Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Введение персональных военных званий. Военная почта Ворошилова. Письмо офицера


16 декабря 1917 г. декретом советского правительства упразднялись старые чины, звания и титулы, в том числе и армейские чины. 22 сентября 1935 г. постановлением Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР в армии вновь вводились старорежимные чины, уклончиво именовавшиеся теперь "персональными военными званиями". Во втором номере журнала "Источник" за 2002 год опубликовано секретное сообщение об откликах граждан на это событие. Публикацию подготовил Николай Бобошин.

В документе использованы сокращения: ЦИК - Центральный исполнительный комитет, СНК - Совет народных комиссаров, РККА - Рабоче-крестьянская Красная Армия, ВШПД - Высшая школа профсоюзного движения, ГАБТ - Государственный академический большой театр, б/п - беспартийный..

"ИНФОРМСООБЩЕНИЕ об откликах на постановление ЦИК и СНК СССР о введении персональных военных званий начальствующего состава РККА.

Поступившие дополнительно материалы говорят о том, что несмотря на то, что постановление ЦИК и СНК СССР о введении персональных военных званий начальствующего состава РККА не всеми рабочими правильно понято, несмотря на то, что у рабочих много недоуменных вопросов, парткомы не проводят нужной разъяснительной работы. Читки постановления правительства прошли на тех предприятиях, где они, как правило, проводятся ежедневно. Там же, где эти читки не налажены, парторганизации и это постановление не разъяснили рабочим и служащим. До сегодняшнего дня не проработали постановление на таких предприятиях, как "Кр. Богатырь", "Большевичка", з-д им. Тельмана, Геофизика. И к подбору чтецов подошли невнимательно, их не проинструктировали. На Кожкомбинате был такой факт: в отделе главного механика читку проводил б/п. т. Сидоров, при чтении он очень иронически отозвался о званиях "полковник", "маршал", говоря - "вот вам старые полковник и даже маршал".

Во время читки рабочими Мартыновым и Изосановым б/п. были брошены несколько реплик: "возвращаемся к старому, будет опять мордобитье низших чинов". Никакого разъяснения и отпора им не было дано.

На "СВАРЗе", на вопросы рабочих, откуда происходят эти звания - майора, лейтенанта - члены партии ответить не сумели.

На слабость разъяснительной работы говорит и тот факт, что у членов партии есть недоуменные вопросы, с которыми они приходят в партком, не зная, что отвечать рабочим. Так, на Тормозном заводе член партии рабочий СТРЫГИН спрашивает: "как ответить рабочему, почему введены названия царской армии, как лейтенант, полковник и т. д.". На заводе "Самоточка" секретарь комитета ВЛКСМ заявил, что "это решение неправильное, мы возвращаемся к старому". На фабрике им. Петра Алексеева члены партии в цехах выражали свое недовольство названиями "полковник, майор". На 32-м заводе среди группы членов партии и в том числе некоторых активистов были такие разговоры: "почему возврат к старому?" "И так уважают командиров Красной Армии без этих званий, полковник, лейтенант".

Секретарь ВЛКСМ ф-ки "Красный Текстильщик" говорит: "Я это все понимаю, но, откровенно говоря, ведь мы здесь все коммунисты, мне не нравится, что взяли старое звание - полковник, майор. Неужели не могли придумать какие-нибудь другие звания".

Среди рабочих больше всего таких вопросов: "Чем вызвано введение старых названий для начальствующего состава РККА?" (раб. Леонов, Митин, Абрамов - Тормозной з-д).

"Почему не придумали новых названий, а дают старые?" (Тормозной з-д, з-д № 33, з-д№ 32, з-д № 28, 2-й часовой, з-д СВАРЗ, 1-я ф-ка Москвошвей и др.)

"Будут ли меняться знаки различия?" (з-д № 28, Управл. связи Моск. обл., Пресненский мех. з-д).

"Какое звание получит т. Ворошилов?" (Пресненский мех. з-д).

