Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из почты "Правды" 1939 года. Из почты вождей 1939 года. Письмо чекиста


Из почты "Правды" 1939 года.

В первом письме экономист - дальневосточник Коваленко спутал «титулы» двух императоров - Николая I и Николая II. Как известно, в советской печати первого называли «палкиным», а второго - «кровавым».

«Во имя Вождя народов к новым невиданным победам!

Мы живем в самую счастливую эпоху, самую счастливую и радостную потому, что мы живем в свободной от ига капитализма Советской стране. Мы счастливы потому, что с нами повседневно Великий вождь И.В. Сталин. С нами Гений двадцатого века, освободивший многонациональный Великий Советский Народ от векового капиталистического гнета. Имя Великого Сталина неразрывно связано с бесчисленными победами на всех фронтах социалистического строительства, победоносного шествия нашего народа к Коммунистическому обществу. Имя И.В. Сталина связано с мудрой политикой Советского правительства в деле укрепления мира и спокойствия трудящихся масс за рубежом.

Ни одна другая страна в мире не жила еще так счастливо и свободно, так радостно и богато, как живет наша Советская Родина.

Из отсталой, угнетенной и некультурной России Николая «Палкина» - И.В. Сталин, своей гениальной политикой, своим величайшим учением вывел нашу страну в одну из самых передовых стран в мире. И.В. Сталин не имеет и не будет иметь себе равного в мире. Он будет жить до тех пор, пока будет существовать земной шар! Весь советский народ, на десятках языков, ста семидесяти миллионным коллективом, поет песни славы и любви любимому вождю народов - отцу Советской Родины.

Наша страна, каждый ее трудящийся, во имя этого незабвенного человека с сердцем нежной матери, с умом творца коммунизма - готовы на любой подвиг и жертвы для счастья человечества и его мудрой жизни.

Сталин создал тысячи, десятки и сотни тысяч передовых героев страны, их знают все, их будут еще многие миллионы. Наша страна - страна героев, питомцев Сталина.

Лучшие люди Родины украсили свои груди орденами СССР.

Они носят ордена Ленина, Красного Знамени и другие. Но их груди должны носить орден Сталина, которого еще нет, но он должен быть, ибо орден Великого Сталина воодушевит весь советский народ на еще более невиданные победы. Это будет не только орден с дорогим сердцу образом вождя, это будет символ дальнейших побед на пути к коммунизму.

Я уверен, что мое предложение об узаконении ордена И. В. Сталина поддержат вся трудящаяся масса перед Верховным Советом СССР.

В борьбе за получение этой будущей великой награды среди трудящихся должна быть развернута новая волна социалистического соревнования за досрочное выполнение третьего пятилетнего плана по линии всех наркоматов, за поднятие производительности труда не менее чем на 25 - 30 процентов.

Каждый трудящийся поймет со всей ясностью свою ответственную роль на любом участке работы и покажет действительные образцы труда, отваги и героизма.

Наибольший вклад в сокровищницу Социалистической Родины, наибольший героизм и отвага во имя Страны и ее Вождя - лучшим сынам матери-родины - дадут возможность и право удостоить награды орденом Сталина.

Д.И. Коваленко

Экономист строительства... г. Хабаровск, п/о 20, п/я 302.

15/X-1939».

Из почты вождей 1939 года.

«25/I 39. Михаилу Ивановичу Калинину.

Дорогой Михаил Иванович.

Разрешите вопрос, что такое в нашей Свердловской области творится с 1939 года. На все стала дороговизна, на трикотаж, на мануфактуру, на сахар. Поговаривают и на хлеб, если правительственное распоряжение, то почему же ни в одной газете не напечатано, что с такого-то числа будет такой-то товар по такой-то цене, а этого никто не видел, а наценка есть. Мыла уже 6 месяцев не видим хозяйственного, и спичек, за хлебом страшимые очереди, муки не стало никакой в магазинах, ни рыбы, ни мяса в магазинах нет. Живем исключительно на одном хлебе, а с нового года кормить начали аржаным. Зарплата низкая, например у меня семья 8 человек, муж рабочий - зарабатывает 170 р., я работаю на почте, заработок мой 198 р. в месяц, итого мы получаем 368 р. двое, а едоков еще 6 штук, 5 ребенков. Они растут, их нужно воспитать, одеть и прокормить. Питанье ребенку нужно хорошее, но разве на такой скудный заработок можно существовать, только дети и видят один сухой кусок ржаного хлеба, больше ничего. Мы с мужем зарабатываем только на кусок хлеба, из этого жалованья нужно одеться, обуться и за квартиру и за дрова, так что хоть реви от такой жизни. Нет, когда Владимир Ильич был жив, закон был о ребенке, было больше заботы, хотя и по карточкам давали, но все было дешевле и ребенка питали путнее, а сейчас вольно, но ничего не купишь да ничего уже не стало. Последнее дело - сахар был 4-60, теперь 6 р. 15 к. - облегчение для рабочего. Михаил Иванович, что на сердце накипело - все не списать. Так вот, то ли у нас опять есть в Свердловской области вредители, то ли троцкисты. Надо это дело узнать, или правительством это приказ выпущен, или только для вреда, чтобы рабочие пуще волновались да ненавидели Советскую власть. Пожаловаться некому, пишу вот вам, может и узнаем, где что зарыто, может впрямь до вас ничего не доходит таких вестей, а рабочий согнулся уже от всех невзгод в дугу. Писала работница-пролетарка, мать 6 детей, жить стало невмочь. С семьей очень трудно. г. Невьянск, цементный завод, почта, Константинова».

«Наивысшая награда - орден Ленина - Сталина.

Я считаю уже назрел момент сделать предложение о провозглашении наивысшей награды орденом Ленина-Сталина.

Наш мудрый вождь и учитель т. Сталин показал всему человечеству красивейшую картину построения социализма на одной шестой части земного шара. Великие идеи Маркса, Энгельса, Ленина наш вождь претворил в действительность, создал новое учение этих гениальнейших учителей человечества. Вот почему тов. Сталин, создавший счастливую жизнь в первой в мире стране Советов, так горячо любим всеми трудящимися всего мира.

Недавно в Москве я купил у кустаря значок с портретом т. Сталина. Этот значок очень красив и издали заставляет зрителя задавать себе вопрос, неужели это орден?

Я чувствовал на себе пристальные взгляды людей на этот значок. Где бы я ни был: в театре, на улице - везде и всюду на этот обращали внимание и меня спрашивали, так осторожно, стеснительно: что это орден или значок? Когда же вглядывались и, увидя портрет т. Сталина, сами же делали заключение, что это значок. А как хотелось бы, чтобы был орден т. Сталина. Я и весь наш советский народ с чувством большой радости встретит решение нашей партии и правительства о провозглашении наивысшей награды орденом Ленина - Сталина.

К сему Н. Чураков, член ВКП (б) с 1918 г. с. Бекетовка, Вшекальского района, Куйбышевской области, спиртозавод».

«Уважаемый товарищ Ворошилов!

Я коммунист и предан делу рабочего класса и обращаюсь к Вам не с жалобой, а лишь просил бы Вас ответить мне на некоторые волнующие меня вопросы теоретического и практического порядка.

У нас выбыла часть депутатов Верховного Совета - одни умерли, другие не оправдали доверия, что называется «свихнулись» с пути. Почему же не соблюдается «Положение о выборах», Конституция, т.е. почему не избираются на их место новые депутаты?

Почему депутаты мало бывают у избирателей и мало отчитываются... Меня это интересует потому, что у нас, в Болхове, слишком уж много безобразий - хищений в торговле, «блат» в этом деле, несоблюдение очередей в магазинах, отсутствие простейших товаров (мыло, консервы, колбасы, носки, лампы керосиновые, стекла к ним, я уже не говорю о рыбе, сельдях, которые здесь совсем уже не видно несколько лет). А как работает горсовет? Ужасно плохо!

В связи с этим меня интересует вопрос, когда будут производиться выборы местных органов государственной власти и почему наши местные органы власти не отчитываются перед населением.

Я просил бы выслать в г. Болхов следственную комиссию (или ревизионную) для проверки работы торговых органов и местных органов власти, потому что местные безобразия волнуют всех граждан.

В селах дефицитные товары стали выдавать по паевым книжкам (например «мануфактуру»), а в городах узаконена живая очередь. В Болхове товары из магазинов разбирают разные обыватели и бездельные элементы - «торговки», а тот, кто занят на производстве, на службе, особенно если честный, не терпит «блата» (т.е. знакомства, протекции) и не лезет без очереди - остается без товаров. Так было со мной несколько раз - и я разбитый, усталый и недовольный, затаив злобу, возвращался ни с чем домой.

Да! Я не могу терпеть всяких протекций, подлизываний, попрошайничаний, жульничания, нахальства (в «очередях») и особенно я прямо-таки «восстал бы» против всяких беззаконий в торговле и предложил бы жесточайше расправляться с жуликами и ворами в этом деле (чего у нас нет).

Кроме того, не лучше ли дефицитные товары ... как-нибудь, не по карточкам - мы от этого отказываемся, а другим путем распределять не в порядке очереди, а по месту работы, службы - было бы спокойнее для граждан. Поймите, сколько приходится нервничать, волноваться, торопиться в «очередях», особенно если они не соблюдаются - сколько наши трудящиеся бесполезно тратят времени, волнуются, боясь опоздать на работу - да и стоять-то некогда - товары продают с утра, а я кончу работу (да и другие) в 2 - 4 часа, когда уже магазины пустые. Не лучше ли отменить вредную практику «живых очередей» в этом деле?

Краткие сведения о себе: 1913 года рождения, сын крестьянина-середняка, комсомолец с 1931 г., кандидат ВКП (б) с 1938 г., и благодаря соввласти высшее образование, работаю преподавателем политграмоты на кинокурсах. Комаров Дмитрий Алексеевич.

Адрес: город Болхов, Орловской обл., Свердловская ул. дом №65».

Письмо чекиста.

В 1954 году, через год после смерти Сталина, появились реабилитированные - люди официально признанные невиновными и выпущенные из тюрем и лагерей. В мае 1954 г. начала работу Центральная комиссия по реабилитации, ее возглавил генеральный прокурор СССР Руденко. Однако до XX съезда КПСС в 1956 году процесс реабилитации не стал массовым, он замалчивался. Эту реабилитацию называли «стыдливой». В числе попавших в первую волну реабилитации был автор заявления, которое вы сейчас услышите, - чекист Александр Гриб.

«В Президиум ЦК КПСС - тов. Хрущеву

Маленкову

Ворошилову

Булганину

От гр-на Гриб Александра Андреевича, проживающего в г. Москве, Фрунзенская наб. дом 10, кв.67 тел.Г.5-07-87.

Заявление.

Начиная с 1942 г. по 1947 г. я непрерывно добивался правды в решении принципиальных вопросов, связанных с развитием оперативно-чекистской техники.

Берия, Серов, Круглов и их холуи в отместку за мою критику из работы изгнали меня из центрального аппарата советской разведки и, наконец, в 1947 г. обвинили меня в шпионаже, измене Родине и продержали в тяжелых тюремных условиях 6,5 лет - до марта 1954 г.

Но я никогда не складывал оружия в борьбе с врагами партии и народа, и за 6,5 лет тюремного заключения, избиений и издевательств надо мною я изучал врага в его тылу, наблюдая как следователи - бандиты и их сообщники из прокуратуры, тюремного персонала издеваются над советскими людьми.

Я изучил повадки врага, создавшего из тюрем школы воспитания антисоветских элементов, ненавидящих органы МВД-МГБ, а вместе с этим и советскую власть. Я видел провокаторов-бандитов в чекистской форме, я видел и испытал на себе всю эту мерзость запустения, которую создали Берия, Серов, Круглов и пр. в советских тюрьмах.

Грязь, грубость, терзание советских людей продолжались до конца моего заключения (а значит, продолжаются и сейчас). Невежество следователей, прокуратуры, тюремного персонала переходит всякие границы и доказывает, что разгром «рюминцев» был лишь первым этапом очищения и укрепления советской разведки.

В марте с.г. меня освободили из тюрьмы и Верховный Суд СССР реабилитировал меня.

И вот, свыше 2,5 месяцев после всех невзгод, выпавших на мою долю, мне приходится бороться с плеядой чиновников, бюрократов, карьеристов, засевших в аппарате МВД-МГБ, прокуратуре и даже ЦК КПСС.

Серов, Круглов и умело расставленная ими шайка проходимцев и пройдох, спекулянтов и садистов бьют меня по-прежнему и бьют крепко - так, как учил их когда-то Берия.

С великим трудом через 2 месяца и 7 дней я получил лишь 2-х месячный оклад содержания (компенсация для реабилитированных).

Это дает мне возможность кое-как подлечиться и бить врага до последнего дыхания.

А враг окружил меня кольцом.

Я вижу провокаторов..., носящих чекистскую форму.

Я вижу чиновников-бюрократов в аппарате МГБ-МВД...

Я вижу чиновников-бюрократов в аппарате ЦК КПСС...

Я вижу чиновников-бюрократов в прокуратуре СССР...

Я вижу чиновников-бюрократов в аппарате Президиума Верховного Совета СССР, в редакции газеты «Правда» и т.д.

Когда же будет конец моим терзаниям?

Я пишу Вам об этом в 4-й - 5 раз, а Вы молчите. А у меня есть еще факты и факты, разоблачающие самого ненавистного, вонючего врага - карьеристов, провокаторов, двурушников, облаченных властью.

Я просил и требовал, чтобы меня вернули в семью разведчиков, где я работал 22 года.

Я хочу сам со своими товарищами строить советскую разведку.

Но мне преградили дорогу Серов, Круглов и их холуи, не терпящие критики и не желающие в свою вотчину пускать неугодных им людей.

Но напрасны их потуги!

Я верю, что ЦК нашей Партии вернет меня в разведку и я еще много лет буду громить свору собак и шакалов, пробравшихся в государственный и партийный аппараты в погоне за теплым местечком. Но вот вчера позвонил из ЦК т. Бажанов и сообщил, что ЦК не может помочь мне вернуться в ряды разведчиков, что мне, дескать, нужно обратиться в ОК Комитета ГБ и мне помогут устроиться на работу вне органов разведки.

Почему?

От чьего имени говорил Бажанов?

Я думаю, что не от имени ЦК КПСС.

Десятки людей, окружающих меня и знающих меня по прошлой работе, ожидают моего полного восстановления на работе и в правах (а ведь мне еще не возвращены правительственные награды, квартира и КПК ЦК КПСС тянет вопрос с восстановлением в КПСС). Эти люди не верят, что ЦК может так говорить с людьми, честно проработавшими в разведке два десятка лет, да еще безвинно перенесшими тяготы тюремного заключения.

ЦК - в представлениях сов. людей - это коллективный разум Партии и народа.

Я обращаюсь еще и еще раз к Вам - верным ученикам и соратникам Ленина-Сталина.

Что я еще должен делать, чтобы доказать Вам, что враг находится кругом и около Вас?

Я ведь за шиворот вора держу, а работники аппарата, окружающие Вас, не хотят этого видеть.

Я уже давно кричу, что «король-то гол», а работники аппарата, окружающие Вас, лишь при упоминании фамилии человека, пролезшего в министры, опускают глаза долу.

Из редакции «Правды» 29 мая позвонил мне какой-то чиновник и объяснил: что редакция «Правды» лишь орган ЦК и помочь мне в вопросах борьбы с вредительством в органах МГБ-МВД (а также личных) - не может. А мы знаем, что роль печати несколько другая, что - это леса, воздвигаемые вокруг строящегося здания коммунизма.

Из Президиума Верховного Совета прислали мне открытку, в которой говорится, что мое заявление направлено в Секретариат МВД.

А почему не в Министерство пищевой промышленности? Это было бы резоннее для чиновников.

Откуда ЦК берет таких людей для ответственной руководящей работы? Где их учат? Кто их готовит? Эти люди бояться встречаться со мною. Им ненавистна, не по нутру моя логика.

Они больше любят руководить по телефону, что так осуждали Ленин и Сталин.

Карьеристы и провокаторы оклеветали меня в Ваших глазах. Я вижу, как от меня отворачиваются, словно от зачумленного.

Ленин и Сталин - если бы узнали об этой клевете и волоките - поставили бы меня лицом к лицу с бандой вельмож, барчуков и их подхалимов.

Этого, как огня, бояться наши враги.

А я только и добиваюсь этого, и считаю, что Вы должны сделать так, как сделали бы наши учителя.

Есть какие-то границы в травле человека.

Даже гитлеровцы подчас проявляли гуманность.

Но посмотрите, что делают со мной (а вместе с этим и с принципами нашей партии) - эти супергитлеровцы. (Я их в тюрьме называл педерастами в политике, и думаю, что это верно).

Проверьте, взвесьте тяжесть каждого дня моей жизни после освобождения из тюрьмы.

Перед Вами будет сплошная цепь издевательств. А со стороны кого?

Ответ: со стороны ЦК КПСС, Верховного Суда СССР, Президиума Верховного Совета СССР, Прокуратуры СССР и т.д. Вот что делает эта банда.

Я ставлю вопрос прямо и четко - по-партийному. Если я виновен - бейте меня, наказывайте. Но если я не виновен, да еще невинно пострадал и реабилитирован Верховным Судом СССР - то никакая сволочь (в какую бы тогу она ни рядилась) не в силах помешать мне вернуться в советскую разведку и возвратить мне мои права.

Мы им не завидуем.

Все равно они будут биты ходом самой жизни. Я не один. У меня есть единомышленники-друзья, которые также ненавидят и умеют разгадывать подлинную сущность берианства.

Мы не допустим, чтобы нами командовали Берии, Ягоды, Ежовы и др.

Тем более не допустим, чтобы кто-то делал потуги лезть в берии.

Дом №2 по Лубянке - наш дом.

Мы провели в нем юность, молодость и достигли зрелых лет. Мы приходили в этот дом комсомольцами и становились коммунистами, зрелыми чекистами.

Я еще раз прошу и требую - верните меня в семью разведчиков. Я жду Ваших решений.

А. Гриб

1/VI-54 г.»

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG