Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из почты Cталина 1931 г. Русская невестка чилийского посла: история одного дипломатического скандала. Письма безработных Ворошилову 1956 г.


Из почты Cталина 1931 г.

В документе использованы сокращения: АКП (б) -Коммунистическая партия (большевиков) Азербайджана, Заккрайком ВКП (б) - Закавказский краевой комитет Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Все упомянутые в письме партийные работники, исключая Ломинадзе (в 1930-1931 гг. - первый секретарь Заккрайкома), застрелившегося в 1935 году, были расстреляны в 1937 г.

"Тов. Сталину

Я хочу настоящим письмом отразить настроение и мнение многих товарищей из руководящих работников АКП (б), работающих на различных командных, профессиональных, советских, кооперативных и хозяйственных постах, ведущих упорную борьбу за генеральную линию партии в Азербайджане, за нефть, хлопок, коллективизацию и пр.

Это письмо было бы подписано многими из этих товарищей, но, желая избегнуть разговоров о наличии какой-либо формы групповщины у нас среди этих работников, якобы имеющих тенденцию и желание вести беспринципную борьбу против "кого-либо", заставляет отказаться от посылки коллективного письма.

Но так как в руководстве АКП(б) сейчас не благополучно и это обстоятельство внушает опасения отрицательно влиять на состояние всех дел и нашей работы, вынуждает меня, одного из этих работников, описать действительное положение вещей у нас в Азербайджане, чтобы хоть в какой-либо степени помочь Вам вмешаться в Азербайджанские дела и положить конец существующему ненормальному положению.

Замененное еще в 1930 году Азербайджанское руководство во главе с тов. Гикало допустило крупные политические ошибки, заключавшиеся в том, что оно непониманием постановления ЦК ВКП (б), вместо объединения лучших местных кадров, : начало дискредитировать ранее стоявших на руководящих постах работников и этим самым основной кадр был разогнан путем снятия одних, переброски других, откомандирования третьих и т.д. Такая обстановка создала ненормальные условия для оставшихся работников и толкнула многих из них обращаться в бегство под предлогом "учебы", лишь бы избавиться. Таким образом местный испытанный руководящий состав, умеющий работать был поставлен в весьма тяжелые условия: и благодаря этому был в полном смысле этого слова буквально разгромлен, а на его место привлечены путем широкого выдвижения, без достаточного обучения, т.е. на скорую руку рабочие от станка, не имеющие навыков и опыта в работе на руководящих должностях без соответствующей подготовки и помощи: Отсюда мы имели ряд серьезных искривлений в работе в деревне, в результате чего было ряд восстаний в одних районах, широко развился бандитизм в других, недовольства в третьих и т.д., не говоря уже о том, что во всех проводимых хозяйственно-политических кампаниях мы имели полный провал, ввиду неспособности хозяйственного, кооперативного, профсоюзного аппаратов справиться с работой.

Эти обстоятельства усложнили обстановку работ в Азербайджане в результате чего тов. Гикало постановлением ЦК ВКП (б) был снят с руководящего поста и заменен тов. Полонским.

Не успело новое руководство приступить к работе по исправлению ранее допущенных ошибок и укреплению бездействующих аппаратов, как внутри этого руководства, возглавляемого тов. Полонским, начались конфликты между т. Полонским и другими членами Бюро АКП (б), а также обострились отношения с Заккрайкомом в связи с делом Ломинадзе:

Но первый секретарь ЦК АКП (б) тов. Полонский, не знающий местных условий, как видно по характеру своему недоверчивый с действиями порой граничащими с великодержавным шовинизмом, относящийся с пренебрежением к местным работникам, по-своему понял: использование местного кадра и отнесся (к нему) с большим недоверием, : начал в массовом порядке выписывать из разных из разных городов Союза своих товарищей, друзей, расставив их в качестве комиссаров по всем организациям:

Такое явное недоверие к местным работникам, массовое привлечение на работу в Азербайджан извне и деление на местных и пришлых работников начало давать себя чувствовать тем, что создало для местных работников тяжелые условия работ, так как приехавшие товарищи свысока смотрели и считали местных работников неспособными, что раздражало местных работников и создало недовольство. Вот яркий пример: тов. Балахнин, рекомендованный Полонским и поставленный на пост председателя Баксовета, на первом же совещании руководящих работников Баксовета говорил буквально следующее: "Основная моя задача заключается в поднятии, подготовки вас до уровня своих знаний". Баку, который выделил не один десяток стойких работников на руководящую работу в другие республики Союза, вдруг почему-то по соображению тов. Полонского так низко пал:

Считаю своим партийным долгом довести все это до Вашего сведения и просить вмешательства ЦК ВКП (б) для изжития и ликвидации существующего ненормального положения в нынешнем руководстве Азербайджана.

Член ВКП (б) с 1918 г. партбилет №0903910 С. Бадамян

26 мая 1931 года".

Русская невестка чилийского посла: история одного дипломатического скандала.

В феврале 1947 г. Президиум Верховного Совета СССР своим указом запретил браки между советскими и иностранными гражданами. Однако, как это нередко случалось в советской юридической практике, закон имел обратную силу.

"Совершенно секретно
в бюро президиума совета министров СССР

В декабре 1946 года сын чилийского посла в Москве Альваро КРУС оформил в ЗАГС'е брак с советской гражданской ЛЕСИНОЙ Лидией Илларионовной, 1927 года рождения.

ЛЕСИНА до ноября 1944 года работала техническим секретарем Дзержинского Райкома ВЛКСМ гор. Кондрово, Калужской области, уволена, как не справившаяся с работой.

До вступления в брак с чилийцем Альваро КРУС ЛЕСИНА около двух лет работала прислугой во французском, а затем в итальянском посольствах в Москве. С декабря 1946 года стала проживать в семье посла Чили КРУС ОКАМПО, как жена его сына.

После разрыва Чили дипломатических отношений с СССР в октябре 1947 года чилийских посол КРУС ОКАМПО вместе со своей семьей и составом посольства длительное время не выезжал из Советского Союза, принимая все меры к тому, чтобы добиться разрешения на выезд из СССР ЛЕСИНОЙ.

По этому вопросу ОКАМПО неоднократно лично и через аргентинское посольство в Москве обращался в Министерство иностранных дел СССР, а также просил свое правительство вмешаться в это дело вплоть до постановки вопроса в Организации Объединенных Наций.

Правительство Чили в связи с этим задерживало в Сант-Яго состав советского посольства в количестве 42 человек, не давая из разрешения на выезд из Чили.

21 июня 1948 года ОКАМПО через аргентинское посольство в Москве получил шифрованную телеграмму, в которой Министерство иностранных дел Чили сообщило, что, насколько информировано чилийское правительство, все ходатайства ОКАМПО с ЛЕСИНОЙ успеха иметь не будут, и потребовало срочного возвращения ОКАМПО в Чили.

Тогда ОКАМПО принял решение покинуть Советский Союз, оставив здесь, с разрешения Министерства иностранных дел СССР, сына - Альваро КРУС, который категорически отказался выехать без ЛЕСИНОЙ.

ЛЕСИНА по настоянию ОКАМПО подала в Отдел виз и регистраций иностранцев заявление с просьбой о выходе из гражданства СССР и выезде из Советского Союза, в чем ей было отказано решением Президиума Верховного Совета СССР. Это решение в мае 1950 года Отделом виз и регистраций иностранцев было объявлено ЛЕСИНОЙ.

В декабре 1948 года ОКАМПО, будучи делегатом Чили на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, выступил в Юридическом комитете с провокационной жалобой по делу ЛЕСИНОЙ. Речь ОКАМПО изобиловала клеветническими вымыслами и грубыми нападками на СССР.

Альваро КРУС вместе с ЛЕСИНОЙ до настоящего времена проживает в Москве в гостинице "Националь", ожидая получения разрешения на выезд из СССР ЛЕСИНОЙ.

КРУС систематически нарушает правила внутреннего распорядка гостиницы, пренебрежительно относится к обслуживающему персоналу, игнорирует просьбы администрации гостиницы.

В конце августа 1951 года дирекцией гостиницы КРУСУ было объявлено о применении к нему двойного тарифа за проживание в гостинице сверх установленного срока. От оплаты двойного тарифа КРУС отказался, и на I-е января 1952 года за ним имеется задолженность в сумме пяти тысяч рублей. На неоднократные предупреждения в письменном виде со стороны дирекции гостиницы о погашении задолженности КРУС не отвечает.

КРУС и ЛЕСИНА общаются с дипломатами, часто посещают сотрудников посольств США, Аргентины, Ирака, Италии и Мексики, а также принимают иностранцев у себя.

Общаясь с иностранцами, Лесина высказывает в их кругу клевету на советскую действительность.

Отец ЛЕСИНОЙ - ЛЕСИН Илларион Яковлевич, 1885 года рождения, член ВКП(б) с 1925 года, пенсионер, в прошлом механик Кондровской бумажной фабрики, принимал меры к расторжению брака своей дочери с чилийцем Альваро КРУС, однако ЛЕСИНА не согласилась с доводами отца и отказалась уйти от КРУС.

По настоянию КРУС ЛЕСИНА прекратила связи с родителями, приживающими в г. Кондрово, Калужской области, и родственниками в Москва, а также всякое общение с советскими гражданами.

Проводившиеся МГБ СССР в отношении КРУС и ЛЕСИНОЙ мероприятия, направленные на то, чтобы склонить их к разводу, положительных результатов не дали.

КРУС продолжает высказывать намерение не выезжать из Советского Союза без ЛЕСИНОЙ.

Министерство государственной безопасности Союза ССР считает целесообразным выдворить КРУС из Советского Союза, а ЛЕСИНУ арестовать.

4 января 1952 года

С. Игнатьев".

"вх. 184542

Совершенно секретно

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР
о выдворении из СССР чилийского гр-на КРУС Альваро.

1. Принять предложение Министерства государственной безопасности СССР о выдворении из Советского Союза чилийского гражданина Альваро КРУС ЛОПЕС де ЭРЕДИЯ, как нарушившего правила проживания иностранцев в Советском Союзе.

2. Поручить МИД СССР (т. ВЫШИНСКОМУ) и МГБ СССР (т. ИГНАТЬЕВУ) задокументировать факты нарушений КРУСОМ паспортного режима СССР и условий проживания в гостинице.

3. Одновременно с высылкой КРУС, ЛЕСИНУ арестовать, как социально опасное лицо".

Указ Президиума Верховного Совета СССР 15 февраля 1947 г. "О воспрещении браков между гражданами СССР и иностранцами" был отменен после смерти Сталина, 24 октября 1953 г.

Письма безработных Ворошилову 1956 г.

"Уважаемый Климент Ефремович!

Извините меня за беспокойство. Вы многим людям помогаете, думаю, что и мне не откажете. Я работаю учительницей английского языка. А теперь уже два года, как не могу найти работы по специальности. Сколько раз была в министерстве и каждый раз получаю отказ - потерпите, мест нет. А что касается Гороно и Мособлоно, то там на тебя и смотреть не хотят. До каких это будет пор. Ведь пойдешь устраиваться на другую работу - посылают в свое министерство. А министерство просвещения не знает куда тебя послать - везде переизбыток учителей. Утешают - "потерпите еще годика два, а там дети подрастут, будет классов больше". Разве это не обидно. Везде пишут, что у нас безработных нет. А вот сколько учителей не могут устроиться. Я сейчас рада бросить все и уехать, до того мне такое положение надоело. А выходит, что нигде не нужны мы. Куда обращаться дальше я не знаю, писала я в отделы кадров почти всех областей - или молчат, или отказ.

Посоветуйте, что сделать?

Можно ли найти работу по специальности учителя английского языка, вот в отделе кадров Министерства просвещения РСФСР отвечают, что мест таких нет. Была там последний раз 8.VI-56 г.

Остаюсь с уважением - Станкова

Мой адрес: Московская обл., Звенигородский р-н, с. Никольское.

Станковой Вере Вячеславовне".

"Председателю Президиума Верховного Совета СССР т. Ворошилову К.Е.

от гр. Степанова Константина Никитовича, г. Клин, Московской обл., почта - до востребования.

Заявление

Безвыходное, голодное существование мое вынуждает вторично обратиться к Вам за помощью, т.к. поданное мною ранее заявление на Ваше имя Клинским горсоветом осталось без результата. 56 лет - возраст мой не дает мне возможности где-либо получить работу. Председатель Клинского горсовета т. Захаров разводит руками от бессилия подыскать мне работу. 8 месяцев обиваю пороги предприятий и учреждений, в Клину и даже в Москве, но все напрасно. Поехав с Дальнего Востока, где я 10 лет жил и работал, здесь я очутился на правах бездомного бродяги, не имеющего ни крова, ни хлеба, ни работы. Все, что имел, я проел за это время и теперь нет ни веры, ни надежд на то, чтобы получить право на существование. Местные Советы никакой помощи в отношении трудоустройства не оказывают. Я обратился к прокурору с просьбой оказать мне содействие в подыскании работы. Меня прокуратура направила в МТС, но там не оказалось для меня работы. Всюду мешает мой возраст, оказывается старикам почета нет. На станции Клин Октябрьской железной дороги я сам нашел работу диктора. Я обратился к начальнику вокзала Клин, он согласился принять меня на должность диктора, тем более, что это мне знакомо. Я написал заявление на имя начальника ст. Клин. Начальник вокзала ходатайствует перед начальником станции о моем приеме на работу. Но начальник ст. Клин т. Таланов, увидев меня, сказал: "Такой мужчина и вдруг диктор, я лучше посажу к микрофону девочку с 7 классами, и она будет работать". Я сказал, что хотя зарплата небольшая (280 р.), но я согласен, потому что мне нечего кушать. Но т. Таланов был непоколебим. Я обратился к прокурору г. Клина и, рассказав все, просил его содействия. Он написал начальнику ст. Клин отношение с просьбой пояснить отказ. Но на это начальник ст. Клин не ответил ничего, а мне сказал, что вместо диктора, предлагает мне стрелочника. Я отказался, это было издевательством с его стороны. Во-первых, зрение у меня плохое (ношу очки), во-вторых, ноги больные и работа совсем не знакомая. Я умолял дать мне работу диктора, она как раз по мне, и зарплатой я доволен был. Несмотря на все это, он мне отказал. Голодный, я пришел к этому бюрократу просить работу, а он, имея 2 вакантных должности дикторов, ни одной мне не дал. Что преследовал этот человек, отказав голодному в куске хлеба, я не знаю, но таких чиновников еще много сидят везде, и они никогда не поймут всей тяжести безработного существования. Сейчас мне остаются два выхода: или заниматься воровством, или покончить с собой. Но воровать мне уже стыдно, да и привыкать поздно для моих лет, жить на кусок хлеба от добрых людей я тоже больше не могу, без конца такая жизнь не может быть. Председатель Клинского горсовета т. Захаров не хочет понять, что безработные бывают разные, одни ищут работу, но не голодают, а другие, как я, иногда и целый день не имеют куска хлеба. Вот таким, я думаю, можно бы найти этот кусок через горсовет, если бы сидящие там поняли весь ужас такого положения. Но они далеки от этого. Я им чужой.

К сему Степанов".

"Председателю Президиума Верховного Совета СССР товарищу Ворошилову Клименту Ефремовичу

от пенсионера Шкандыбина Андрея Михайловича, проживающего г. Каменск-Шахтинский, Каменской области, пер. Башкевича, д.61.

Дорогой Климент Ефремович, обращаюсь к Вам с просьбой и прошу Вас обратите хотя Вы на меня внимание и поймите, мне, инвалиду первой группы, слепому 60-летнему старику, потерявшему зрение во время Отечественной войны в период защиты г. Ростова в 1942 г. и потерявшего кормильца-сына на фронте Отечественной войны 13 июня 1942 г., у которого сыновья погибли от бомбежки и осталось двое детей - сироток, которых я воспитываю со своей старухой. Случилось еще, вернее добавилось непоправимое горе, умерла и старуха, оставила навеки одного со своими сиротками. Объясню Вам свое горе.

У меня дочка Шкандыбина Лидия Андреевна, она окончила педучилище, работала два года и ее сократили, и нигде нет ей места во всем Советском Союзе. Ведь она же меня присматривает. Я же старик-слепой, негодный, и без супруги, представьте себе, как мне тяжело, да еще и сиротками. А власти мне не могут помочь устроить дочь на работу: Прошу Вас, помогите мне. Я уже куда только не обращался - в гороно г. Каменска, где заведующим Ковалев Владимир Николаевич, он отвечает: "Мест нет": А в то же время других устраивает по великому блату и знакомству, в гороно там говорят: обращайтесь к местной власти, в горкоме говорят - идите в гороно. Гоняют меня то к одному, то к другому.

Прошу Вас, дорогой Климент Ефремович, помогите мне, чтобы моей дочери все-таки дали место работы учителя начальных классов в г. Каменске, дабы она смогла досмотреть меня и воспитать детей-сироток, отец которых погиб, сражаясь вместе с Вами на фронте Отечественной войны и сложил голову, чтобы детям и отцу жилось спокойно и радостно в своей Родине и была бы забота со стороны властей о них.

Прошу Вас, помогите в моей просьбе.

15.IX.1956 г.".

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG