Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вторжение советских войск в Польшу в 1939 г. Ходатайство вдовы Зиновьева


Вторжение советских войск в Польшу. 1939 г.

23 августа 1939 г. между Советским Союзом и Германией был заключен Договор о ненападении. В секретном протоколе к этому соглашению стороны договорились о разделе Польши, а 1 сентября немецкие войска перешли германо-польскую границу. Началась Вторая мировая война. 17 сентября на территорию Польши вторглись регулярные части Красной Армии. В тот же день с сообщением об этом событии по Всесоюзному радио выступил Вячеслав Молотов. По официальной версии, озвученной Молотовым, советские войска "пришли на помощь" братским славянским народам - жителям Западной Украины и Западной Белоруссии. Внутри страны люди по-разному отреагировали на это сообщение.

Из информационных сводок об откликах населения Ленинградской области на выступление Молотова 17 сентября 1939 г.

"19 сентября
Сообщение товарища Молотова трудящимися районов области встречено с особым, исключительным интересом. Во всех районах сейчас проходят многолюдные митинги.... Митинги проходят с огромным подъемом, сопровождаются пением революционных песен и Интернационала.
Рабочие, колхозники и сельская интеллигенция ... считают действия правительства совершенно правильными, приветствуют эти действия:

"Правильно сделало наше правительство, решив вступиться за наших братьев, брошенных на произвол судьбы польскими панами" (Долов - колхозник Заборовского сельсовета, Сошихинского района);

"Я одобряю решение правительства. Только Советский Союз может пойти в защиту беззащитного народа Белоруссии и Украины" (Степанов - рабочий завода "Свобода" Лужского района);

"В нашей воинской части многие красноармейцы требуют немедленной отправки на передовую линию в действующей армии и выражают желание пожизненно находиться в рядах Красной Армии" (Ястребов - боец Н-ской части города Тихвина).

Задается много вопросов о дальнейших взаимоотношениях Советского Союза с Германией:

Не начнется ли война между Советским Союзом и Германией?

Не значит ли это, что мы идем помогать полякам против немцев?

Как будут реагировать на вступление наших войск в польшу Англия и Франция? Не угрожает ли нам война с их стороны? (...)

20 сентября
На Ораниенбаумском хлебозаводе половина всего количества рабочих была мобилизована в Красную Армию...

Секретари некоторых райкомов ВКП(б) сообщают о большом количестве заявлений, поданных в последние дни о приеме в партию со стороны колхозников и рабочих...

Опубликованное 19 сентября германо-советское коммюнике помогло населению правильно уяснить взаимоотношения СССР с Германией. Недоуменных вопросов и заявлений о том, что якобы вступление советских войск в Польшу противоречит Германо-советскому договору о ненападении и что якобы дальнейшее продвижение советских войск на территории Польши приведет к столкновению СССР с Германией, больше не поступает.

Отмечены отдельные факты враждебного отношения к мероприятиям правительства СССР. Двое рабочих завода им. Воскова (фамилии их не установлены) вели разговоры:

"Если бы наши не заключили договора, то не было бы никакой войны. В этой войне, которая происходит в Польше, виноваты только мы. И теперь мы тоже ввязались в эту войну. После Польши Гитлер будет бить нас"

На собрании в Дубровском сельсовете Дедовичского района, созванном для разъяснения речи товарища Молотова, один колхозник (фамилия не установлена) вел такие разговоры среди присутствующих:

"Собрали дураков, а они и уши развесили".

Рабочий завода им. Воскова товарищ Подлесов заявил на призывном пункте при отправке его в часть: "Вы отправляете только нас, рабочих, а белоручек оставляете дома". На вопрос о том, кого он считает белоручками, Подлесов ответил: "Я здесь вижу только рабочих, а белоручек нет".

Некоторые военнообязанные явились на призывной пункт в г. Сестрорецке в нетрезвом состоянии. Рабочий цеха № 10 завода им. Воскова Ткачев заявил при отправке в часть: "Я пьяный, и вы не имеете права отправлять меня в часть". Ткачев не хотел становиться в строй и бузил.

Рабочий Голиков, находясь в нетрезвом состоянии, вносил дезорганизацию в работу призывного пункта, не отзывался при построении команды для отправки в часть, прятался среди призванных. Голиков четыре раза отставал от отправляемых партий. Будучи взят под наблюдение и в пятый раз поставлен в строй, стал оскорблять военкома и старшего команды. Голикова пришлось отправить в милицию, откуда он три часа спустя был вызван и направлен в часть.

В нетрезвом состоянии находились рабочие Головин и Белкин, отказавшись становиться в строй.

Явившись на тот же призывной пункт, Сковородкин (член ВЛКСМ), Алехин (член ВЛКСМ), Тимофеев, Горшков и некоторые другие сдали свои документы, потом самовольно ушли и в течение двух дней не возвращались для отправки их в часть.

Существенным недостатком является то, что разъяснительная работа по вопросам снабжения населения продовольствием проводится еще слабо. Некоторая часть населения не уяснила в необходимой степени указаний товарища Молотова и начинает делать продовольственные запасы.

Колхозник колхоза "Безбожье" Палкинского района Завьялов сделал запас 14 пудов соли. Дело направлено в прокуратуру. Другой колхозник того же колхоза запас 10 пудов соли...

В городе Шлиссельбурге одна гражданка закупила на 10 рублей спичек. Значительные запасы соли делают некоторые колхозники колхоза "Красный керамик" Боровичского района, заявляя при этом: "Как же не делать запасы, если соли привозят по 2-3 кг?"

Некоторые жители Ораниенбаумского района в большом количестве закупают хлеб в Ленинграде в магазинах и булочных, расположенных около Балтийского вокзала, наполняют им большие мешки и везут домой.

В городе Сестрорецке многие вкладчики сберкасс стали забирать свои сбережения обратно. Изъятие вкладов достигло 35-40 тыс. рублей в день против 2 тыс. рублей в предыдущие дни. Прекратился приток новых вкладчиков. По сообщению секретаря Сестрорецкого горкома ВКП(б), "за последние два дня в городе Сестрорецке замечаются большие очереди за продуктами (соль, сахар, мыло). В очередях имеют место настроения. Что в связи с заключением договора с Германией продуктов в СССР не будет, так как их повезут в Германию".

Отмечены случаи спекуляции. Некто Яковлев, проживающий в городе Новгороде, сделал запас 183 кг ржаной муки, 74 кг пшеничной муки, 40 литров керосина и продавал их по спекулятивным ценам. Яковлев отдан под суд.

Зав. оргинструкторским отделом обкома ВКП(б) Сидоров
Зав. Сектором информации Булгаков"

Ходатайство вдовы Зиновьева.

В предлагаемом Вашему вниманию заявлении вдовы одного из большевистских вождей Григория Зиновьева есть сокращения: НКВД - народный комиссариат внутренних дел и УСВИТЛ - Управление Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей. Сам Зиновьев был реабилитирован лишь в 1988 г.

"Председателю Президиума Верховного Совета СССР
К.Е. Ворошилову
От Ласман Евгении Яковлевны (жительствующей: Магадан, ул. Дзержинского, 5, кв.4)

Заявление.

Разрешите обратиться к Вам со следующей просьбой.

Я, Ласман Евгения Яковлевна, как жена Г.Е. Зиновьева (осужденного в августе 1936 г.), была арестована в сентябре 1936 г. в Верхнеуральске, где я находилась в ссылке, отправлена в Челябинскую тюрьму. Здесь в августе 1937 г. я была приговорена Военной Коллегией Верховного Суда по ст.58 8-11... к тюремному заключению сроком на 10 лет с поражением в правах на 5 лет. В декабре 1937 г. меня привезли в Магадан, в УСВИТЛ, где я отбывала свой срок до сентября 1946 г. По окончании срока я получила годовой паспорт, поступила няней в детские ясли и стала работать. В марте 1950 г. я вновь была арестована. Меня привлекли по прежней статье, ... вернее, пересмотрели мое старое дело. Просидела я в тюрьме 6 1/2 месяцев и по выходе из тюрьмы получила вместо паспорта удостоверение как ссыльно-поселенка г. Магадана бессрочно, и должна была в спецкомендатуре отмечаться 2 раза в месяц. В августе 1954 г. с меня сняли ссылку, выдали мне бессрочный паспорт, правда, с ограничением.

10 января 1938 г. в г. Ленинграде органами МВД была арестована моя младшая сестра Елена Яковлевна Ласман и осуждена Особым Совещанием НКВД к исправительным лагерям сроком на 8 лет. Досрочно (за высокие показатели в труде в качестве портнихи швейной мастерской Промкомбината) моя сестра была освобождена в декабре 1945 г., получила 5-годичный паспорт до 1950 г. В 1950 г. ей снова выдали 5-годичный паспорт до 1955 г. В течении этого времени сестра моя была премирована и имела несколько благодарностей за хорошую работу. В сентябре 1951 г. сестре было объявлено постановление Особого совещания от 4 августа 1951 г. о назначении ссылки в Магадан сроком на 10 лет, т.е. до августа 1961 г. Сестра моя никогда никаких преступлений перед Советской властью не совершала ни словом, ни делом, виновата лишь в том (если это можно считать виной), что является моей сестрой. В Спецкомендатуре сестре моей заявили, что никакого дела по существу нет, но там же сказали, что Магаданские областные организации не правомочны отменить постановление Особого Совещания НКВД (которое в данное время уже не существует) от 4 авг. 1951 г.

Убедительно прошу Вас в первую очередь за мою сестру, которая ни в чем не виновата и только за родство вот уже 17-ый год несет ответственность; которая хотя и младше меня на 8 лет (мне - 60 лет, а ей - 52 г.), но хворает гипертонией II-III степени и не может выехать за пределы Магадана для лечения сердца; которая до сих пор имела, по сравнению со мной, меньший срок наказания и более легкую статью закона, следовательно, должна была бы раньше меня быть восстановлена в правах, но получилось наоборот только потому, что здесь рассматривались дела Военной Коллегии и Военного Трибунала в первую очередь; прошу:

1) об отмене вышеупомянутого постановления Особого Совещания НКВД от 4/VIII - 1951 г., в отношении 10-годичной ссылки, и

2) о снятии с сестры моей Елены Яковлевны Ласман судимости.

Во вторую очередь прошу и о себе: прошу принять во внимание, что я стара (повторяю, мне уже 60 лет), что несу ответственность не за свою собственную вину, а за то, что была женой преступного мужа, начиная с января 1935 г., когда была выслана из Москвы в г. Верхнеуральск, т.е. почти 20 лет, - ходатайствую о снятии и с меня судимости.

Евгения Ласман
5/IX-1954 г."

Въехав в свою комнатушку молодым человеком, так и состарился в ней!

"Глубокоуважаемый Климент Ефремович!

Я не стал бы занимать в Вас - государственного деятеля - внимания и времени, если бы мой личный вопрос одновременно не имел бы и общего, принципиального значения.

Будучи доктором медицинских наук и достаточно опытным нейрохирургом, я - ученик покойного Н.Н. Бурденко - заведую отделением института нейрохирургии - учреждения, как Вам известно, не только с союзным, но и мировым именем.

Работа моя, заключающаяся в выполнении сложных операций на центральной нервной системе и в ведении научной работы, требует очень большого напряжения от сердечно-сосудистой и нервной системы.

Как же устроена моя жизнь, если учесть трудности, ответственность и особую специфику моей работы как нейрохирурга-практика и ученого?

Материально я солидно обеспечен, получая 4500 руб. в месяц. Однако мои жилищно-бытовые условия находятся в вопиющем противоречии с моей социальной ролью, тяжестью и ответственностью моей работы. Я вынужден - вот скоро уже 20 лет - ютиться с семьей (сам - четвертый) в одной комнате площадью в 18 кв. метров. Помещение - общежитие на 8 семейств с общим коридором, от которого комната отделена дощатой перегородкой. Кухня - общая, без плиты и газа. Здание давно пришло в упадок: крыша протекает, балки перекрытий сгнили, стены треснули и оседают. Многократные обращения в Моссовет оказались на протяжении многих лет и последних лет безуспешными, хотя последние 2 - 3 года обстановка с жилплощадью в Москве резко изменилась.

Разные жилстройкооперативы, особенно те, которые практически оказываются действенными, создаются и работают келейно. Об их существовании узнаешь тогда, когда прием в члены прекращен. Размеры паевых взносов таковы (3000 - 3500 руб. квадратный метр) и сроки взносов столь короткие, что это под силу людям с очень большими окладами или занимающимся частной практикой.

Может стать вопрос, что из жалованья в 4500 руб. можно постепенно накопить нужную сумму. Но возможно ли это сделать, посудите сами из следующего расчета. Из получаемых 4500 р. я ежемесячно выплачиваю:

на заем - 900 р.
подоходный налог 537 р.
налог за малодетность 45 р.
партвзнос и
профсоюзный взнос 180 р.
Всего 1662 р.

Таким образом, остается 2898 р., на которые следует питаться, одеть, обуть себя и семью, не говоря о покупке научной и другой литературы, газет, журналов - всего того, без чего советский человек жить не может. При этих условиях на квартиру не накопишь.

На фоне грандиозных строек многочисленных министерств и других учреждений, о которых ежедневно читаешь в газете, наше министерство здравоохранения, как это было и раньше, почти ничего не делает.

Построенный в 1948 г. на Новослободской ул. дом для ученых был заполнен академиками и работниками аппарата министерства. Ученых "помельче", как и меня, утвержденного в списке кандидатов на вселение, исключали без церемоний.

В то же время бросается в глаза такой факт. Когда близь Моссовета весной прошлого года был закончен грандиозный жилой дом, вскоре же на входной двери одного из подъездов появилась золотая надпись: "Дамский портной. Прием заказов. Квартира №1". Эта надпись, не нуждающаяся в комментариях, не говорит, а кричит о том, как некоторые работники Моссовета (и должно быть довольно ответственные, если от них зависело предоставление жилплощади) подходили к разрешению столь острого вопроса, как жилищный.

Невольно возникает недоуменный вопрос, почему именно медицинский труженик поставлен в столь плохие и бесперспективные условия? (Ведь я, въехав в свою комнатушку молодым человеком, так и состарился в ней!) В то же время газеты каждодневно свидетельствуют, в каких грандиозных масштабах идет улучшение жилищных условий рабочих и служащих фабрик, заводов, только не медицинских работников.

Посылая Вам это письмо, мне хотелось обратить Ваше внимание на описанные факты и просить помочь мне изменить мои жалкие жилищно-бытовые условия.

Доктор медицинских наук Л. Кадин
16.IV.1951.
Москва. Ульяновская ул. д.13 кв.18 Л.С. Кадину".

Копия с резолюцией Ворошилова послана Смирнову Е.И. - в Министерство здравоохранения и т. Яснову М.А. в Моссовет 23 апреля 1951 г.

"Тов. Смирнову Е.И.
Прошу Вас, Е.И., ознакомиться, внять "крику души" и найти ту или иную возможность помочь просителю.
23/IV-51 г. К. Ворошилов"

"Тов. Яснову М.А.
Обещая я Вам, М.А., поменьше писать просьб о комнатах, квартирах и пр., да как же отказать человеку вроде вот этого доктора медицинских наук т. Кадина? Вот прочтите и представьте себя на его месте и тогда у Вас меньше будет оснований обвинять меня в надоедливости.
Помогите человеку, прошу Вас, М.А.
23/IV-51 г. К. Ворошилов"

Замминистра здравоохранения СССР В. Антошин 18 мая 1951 г. ответил зампреду Московского горисполкома Бобровникову Н.И. (копии направлены в секретариат зампреда Совмина СССР т. Ворошилова К.Е., а также Кадину)

"Министерство здравоохранения СССР в настоящее время совершенно не имеет свободной жилой площади и помочь тов. Кадину Л.С. не может.

Прошу Вас учесть тяжелые жилищные условия доктора медицинских наук Кадина Л.С. и выделить ему квартиру в 2 - 3 комнаты".

На копии заявления Кадина есть справка: "Тов. Чиликин - зам мосжилотдела сообщил, что гр-н Кадин (заявитель) умер в октябре месяце 1953 г., а его семья состоящая из трех человек занимает комнату в размере 20 кв. метров. Моссовет не имеет возможности улучшить их жил/условия.
12.II-54 Николаев(?)".

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Центрального государственного архива историко-политических документов г. Санкт-Петербурга.

XS
SM
MD
LG