Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из почты Калинина. Октябрь 1930 года. Из докладной записки Ю. Королева


Из почты Калинина. Октябрь 1930 года.

В письме бывшего красноармейца использованы сокращения: РККА - рабоче-крестьянская красная армия, ЦРК - центральный рабочий кооператив.

"М.И. тов. Калинину!

Разрешите Вас побеспокоить, М.И., побеседовать с Вами, хотя я знаю, что Вы заняты, но все же не сочтите за труд и уделите моему письму хотя несколько времени.

М.И., я хочу Вам рассказать о том, как мы живем, кто в этом виновен, возможно вы не знаете. Я сам из крестьян, батрак батракович до военной службы, а после военной службы, т.е. как возвратился с РККА, стал служащим, и в данное время я служу в райполеводсоюзе, в должности статиста, член ЦРК. Как и все пай уплочен полностью и на заем подписался, но дело не в том. Наше правление Нерчинского ЦРК, основываясь на директивах вышестоящих организаций центра (так они отвечают когда спросишь), распределяют промтовары следующим образом: в первую очередь рабочим завода. Я против этого ничего не имею, конечно рабочим завода надо, ибо они физически работают, но дело не в том, главное то, что служащим ничего почти не отпускают. Рабочим завода достается мясо, но я о мясе не буду говорить, а скажу следующее, например, приходишь в магазин ЦРК, продавец первым делом спрашивает членскую книжку кооператива. Даешь эту самую книжку, он так это важно посмотрит, где членские уплочены (посмотрел уплочено, я получаю 100 руб. - уплата 45 руб.), - хорошо, - и возвращает мне книжку.

Я обрадовался и спрашиваю, сахар есть? - Есть, но только отпускаем заводским рабочим, а служащим в октябре совершенно не даем сахара. А мыло есть? - Есть мыло, только для служащих не отпускаем. Ну, дайте мне 100 грамм конфектов. Конфекты отпускают исключительно заводским рабочим. А крупа есть? - Есть только не для служащих, а для рабочих. А чай есть? - Есть, но только рабочим завода. А у вас лук есть, дайте, пожалуйста, мне луку 3 кило. - А вы служащий? - Да. - А тогда можно отпустить муку, но всего лишь 100 грамм на месяц.

Мяса нет, жиров нет, мыла нет, крупы нет, вообще для служащего почти ничего нет, за исключением 300 грамм хлеба в день и 100 грамм муки на месяц.

Не лучше обстоит дело и промтоваром. Рабочим завода отпускают как готовое платье, так и обувь, а служащим нет . Я вот, например, доходился в ботинках до того, что стыдно выйти в город потому что пальцы вылезли наружу, а рабочие продают свои талоны на обувь по 20 руб., так что ботинки купить это будет стоить 30 - 35 рублей ботинки.

Можно говорить конечно много, но разве все перескажешь. Прошу Вас, многоуважаемый наш староста тов. Калинин, ответить на мое письмо, правильно ли распределяют товары, нет ли здесь каких-либо уклонов, левых загибов, а то у нас если что скажешь, сейчас говорят, правый, левый загибщик. Я считаю, что у нас такого кризиса нет, голод мы пережили, фабрики, заводы пустили, а нужда больше ощущается как 3 года тому назад.

С товарищеским приветом гр. Пшеничный.

Адрес мой: г. Керчь, Адмиралтейский переулок, №4

Пшеничный Леонтий Михайлович.

12/X 30 г."

"10/X 30 г.

Здравствуй дорогой Михаил Иванович Калинин.

Пишу первое вам письмо о своей плохой жизни. Я, Чарыкова Клавдия Николаевна, проживаю в селе Вознесенском. Я сирота, у меня нет ни отца, ни матери, и живу на иждивении у дедушки и у бабушки. Дедушка у меня старый, ему 75 лет, и бабашка тоже старая, ей 73 года. Отца моего убило в шахте, а мать умерла, я их не помню - я осталась от них одного годочку, и пришлось мне жить у дедушки с бабушкой. Мне сейчас 13 лет, а 13-го февраля исполнится 14 лет, я живу у них 12 лет. Дедушке и бабушке меня не в состоянии прокормить, потому что они старые, и уже отказываются от меня. Пенсию мне не платили все время, и только стали платить второй год 16 руб. 45 коп. Дорогой Михаил Иванович Калинин, вам самим понятно, как трудно прожить мне на 16 руб. 45 коп. Мне надо одежду, надо обувь, и надо прокормиться. Я сейчас учусь в Выксе, в шестом классе, в школе 9-тилетке. У меня в Выксе родных нету, и я живу на квартире, за квартиру я плачу 4 рубля. В школу я хожу в плохинькой летней одежонке, ботинки у меня все разваливаются и мне не в чем ходить в школу. Я ходила 15 дней в школу и простудилась, заболела дифтеритом, и две недели не ходила в школу, и пропустила самые главные уроки. Когда я вышла из больницы и пошла в школу, то я ничего не знаю и не понимаю, и теперь меня не переведут в седьмой класс и придется другой год учится опять в шестом классе. И это будет большой расход и вред государству, когда я буду учиться два года в одном классе. И вы должны как можно помочь мне. В школе мне помощь никакую не оказывают. Открылись в школе горячие завтраки, кому бесплатно, а кому велели внести в месяц два рубли. Мне бесплатно горячего завтрака не дали, а велели внести два рубли, а у меня их нету, и хожу сейчас в школу голодная, не емши, и нечего взять с собой, и не дают в школе - и приходится сидеть голодной.

Просила я в школе помощь, чтобы мне дали кожинные супоги, но мне их не дают. Так, Михаил Иванович, мое подошло время хоть не ходи в школу. В кооперативе мне ничего не дают, велят класть пай, а у меня денег нету и не знаю, чего мне делать. Дорогой Михаил Иванович Калинин, я в Выксунский детдом не иду и никогда не пойду, потому что там хулиганы, безобразники.

Дорогой Михаил Иванович, прошу вас, пожалуйста, помогите мне в тяжолой жизни. Прошу как можно скорее оказать мне помощь, чтобы мне давали в кооперативе все без пая. Дайте мне коженные супоги, одиженку, тогда я буду ходить в школу, а то простужусь и опять заболею.

Дорогой Михаил Иванович Калинин, постарайтесь, похлопочите на счет меня, может возьмут меня в московский детский дом или еще куда-нибудь.

Пока до свидания. Остаюся Чарыкова К.Н."

Разные люди, разные проблемы и один ответ по шаблону:

"гр-ну (гр-ке) :

Разрешение вопросов о снабжении промтоварами и обувью, зависит от местных организаций, куда и следует обратиться, так как центральные органы этих вопросов не рассматривают.

Секретарь ПредВЦИК Любовиков

Член ВЦИК Шимчак".

ПИСЬМО ВИННИЧЕНКО УКРАИНСКИМ ТОВАРИЩАМ. 1933 Г.

В письме известного украинского писателя, коммуниста, использованы сокращения: ВКП - Всесоюзная коммунистическая партия и КПбУ - коммунистическая партия Украины, которая была составной частью ВКП (б).

"15 сентября 1933 г.

Политбюро КПбУ

Копия Политбюро ВКП

Тов. Сталину.

Глубокоуважаемые товарищи,

Я прочитал речь, произнесенную т. М. Поповым на собрании харьковского партактива и по длительном и по мере сил моих объективном размышлении над ней пришел к заключению, что мой долг коммуниста обратиться к вам с изложением моих мыслей по поводу этой речи. Конечно, я не позволил бы себе отнимать у вас время на чтение моего письма, если бы не важность той темы, которой будет служить его содержание.

Тема эта: национальный вопрос на Украйне и международное положение СССР. Из речи т. Попова ясно, что партия отдает себе ясный отчет в роли Украйны и планах западно-европейского империализма и в значении в связи с этим национального вопроса на Украине.

Из речи т. Попова можно заключить, что партийное руководство считает, что в последние годы до последнего времени национальная политика на Украйне была неправильна. Неправильность же эта состояла в том, что руководителями нацполитики были допущены уклоны в сторону украинского шовинизма, который, мол, дошел в своей безудержности до того, что стал угнетать нацменьшинства.

Мне трудно судить из Франции о положении вещей на Украйне. Но в моем распоряжении находится один факт, который стоит в таком явном и вопиющем противоречии с вышеприведенным обвинением в уклоне в сторону украинского шовинизма, что у меня невольно возникает целый ряд вопросов относительно всей нацполитики партии.

Факт этот следующий. Руководящий центр компартии на Украйне в продолжении почти всей революции всеми имеющимися в его распоряжении средствами устраняет меня от участия в борьбе за социализм и в строительстве его в СССР только по той причине, что я - украинец.

Да, товарищи, только по этой причине, то есть, иными словами: потому, что я остро осознаю себя членом угнетавшейся в продолжении веков нации, что остро осознаю, вижу и понимаю весь вред национального угнетения для борьбы за социальное освобождение этой нации и что хочу самого полного устранения этого гнета:

Вы, товарищи, держащие в своих руках руководство всей политикой Союза, в большинстве своем либо по происхождению, либо по воспитанию - русские. Вы с детства привыкли к определенному отношению к национальному вопросу в России в смысле господства русской национальной культуры и национальности. У русских революционеров всегда было это подсознательное восприятие национальных отношений, отраженное в сознании пренебрежительном и даже враждебным трактованием национальных проблем, как буржуазных.

Это чувство превосходства и господства русской национальности и ее культуры (если не политики) осталось и теперь. (Достаточно вспомнить провозглашенный устами Х.Г. Раковского в начале октябрьской революции лозунг диктатуры русской культуры на Украйне). Это чувство, эта подсознательная область сильна и требует постоянной, напряженной, внимательной работы над собой.

А поэтому, когда приходится развязывать очередной узел национальных отношений, у многих из вас всегда есть склонность рубнуть его в том направлении, какое подсказывается этой неорганизованной, низшей и могучей силой - подсознанием. А чтобы дать ему формальное, логическое, квази-теоретическое обоснование и оправдание, за этим дело никогда не стоит.

Вот как я, товарищи, стараюсь объяснить себе отношение многих из вас к нацвопросу вообще, а отсюда, в частности, уже и ко мне, как к частице этого вопроса. В малой капле, говорится, отражается большой мир.

Т. Попов, выступавший на вышеупомянутом собрании (с вашего, конечно, согласия), объяснил двурушничеством мой приезд в СССР в 1920 году и личным самолюбием (обидой на недопущение в Политбюро) выезд из него опять за границу. Если бы вы захотели быть строже к себе, объективнее к фактам, вы должны были бы признаться, что причиной моего расхождения с партией была национальная политика партии того периода, а вопрос об участии в органе, заведующем этой политикой, только поводом. Тов. Сталин мог бы подтвердить настоящее мое утверждение. Он ехал в одном поезде со мной из Харькова в Москву в 1920 году и в точности знал и настоящую причину и повод моего отъезда из Украйны. И я твердо помню слова его, сказанные мне приблизительно так: "Да, у нас еще не совсем ясно отдают себе отчет во всей сложности нацвопроса: Но, конечно, через несколько лет этой поймут и национальный вопрос должен будет быть разрешен иначе".

Но слова т. Сталина осуществились. Осуществились, конечно, под его влиянием:

И в это время одним из представителей соввласти за границей: было сделано мне предложение вернуться на Украйну для участия в общественной и политической работе. В виду того, что мое оппозиционное отношение было на почве нацполитики и поскольку она была изменена:, у меня теперь отпадало всякое основание быть в оппозиции. И я охотно пошел навстречу сделанному мне предложению.

Однако, смотря на свое возвращение на Украйну как на акт не личного, а общественного значения и желая этим актом как можно шире провести агитацию в пользу примирения с соввластью определенных элементов украинской эмиграции и Западной Украйны, способных приять социалистическую революцию, бывших в оппозиции преимущественно из-за нацвопроса, а с другой стороны, зная, что украинские контрреволюционные враги компартии, противники какого бы то ни было соглашения с соввластью, постараются всеми средствами либо помешать моему возвращению на Украйну, либо представить его как мое личное дело, как мою измену, и тем ослабить агитационное действие его, я: постарался предать как можно более широкой огласке в наиболее объективном виде. (С этой целью была издана и моя брошюра "Возвращение на Украйну").

Но к моему глубокому удивлению такое мое отношение к делу вызывало со стороны руководства партии на Украйне возмущение и прекращение всяких сношений со мной. Более того, вскоре после этого в совпечати появилось публичное обвинение меня в том, что я состою агентом европейских буржуазных держав: и с их помощью замышляю военное нападение на СССР, с организацией одновременного восстания внутри его.

P.S. Конечно, возможно, что как и раньше на все мои письма и обращения, так и теперь вы ответите все тем же враждебно-презрительным молчанием. И потому я очень-очень прошу хотя бы известить меня несколькими словами о получении этого письма, чтобы я знал, что оно дошло до вас, что не перехвачено кем-либо в дороге, что не надо предпринимать всяческих обходов и лишних шагов для доставки вам его.

V. Vinnitchenko

17, Square de Vergennes

Paris XV".

Из докладной записки Ю. Королева.

"Председателю Президиума Верховного Совета СССР товарищу Ворошилову К.Е.

Довожу до Вашего сведения, что после издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 г. "О введении условно-досрочного освобождения" в Президиум Верховного Совета СССР начали поступать письма от заключенных и их родственников, в которых они жалуются на неисполнение данного Указа, несмотря на наличие положительных характеристик у заключенных и их добросовестное отношение к труду.

Вместе с этим заключенные сообщают о случаях неправильного применения Указа администраций мест заключения:

Заключенный Чачиев М.Г. (Днепропетровская обл., Пятихатки, п/я 38/2 пишет: ": получилась очень странная картина. Тот, кто работает на производстве, тех очень мало, коснулся этот Указ, т.е. о них совсем забыли. Освобождали тех людей, кто сидит поближе к начальству: бухгалтеров, писарей, поваров. Производственников, если и освобождали, то только тех, у кого оставалось 10 - 15 дней вообще до конца срока наказания. В день слета отличников 24.X-54 г., начальник лагеря ст. лейтенант Кричевский с трибуны заявил, что: ": на Указ о досрочном освобождении не надейтесь, а зарабатывайте себе зачеты, Вы за перевыполнение норм получаете зачеты и никого я представлять не буду на досрочное освобождение:"

Заключенный Чулков П.К. (Кировская обл., ст. Просница, п/я №100). "За весь период нахождения в лагере не имею нарушений лагерного режима, являюсь отличником труда, за что имею грамоту от командования лагеря. Однако, несмотря на неоднократные обращения с заявлениями к командованию лагеря о предоставлении меня на досрочное освобождение, но все безрезультатно - ответа нет. Нас таких в лагере сотни, у которых отбыто срока наказания свыше 2/3, работают честно и добросовестно и не имеют нарушений. Прошло 5 месяцев с момента выхода Указа, однако на местах его почти не проводят в жизнь.

Заключенный Ланыдрев Е.С. (Московская обл., Ногинский р-н, п/о Фрязево, п/я 864 (12) пишет: ": находясь в данном лагере, я и многие другие, не имеют возможности освободиться согласно этому Указу, так как он у нас извращается. За 3,5 месяца освобождено согласно данного Указа всего 4 человека. А ведь уже вполне заслуженно имеют право на это освобождение около 200 человек. Чем это объяснить? Кому пожаловаться? - Некому. За целый год существования лагеря представителей органов прокуратуры, призванных осуществлять надзор за местами заключения, не видели ни разу".

Заключенный Петрив А.И. (Кемеровская обл., Московский р-н, "ВД" п/я 30/2-8 Б-Катосс): ": по Укзу я должен освободиться в первую очередь. Вот Указ когда вышел? А освободилось только три человека, причем у меня производственный процент не ниже как на 200 %. Но все же я думаю, если я работаю здесь без всякого конвоя на совесть, то почему же меня нельзя досрочно освободить на 4 - 6 месяцев раньше, конечно, можно, только то плохо, что здесь я далеко от Москвы, от Кремля, а здесь тайга, здесь никто не видит".

Заключенный Жариков В.Я. (Хабаровский край, ст. Бира, 2 отд., п/я "ЯБ" 257 (2 "а"). Прошу Вас помочь мне в моем освобождении, согласно Указу от 14.X-54 г., отбытых 2/3 срока. Я обращался во все концы Хабаровского края, но кругом все играют в молчанку, ни от кого нет ответа, ни от секретаря крайкома КПСС гор. Хабаровска Аристова, ни от прокурора по надзору лагерей Хабаровского края, ни из облсуда гор. Биробиджана. Неужели кругом сидят люди, играющие в молчанку? Я уже и не знаю к кому обратиться по этому поводу, может быть для заключенных, отбывающих в 2-м отд. Хабаровского края ст. Бира, этот Указ не распространяется, то прошу Вас сообщить мне, чтобы я мог быть спокойным и ждать конца срока".

Кроме того, в Президиум Верховного Совета СССР поступают заявления родственников заключенных, которые также сообщают о неудовлетворительном исполнении названного Указа администрацией мест заключения.

Гр-н Кондрашов В.Т. (Воронежская обл., ст. Поворино) пишет: "Мне уже 68 лет, пенсионер, проработал на производстве 32 года. Имел шесть сыновей, из которых двое погибли на фронтах Великой Отечественной войны, трое умерли и остался один сын Семен, который отбывает меру наказания.

Обращается с просьбой освободить единственного кормильца, который честно и добросовестно отбыл более двух третей срока наказания, не имея при этом ни одного взыскания и нарушения".

В связи с тем, что за последнее время количество таких заявлений увеличивается, считал бы необходимым поставить в известность Министра внутренних дел СССР тов. Круглова С.Н. с целью принятия необходимых мер по улучшению работы лагерной администрации по применению Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 года.

Заведующий отделом писем Ю.Королев

24 декабря 1954 года".





В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации.

XS
SM
MD
LG