Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жалобы рабочих Украины 1940 г. Детское ходатайство (перед К.Е.Ворошиловым)


Жалобы рабочих Украины 1940 г.

«Председателю Верховного Совета СССР тов. Калинину от работника 44 стройучастка тов. Алферова.

Заявление.

Прошу вас разобрать мою жалобу на тех людей, которые руководят военной стройкой 33 строй участка в гор. Перемышле и какое обращение с вербованными людьми со стороны администрации этой стройки, что мне больше не терпимо переносить было это дело, что я и решил все изложить вам. Начиная, как вербовали людей на стройку: сначала вербовали по специальностям, а потом распределяли рабочую силу по своему усмотрению, копии договоров кому давали, а кому нет. Суточные платили вместо 6 р. - 4 р. и вербовщик заявлял о том, что не берите ничего кроме 1 летнего платья. И все так поехали. Приехав на участок работ, нас первым долгом приветствовал начальник отдела кадров матом. Это когда мы стали требовать спецовку и копии договоров. Он говорил, вы что думали, что вам с неба манна ссыпаться будет? Вот с этого и пошло дальше, в дальнейшем стала задерживаться зарплата рабочим..., что заставляло рабочих продавать с себя последнее белье. С столовой тоже не благополучно в смысле заработка рабочих - в столовой очень дорого, хлеб самого наихудшего качества. Рабочие босые, раздетые и голодные в связи с тем, что задерживается зарплата, и их сотнями отдают под суд. Теперь о себе - я был завербован в качестве арматурщика, но им не работал, временно пошел чернорабочим, но потом, когда у начальника не стало работы чернорабочим, он направил в отдел кадров по специальности арматурщика, то начальник отдела кадров промариновал 6 дней, сказал, что по специальности работы нет. Подавайте командиру части, может он даст расчет. Он пишет опять чернорабочим, в другую бригаду, я говорю, временно работал чернорабочим, а теперь дайте работу по специальности, и еще вдобавок был босой, просил дать спецботинки, а он заявил, «не хотишь работать - отдадим под суд». Что и сделали. Вщетали те 6 дней, что мариновали в отделе кадров, как прогул, и отдали под суд. В настоящее время без работы, разутый и раздетый. А мне прошу ответить на мою жалобу по адресу: Западная Украина, Дрогобическая область, село Селески, раймедики, кв. №10 Алферову».

«Председателю Президиума Верховного Совета СССР тов. М.И. Калинину.

Указ Президиума о повышении трудовой дисциплины все граждане Великого Советского Союза поняли, как одно из прекраснейших средств устранения не нужных моментов в работе наших предприятий.

Однако я понимаю, что судить всех без учета причин и хозяйственного изучения дела будет не совсем правильное преломление Указа в жизни.

Я хочу получить от Вас разъяснения и помощи по такому вопросу.

Моя жена работает в гор. Мариуполе на судоремонтном заводе, квартира от завода расположена в 7 - 8 километрах, куда проведена трамвайная трасса с далеко не налаженным движением. В силу плохого сообщения она имела два опоздания на работу на 4 и на 6 минут, за что имела по заводу строгий выговор с предупреждением.

23/IX с/г во время поездки на работу в пути произошла авария трамвая - была убита лошадь и человек. Движение в силу этого было прекращено и ей с другими сотрудниками пришлось бежать пешком на работу, куда она опоздала на 15 минут.

Дело о ней и других работниках было передано в суд. Несмотря на представленные справки с трамвайного парка о действительном прекращении движения в силу происшедшего несчастного случая, суд не считает причину уважительной и выносит приговор: четыре месяца принуд. работ с удержанием 25 % в месяц.

Прошу Вас дорогой Михаил Иванович помочь мне разобраться в этом вопросе. Или я не правильно понимаю закон, иль действительно суд подошел не правильно к этому делу.

Фамилия жены Аронова Р.Б.

Уверен в скором времени получить от Вас соответствующий ответ по волнующему меня вопросу по следующему адресу.

Донбасс, Орджоникидзе, 23-я линия №10

Н.М. Томшиновский

30/IX-40».

«Председателю Президиума Верховного Совета РСФСР Калинину от комбайнера Н. Алексеевской МТС Запорожской области Чонгарского сельсовета Бабенко Даниила Ивановича. 18/XI 40.

Заявление.

Прошу Президиум Верховного Совета разобрать мое заявление. Я работаю в Н. Алексеевском МТС с 1936 года, сам член колхоза Восточный гигант Чонгарского сельсовета, 25 километров от МТС... По постановлению Президиума комбайнеры должны быть штатные работники МТС. После уборочной директором Новоалексеевсой МТС был издан приказ и зачислили меня токарем по МТС.

С директором Черняевым была договоренность, чтобы меня перед выходным отвозили домой в колхоз Восточный гигант, за 25 километров, где находится моя семья, а после выходного забирали. Так это продолжалось два месяца - меня возили домой, а после выходного дня приезжали и забирали на работу. 28/X 40 года за мной не пришла машина и на меня передали в суд..., который приговорил меня к 6 месяцам принуд работ с отчислением 25%. Я считаю, что это не верно, во-первых, нужно учесть расстояние, которое находится от МТС 25 километров до моего дома. Прошу президиум разобрать мое заявление и дать свое заключение.

Проситель Д. Бабенко».

Детское ходатайство (перед К.Е.Ворошиловым).

«Милый дедушка Климент Ефремович!

Наверное наше письмо будет походить на рассказ А.П. Чехова «Ванька». Мы тоже, как Ванька Жуков не знаем адреса и пишем адрес в двух словах: Москва - Кремль. Может быть и наше письмо не дойдет до Вас. Мы две сестренки: Лида - ученица 7 класса Лермонтовской школы и Надя - ученица 3 класса Кольцовской школы, которые находятся на Клязьме, пишем Вам письмо тайком от бабушки и мамы. Дедушки у нас нет, он погиб на войне, а папа вернулся с войны инвалидом и стал работать в торговых организациях, а по профессии столяр, ну и проторговался, за что отбывает наказание в Новгороде. Адрес нашего папы: г. Новгород областной, абонементный ящик №15 Малков Иван Владимирович.

Папа жалуется в письмах на свою болезнь и боится, что ему не выдержать срок наказания три года. А нам жалко его. Да и учиться без папы трудно. Бабушка у нас старенькая престаренькая, а мама день и ночь занята работой. Больше никого нет. Нет у нас и денег, нет и вещей. А учиться хочется. Мы обе любим читать книжки и мечтаем о литературе.

Освободите досрочно нашего папу, или помилуйте, как правильно выразиться - не знаем.

Ванька Жуков обещал своему дедушке: «Вечно бога молить». А мы Вам обещаем научиться хорошо писать и, как это письмо пишем вдвоем, так потом, тоже вдвоем, напишем стихи о первом красном офицере и рассказ о луганском слесаре. Обе наши школы называются именами поэтов, нам тоже хочется быть похожими на них и мы учимся писать стихи, вот почему посылаем Вам письмо не только в прозе, но и в стихах. Пусть эти стихи не Лермонтова и не Кольцова, а только учениц школ, которые называются именами поэтов, достойных подражания, но, подражая Пушкину, мы будем учиться писать самостоятельно.

Сестры Малковы: Лида и Надя

28.XI-54 г.

Клязьма

Если потребуются справки, мы живем на Тургеневской ул. дом №20, а учимся в школах: Лида - в Лермонтовской, Надя - в Кольцовской».

«К ДЕДУ КЛИМУ

Как-то раз под вечерок,
Приготовив свой урок,
Две печальные сестрицы
Разных классов ученицы
Стали думать и гадать,
Как бы папу увидать.
Говорит одна сестренка,
(Надя - младшая девченка) -
Время движется вперед,
Наступает «Новый Год».
Пусть на елке в этот праздник -
Подарит нам дед проказник -
Зарыдала и молчит...
Пусть нам папу подарит! -
Нет! - Ей старшая сказала -
Я и в сказках не читала,
Чтобы добрый Дед Мороз,
Для подарков папу нес.
Мы с тобою в эту зиму
обратимся к деду Климу.
И о папиных грехах
сочиним письмо в стихах.
За письмом, как Ванька Жуков
На колени обе встанем,
Будем Дедушку просить -
К елке папу подарить.
Милый добрый славный Дед!
Ты разумен, стар и сед,
Все невзгоды жизни знаешь
И Страною управляешь,
Для людей служил примером,
Самым первым офицером,
Первым маршалом Страны,
Тебе все подчинены.
Ты сильнее всех на свете,
Можешь миловать - казнить
И для нас освободить
Заключенного больного
Папу нашего родного.

Сестры Малковы:
Лида - ученица 7 класса
Надя - ученица 3 класса
Клязьма, Тургеневская улица дом №20 30.XI-54 г.»

На этом письме есть помета: «т. Ворошилов К.Е. читал 24/XII 54 г. Щербаков».

Рядом с детским ходатайством в деле имеется официальное письмо.

«Товарищу Ворошилову К.Е.

Докладываю Вам, что ходатайство детей Лиды и Нади Малковых, адресованное на Ваше имя, о помиловании отца, Малкова И.В., осужденного народным судом Пушкинского района Московской области по статье 111 УК РСФСР к трем годам лишения свободы, рассмотрено 20 декабря 1954 года.

По постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР осужденный Малков от дальнейшего отбывания наказания освобожден.

М. Тарасов 23 декабря 1954 года».

«СЕКРЕТАРЮ ОМСКОГО ОБКОМА ВКП (б)

Товарищу РУМЯНЦЕВУ С.С.

«3 А П И С К А

О результатах проверки жалобы группы колхозников колхоза «Красный овцевод» Молотовского района.

На имя Представителя Совета по делам колхозов при Правительстве СССР по Омской области поступило заявление группы колхозников колхоза "Красный овцевод" Молотовского района (приложение № 1) о злоупотреблениях председателя колхоза тов. Меняйло К.С. Проведенной на месте проверкой установлено следующее:

1. В период уборки урожая 1947 года зерно, поступающее от комбайнов, не взвешивалось. Дневники хлебоуборки комбайнами составлялись один раз в 2-3 дня.

На государственные ссыпные пункты для выполнения плана хлебопоставок государству хлеб отправлялся без веса.

В результате отсутствия надлежащего учета в колхозе оказалось не оприходованными и неотраженными нигде в документах 460 цент. сурепки, при инвентаризации семян зерновых культур по состоянию на 1/1-48 года оказалось излишних семян пшеницы 96 цент., овса 28 цент.

2. Совершенно неудовлетворительно поставлен учет материальных ценностей. По состоянию на 1 января не было оприходовано 3 цент. сахара, поступившего в порядке отоваривания за сверхплановую сдачу шерсти и оприходовано мануфактуры на 1317 м. больше, чем на самом деле поступило ее на склад.

Об отсутствии взвешивания хлеба и запущенности учета материальных ценностей тов. Меняйло знал, но мер к наведению порядка не принимал, безусловно, такое положение с учетом создавало все условия для бесконтрольного расходования продукции и разворовывания ее, и послужило одной из причин невыполнения плана поставок хлеба государству, который выполнен только на 59%.

3. Тов. Меняйло оторвался от колхозников, проявляет грубое администрирование, насаждает подхалимство, авансирует колхозников по своему усмотрению, независимо от выработки трудодней. Только этим можно объяснить тот факт, что колхозница Рыжакова Е. заработав за весь 1947 год 146 трудодней получила 2993 рубля или по 20 руб.08 коп. на трудодень, Федоров Иосиф по 17 руб. 78 коп., Подоплелова А. 16 р. 50 коп. и т.д. При средней выдаче на трудодень в колхозе по 7 р. 55 коп. Такое же положение с выдачей хлеба в счет оплаты трудодней.

4. В колхозе "Красный овцевод" тяжелое положение с животноводством. Почти все поголовье тонкорунных мериносовых овец в 1947 году переболело чесоткой, в настоящее время, по не точным данным болеет чесоткой 500 голов овец, которые находятся в старой, худой холодной кошаре. Овцы заражены бруцелезом, бруцелезом заразились и болеют многие колхозники.

За 1947 год от чесотки и других болезней пало 360 голов овец и 19 голов лошадей.

5. В колхозе имеет место большая текучесть членов колхоза.

6. Многие колхозники, коммунисты и беспартийные, обвиняют Меняйло в половой распущенности. Колхозница Камилина А. заявила, что в августе 1944 года пропал верблюд находившийся под ее ответственностью. Общее собрание постановило взыскать с нее 2 цент. хлеба, Меняйло угрожал ей отдачей под суд, а затем, чтобы освободить ее от наказания предложил ей половое сожительство. Она этому подчинилась и родила от него ребенка. Секретарь парторганизации Сирик, коммунист-колхозник Дорохов, колхозница-коммунистка Сушко заявляют, что Меняйло сожительствовал с колхозницами Подоплеловой А., Василенковой Г., Рыжиковой Е., Зайцевой Н. В заключительном слове на отчетном собрании Меняйло сознался в половой распущенности заявив: «Многожительство я брошу с сегодняшнего дня».

Работа правления колхоза и тов. Меняйло обсуждалась на общем партийном собрании первичной парторганизации колхоза 19 февраля 1947 года и 21-23 февраля на общем собрании колхозников, на которых деятельность и поведение Меняйло подверглось резкой критике.

Тов. РУШАНОВ: овцы слабы не только потому, что они больны чесоткой, а потому что их плохо кормят зимой, а летом пасут около кошар. Всю работу колхоза Меняйло взял на себя, колхозники выдвигали его депутатом только потому, что думали, что его уберут отсюда. «Наш колхоз проходная будка» заявил он.

Тов. ЧЕРНИКОВА: «Плохое у Меняйло то, что он не советуется с колхозниками, он все говорит я, я, я..., а другие-то колхозники тоже хозяева...».

На отчетном собрании колхоза колхозник КОМИССАРОВ И.И. сказал: «Меняйло приобретает ненужные вещи - самовар, пишущую машинку - без всяких решений правления, а колхозников доводили до плохого состояния. Люди у нас не плохие, в годы войны работали не покладая рук, и могут сделать еще больше при хорошем руководстве. Меняйло К.С. нерадиво относится к колхозникам, когда Бондаренко Марфа просила хлеб, он обругал ее, сын ее, 13 летний Бондаренко Иван, полез в пекарню за хлебом, за что был избит Меняйло до полусмерти и пролежал две недели в постели. Была избита колхозница Масонья Ефросинья. Меняйло сожительствовал с молодыми девушками - с Бугровой Валентиной, Комиссаровой Евдокией, моя сестра вынуждена была просить мать закрывать себя на замок. Критика в нашем колхозе зажата, Меняйло не любит критики. На заседании правления должны обсуждать вопросы все члены правления, а не один председатель колхоза. План пятилетки в нашем колхозе не начат еще, а уже прошло 2 года, а можно было бы начать строительство».

ХЛОБУЗОВ: «Многие колхозники говорят, что Вы члены правления сидите хлопаете ушами, а за Вас решает вопрос Меняйло это так и есть. Например Пысанко А. подала заявление о допуске ее к уходу за племенными жеребцами, на заседании правления вопрос оставили открытым, но на следующий день Пысанко Анастосия работала на конюшне. Договорились, чтобы полевых бригадиров и Макарову животновода не премировать, но, на новый год Макарова Е., и ее сын были премированы».

КОМИССАРОВ В. «Поголовье скота поднять нельзя, если нет помещения для купки ягнят... Мер за найденных и павших... 25 штук ягнят к тов. Зайцевой никаких не принято, потому, что Зайцева находилась в сожительстве с Меняйло. Дохлых ягнят не зарывали, а сдавали в кладовую, а потом отдавали колхозникам в счет их заработной платы по 20 рублей за кгр. Меняйло разложился, сожительствует с колхозницам и поэтому трудовая дисциплина разложилась».

КУШНЕР Д. сказал: «На фронте я имел 6 ранений, потерял на фронте сына, но за то, что я открыто выступаю на общих собраниях меня Меняйло невзлюбил. Моя автобиография известна большинству колхозников, ничего я преступного не сделал. Уходя в армию, мы оставляли миллионное хозяйство, а возвратились оттуда - я не узнал его. Раньше мы и наши дети не имели прозвища, а теперь у каждого у малого и у великого есть прозвища, никуда не годный поступок депутата Верховного Совета СССР. Раньше мы имели 4,5 тысяч овец, мы давали первоклассную шерсть государству, а теперь получаем клок... Вы тов. Меняйло все руководство взяли на себя и не прислушиваетесь к массе. Нужно вести колхозные дела, а Вы у нас под окнами бегаете. Ни один заместитель председателя не сработается с Меняйлом, был ДОРОХОВ Т., ДЬЯЧЕНКО Г., СИРИК Я., КОМИССАРОВ и все они сменялись Меняйло. Нельзя быть депутатом Верховного Совета СССР и заниматься избиением колхозников. Говоря о половой распущенности товарища Меняйло назвал очень многих женщин, с которыми Меняйло сожительствовал. Потом сказал «Вы председатель самозванец, вы сами выдвинули свою кандидатуру и голосовали за себя несколько раз, с таким руководством нам выполнить Сталинскую пятилетку нельзя, а поэтому нужно подобрать достойных руководителей».

ЗАЙЦЕВ: «У Меняйло бюрократическое отношение к своей должности. Меняйло приехал к нам в одной шерстью на верху шубе, а сейчас его и на пятитонке не увезешь. Меняйло довел колхозников до нищеты, он тянет только себе, останавливаясь на половой распущенности Меняйло сказал, что в 1943 году у колхозницы Масолья Зои объелась колхозная корова и телок ей грозило большое наказание, но Меняйло приласкал ее и она осталась безнаказанной». Районный комитет партии мало наказывает тов. Меняйло «Вы говорите тов. Проскурня, что зачем мы выдвинули его в Верховный Совет СССР и районный Совет? Мы думали, что его отсюда уберут, а он остался здесь».

ГУЛОВ Т. сказал: «Вы тов. Меняйло приняли колхоз в полном порядке, а сейчас развалили его. Хозяином колхоза является не районный исполнительный комитет, а мы колхозники. Районный комитет партии передоверил тов. Меняйло. В колхозе при Меняйло не стали садить огороды только потому, что их не обрабатывали и нечего садить в них. Людей стали считать как собак, в кладовую принимали дохлятину и этим мясом кормили людей. Меняйло расходовал бензин на личные нужды, катался на мотоцикле, меня Меняйло заставлял делать все для своей дочери, за что колхозники называли меня Меняйловым холуем. Один раз я получил две тонны угля и почти весь уголь мы сгрузили в г. Омске его дочери Кате, а весной кузница стояла.

У меня есть один вопрос к районным организациям, почему колхозника за двести грамм судят на пять лет, а у Меняйло столько преступных действий и районный исполнительный комитет укрывает его».

Представитель Совета по делам колхозов при Правительстве по Омской области - А. Коровин».

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Центра документации новейшей истории Омской области.

XS
SM
MD
LG