"Почему переименовали штаб РККА в генеральный, что внесло это слово? И так без него все понимали высокое значение этого учреждения" (Якубов, б/п. раб., з-д "Пролетарский Труд").

"Будут ли аттестоваться командиры запаса?" (З-д "Пролетарский труд", Пединститут им. Бубнова, школа ВШПД, МГУ).

На ф-ке "Свобода" (Октябрьск. р-на) были заданы такие вопросы:

"Какие знаки отличия будут у чинов?"

"Не будут ли за границей нас считать красными милитаристами?"

"Не будут ли обижаться командиры, когда их будут называть полковниками".

"Нельзя ли заменить полковник другим?"

В ГАБТе были такие вопросы:

"Что такое флагман?"

"Чем вызваны эти военные отличия и что это дает?"

"Как будут называться - господин или товарищ лейтенант?"

"Разве наши красные командиры не пользовались авторитетом?"

"Разве в Красной Армии была слаба дисциплина?"

"Разве красноармейцы не ценили своих командиров?"

Больше всего недоумений и недовольства вызывает звание "полковник".

"Я еще не понял, как следует, для чего так сделали, но когда вспоминаешь полковник, то становится как-то неприятно" (Егоров, токарь 6-го цеха, з-д № 33).

"Мне это постановление очень непонятно. Я не могу примириться к тому, что большинство взято из старой царской армии, как-то - полковник, ранги, к чему не пойму, можно было проще" (Трошин, б/п., профорг з-да № 33).

"Я не согласна с этими названиями", - говорит тов. Лоуш, работница ф-ки "Кр. Текстильщики", а после разъяснения секретаря парткома она отвечает: "слово полковник уж очень звучит плохо, напоминает старое".

"Как это так, вот дали командирам название "полковник", так и хочется сказать "господин полковник" (Зубкова, комсомолка, студентка Пединститута им. Бубнова).

"Мы не можем себе уяснить эти старые названия, например, полковник. У нас с этим названием связано понятие о господах" (Буль, комсомолец, студент 1 МГУ).

"Полковник - звучит по старому режиму" (Фомичев, чл. партии, студент II курса факультета печати ВШПД).

"Я не согласен с Михаилом Ивановичем Калининым, что он ввел чины, это похоже, как в старой армии, только там были полковники, генералы и проч." (Завьялов, чл. партии, нач. цеха ф-ки Кожобъединение, Ленинского р-на).

Имеются среди отдельных рабочих и настроения антисоветские:

"Скоро милиционеров переименуют в городовых, а в армии не хватает названия прапорщика" (Балакин, раб. з-да № 33).

"Ворочаемся к старому" (Соловьев, раб. з-да им. Дзержинского).

"Ввели полковников, потом введут помещиков, дадут нагайки и подставляй спину" (Тришкин, Гущин - слесаря ф-ки им. Петра Алексеева).

"Возвращаемся к старому - опять генералы и полковники" (Спицин, механик ф-ки Мосбелье №6).

"В буржуазной Польше фельдмаршал Пилсудский, а у нас Климент. Скоро будем называть "ваше благородие, ваше превосходительство" (з-д "Самоточка", 2 рабочих, фамилии не установлены).

Там, где рабочим разъяснили постановление правительства, они его правильно поняли.

Во время читки постановления ЦИКа и СНК СССР в 1-м цеху завода имени Вл. Ильича - комсомолец МИРОНОВ (слесарь) заявил:

"Сейчас наша Красная Армия - классовая организация и звание в армии ввели правильно, это будет заставлять наши командные кадры повышать свои знания. Лозунг тов. СТАЛИНА - "кадры решают все" проводится в жизнь".

Тов. ДРИГАЛОВ (сверловщик, беспартийный): "Я считаю, что изменения в звании Красной Армии - высшая награда нашему командному составу и командный состав должен сейчас особенно повышать свои знания в военной технике.

Тов. БУТЫРКИН (б/парт, токарь).

