Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из донесений секретных агентов в Третье отделение собст-венной Его Императорского Величества канцелярии, 1860 г. Письмо из сибирской деревни, 1937 г. Письма в правительство 1937 и 1948 г


Из донесений секретных агентов в Третье отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии - так в Российской Империи называлась тайная полиция. О настроениях петербуржцев в октябре 1860 года. Городские слухи и толки. Первое донесение - с похорон Императрицы Александры Федоровны, сестры германского императора Вильгельма 1, супруги российского императора Николая Пер-вого.

"Теперь здесь редко где слышны разговоры о политике..., а все покуда еще занимаются рассказами и рассуждениями о похоронной процессии и теперешней церемонии в Петропав-ловском соборе. К рассуждениям сим принадлежат замечания многих, что исключая той части процессии, в которой нахо-дилась колесница, сопровождаемая государем императором со всей его свитой, торжественное это шествие не представ-ляло того великолепия, которого ожидал видеть Петербург, то есть rien d'imposant, (как говорили), ибо во время процес-сии решительно не было соблюдено никакого назначенного по церемониалу строгого порядка, так что местами участво-вавшие в ней лица скоплялись в одну кучу, оставляя за собою до следовавших за ними других лиц, огромные интервалы, весьма неблаговидные для глаз зрителей, к этому еще, (как находили), делала дурной эффект разнокалиберная одежда гражданских чиновников в шубах, шинелях, трехугольных шляпах, фуражках и кто как хотел. Но что всего разительнее бросилось в глаза публики, это шествие крестьян собствен-ных вотчин покойной императрицы. Даже простой народ при виде их был того мнения, что они не походили на царских крестьян, а Бог знает на какой сброд, одетый кто во что попа-ло, а не по-крестьянски, как бы прилично было на этот важ-ный случай. Некоторые простолюдины из зрителей видимо казались обиженными этим, ибо рассуждали между собою, что ведь Старуха, слышно, одними только деньгами остави-ла много миллионов, не говоря уже о великом богатстве ве-щами, было бы, кажется, из чего одеть ее крестьян как следу-ет на этот день? Иные из них говорили, что верно похороны сделаны из ее денег; другие полагали, что государь в память матушки верно даст этим крестьянам какие-нибудь особен-ные льготы, а может быть и совсем выпустит на волю, на что кто-то из них сказал: да держи карман, так сейчас и выпусти-ли.

Петербургские старожилы теперь припоминают истин-но царское великолепие похорон императора Александра Павловича, для которых были сшиты от казны для всех уча-ствовавших в процессии, черные плащи и розданы похорон-ные шляпы с длинными крепом, в кои облачены были реши-тельно все, начиная с самого императора Николая Павловича до последнего в шествии лица, что будто бы придавало всей процессии единственный торжественный вид, какого после того Петербург больше не видал на царских похоронах. Удивляются нынешней в этом случае экономии, тогда как, (говорят), при жизни их не соблюдалось никакой экономии.

1 октября 1860".

"По инструкции, утвержденной Государственным Советом, на пристани по р.Неве, между Невским и Смольным мона-стырями, положено выгружать разного рода хлеб, с платою с каждый куль по 2 коп., из коих одна идет в городской доход, а другая в пользу Александро-Невской лавры. Между тем из разговоров хлебных торговцев много раз случалось слышать, что там выгружается всякая всячина, например: масло, сало, пенька, сельди, капуста, бытовая плита, булыжный камень, кирпич, известь, дрова и проч. и что за выгрузку берутся деньги, но они ни в городской доход, ни в доход лавры не по-ступают.

Торговцы на Сенной площади жалуются на гласных го-родской думы, надзирающих за торговлею, что они без при-чины раскидывают их товары и бьют мальчиков и прикащи-ков их палками".

"7-го октября, в русской пирожной, на Невском проспекте, против Аничкина Дворца, отставной действительный стат-ский советник Иван Леонтьевич Неронов, рассказывал, что 2-го октября приехавший за ним на станцию Московской же-лезной дороги крепостной кучер его, Михайло, был избит жандармом и отправлен в Каретную часть, где наказан роз-гами, что он Неронов, 7-го числа ходил к приставу спросить: по какой причине и по какому праву арестовали кучера, тогда как виноват жандарм, который потому гнал кучера, что сей последний не дал ему 10-ти коп. По приходе г. Неронова в Каретную часть, один из занимающихся в канцелярии оной грубо спросил его: "Что тебе надо?". - "Пристава". - "При-ходи после. Пристав спит". - "Да мне нужно видеть его". - "Не велик барин, придешь после". Наконец он вынужден был показать записку, по прочтении коей занимающийся в канце-лярии спросил его: "Да ты прикащик что ли г. Неронова?" - "Нет, я сам Неронов"". После этого ответа был вызван при-став и приказано выпустить кучера. Господин Неронов (он же Владимирский помещик) к этому рассказу присовокупил: "Хлопочат об улучшении быта крестьян! Хорошо улучше-ние, когда каждый полицейский солдат может делать с му-жиком подобные вещи, будучи сам кругом виноват".

"В трактире "Мало-Ярославце", в Большой Морской, между бывшими в биллиардной комнате посетителями, лицами раз-ных сословий, происходил разговор об истреблении пожаром г. Казани. Почти все единодушно утверждали, что причиною этого несчастия поджоги, производимые татарами, которые очень недовольны тем, что правительство запретило им пере-селяться в Турцию, и что они, дабы отмстить чем-нибудь за это, стали поджигать город".

"Третьего дня распространился в С. Петербурге слух, что го-сударь дал конституцию Царству Польскому. Многие этому не поверили, но другие напротив того отозвались, что в виду общего прогресса и новой правительственной меры австрий-ского императора, необходимо удовлетворить и требованиям наших поляков. К сему иные присовокупляют, что чрез неко-торое время государь даст конституцию и России".

Следующий документ - письмо из сибирской деревни, ад-ресованное двоим советским руководителям. Михаилу Кали-нину - главе советской власти, занимавшему должность председателя Центрального исполнительного комитета СССР, и Иосифу Сталина, с 1922 г. возглавлявшего партию большевиков. В письме колхозника Кирпичникова использова-ны сокращения: НЭП и РККА. НЭП - это новая экономиче-ская политика, провозглашенная после гражданской войны. НЭП допускала товарно-денежные отношения и частное предпринимательство. РККА - Рабоче-крестьянская крас-ная армия.

"Москва. Кремль. Председателю ЦИКа товарищу Кали-нину.

Тов. Калинин и тов. Сталин, вы умнейшие вожди наше-го правительства и политики советской власти, но вероятно и вы глубоко ошибаетесь. На сегодняшний день мы признаем, что колхозы и колхозники становятся зажиточными, жить стало весело, радостно. На сколько это верно, если выяснить, так ли это на самом деле в жизни колхозной деревни.

Дорогие вожди, вы видите очень слепо, вы только слы-шите на разного всякого рода съездах, совещаниях какое-то количество во всем довольных людей в лице делегатов, а также вся наша пресса втирает вам очки о колхозной деревне. Фактически в колхозах наблюдается во всем печальная кар-тина, особенно если сравнить с годами НЭПа, т.е. с едино-личной жизнью крестьянства с 1925 по 1930 г., когда с появ-лением всяких сельскохозяйственных машин сельское хозяй-ство заметно росло и обогащалось. Люди интересовались жить и работать в крестьянстве, и не нужно было никакое на-чальство (как теперь имеется масса неработающих, как-то: председатели, счетоводы, бригадиры и проч.). Строилась то-гда деревня, каждая деревня, хутор, заимка были полны ло-шадей, скота, птицы, заваливали город всякой сельскохозяй-ственной продукцией. На рынках для рабочего все было де-шево. Действительно тогда становились все зажиточными, довольными и посредством батрачкомов не допускалась и изживалась частная собственность.

А теперь много отзывов слышно о жизни того периода даже от преданных людей политики партии. С 1930 г. кол-лективизацией все богатство провалили, как сквозь землю. Теперь наблюдается в колхозной деревне совсем обратная картина - застыла стройка, особенно собственность колхоз-ников. Только можно на картине увидеть, что, дескать, все строится общее: дома, общежития, бани и проч. Строится ли это в самом деле? Люди работают словно принудительно, большинство уходит из колхозов в город, совершенно не ин-тересуются жить в колхозе, обзаводиться семейной жизнью и терпеть нужду. В такой жизни многие интересуются работать только на себя, т.е. не иметь детей. Уходят в город на произ-водство - дескать, там порядки лучше.

Взять, к примеру, лучшее доказательство: красноарме-ец, отслуживши срок службы в РККА, очень редко привива-ется к колхозу, а большинство разузнает чем в колхозе пах-нет и сматывает на производство в город.

Много колхозов, вернее колхозники, живут полуголод-ными и голодными, оборванными, очень жалко питаются (хлеб да картошка). Мяса не видят, так как вырастить лиш-нюю скотину, прокормить ее очень трудно. (...) Особенно от колхозников слышно, что теперь не только что-либо постро-ить, хотя бы покрыть избу, сарай. Остальное все гниет, раз-рушается, сжигается на дрова, так как лошадей не хватает (привезти из лесу дров).

С каждым годом идем не лучшему, а к худшему. На трудодни с каждым годом достается все меньше и меньше.

Восточно-Сибирская область, Черемховский район.

А.Е.Кирпичников.

10 марта 1937".

Следующее письмо зарегистрировано в секрета-риате Калинина 13 июня 1937 г.

"Уважаемый тов. Калинин. Я посылаю это письмо для того, чтобы Вы обратили внимание на нижесказанные недос-татки. Я объехал чуть ли не весь Советский Союз. Например - Западная область, как будто рядом, а нас забыли. Во Всход-ском районе, в Бывальском сельсовете в колхозе "Золотой сноп" есть люди, которые по целому месяцу не видят хлеба, а едят листья деревьев, траву, а мякину обычно (по их словам мякина еще ничего). Я спросил у одного колхозника - члена этого колхоза: почему у вас так плохо с хлебом? Он сказал, что всю землю мы не обрабатываем из-за недостатка рабочей силы. Я спросил: почему вы не обрабатываете? Ведь вам да-ли земли по плану и должны выполнять по плану. Он сказал, что у нас земли дали 210 га на колхоз, но потом молодежь и некоторые семьи уехали, а нам дают план все тот же. "По-нятно, - говорит он, - что половина колхоза не сделает то, что делал целый колхоз. Вся молодежь из колхозов уехала, из-за чего? Из-за недостатка в хлебе. А мы, - говорит колхоз-ник, - обрабатываем только половину, а план на всю землю. Эту половину сдаем государству и на семена, а нам - колхоз-никам - не остается и по пуду". В этом колхозе остались ста-рый да малый, и те собираются уезжать из-за голода, кото-рый разорил ряд колхозов.

Когда я ночевал у одного колхозника колхоза "Золотой сноп", то услышал от него такую вещь. Приезжает районный представитель и требует немедленного отправления ржи го-сударству, а когда председатель этого колхоза сказал, что нам ничего не остается ржи, ответ последовал такой: "А если один ваш колхоз вымрет, то для целого государства это ниче-го не значит".

Разве так надо относится к голосу председателя и кол-хозников? Доходы, например, в колхозе "Сознание" Запад-ной области Всходненского района, Бывальского сельсовета небольшие. Положим, получил колхозник 300 руб. (но там столько не получают...). Колхозного хлеба там не хватало и не хватает. Надо заплатить всевозможные налоги купить хле-ба, где? Для того, чтобы купить хлеба надо ехать в Вязьму, где имеется печеный хлеб. Мало взять не выгодно, так как лошади в колхозе редко бывают свободные, а много взять - он через несколько дней покроется плесенью, что будет хуже мякины. И не авось в Вязьму съездишь, а надо ехать на кол-хозной лошади полные сутки (расстояние 50 км). Приходится ездить за хлебом в Москву. А до Москвы и обратно надо проехать 35 руб. Взять 32 клгр., т.е. на билет невыгодно, и больше 2-х пудов в багаж не принимают. Как хочешь, так и будь.

Как же будут настроен каждый крестьянин, если он при этой власти, проще сказать, голодует и видит это. А если ска-зал слово против советской власти, хотя бы и правду, то при-числяют к какой-то иностранной шайке и сейчас же забира-ют, а кто? Милиционеры, считающие себя честными гражда-нами и таким путем повышающие себя в должности.

Прошу обратить на это письмо внимание и если нужно проверить факты, только не открыто, потому что крестьяне запуганы местными властями, которые, если захотят к любо-му придерутся и найдут, что дедушка или бабушка были купцы, помещики и торговцы, а такие случаи были. Надо проверить неожиданно и посмотреть правду и честность в колхозах, например Всходского района (всего 300 клм. от Москвы). Я боюсь, что до Вас, тов. Калинин, это письмо не дойдет, а если дойдет, то после проверки фактов сообщите о результатах в гор. Кунцево, в редакцию Кунцевской газеты "Большевик" (я ежедневно ее читаю) на фамилию Виногра-дова Анатолия, род. в 1916 году. Адрес мой не найти, можно сообщить только через газету".

Еще одно письмо из деревни в правительство, но уже 1948 года.

"В Министерство СССР депутату Верховного Совета СССР тов. Андрееву от гражданина Советского Союза ССР Шлыгина Афонасия Николаевича проживающего Челябин-ская обл. Чесменский район. Углицкий сельсовет. Колхоз "Красный боец".

Заявление.

Прошу разобрать мое заявление в нижеследующим: Я гражданин Советского Союза, проживающий в Советском Союзе, колхозник живу и работаю в колхозе, но в настоящее время наше правительство колхоза превратилось в бюрокра-тов. Не похоже на колхоз, а похоже на царское дворянство. Председатель колхоза тов. Задирако числится председателем, но фактически, руководства никакого нет, занимается пьян-ством хулиганством, занимается растранжированием колхоз-ного добра.

Я как молодой колхозник мне всего 23 года, я хочу жить, но мне нет никакого поощрения. Работаю также как настоящий колхозник, борюсь за правду, мне нет никакого поощрения, а наоборот затоптали в грязь. Отобрали хлеб, за что спрашивается? Хлеба дали 1 центнер 80 кг и тот отобра-ли. Не только со мной такое обращение но с со всеми кол-хозниками, особенно не считаются с женщиной - одиночкой у которой погиб муж на фронте. Со старыми и престарелыми стариками. Председатель и бригадиры сжились живут как кулаки, за одно. За малейшую провинность колхозников бьют, обзывают нецензурными словами. В нонешном году в связи с хорошей погодой уборку урожая закончили, но отды-ха дать колхозникам нет, чтобы они сами приготовились к зиме этого нет.

Организовались кучки такого руководства, которые жи-вут для себя. Колхозники работают на них как на бар. Сейчас мелят себе хлеб на базар, а колхозники сидят без муки. Полу-чили какие-то граммы и то мелят в ручную. Деньги колхоз-никам совсем не дают второй год. Избы колхозников разва-ливаются, но ремонта никакого не делают так, не дают ни тягло, ни времени. Рабочий труд распределен не планомерно: колхозники работают впустую без трудодней. Партийная ор-ганизация не помогает, кто борется за правду, тот заплеван, засрамлен, стоит у руководителей на последнем месте, не считается за человека. Я молодой колхозник, я хочу работать и жить, стал просить помощи и совета, так они меня само-вольно, без ведома общего собрания, исключили из колхоза, отобрали хлеб, и грозят отобрать у матери корову, мать ста-рая, отец больной и старый, еще у них большая семья. Изба совсем падает, отец вынужден уйти на работу в совхоз. А мне не дают документов, считают меня как развратника, когда сами развалили колхоз. Многие колхозники разъехались по другим колхозам. А поэтому прошу Вас лично и все наше правительство. Обратите особое внимание на наш колхоз, ибо он может превратиться ни во что, помочь наладить жизнь колхозника. Много можно описать недостатков, но все. Пока все.

Прошу не отказать моей просьбы.

14/Х-48 г. К сему: Шлыгин".

В передаче использованы документы из Государственно-го архива Российской Федерации и Российского государст-венного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG