Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия в 1902 году - по материалам всеподданнейших докладов. Секретный доклад Александра Щербакова Сталину и Молотову, 1937 г. Письмо по власть 1948 года


100 лет назад в Российской империи существовала практика: император регулярно получал доклады министра внутренних дел о событиях и настроениях в стране. Последний царь Николай II не всегда выносил резолюции на этих документах, но обязательно с ними знакомился. В 1902 г. "всеподданнейшие доклады" представлял Дмитрий Сипягин. В советской историографии министр внутренних дел Дмитрий Сипягин остался как инициатор жестких карательных мер против крестьянского, рабочего и студенческого движения. Его называли сторонником политики русификации национальных окраин. В 1902 году Дмитрий Сипягин был убит эсером Степаном Балмашевым. Теракт примечателен своей дерзостью. Балмашев, купив форму армейского офицера, приехал в министерство, дождался министра и расстрелял его в упор. После Сипягина министром внутренних дел стал Вячеслав Плеве, погибший в 1904 г. в результате покушения эсера Созонова. Из всеподданнейших докладов за 1902 год:

Телеграмма полтавского губернатора министру внутренних дел 30 марта 1902 года:

"Константиноградском, частью Полтавском уездах происходит систематическое, хладнокровное расхищение сена, соломы, частью владельческих амбаров толпами крестьян. Выезжаю утром с войсками. Очевидно необходим хороший урок".

Телеграмма начальника Полтавского губернского жандармского управления министру внутренних дел 31 марта 1902 года:

"Грабежи и насилия продолжаются; волнения из Константиноградского уезда перешли Полтавский: толпа до 500 человек разграбив экономии генерала Дурново, Мельцера и Бабанина, идет к хутору Дурново на Искровку".

Телеграмма Харьковского губернатора министру внутренних дел 1 апреля 1902 года:

"Сейчас получена телеграмма Валковского исправника: крестьяне Полтавской губернии, разграбившие на днях несколько экономий, вторглись сегодня Валковский уезд, подговаривают Харьковских крестьян и начали грабить экономию Глушкова в селе Каленейкове. Убеждения не действуют; прошу немедленной высылке войск на станцию Искровку. Ночью отправляю из Харькова батальон, сотню казаков, еду сам".

Телеграмма полтавского губернатора министру внутренних дел 3 апреля 1902 г.:

"Экзекуцию производил в четырех местах. Везде встречают изъявлением покорности, возвращают при мне награбленное добро. Страшно разросшееся движение стихает, ибо приходят с повинною, возвращают добро; из мест, где еще не был, высылают отдельных виновных для наказания. Даст Бог порядок будет восстановлен".

От Харьковского же губернатора сего числа получена следующая телеграмма: "В дополнение ко вчерашней телеграмме счастлив, что могу сообщить, что беспорядки в Валковском уезде и в городе Валках прекратились после моего проезда с сотнею казаков с фланга и вдоль уезда, продолжавшегося почти непрерывно 52 часа. Среди грабителей началась паника. По объявлении мною населению, что участь добровольно возвративших награбленное будет смягчена, награбленное имущество частью приносится властям, частью выбрасывается на дороги, в леса, реки и колодцы. Арестовать местных крестьян считаю невыполнимым и бесцельным, пойманные с поличным телесно наказываются и отпускаются; списки же им будут доставлены судебным властям. Город Валки был спасен от разгрома прибывшей со мною 2 сего апреля вечером, меня все время сопровождавшей 4 сотней I Оренбургского казачьего полка. Действия этой сотни выше всяких похвал; есть отдельные случаи геройской защиты небольшими группами казаков частновладельческих экономий от тысячной толпы грабителей.

Министр внутренних дел Плеве

6 апреля 1902 года".

Следующий документ рассказывает о событиях в Великом княжестве Финляндском.

"По случаю воинского призыва в городах Таммерфорсе и Гельсингфорсе возникли 5 апреля сего апреля крупные беспорядки. В Таммерфорсе выбиты стекла на вокзале и в помещении полицейского управления; в Гельсингфорсе ранен в голову куском льда помощник полицмейстера капитан Максимов; как он, так и жандармский унтер-офицер и два городовых вынуждены были обнажить шашки. Около 6 часов вечера громадная толпа направилась на Сенатскую площадь, куда были вызваны войска. Казаки действовали, не обнажая оружия, полиция временами обнажала; ранено 3 городовых и столько же казаков. Вызванная пехота не была пущена в дело.

Городские уполномоченные поставили губернатору условием расхождения толпы немедленный увод русских войск; толпа уговорам уполномоченных не вняла. Пастор Мурен многократными проповедями с чтением "Отче наш" достиг уменьшения толпы, которая в 8 часов вечера разошлась одновременно с войсками.

Министр внутренних дел Плеве.

6 апреля 1902 года".

"Казанский губернатор телеграфирует, что 8 сего июня при сильном ветре возник пожар в г. Казани, на Тихвинской улице, причем огонь быстро охватил дома на улицах: Мещанской, Фуксовой, Московской, Варшавской и на Мочальной площади - всего 4 ? квартала; в охваченном пожаром площади находятся две православные церкви и одна мечеть, из которых последняя сгорела, а первые две удалось отстоять. Кроме того, сгорела казенная винная лавка и найден обгорелый труп женщины-мусульманки.

Утром 9 июня пожар был прекращен, причем выяснилось, что сгорело всего 99 домов, со всеми надворными строениями; большинство домов было застраховано, равно как и движимость. Беднейшим погорельцам общество трезвости отвело бесплатное помещение и снабдило продовольствием.

В тот же день, 9 июня, около 2-х часов дня, в Казани, во время сильной бури, загорелся дом на Задней Мещанской улице; пожар быстро охватил соседние деревянные здания и распространился на Захарьевскую и Екатерининскую улицы и Евангелистовскую набережную Кабана. Благодаря усилиям пожарной команды удалось отстоять одну сторону Евангелистовской улицы и здание учительской семинарии, сгорела татарская учительская школа; всего же пострадало 10 кварталов, причем предполагаются человеческие жертвы.

На месте пожара задержаны поджигатели, в виду чего ныне затребованы от местных властей сведения о том, не имеет ли поджог политического характера.

Статс-секретарь Плеве.

10 июня 1902 г.

"В дополнение к представленным сведениям о происходивших в г. Казани 8 и 9 июня сего года пожарах, Казанский губернатор и начальник местного жандармского управления 11 сего июня телеграфируют, что причиною пожаров являются поджоги домовладельцами своих домов с целью получения страховой премии, политического же характера в поджогах не предполагается. Оба пожара начались в татарских домах Еникеева и Баязетова, обвинявшегося в прошлом году в поджоге своего дома, дело о коем, однако, было прекращено за недостатком улик.

Статс-секретарь Плеве

12 июня 1902 г."

Секретный доклад Александра Щербакова Сталину и Молотову, 1937 г. В 1936 году Сталин начал чистить партийные кадры, в результате чего все партийное руководство Иркутска было ликвидировано. Александр Щербаков в 1932-36работал в аппарате ЦК ВКП(б), а в 1936-37 годах был вторым секретарем ленинградского обкома ВКП(б). Александру Щербакову было всего 35 лет, когда в 1937 г. Сталин направил его в Иркутск в качестве 1-го секретаря Восточно-Сибирского обкома ВКП (б). Следующий документ - свидетельство того, с какими проблемами столкнулся в Сибири Щербаков и как он их решал.

"Сов. секретно.

ЦК ВКП (б) тов. Сталину И.В.

Совнарком СССР тов. Молотову В.М.

Считаю необходимым сообщить Вам о положении в Восточно-Сибирской области и о наших первых шагах.

Аресты б. партийного и советского руководства, а также многочисленные аресты других работников партийного, советского, хозяйственного аппарата - явились для коммунистов полной неожиданностью.

Много коммунистов и целые организации растерялись и деморализовались. Я застал первичные организации в той стадии, когда никто никого не слушал, широко распространилось настроение - "кому же верить". Самокритика, которая ранее была закрыта тяжелым клапаном, теперь развертывалась во многих случаях стихийно, без руководства, принимая, подчас, уродливые формы.

Оставшиеся руководители, чувствуя свою вину перед партией и коммунистами, испугались, выпустили руль руководства из рук, и их принялись избивать за то, за что они несут ответственность и за то, в чем не виноваты. Первичные организации вынесли решения об исключении и аресте многих руководителей.

Учреждения фактически перестали работать. На производстве дисциплина пала. На 125 заводе заводская газета объявила приказ директора "филькиной грамотой", самого директора объявила укрывателем вредителей, а вместе с ним объявила вредителями значительную часть инженерно-технического персонала. Директор завода Горелец (к сожалению в 1923 г. был троцкистом) растерялся в конец. Также обстояло в Чите, Черемхове и других местах.

Кстати сказать, мы получили разведывательные сведения, что японцы, видимо зная, что порядки в эти дни у нас не блестящие, - решили использовать те силы, какие еще не разгромлены, пустить банды и напакостить нам. Таким образом, прежде всего, необходимо было положить конец панике, деморализации, растерянности, ввести самокритику в организованное русло и заставить людей заниматься делами.

В такой обстановке на нас обрушились самые неотложные дела.

На Север, на золото, не завозятся грузы. Золототранс, Лензолотофлот (большая часть судов стояла в ремонте), торговые организации только в последние дни под зверским нажимом принялись за эту работу.

Сев затянулся, не кончен и проведен архискверно. К уборочной никакой подготовки.

Работники из Москвы пока не приезжают. Приехали только пока тт. Касимов и Вайшля. Создалось весьма оригинальное положение - заставляем работать людей, о которых имеем показания арестованных или которым верить нельзя. Даже в НКВД следственную работу (конечно под контролем) ведут люди, которых позже придется гнать или садить. Начали выдвигать местных людей и ставить их на руководство различными участками работы.

И вот тут должен сознаться: контрреволюционная сволочь подорвала веру в людей, вызываешь человека для переговоров о работе, в глаза ему смотришь и вдруг возникает сомнение - "а можно ли ему верить".

В связи с этим несколько слов хочу сказать о том, что здесь навредили враги народа.

В промышленности. Оборонные заводы - 125, 104, 97 и др. построены нагло-вредительски. 125 завод только сейчас начинает принимать характер индустриального предприятия, а несколько ранее он походил скорее на кирпичный завод, чем на авиационный.

Угольная промышленность выполняет план на 50%.

В Забайкальском военном округе выкорчевку врагов только начали. Арестованные - начальник штаба округа, а также командир мехкорпуса Давидовский - дали весьма важные показания.

В органах НКВД безусловно орудовали враги, во главе, видимо, стоял б. начальник Зирнис.

Трудно назвать такой участок хозяйственного и культурного строительства, где бы не было вредительства.

Хочу только добавить еще следующее.

Очень много враги навредили во всех областях, связанных с обслуживанием насущных нужд населения. Приведу несколько примеров.

В Иркутске население с дореволюционного времени увеличилось более чем в два раза и вот это население обслуживается по прежнему одной баней, в городе не построено ни одной бани.

До 1936 г. не построено ни одного метра новых мостовых и дороги приведены в немыслимое состояние.

Начали строить канализацию в 1934 году - сделано 7 %.

Детские ясли ни одни не построены.

Родильных коек далеко не хватает.

Детская больница - только вырыты котлованы.

Жилье не строится. 3000 рабочих завода им. Куйбышева живут в бараках, которые буквально разваливаются. В таких же бараках живут рабочие завода 104.

С хлебопечением обстоит так, что в случае мобилизации население не получит ни фунта хлеба, все пойдет в армию.

С торговлей нечто несусветное. Не хватает самых необходимых товаров. В Иркутске становятся в очередь за керосином в 12 часов ночи.

В пограничных районах многими месяцами нет самых необходимых товаров. Во многих колхозах освещаются лучиной.

Должен со всей ответственностью заявить, что несмотря на жуткие безобразия, какие творились в отношении населения - трудящиеся настроены бодро и прекрасно отдают себе отчет, что не Советская Власть виновата, а мазурики и враги.

И.о. секретаря Восточно-Сибирского обкома ВКП (б) А. Щербаков.

30.VI.37.

Иркутск".

П.С. Прилагаю список арестованных б. Ответственных партработников. В ближайшие дни будут проведены новые аресты, в связи с тем, что разгром к.-р. организации продолжается. Список неполный, арестовано до 400 человек.

А. Щербаков".

Добавлю, что после Иркутска Александр Щербаков был направлен сначала в Донецк, а потом в Москву первым секретарем Московского комитета ВКП(б). Сохранились и более поздние воспоминания об этом человека. Никита Хрущев, например, вспоминал: "Берия тогда правильно говорил, что Щербаков умер потому, что страшно много пил. Опился и помер". Смерть произошла 10 мая 1945 года, сразу после празднования победы.

Письмо по власть 1948 года. В письме бывшего партизана Гришкина использовано сокращение КП(б) У - Коммунистическая партия (большевиков) Украины. Компартия Украины была составной частью ВКП (б) - Всесоюзной коммунистической партии (большевиков).

"Министру здравоохранения СССР т. Смирнову.

Дорогой Ефим Иванович!

Прежде всего, кратко о себе. Я, Гришкин Иван Васильевич, 1911 г. рождения, член ВКП(б), партработник, инвалид Отечеств. войны II гр., бывший политрук Печенежского партизанского отряда (Харьковская обл.); при выполнении боевого задания в январе 1943 г. был схвачен немцами и расстрелян; но рана оказалась не смертельной, чудом удалось "воскреснуть из мертвых". Через этот расстрел я заболел туберкулезом легких и болею до сих пор. Об этом я Вам писал в апреле 1947 г. и прилагал партизанский документ (пусть разыщет Вас секретарь). Тогда в 1947 г. я от Вас получил путевку в санаторий Алушта, за что большое спасибо.

В этом 1948 г. я получил через ЦК КП(б)У 3-х месячную путевку (с октября мес) в санаторий "Уч-дере", гор. Сочи, где сейчас и нахожусь, - по 31/XII-48 г.

Дорогой Ефим Иванович!

Хочется жить и быть полезным Родине. Организм мой выносливый. Но, случилось так, что доступные методы активного лечения (вмешательства) врачи мне не рекомендуют. А, вот по заключению Харьковских врачей и специалиста-профессора - единственным средством спасения и эффективного лечения для меня является стрептомицин. Врачи говорят, что это достать трудно.

Я долго над этим думал... В санатории, где я сейчас нахожусь, говорят, такого препарата нет.

Я очень Вас прошу сделать исключение для меня, - как особенно пострадавшего в войне, чтоб получить с Вашего разрешения нужное количество этого целебного препарата - стрептомицина. Со своей стороны обязуюсь хранить полное спокойствие и молчание...

Надеюсь, Вы мне в этой просьбе не откажете и заранее Вам благодарен.

С комприветом И.Гришкин

Мой адрес: гор. Сочи, Санаторий "Уч-дере". Палата № 2 Гришкин Иван Васильевич. 3.11.48 г."

XS
SM
MD
LG