писано. А мы ничего не знаем о своих еще с 1937 году. Семьи арестованных Серовская и Иванова.

4/III 1939 г.»

На волнах радио Свобода вы слушали передачу Документы прошлого. Прозвучали материалы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG