Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Арест футболистов Старостиных. Настроения рабочих в мае 1928 г. Школьные нравы 1954 г.


В марте 1942 г. в Москве был арестованы известные футболисты Николай, Петр и Андрей Старостины. Чуть позже были арестованы спартаковцы Евгений Архангельский, Станислав Леут, а также мужья сестер Старостиных - Петр Попов и Павел Тикстон. Позже очередь дошла и до Александра Старостина - офицера Красной армии. Их обвиняли в подготовке покушения на Сталина во время парада на Красной площади в 1937 г., в хищении вагона с мануфактурой, в пропаганде буржуазного спорта, в пораженческих разговорах. В ноябре 1943 г. Военная коллегия Верховного суда приговорила братьев Старостиных к 10 годам лишения свободы. Предлагаемые Вашему вниманию документы рассказывают о попытке матери и одного из братьев-спортсменов добиться их отправки в действующую армию.

В ходатайствах использованы сокращения: ВКП (б) - Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) и НКВД - народный комиссариат внутренних дел.

"Генеральному секретарю Всесоюзной Коммунистической партии большевиков Иосифу Виссарионовичу Сталину.

От осужденного Старостина Александра Петровича, 1903 г. рождения, бывш. члена ВКП (б), депутата Советского района г. Москвы, заслуженного мастера спорта СССР, майора Красной Армии, орденоносца, содержащегося Коми АССР, ст. Печора, п/я 274/1.

Ходатайство о помиловании.

Приговором Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР от октября 1943 года я по ст.58-10 ч.II УК РСФСР осужден к десяти годам лишения свободы с поражением в правах на 3 года.

Военной Коллегией я признан виновным в том, что в октябре 1941 года в г. Москве на квартире у своего брата Николая Петровича присутствовал при разговоре брата с товарищами, который носил пораженческий характер.

Ввиду угрозы занятия г. Москвы немецко-фашистским войсками, разговор шел об эвакуации. Были предложения не эвакуироваться. Я категорически против этого возражал и, не согласившись с этим, ушел от брата. Однако, со своей стороны не сделал достаточных попыток разубедить брата и товарищей и убедить их в необходимости немедленной эвакуации.

Спустя три месяца мой брат был арестован. В апреле месяце 1942 года я ушел в Красную Армию, а 29 октября 1942 года меня арестовали по этому же делу, что и брата.

Уже тот факт, что я был арестован на 9 месяцев позднее брата указывает на то, что моя вина в этом деле была не главная. Я виноват в том, что, будучи партийцем и честным советским патриотом, умолчал об этом разговоре и не довел его до сведения соответствующих организаций.

Находясь в заключении около двух лет, я особенно остро чувствую несоразмерность и тяжесть наложенного на меня наказания. Вся моя прошлая трудовая жизнь исключает полностью всякую мысль об измене моей родной стране и партии. Сегодня, когда моя родина ведет ожесточенные бои против немецко-фашистских захватчиков, я, как командир Красной Армии, прошу Вас, Иосиф Виссарионович, предоставить мне величайшее счастье и честь искупить вину кровью, с оружием в руках на поле брани.

Прошу пересмотреть мое дело и направить меня в ряды Красной Армии.

Александр Старостин.
24 января 1944 г."

"Москва, Кремль
Иосифу Виссарионовичу Сталину

От Старостиной Александры Степановны, прож. в г. Москве по Ново-Рязанской ул., д.7/31, кв.43, тел. Е-1-81-47

Дорогой Иосиф Виссарионович, мои четыре сына, бывшие орденоносцы и заслуженные мастера спорта, футболисты и спортсмены, братья Старостины: Николай, Александр, Андрей и Петр были арестованы органами НКВД 21 марта 1942 г., а 18/X-42 г. приговором Военной Коллегии Верховного Суда СССР осуждены по ст.58-10 УК к 10-ти годам лишения свободы каждый.

Я, старая мать, слезно прошу Вас оказать милость моим сыновьям и разрешить им сражаться на фронте против проклятых фашистов. Знаю я, что они или геройскими поступками на фронте с немецкими захватчиками искупят свою вину или отдадут свою жизнь за отчизну, перед которой так провинились.

В течение 25-ти лет, т.е. с малого возраста до зрелых дней, они были ведущими спортсменами Советского Союза. Десятки раз защищали честь Советского спорта за границей, являясь поочередно капитанами сборной команды футболистов Советского Союза. Все они являются командирами запаса, а сын Александр окончил Высшие Артиллерийские курсы "Выстрел". Физически они вполне подготовлены для зачисления в ряды Красной Армии, а их полное раскаивание и всемерное стремление искупить свою вину сделают из них бойцов, способных на героические подвиги на фронте.

Умоляю Вас, дорогой Иосиф Виссарионович, откликнуться на просьбу моих сыновей и их старой матери и дать мне спокойно умереть, зная, что родина доверила моим сыновьям право с оружием в руках бороться против ненавистных захватчиков под Вашим мудрым руководством.

12 марта 1944 г.
Старостина".

Сталин направил прошение Александры Степановны Старостиной Берия, который предпочел, чтобы нелюбимые им братья-футболисты остались в лагерях.

НАСТРОЕНИЯ РАБОЧИХ В МАЕ 1928 Г.

"Ленинск-Омский горрайком ВКП (б).
Сов.Секретно.
Информационно-политическая сводка №9.

Понижение производительности.

В течение 1-й половины мая месяца производительность Главных Мастерских пала в среднем на 15, в депо на 20, в 9-м участке пути на 10%, что объясняется отчасти наводнением, в течение которого часть рабочих, жившая в затопленном районе, а также работавшая на размыве, не выходили на работу, отчасти невыходом на работу из-за стояния в очередях за хлебом, но основная причина падения производительности - реформа зарплаты, введение с 1-го мая новых норм выработки и новых расценок, в которых встретилось много недоразумений.

В работе чувствуется вялость, рабочие собираются группами и обсуждают расценки.

О хлебе.

Несмотря на широко развернутую разъяснительную работу, вопрос о хлеба сильно волновал рабочих: и на производстве, и на собраниях, и в очередях - упорно говорили только о хлебе и муке.

Этим волнениям способствовали отдельные контрреволюционные выступления, как, например, в депо, когда хлеб выдавался на производстве, явился какой-то неизвестный тип и стал издеваться над рабочими, стоявшими в очереди, говоря, что вот мол дождались царства коммунизма - так и голодаете. По слухам это был спекулянт. Задержать его не удалось.

Дальше - выдачу хлеба с производства перебросили в лавки, не предупредив об этом ни ячейку депо, ни местком, а утром рабочие, придя на работу узнали, что хлеба им здесь не дадут - было много шуму и недовольств и многие рабочие ушли с работы за хлебом.

Особенно остро реагировали на недостачу хлеба женщины. Они целыми толпами ходили из лавки в лавку, в Горисполком, в женотдел, требуя хлеба, ругая власть, некоторые из них призывали громить лавки.

С переходом же на выпечку и продажу хлеба из муки простого размола по цене 11 коп. килограмм, очередей сразу почти не стало, хлеб остается в лавках нераспроданным и разговоров о хлебе на предприятиях больше не слышно. Теперь ждут только муки.

Это явление объясняется тем обстоятельством, что черный и белый хлеб хватали главным образом для кормления коров и свиней, т.к. это обходилось очень дешево. Имеющие же запас муки все-таки стояли в очереди, испуганные разговорами о 1921 году, о голоде и т.д., приберегая имеющуюся муку на будущее. Часть же населения действительно нуждающаяся в хлебе, также должна часами стоять в очереди.

Когда же хлеб стали продавать простой и дорогой - очереди исчезли и можно слышать такие разговоры: самим есть такой хлеб не хочется, а скот кормить дорого.

В общем теперь уже внимание рабочего хлебом не занято, несмотря на то, что с пуском в продажу белого хлеба с 26-го мая очереди снова значительно увеличились, но панического настроения и ропота в них уже не наблюдается.

О реформе зарплаты.

Внимание всех рабочих железнодорожников сосредоточено теперь исключительно на реформе зарплаты и, как указано выше, производительность... пала, т.к. рабочий день полностью не заполняется, особенно это заметно в группе медников депо Омск, где из-за низких расценок умышленно задерживается ремонт трубы... Беспартийный медник Сидельников, например, открыто заявил 27/IV монтеру Хараборцеву: "как платят, так и будем работать, т.е. будем паять одну трубу в день". Все медники... придерживаются этого мнения.

Группа чернорабочих, зарабатывавших по старой системе оплаты труда до 60 рублей (а квалифицированные слесаря 75 - 80 рублей!), также недовольные этой формой зарплаты, т.к. и у них будет срезка и в Главных мастерских чернорабочий Ефимов... говорил: "Вот видишь, говорили, что низы подтянем, а выходит, что срезка с самых низов". Остальные были с ним согласны и поддакивали.

Отношение к соввласти и ВКП (б).

В связи с введением новой реформы зарплаты, сокращением штата и хлебным кризисом - среди части транспортников, наблюдается враждебное отношение к соввласти и коммунистам, которые, по их мнению, во всем виноваты и от которых надо избавиться, например: бригадир сборного цеха Главных мастерских Захаров (беспартийный) в разговоре с чернорабочим Зубакиным во время обеденного перерыва 9/V говорил: "Наших полпредов изо всех держав начинают гнать; если уж стали гнать - будут и воевать. Некогда тогда нашим гадам-коммунистам снижать разряды. Может быть война избавит нас от всего, что творится в данное время".

Формовщик литейного цеха Главных мастерских Чоблоков, беспартийный, в присутствии около 30 человек в обеденный перерыв говорил: "Все те люди, которые приходят к нам в Мастерские и проводят различные беседы и доклады, наняты на наши же деньги. Выходит, что за наши деньги они нас же, рабочих, опутывают.

Отв. Секретарь Ленинск-Омского горрайкома ВКП (б)".

ШКОЛЬНЫЕ НРАВЫ. 1954 Г.

"Председателю Президиума Верховного Совета СССР Ворошилову Клименту Ефремовичу

от гр-ки Шумаковой Нины Владимировны прож. в г. Москве, 5-й Ново-Останкинский проезд дом 18 кв.8

Заявление

Уважаемый Климент Ефремович!

Я обращаюсь к Вам, минуя соответствующие инстанции органов народного образования потому, что боюсь, чтобы мое заявление не попало в руки бездушных бюрократов, которые не может быть недовольно поморщатся, увидя количество его страниц, бегло пробегут глазами по строчкам и ограничатся канцелярской отпиской: "Сообщенные Вами факты подтвердились. Директору школы предложено усилить... проследить лично" и т.д. и т.п.

Благодаря наличию у меня двух сыновей я довольно близко знаю жизнь мужской школы, быт и нравы мальчиков нашего района. Сама работала в школе, хотя и не в качестве педагога, а лишь секретарем школы, но все же имела возможность многое видеть своими глазами.

Чтобы настоящее мое заявление не было голословным, ниже помещаю в сокращенном виде (выдержки) мое заявление, адресованное в декабре прошлого года на имя начальника Мосгороно тов. Наумова.

"Мой сын Шумаков Женя учится в 5 "а" классе в школе №294 Щербаковского р-на г. Москвы. Эта школа и раньше не могла похвалиться хорошей постановкой дисциплины, но в этом году дело принимает просто угрожающее положение. Просто не хочется верить, что все факты, которые я перечислю ниже могут иметь место в школе десятилетке, да еще в Москве! Какие "науки" могут усвоить наши дети в такой школе, кроме хулиганства, воровства, грубости и разгильдяйства.

О какой дисциплине можно говорить, если ученики на уроках в присутствии преподавателя допускают такие выходки: зажигать в партах спички, отправлять естественные надобности под парту, стрелять в педагога из рогаток, бросаться бумажными голубями, наполненными чернилами, тряпками в черниле..., плевать на стол учителю и даже на него самого во время прохождения его по рядам (так напр. на уроках истории "травят" педагога Чувашову, так встречали несколько раз учительницу немецкого языка...), на переменах, когда основная масса детей выходит из класса, там остаются несколько оголтелых хулиганов, которые "обыскивают" все парты и сумки детей и воруют оттуда все, что находят более или менее подходящим для себя - ручки, карандаши, перья, чистые тетради, даже иногда им надобятся ремни от сумок! Такие вещи, как варежки или кашнэ - дети просто отказываются брать из дома, т.к. если они будут у кого, то исчезнут еще в раздевалке от рук "дежурных" на вешалке мальчиков. Имел место такой случай, когда пальто моего сына пропало, потом было найдено, засунутым под вешалку, а в него какой-то "изобретательный" хулиган справил свои естественные надобности.

Практикуется например и такая "шалость": ловят более слабого мальчика, снимают с него штаны и раскрашивают половые органы чернилами.

Дети из школы возвращаются, как из мясорубки! К пионерскому галстуку нет должного уважения. Его называют "селедкой" и кто носит - таскают за него до того, что например у моего сына совершенно разорвали концы.

Мы живем не где-то в заполярной тундре, а в столице Советского Союза - Москве, на глазах и в непосредственной близости высших органов Народного Просвещения и трудно поверить, чтобы не нашлось способов прибрать к рукам какой-то процент хулиганов, портящих всю основную массу учащихся.

Прошу понять меня, что этот материал я направляю не как "кляузу", обиженной за своего ребенка, а как иллюстрацию к тому, в каком состоянии находится дисциплина в школе и вне ее.

Каждому учителю... понятны такие азбучные истины, ... что на уроках должна быть тишина, что обращение учеников с педагогами должно быть вежливым, что требования учителя встать, подойти к доске или оставить класс - должны выполняться учащимися безоговорочно. Но какие меры воздействия рекомендованы при этом и разрешены учителям:

"В соответствии с приказом Министра Просвещения РСФСР от 12/XII-51 г. №1092 установить следующие виды поощрений и наказаний: Наказания: 1) Порицание учителя, 2) Порицание классного руководителя, 6) Оставление после уроков для выполнения домашних заданий, 8) Вызов на педагогический совет, 11) Перевод в параллельный класс, 13) Исключение из школы".

Наказания эти рассчитаны на нормальных детей, на укрощение нормальных детских шалостей. Но на всех ли действуют "выговоры" и "порицания". Могут ли этими наказаниями быть обузданы и укрощены отдельные ученики, авторы и исполнители перечисленных мною фактов.

По-моему, этими наказания их не исправить, как не воскресить мертвого припарками. Для учеников уже настолько охваченных заразой распущенности и морального разложения должны быть выработаны и, безусловно, применяться более суровые и более действенные меры. Кроме того, их нужно изолировать. Почти, как правило, все такие нарушители дисциплины - переростки и второгодники, а то и третьегодники. Сидят рядом мальчик 10 лет и мальчик 14 - 15 лет, к тому же в корне испорченный! Находясь в коллективе детей они своим дурным примером, а главное безнаказанностью, во-первых, подрывают авторитет педагогов перед остальной массой учащихся, кроме того, вдохновляют детей следовать их примеру.

Однако, по странному порядку, установившемуся в школах, учителя поставлены в такое положение, что даже применение к нарушителям дисциплины и тех гуманных, разрешенных "Правилами", мер, в виде удаления их из класса - это ставится им в вину, как со стороны администрации школ, так и РОНО. Получается, что за хулиганство учащихся отвечают не они сами, а учителя и директора школ. Получается, что учителя должны чуть ли не просить: "миленькие хулиганы, не хулиганьте, пожалуйста, а то узнает РОНО и мне попадет и директору попадет из-за вас!" Это странное положение прекрасно понято и учтено и используется нездоровой частью ребят, а отсюда нагло-вызывающее поведение учеников с учителями: "А что ты мне можешь сделать?"

После перевода сына из 294 в 291 школу я знаю теперь нравы и "обычаи" и этой школы и могу с великим сожалением сказать, что "хрен редьки не слаще"...

На уроках "тишина" стоит такая, что учителя не в состоянии перекричать ее, как бы не надрывали свой голос... В большом ходу во время уроков игра в деньги (чет-нечет, орел или решка), которая обычно оканчивается общей свалкой "на шарап", когда кто-либо из наблюдающих ребят ударом под руку выбивает кучу мелочи на воздух. Среди учащихся процветает воровство друг у друга.

Вообще примеров можно приводить бесконечно много, но если я позволю себе еще один, то думаю, что более вопиющего трудно и представить и он будет последним штрихом ясно нарисованной жуткой картины положения в школах.

А именно: ученик 7 класса 291 школы Яковлев в помещении школы, угрожая бритвой, снял часы со своей учительницы химии. Ведь это уже прямой разбой!

Слушая выступления родителей на родительских собраниях в школе, беседуя с женщинами-матерями в быту, я могу с уверенностью сказать, что этим своим заявлением лишь выражаю чаяния и просьбу многих и многих: - когда же наконец обратят внимание и примут какие-то решительные меры.

Н. Шумакова. 25/III-54 г."

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации, Российского государственного архива социально-политической истории и Центра документации новейшей истории Омской области.

XS
SM
MD
LG