Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Красный террор. Письмо добровольца. Национальный вопрос в Абхазии в 1953 г. глазами русских рабочих


Красный террор.

В седьмом и восьмом номерах журнала «Вопросы истории» началась публикация материалов Особой следственной комиссии. Эта комиссия была создана в апреле 1919 г. по распоряжению генерала Деникина, главнокомандующего Вооруженными силами Юга России. Ее главной задачей, как говорилось в официальном Положении, стал сбор документов и показаний очевидцев «для выявления перед лицом всего культурного мира разрушительной деятельности организованного большевизма».

Публикацию подготовили Юрий Фельштинский и Георгий Чернявский.

Предлагаем Вашему вниманию отрывок из «Акта расследования по делу о злодеяниях большевиков в станицах Лабинского отдела и в гор. Армавире», опубликованного в №8 журнала «Вопросы истории» (2001 г.).

«Лабинский отдел Кубанского края с городом Армавиром, ... состоит из 67 станиц и хуторов, имеющих свой местный административный орган в лице станичного атамана и двух помощников по гражданской и строевой части, избранных казачьим населением...

Неказачье население станиц, хотя бы и оседлое, не имело права участия в направлении административной деятельности местных властей и соборов. Население это носит на Кубани название «иногородний»... Число иногородних в станицах с населением свыше 3000 жителей обычно значительно превосходит число казаков; в станицах менее населенных соотношение между числом казаков и иногородних обратное.

Неполноправие иногородних вызывало в их среде некоторое неудовольствие, но явно враждебное отношение к казачеству стало постепенно выявляться только после февральского переворота 1917 года. Этим появившимся антагонизмом между иногородними и казаками воспользовались искусно большевики, захватившие власть в Лабинском отделе в течение января и февраля 1918 года.

Руководители большевиков первоначально направляли свою деятельность на возбуждение иногородних против казаков, и, наконец, образовывали в станицах бесчисленные шайки, с которыми местные власти по малочисленности своей не могли без помощи гарнизона справиться. Уличные бесчинства, грабительские налеты и убийства проходили безнаказанно; авторитет атаманской власти падал, большевистские банды росли. Терроризированное население отовсюду слышало, что сильная власть, способная оберечь его от опасности, только может быть создана Советами и комиссарами.

По этому плану состоялся захват власти в станице Лабинской; в январе месяце в эту станицу прибыл большевик Рындин, зачислившийся рядовым в местном гарнизоне. Весьма быстро он образовал около себя круг сочувствующих большевизму солдат; с ними он начал пьянствовать, грозить мирным жителям расстрелом. Наконец Рындин в один день беспричинно и бесцельно убил трех лабинцев, после чего, под охраною части гарнизонных солдат, приехал на вокзал, ограбил там кассу на 4000 рублей и уехал из станицы.

Рындина сменил иногородний из села Мостового - Мирошниченко, уголовный преступник, каторжанин. Последний с помощью прибывшего с ним красноармейского отряда и местной подготовленной Рындиным войсковой части, а также использовав разожженную неприязнь иногородних к казакам, сместил лабинского станичного атамана, себя объявил комиссаром и учредил Совет солдатских и рабочих депутатов.

Как только власть в станицах переходила к большевикам, так немедленно назначенные комиссары отдавали приказание отобрать оружие у казаков и арестовать наиболее видных влиятельных казаков и почти всегда местных священников. Аресты насчитывались десятками, в некоторых станицах сотнями. Арестованные большими группами запирались в погреба..., а стража постоянно издевалась над заключенными, входила неожиданно в погреб, щелкая ружейными затворами, била прикладами, колола штыками.

Образовавши комиссариаты, совдепы, поставив в станицах вооруженные отряды, большевики принуждены были изысивать средства оплачивать поддерживающих силою советскую власть. Финансовые мероприятия были всюду одни и те же: во-первых, контрибуции, для получения которых более состоятельные заключались под стражу и освобождались только после внесения наложенной суммы, и, во-вторых, так называемые обыски и реквизиции, в действительности же повальный грабеж частного и общественного имущества. Отнималось при этих грабежах все, начиная со скота, строевой лошади и кончая детской рубашкой; не найти в станицах не разграбленного хозяйства казачьего.

Многие церкви по месяцам стояли закрытыми, имущество из них расхищалось, священники почти все побывали под арестом в подвалах, священников избивали прикладами, издевались всячески над ними, несколько пастырей, любимых населением, были казнены большевиками. Отвергая многие церковные обряды, большевики в то же время принуждали священников совершать торжественные погребальные службы по убитым красноармейцам, которых и хоронили в церковной ограде.

Всех хозяйств, подвергшихся в станицах ограблению, оказалось 49009, в среднем каждое хозяйство пострадало на 1615 рублей.

Произведенное большевиками разрушение экономической жизни... бледнеет перед ужасами массовых казней..., совершенных большевистскими властями в период с февраля по октябрь 1918 года.

В июле 1918 года Армавир был взят дивизией генерала Покровского, войска были встречены армянским населением хлебом с солью... Когда генерал Покровский... оставил город, тогда туда вновь возвратились большевики. Начались массовые казни. Прежде всего изрублено было более 400 армян-беженцев из Персии и Турции, ютившихся у полотна железной дороги, изрублены были тут и женщины и дети. Затем казни перенесли в город. Заколото штыками, изрублено шашками и расстреляно из ружей и пулеметов более 500 мирных армянских жителей без суда. Убийцы убивали жителей на улицах, в домах, на площадях, выводя смертников партиями. На улице красноармейцы поставили глубокого старика Кусинова к стенке, чтобы его заколоть штыками. Проходивший другой старик обратился к палачам с просьбою пощадить жертву; красноармейцы зарубили обоих. 17 июля 1918 г. после отхода добровольческих войск из г. Армавира большевистские военные отряды заняли оставленный город и немедленно окружили дом персидского консульского агентства, над которым развивался персидский национальный флаг. Подошедшие красноармейцы сорвали флаг и потребовали выхода к ним агента персидского консульства Иббадулы-Бека, который в форменном консульском мундире с погонами вышел на крыльцо своего дома; едва консульский агент появился перед красноармейцами, как раздалось несколько выстрелов, Иббадула-Бек упал, его стали рубить шашками и в конце концов подняли тело на штыки.

После совершенного убийства отряд ворвался в помещение агентства и похитил оттуда деньги, принадлежавшие как лично убитому, так и персидскому правительству. Во дворе консульства находилось в то время 310 персидских подданных, искавших там убежища, из них 270 мусульман и 40 христиан.

Всех скрывшихся под защиту персидского флага большевики-красноармейцы тут же во дворе расстреляли из пулеметов».

Письмо добровольца.

В следующем документе использованы сокращения: РККА - Рабоче-Крестьянская Красная Армия, «ВС» - ворошиловский стрелок, ГТО - «Готов к труду и обороне».

«Председателю Президиума Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик товарищу Михаилу Ивановичу Калинину.

Дорогой Михаил Иванович!!!

Я обращаюсь к Вам, как к дорогому отцу и учителю всех трудящихся необъятной социалистической Родины с величайшей просьбой - разрешить зачислить меня в нашу доблестную Рабоче-Крестьянскую Армию.

Я помню о капиталистическом окружении нашей любимой могучей Советской Родины и не могу отставать от миллионов патриотов, охраняющих неприкосновенность священных рубежей нашей любимой Родины, где под солнцем Великой Сталинской конституции с каждым часом процветает прогресс культуры свободного Советского человека, где с каждым часом непрерывно растет производительность труда на благо укрепления нашей Социалистической Родины, на благо самих трудящихся, благодаря сознанию Советских людей и отблеск золотых лучей Великой Сталинской Конституции видны далеко за пределами Великой Советской Родины и на эти золотые лучи Великой Сталинской Конституции обращены взоры миллионов угнетенных стран, где человек заключен в кабалу капиталистического угнетения.

Дорогой Михаил Иванович Калинин!!!

Выражая свою к Вам просьбу о принятии меня в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, опишу Вам свою биографию.

Родился я в 1916 году в Мордовской Автономной Советской Социалистической Республике, ... в семье крестьянина-середняка.

Родители мои до великой Октябрьской социалистической революции занимались крестьянством и работали по найму у местных богачей. Отец мой, после великой Октябрьской социалистической революции - служащий в Советских учреждениях. В 1928 году он уезжает в город Алма-Ата, к находящемуся там его брату и поступает на работу в управление строительства Туркестано-Сибирской ж.дороги.

Поступив в школу, в 1933 году я окончил восемь классов средней школы. Потом я поступил учиться в Алма-Атинский автомобильный техникум, откуда я ушел в 1935 году, ввиду перевода автотехникума... в город Семипалатинск.

После этого я стал работать шофером автомашины.

В 1936 году я с большим воодушевлением прошел допризывную подготовку при Алма-Атинском горвоенкомате. В результате допризывной подготовки, я стал отлично стрелять, сдав нормы на значок «ВС-I», (...), на значок «ГТО» нормы я сдал раньше... Отлично дисциплинирован.

Работая на производстве, в качестве шофера автомашины, я с большим нетерпением ждал призыва в нашу любимую всем Советским народом РККА.

И наконец после долгого ожидания (как мне показалось), осенью 1937 года, настал тот счастливый день, когда я стал перед призывной комиссией.

Я оказался вполне пригодным для службы в РККА. Мне военком предложил выбор рода войск. Я с большой радостью ответил, что большое призвание у меня к службе в РКК Флоте, и я был зачислен для службы в Военно-Морской Флот, и вместе с другими призывниками был отправлен в город Владивосток, где при прохождении вторичной комиссии, я был отстранен от почетной службы в нашей славной Рабоче-крестьянской Красной Армии, ввиду судимости моего старшего брата, с которым я восемь лет не видался и даже не имел с ним переписки.

Отстранение от службы в РККА явилось для меня самым тягчайшим ударом, изложить на бумаге который я не в состоянии, и на службу в нашей доблестной РККА я смотрю с колоссальной завистью, т.к. ничего нет почетнее службы в Рабоче-Крестьянской Красной Армии, охраняя мирный труд и неприкосновенность священных рубежей нашей великой Родины, озаренной Великой Сталинской Конституцией - счастьем человечества.

И никогда я не могу помириться со взглядами, которые были проявлены ко мне.

Мой младший брат Владимир, 1920 года рождения, осенью 1949 года был принят в Рабоче-Крестьянскую Красную армию. Время проводов его в РККА было для нашей страны как великий праздник. Трудно скрыть ту радость и гордость, которая чувствуется, что мой брат, а родителям - сын, с великой радостью идет служить в любимую всем народом Красную Армию, оберегать священную землю первой в мире страны социализма, где человек дышит полной грудью.

Воспитываясь в Советской школе, я еще с юношеских лет лелеял мечту посвятить свою жизнь службе в РККА,

При уходе брата я обращался в Саранский райвоенкомат Мордовской АССР (где я состою на военном учете) с просьбой о принятии меня в ряды Рабоче-Крестьянской Красной армии, но просьба осталась безрезультатной.

И теперь я решил просить Вам, дорогой отец и учитель Михаил Иванович Калинин, как пламенного борца за освобождение человечества из -под ига буржуазной кабалы о разрешении принять меня в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии, овеянной славой великих побед.

Обязуюсь быть самым дисциплинированным бойцом, отличником боевой и политической подготовки... и если потребуется, то я готов в любую минуту грудью встать на защиту нашей Родины, не жалея ни крови, ни жизни за Родину, за Коммунистическую Партию Большевиков, за свободный Советский Народ, за любимого всем советским народом вождя и учителя товарища Иосифа Виссарионовича Сталина!!!

Я знаю, что только в стране Социализма мечты превращаются в действительность, и я уверен, что в Красной Армии я воспитаю себя прекрасным бойцом, способным защитить страну Социализма от нападения внешних врагов. Моя дорогая мечта - быть командиром Красной Армии - должна осуществиться.

Бородулин Виктор Павлович. 1 января 1941 года».

«В ответ на Ваше заявление сообщаем, что прием добровольцев в РККА и Военно-Морской Флот не производится. Поэтому Вашу просьбу поддержать Приемная не имеет возможности.

Вр. И.о. зав. Приемной Повзнер,

Референт Горбачева».

Национальный вопрос в Абхазии в 1953 г. глазами русских рабочих.

«13 апреля 1953 года.
Убедительно просим прочесть!

Уважаемый Председатель Президиума тов. К.Е. Ворошилов!

Разрешите нам, простым русским рабочим, описать Вам жизнь нашу и работу в Абхазии. Мы хотим, чтобы Вы знали не из донесений и газет, а от рабочих о жизни русских в «Советской» Абхазии.

Мы опишем Вам лишь об одном селении, а это все равно, что обо всей Абхазии.

Мы, рабочие «Абхазпереселенстроя» 3 строительного участка, села Когары, Очемчирского района. На нашем участке с момента его образования не имелось ни комсомольской, ни партийной (кроме бумажной), ни профсоюзной организаций. В нашем рабочем магазине и столовой для русских рабочих продуктов нет. Даже соли нет. Макароны, мясо, сахар и т.д. - только грузинам. С 1 января по 10 апреля мы, русские рабочие, не получали зарплаты. Наряды на выполненные работы пишутся не в начале, а в конце месяца, и без присутствия рабочего. Русская девушка или просто русский ходит по воздуху лишь днем, ночью убьют. В день выборов мы не знали за кого голосовали. За многих русских бюллетень опускали члены выборной комиссии - грузины селе Когар. Кругом хищнически вырубаются, уничтожаются леса. С жалобой какой-либо русскому в Очемчире двери закрыты.

Впрочем для выяснения всего этого и виновников с верхушки нам простым рабочим доказать трудно, надо опытного оперативного работника и обязательно русского. Одним словом верным - в 15 - 20 км от железной дороги в Абхазии беспорядки.

Подробно опишу свой участок. Хозяин участка бог и царь, судья и добродетель есть начальник 3 стройучастка (грузин) Кебурия Валерий Михайлович.

Работает он мало, но имеет уже третью легковую машину, квартиры 3 - в Очемчире, Сухуми, в районе Сухумском. Имеет на участке 4 -5 русских «жен». Под его властью все селение Когары, магазин, столовая и т.д. Под его руководством продаются тайно абхазцам-частникам всевозможные стройматериалы - шифер, доски, цемент, бензин, гвозди и т.д. даже дома. Прокурору Очемчирского района т. «Шияну» построен из материалов стройучастка дом в гор. Очемчире. Кроме того, Кебурия держал двух столяров из Сочи январь-февраль месяцы, которые работали на Кебурию, изготовляли улья, кровати, столы, а рамы и двери для продажи, но за работу Кебурия им оплачивал нарядами.

Основное, тов. Кебурия принимал на работу бездокументников, в числе которых оказались полицейский Мацура, женоубийца Хачик и многие др.

По распоряжению Кебурии его зам. нач. «Эмир» доставал всем паспорта и военные билеты за 1500 рублей.

Тайной продажей стройматериалов занимались кладовщик Кого Акахи, кладовщик «Шура», шофер Баркандже, Кабаха - доставщик.

Когда (постройком бумажный) диспетчер Попов В. обнаружил проданные доски, шифер и веранду стандартного дома у абхазца в южной стороне строительного участка и 20 рам в северной стороне (1 км), ему пригрозили убийством.

Грузчика же Шаповаленко В. убили в январе (Акахи и Кабаха) за то, что хотел их выдать. Ударили задом о землю, а врачи якобы признали, что «умер от водки».

Ежедневно пьяные тт. Кабахи, Акахи, Баркандже, Эмир и др. хулиганили по участку, поносили русских всяким словами, угрожали расправой.

Прораб участка Григорьев И.М. без литра водки и жареной курицы и слушать не хотел закрывать рабочему наряд.

Начальник же по неизвестным причинам удерживал с рабочих по 200 - 300 рублей. Незаконно Кебурия держал у себя с десяток десятников (грузин) и других лодырей. Возьмем пример, как можно продать материал, очень просто. На крышу дома полагается 180 штук шифера. Кебурия же приказал использовать по 165. Остаток 15 штук. Со 100 домов - 1500 штук, а по документам остатка нет, а даже перерасход. Вот и весь секрет, 1500 штук шифера продано и т.д.

За корчевку леса по смете 3000 рублей с га, а трактористу Кабанову И. выписывают зарплату 1200 - 1300, остальные Кебурия пишет на таких рабочих-грузин, которые лишь посетили с ним буфет, а не работали.

Держал Кебурия почтальоном тов. Кабанову М., платил ей 300 руб., но почту она носила раз - два в месяц.

Многий стройматериал, как гравий, песок, воду - берут в местной реке, а в путевках пишут 40 - 50 км и бензин продают председателю Когарского сельпо.

Интересно почему по указанию Кебурии десятникам-грузинам продавец Гулия продает мясо по 5 руб. кг, а русским рабочим по 17 р. 50 к.

Почему прораб Григорьев И.М. один и тот же построенный дом оплатил два раза, да Кебурия добавил раз. В результате «Абхазпереселенстрой» имеет сейчас полтора миллиона убытка.

Почему рабочие не получали 3 месяца денег, а управление на запрос из Москвы сообщило Москве, что рабочие получают регулярно, но это все просто.

А есть такие политические вопросы, что писать страшно. Лучше пусть кто-нибудь из наших хотя небольших руководителей лично посмотрят не из кабинета, а там в глуши и узнают точно, есть ли Советская власть в Абхазии?

Мы не пишем своих имен потому, что за такое письмо нас убьют в Когарах, но когда Вы возьметесь расследовать, мы найдемся сами и поможем Вам разоблачить внешних врагов». В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Российского государственного архива социально-политической истории.

XS
SM
MD
LG