"Прочитавши это постановление, я подумал, что это возврат к старому. У нас в деревне раньше был полковник, он эксплоатировал крестьян, но тогда, когда мне разъяснил коммунист Строганов, тогда я понял, что постановление правительства правильное и не говорит о старом звании, а о повышении технического уровня командиров".

"У нас командиры рабочие и колхозники, и они заслуживают эти звания. Они работают в своей Красной Армии" (Леонова, б/п. группрофорг Трехгорки).

"Это постановление - новый этап в нашей военной мощи и установление больших международных связей" (Епифанова, б/п. студентка ИФИ).

"Я служил в рядах Красной Гвардии, тогда введение таких званий не подходило, а теперь это внесет ясность, укрепит авторитет, создаст стимул каждому командиру повысить свои знания, овладеть техникой" (Канышкин, рабочий театра Мейерхольда).



Военная почта Ворошилова.1945 г.

В 1945 - 1946 гг. Климент Ворошилов возглавлял Союзную контрольную комиссию в Венгрии, сокращенно именуемую СКК.

"От красноармейцев 1-го караула в/ч 71347-У подразделения ст. лейтенанта Коломийця. Октября 31 дня 1945 г. г. Будапешт.

Председателю СКК в Венгрии Маршалу Советского Союза Клименту Ефремовичу Ворошилову.

Дорогой наш Маршал!

Извините нас, что мы своей просьбой к Вам отнимем у Вас рабочее время для того, чтобы прочесть наше письмо, и просим Вас не отказать в нашей просьбе, а именно - в улучшении общественного питания.

Мы, красноармейцы, во время Отечественной Войны были фронтовиками, а в настоящее время несем службу доблестных чекистов, выполняющих ежедневно боевую задачу, поставленную перед нами Рабоче-Крестьянским Правительством, а равно и Вами - по несению караульной службы СКК в Венгрии. Справляемся со своими задачами так, как этого требует Устав нашей Рабоче-Крестьянской Красной Армии. И в дальнейшем обещаем нашему Рабоче-Крестьянскому Правительству, а равно и Вам выполнять возложенные на нас задачи только на отлично и честно.

А теперь, наш дорогой Маршал, просим нам помочь в вопросе общественного питания, так как мы в этом очень нуждаемся, и сколько ни обращаемся за помощью к своему командованию - ответом служат только хорошие обещания, а на деле до сих пор мы ничего не видим, и никто нам в защиту не идет. Несмотря на то, что при проверках нас Командиром дивизии мы также ставили об этом в известность, все же удовлетворением нашим служили одни хорошие обещания. И вместо того, чтобы улучшиться, это дело все ухудшается. Вот опишу Вам случай, происшедший в нашей столовой октября 31 дня 1945 г., когда вместо супа была подана нам вода с отваренной капустой, но этой капусты было там очень мало; на второе дали картофельное пюре из расчета по одной столовой ложке на красноармейца. Мы вызвали дежурного по части, и в присутствии его были взвешены два пайка хлеба на весах хлеборезки - в первом пайке не хватило 100 граммов, а во втором 80 граммов, а всего на обед мы должны получать 300 граммов.

Дежурный по части не принял никаких мер, ушел из столовой, не сказав нам ничего, а мы, покушав те скромно-жалкие блюда, ушли голодными готовиться к наряду.

Несмотря на то, что в обед мы остались голодными, на ужин нам привезли - мы бы его назвали суп-вода, но повара его зовут фасолевый суп, но поверьте, что там от фасоли только одна фамилия, а самой ее не было.

Товарищ Маршал, нам говорят, что мы не полностью получаем наркомовский паек. Если это правда, то просим Вас помочь нашему командованию в получении полного наркомовского пайка, а если он получается и расхищается отдельными лицами, то просим принять меры и этим облегчить наше положение.

Пожелаем Вам, товарищ Маршал, всего наилучшего.

От караула, стоявшего с 30 сентября на 1 октября, караул № 1. Карначеем был лейтенант Дробышев. Писал красноармеец по поручению красноармейцев. 31.10.45 г.

Резолюция: т. Кондратову. Срочно совместно с комдивом проверьте организацию питания бойцов 61 с.д., обратив внимание на жалобу о воровстве, и доложите Ваши предложения. 1.XI.45 г. К.Ворошилов".



Письмо офицера.

"Четыре адреса: Маршалу Советского Союза тов. Ворошилову.

Командующему Юго-Западным фронтом ПВО Генерал - полковнику т. Зашихину.

Редакции газеты "Красная звезда".

Командиру 9-го СКК генерал-майору тов. Райнину.

Автор настоящих строк служил в старой армии во время 1-й империалистической войны три года, служил в Красной армии в годы гражданской войны почти восемь лет и во время Великой Отечественной войны с первого дня ее объявления, но никогда не подвергался такому издевательству, какое испытывает теперь перед отъездом домой по демобилизации от Командира 9-го СКК ПВО генерал-майора Райнина.

Можно было бы пройти мимо этих издевательств, если бы они касались только одного автора, но беда в том, что эти издевательства терпят вместе с автором еще 115 офицеров от мл. лейтенанта до подполковника включительно, у которых на этой почве образовался уж очень нехороший политический осадок.

Дело в том, что мы, офицеры Великой Красной Армии Победительницы, перенесшие на своих плечах все невзгоды самой тяжелой войны, войны по количеству жертв и жестокости не имеющей в истории себе равной, перед возвращением домой к своим семьям по демобилизации, мягко выражаясь, из-за самодурства Райнина вынуждены остаток дней своих провести в Красной Армии в условиях, от которых наперебой откажутся все виды домашних животных, в том числе и собаки! Как мог Райнин додуматься до такого глумления над офицерами победителями - уму непостижимо! Если бы это было в 1937-38 г. то можно было бы прямо сказать, что Райнин враг народа, сознательно травит защитников Родины и возбуждает у офицеров недоверие к правительственным постановлениям вообще и относящимся к демобилизуемым в частности, короче говоря Райнин хочет спровоцировать офицеров на неблаговидные поступки, но этого не добьется Райнин, офицеры не пойдут на это!!!

Было бы простительно Райнину, если бы не было других в наличии помещений, в которых офицеры могли бы чувствовать себя по человечески. Такие помещения имеются и даже с избытком, например:

1. Бывшие помещения 6-го пульполка.

2. Помещения тылов 1575 ЗАП МК.

Оба эти помещения предлагались Райнину его Начальником Штаба, но Райнин решил иначе: - Чтобы офицеры сидели в потемках, спали на сквозняке, в грязи, не слушали радио, а главным образом чтобы они не пьянствовали /так думает Райнин/ - выгнать офицеров за город в скотские стойла, а то не дай бог в городе еще наделают ЧП.

Чтобы зря не опорачивать генерал-майора Райнина автор просит Вас лично убедиться и осмотреть наши помещения по адресу воинской части подполковника тов. Куперман.

Трудно выразить контраст между демобилизацией рядового и сержантского состава и демобилизацией нас офицеров. Мы офицеры рядовой и сержантский состав провожали домой с большой любовью и заботой, а нас офицеров Райнин выгнал в скалы, как бездомных собак.

Нет надобности говорить о неудовлетворительном питании и отсутствии постельных принадлежностей, а также и столовой посуды.

Таким образом, если принять во внимание перечисленное выше отвратительное, провокационное отношение со стороны Райнина к подлежащим демобилизации офицерам, то невольно возникает вопрос: Разве для Райнина не обязательны законы о демобилизуемых? Если обязательны то надо заставить Райнина выполнять их, а не издеваться над офицерами.

Старший лейтенант в/ч 44777

Дубинин".

Письма во власть 1946 г.

В послевоенные годы маршал Ворошилов получал и гражданские письма.

"Добрый день, родное мое сердце сынок желанный я к тебе абращаюся с большой просьба радной мой не дай погибнуть бедной безродной старушке, у меня был сынок Мишенька работал Ленинград сортировочная машанистом, и 42м году его отправили как надежного проверенного, всегда был стахановцем на доске почета, повез состав для фронта боеприпасы и с тех пор я о нем нечего не знаю.

Сколько неписала в Москву даже тав. Сталину и некто мне бедной старухе нехочет атветить.

42м году он вел состав на фронт мимо моего и его домишка он мне помахал грязной рукою с паравоза, а я ему белым платочком он мне скричал скоро мама вернуся, доставлю чесно довереное мне дело правительством. Я ему улыбнулась и с тех пор больше я его не вижу.

Это я последнего сына потеряла. Самой мне уже 75 лет ноженьки мои мне отказали входьбе даже в том, чтобы я смогла сходить попросить милостыню, я неоткуда не получаю не копеечки.

Вот родной мой сынок помоги мне несчасной старухе, а то только меня абижают даже сельский совет. Кажись налоги все плачу имею лиш адну маленькую хатку хотела продать на кусок хлеба а с/с Председатель Сорокина не дала продать признала и вынесла решение на сесий с/с, что я старая скоро умру и домик мой атдать адной латышке которая при немцах жила с немцем, а сейчас работает в Совхозе, а мать ея вяжет шерстяные платки етой пред. Сорокиной, вот и тут меня бедную беззащитную абижают помоги ты мне ради бога недай с голоду умереть, помоги разыскать сынка где он погиб где он сложил свою головушку пожалуста не остав моей старческой просьбы хотябы сколько бы небуть мне бы помогли нахлебишко.

Не откажи сынок с приветом Бабушка Паша Федотова

адрес мой ст. Ушаки Ленинградской обл. уль. Полины Осипенко дом № 8й Федотовой Парасковье Прокофевне".

Письмо учителя.

"Министру просвещения РСФСР тов. Калашникову

Товарищ Министр!

Я, учитель сельской средней школы. В школе работаю 16 лет. Пробыл в армии 4 года, все на фронтах Великой Отечественной войны. Отмечен пятью Правительственными наградами. Возвратился из армии по демобилизации в ноябре 1945 года. У меня шесть душ семьи, из которых трое детей и 70-летняя мать. Ни на мать, ни на детей мне не дают ни грамма хлеба. Неурожай этого года поставил мою семью и семью других сельских учителей, имеющих, как я, детей и нетрудоспособных иждивенцев - родителей, в положение голодающих. Моя семья и я погибнем с голоду, если о нас не позаботитесь не Вы, ни Правительство. Могу ли я, один работник в семье, прокормить семью из шести душ девятью килограммами хлеба, получаемыми мною в месяц?

Я помню голод 1921-22 гг. Но даже и тогда, в условиях первых лет существования Советского государства, наше Правительство проявляло исключительную заботу о жизни детей, снабжая их хлебом, несмотря ни на какие трудности создавшегося тогда положения.

Неужели теперь дети не нужны нашему государству?

Правительство полагает, по всей вероятности, что в сельской местности учитель может купить хлеб у колхозника. Но я отдал бы любые деньги, сколько в моих силах, чтобы найти где-нибудь хоть пуд хлеба. Хлеба ведь нет и у колхозника. А если у кого и есть, то ровно столько, сколько необходимо ему самому, а то даже и меньше, чтобы прокормить до нового урожая только свою семью.

Дети городов не лишены хлебного пайка. Неужели же дети села должны умирать с голода?

Товарищ Министр! Я не стал бы писать Вам этого письма, если бы не стоял с семьей на краю могилы.

Вступитесь за детей сельского учителя. Не дайте умереть им с голода.

Я надеюсь, что Вы не оставите без внимания моего письма.

Учитель М.А.Кузнецов

Ставропольский край, Арзгирский район, с. Петропавловка, средняя школа".

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG