Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московские пейзажи. Письмо художника. Всесоюзная перепись населения 1939 г.


Московские пейзажи. Письмо художника.

«Уважаемый Иосиф Виссарионович!

Обращаюсь к Вам с большой просьбой, как к человеку очень глубоко мыслящему и с большой эрудицией.

Вопрос этот волнует многих художников. Я начинающий молодой художник, быть может, окончательно не сформировавшийся. Быть художником, считаю, очень трудно, гораздо легче стать инженером, адвокатом, педагогом или врачом.

Художник награжден от природы такими способностями, каких ему не может дать никакая школа. Он видит пейзаж (кусочек природы, городской или сельской), его этот пейзаж волнует, он может его изобразить на плоскости (холсте), в цвете таком, каком видят десятки и сотни, а изобразить - гармонично, правдиво, убедительно, - не могут. Но даже самых больших природных дарований далеко недостаточно чтобы быть художником. Нужно любить это дело до фанатизма: работать до истощения сил, пройти голод, лишения, нищету при любых условиях (формациях). И эти самые тяжелые ступени как будто я прошел, начинаю вкушать радость и сладость первых побед, я нашел себя, нашел свое призвание.

Учился я в педагогическом институте до 4-го курса, имею диплом инженера, учился в мединституте, шесть лет работал санитарным врачом. Но нигде я не испытывал такой радости, удовлетворения, энтузиазма и счастья, как в живописной работе художника, которой я отдаю все свои силы, без остатка уже три года, а учился я на художника без отрыва от производства, когда работал санитарным врачом. Живописью начал заниматься с 1937 года.

Я люблю городской пейзаж, хороших городских пейзажей у нас мало - в живописных произведениях. Часто брожу по московским улицам; переулкам, созерцаю, восторгаюсь... Прекрасны московские пейзажи зимой. Как художник, живущий в Москве, люблю Москву, Московскую архитектуру - улицы и переулки, то окутанные какой -то дымкой, то освещенные ярким московским солнцем. В моменты пассивного созерцания возникает у художника страстное желание воплотить на холст в красках эти прекрасные образные Московские пейзажи, хочется не пассивно созерцать их, а в творческом процессе. Запечатлеть их в живописи, продлить их жизнь настоящего момента на несколько десятков или сотен лет.

Но, увы, это открыто невозможно делать, потому что не разрешено писать с натуры открыто живописные картины с изображением отдельных мест на московских улицах или переулках с интересными архитектурными зданиями, в сочетании с деревьями и окутанные Московским воздухом, обязательно рискуешь быть задержанным, как преступник, и отведен в милицию или в НКВД.

Мне представляется это странным и нелепым недоразумением, какой-то дикостью, усматривать, рассматривать за преступление творческую работу художника непосредственно с натуры, использующего для этого какой -либо небольшой кусочек, живописный уголочек, с деревьями, в сочетании с архитектурно интересным домом города, которыми изобилует Москва с точки зрения восторженного взгляда художника.

Быть может это происходит еще из-за того, что малокультурный, малокомпетентный или просто невежественный работник из низшего состава милиции или НКВД, не разобравшись в сущности дела, зачастую и не желает разобраться. Срывает творческое рабочее время художника, усматривая в художнике чуть ли не шпиона или диверсанта, за то, что он пишет масляными красками какой-либо этюд городского пейзажа...

Во-первых, это оскорбляет, во-вторых, лишает возможности спокойно творчески работать, для того чтобы дать нашим музеям, нашему народу живописную картину с участием любимой Москвы (фрагменты). Я полагаю, что это смешно и глупо, если тщательно проанализировать, особенно теперь, в век радио, авиации, атомной энергии.

Мне не приходилось слышать или читать из историй войн, чтобы живописные картины художников были бы использованы какими-либо врагами как ориентировочный материал для военных нападений, для диверсионных целей, планов или тому подобное: материал слишком громоздкий, неточный, неудобный.

Для военно-шпионских или диверсионных целей имеется куда более совершенные, точные и удобные приборы и материалы: точные планы, точные фотоснимки, аэрофотоснимки и др. более портативные и удобные материалы, чем масляная живопись, которая никак не может быть использована для военно-шпионских или диверсионных целей.

На основании вышеизложенного прошу дать мне какое-либо авторитетное разрешение на право писать картины-пейзажи с натуры, на которых мне желательно как можно больше выразить в живописном виде отдельные ансамбли домов, архитектуру старой и новой Москвы, часть Кремлевских (седых) башен со стороны Александровского сада (часто любуюсь живописным сочетанием седых башен и стен с деревьями сада).

Ведь на фотографиях в продаже есть виды Кремля, а вот пописать с натуры красками старые «седые» башни милиция не разрешает.

Для художников -живописцев сейчас это особенно актуально, потому что к концу 1947 года готовится художественная выставка «800 лет с основания города Москвы».

Я работаю художником в Московском Товариществе Художников, Кузнецкий мост, д. 11.

Вуцен Альберт Иванович 31 января 1947 г."

Письмо художника попало сначала к Ворошилову, который в то время, как заместитель председателя Совета Министров, ведал вопросами культуры. Ворошилов направил письмо в Комитет по делам искусств, откуда пришел ответ:

«27 февраля 1947 г.

ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР

Товарищу ВОРОШИЛОВУ К. Е.

В связи с письмом художника Вуцен А. И. на имя товарища Сталина И. В. от 31 января 1947 г. по вопросу предоставления права художникам писать городские пейзажи с натуры Комитет по делам искусств при Совете Министров СССР сообщает:

Разрешения на право работы над городскими пейзажами с натуры выдаются художникам гор. Москвы органами Министерства государственной безопасности по ходатайствам Московского Союза Советских Художников.

Разрешения предусматривают определенное место и время работы, причем продолжительность времени незначительная.

Длительный период времен оформления разрешений лишает многих художников возможности написать городской пейзаж с натуры и заставляет их прибегать к срисовыванию пейзажа с фотографий, что значительно снижает художественную ценность и оригинальность произведения.

Такие условия являются препятствием к широкому отражению в произведениях изобразительного искусства столицы нашей родины - Москвы и затрудняют работ художников над изображением значительных общественно-политических событий, совершающихся в Москве ...

В связи с этим Комитет по делам искусств при Совете Министров СССР считал бы желательным, по возможности, увеличить время и расширить зону работы для художников, получающих право писать городские пейзажи с натуры.

Председатель Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР Храпченко».

Второй ответ на письмо Вуцена пришел из Министерства внутренних дел. Заместитель министра Рясной сообщал:

«МВД СССР не имеет возражений против предоставления художникам-живописцам права писать городские пейзажи с натуры.

В отношении правительственных зданий считаем целесообразным предварительно запросить мнение МГБ СССР». (Ансамбль Московского Кремля относился и относится к числу правительственных зданий).

Всесоюзная перепись населения 1939 г.

В январе 1937 г. в Советском Союзе была проведена всеобщая перепись населения. Прогнозы оценивали численность советских граждан на начало 1937 г. на уровне 172 миллионов человек. Однако результаты переписи оказались совсем иными - на 10 миллионов меньше, чем предполагалось: голод начала 30-х гг., раскулачивание, репрессии не прошли бесследно. Чтобы скрыть «потерянные» 10 миллионов, перепись объявили «вредительской», а ее организаторов расстреляли.

Правительство объявило о новой переписи населения, которая должна была пройти в январе 1939 г. Был выдвинут лозунг «Не пропустить ни одного человека!» и на этот счет переписчики получали очень жесткие инструкции. Впервые в практике проведения переписей населения предусматривались репрессивные меры ко всем, кто уклонялся от переписи или давал о себе неверные сведения. Эти люди привлекались к судебной ответственности.

О том, как проходила перепись в Ленинградской области, рассказывает документ.

Из информационной сводки «О случаях уклонения от переписи населения и классово-враждебных вылазках в районах Ленинградской области»

«Секретарям Ленинградского областного комитета ВКП(б) тов. Жданову, Штыкову, Перову, Никитину.

В ряде районов Ленинградской области при проведении переписи населения имеют место случаи уклонения от прохождения таковой, а также явно классово-враждебные вылазки. Так, например:

В Шимском районе гражданка Силина Елена (сектантка) сбежала от переписи из Новгородского района в село Минюши Шимского района. Отказалась давать о себе сведения переписчику. В выборах в Верховный Совет СССР и РСФСР она также не участвовала.

В Окуловском районе гражданин Петухов Андрей Федорович упорно не желал отвечать на вопросы счетчика, заявляя: «Меня переписывать не нужно, и к столу я не пойду. Если уж так нужно, идите сюда» (на кровать).

Гражданин Миронов из хутора Лысуево Капустинского сельсовета заявил счетчику: «Ты проведешь перепись, а затем нас арестуют».

Гражданка Николаева, нищенствующая в деревнях, говорила населению: «Перепись проводится для того, чтобы подсчитать, сколько мужчин, женщин и особенно вдовых, и для них отпустят из тюрем мужей. Скоро откроют церкви и выпустят попов». На висящий портрет тов. Сталина говорила: «Висит портрет жида, от которого исходит такая перепись».

Гражданин Иванов Филипп, деревня Лядчино, заявил: «Перепись проводится для чисто налоговых целей».

В Валдайском районе гражданин Васильев Иван Васильевич, проживающий в деревне Большое Уклейно, отказавшись сам от прохождения переписи, ударил счетчика Петрова, пытавшегося переписывать семью. Материал передан следственным органам.

В Лужском районе экономист Лужразнопромсоюза Постнова вела разговоры среди беспартийных служащих о том, что «вопросы переписного листа и инструкция к ним составлены так, чтобы счетчики невольно подтасовывали показания населения в положительную сторону», «отсутствует графа о религии, чтобы скрыть факт большого количества верующих в стране» и что «проведенная в 1937 году перепись была правильная, но показатели ее не были выгодны для правительства, и ее отменили». Привлекается к ответственности по линии НКВД.

Работница Абразивного завода Митрофанова заявила счетчику: «Раньше переписи не проводили, а население жило лучше. Сейчас в колхозах голодают». Материал направлен в прокуратуру.

В Солецком районе в колхозе «Новая жизнь» Ильинского сельсовета был пущен слух о том, что после переписи не будет в лавках сахара. В течение двух дней сахар весь был разобран. В колхозе «Октябрь» был пущен слух, что на тех, кто работает в своем подсобном хозяйстве, а не в колхозе, будет введен налог. Лица, пустившие эти слухи, не установлены.

В Островском районе во время проведения собрания по вопросу переписи населения в деревне Стряпино Семенова Надежда и Федотова Александра ушли с собрания, заявив, что «раз нет пункта в переписном листе о религии, мы перепись проходить не будем, так как нас всех хотят сделать коммунистами».

Перед началом переписи 16 января скрылся со всей семьей единоличник Григорьев Василий, проживающий в деревне Якуши, закрыв дверь на замок.

Иванова Александра, единоличница деревни Горькое, заявила счетчику: «Я не позволю черту в руки даться». Иванова Агафья, деревня Мошки, заявила счетчику: «Раз нет в переписном листе вопроса о религии, то я перепись проходить не буду». Спиридонов Иван из той же деревни также отказался дать сведения о себе, не пустив счетчика в квартиру. Всего по Отстровскому району насчитывается 19 случаев уклонения от переписи.

В Середкинском районе Баринова, деревня Забродье, председатель церковной двадцатки, отказалась от переписи. При неоднократном приходе к ней счетчика вела контрреволюционные разговоры. В настоящее время она арестована органами НКВД.

В Славкинском районе Цветкова Анна, деревня Большепети, когда пришел счетчик, притворилась «немой», тогда как она хорошо говорит, об этом заявили ее дети, которых она после ухода счетчика избила.

В Карамышевском районе Александрова Мария, деревня Талицы, отказалась дать счетчику сведения, при третьем посещении ее счетчиком был составлен акт, после чего она заявила: «Если порвете акт, тогда сведения о себе дам». Ей сказали, что отметят в акте, что сведения даны, тогда она согласилась. Акт направили прокурору.

Иванова Мария, деревня Лог Талицкого сельсовета, (к ней счетчики приходили три раза), сведения о себе дать отказалась, мотивируя тем, что «она ходила в одну деревню, где читали евангелие, и там написано, что сведений не давать». Это заявление расследуется органами НКВД.

В ряде районов области в момент проведения переписи Комиссии содействия переписи прекратили массово-политическую работу среди населения. Слабо реагируют органы прокуратуры на факты уклонения от переписи.

Сводка составлена по состоянию на 24 января 1939 г.»

Из почты Ворошилова 1954 г.

«Дорогой Климент Ефремович!

Жизнь еще настолько тяжела, что я не выдерживаю и пишу Вам. Кому Советский строй дал жизнь? Конечно, в первую очередь это колхозникам. Но не все люди могут работать в колхозе. Кому-то же надо работать на заводе, фабрике, мясокомбинате, в магазине, больнице, школе и т.д.

Зачем до сих пор не сняли налоги со служащих, рабочих? Не все же могут заработать по 1000 руб. или больше. Есть люди, которые получают 450 руб. в месяц и имею еще иждивенцев. Такие люди живут впроголодь и ходят полураздетые.

Примерно:

Налог из 450 руб. составляет - 35 руб.

Квартира - 28 руб.

Газ - 16 руб.

Свет - 8 руб. + заем 30 руб. = 117 рублей.

Остается 333 рубля. На эти деньги женщина-мать, не имея мужа, должна прокормить себя и 2-х детей и одеть троих. Конечно, им не сладко. Такие люди они разбираются в эстетике, в политике, изучают марксизм. Но жизнь у них настолько сера, что вряд ли они ждут коммунизм. Они только и думают, как бы с голоду не умереть, да прикрыть свое тело.

Наше государство уже после войны хорошо разбогатело и может обойтись без этих налогов, хотя бы с тех людей не брать, которые получают до 500 рублей. Наше государство обогатилось прибылью с колхозов, совхозов, заводов. А сколько у нас рек, морей. Ни в одной стране нет такого количества рек и морей. Сколько рыбы ежегодно вылавливается и идет бесплатно государству в казну. Скотину надо кормить, поить, ухаживать. На скотину затрачиваются средства, а на рыбу ничего! И рыбы у нас мало, а если и есть, то 40 руб. кг, а селедки 15 - 18 руб. кг. Вот уже с начала войны и до сего времени сидим на тюльке. Это смех. Масла в магазинах нет уже несколько лет!! Кто крадет, тот и живет. А для честных людей до сих пор идет тяжелая борьба за существование! В Дании случилось стихийное бедствие, наводнение - Советский Союз послал много средств в помощь. А свои люди в загоне, заброшены, о них никто не думает. Вот это и есть забота о благосостоянии. Пора подумать о нас, а то пускают пыль в глаза другим государствам, а своего под носом не видят. Плохая та мама, которая сварила кашу и отдала чужим детям, а своих оставила голодными...

И внешняя торговля тоже перегибает палку - все вывозят на экспорт. Я за 36 лет жизни еще не видел в магазине, чтобы продавали чисто шерстяные кофты, свитеры, носки, чулки, рейтузы, шапочки! Только, если привезут из Германии или Вены, то это поистине шерсть и красивых расцветок. А также трикотаж - из-за границы и Риги идет красивый трикотаж и хорошего качества, а наша трикотажная промышленность слабая. И когда бы ни зашел в магазин - ничего нет. Когда же настанет время, что человек может выбрать то, что ему хочется, по цвету, качеству и размеру. Ох, и размеры шьют, просто на пионеров все. А что должны носить люди побольше, повыше и поплотнее?

Партия и правительство еще мало уделяют внимания своему народу. Сколько сейчас хлопка? ... а ситец еще дорогой - 8 руб. и 7 р. 50 к. метр! Какие в нашей стране огромные стада овец, коз, кроликов, а шерсти мы не видим, и дамских платков пуховых у нас в продаже нет. Все, что ни спросишь, все самодельный или оренбургский - то тетя прислала, то кума, то бабушка.

Хорошие материалы на верхнюю одежду редко можно в магазине достать, а если уже будут, то по 530 р., 450 р. метр. Интересно, на кого рассчитаны такие цены?

Путевки на курорт только для воров или для лауреатов Сталинских премий. А мы когда будем ездить? Ведь эти курорты мы создали своими руками и своими средствами, ведь заем - деньги-то вы ежемесячно с нас берете. Да, правда, один раз мне союз давал путевку в Сочи, но билет - дорога туда и обратно, так дорого, что я отказался от этого за неимением средств. Билеты по железнодорожному транспорту у нас еще страшно дороги. Нет планового глаза за всем этим, мало заботы о советских людях, о их жизни, отдыхе, о их питании, одежде, благосостоянии.

Если б это было, то люди дольше бы жили и не так скоро старились. А то человеку 35 лет, а ему дают 45 лет.

Мы ведь идем к лучшему? А почему 2 года назад в магазине была гречневая крупа, пшено, рис, масло, колбаса, а сейчас ничего этого нет, почему? Ведь мы идем к лучшему?

Во Львове очень трудно с питанием, даже консервов нет.

Хоть бы налоги уменьшили или сняли совсем. Говорили, что всем, кто получает зарплату до 500 руб., прибавят по 100 рублей. Но разговор остался пустым.

Агафонов

Г. Львов. 20/1. [1954]».

«В Министерство.

Товарищу Ворошилову. СССР.

От колхозниц, от доярок, Каменская Евдокия Егоровна, Куликова Антонида Яковлевна, Дергачева Александра Михайловна, проживающие в селение Дмитровском Гол-горском с/совете Новоторским районе Коломенской области.

Заявление!

Просим разобрать наше заявление и оказать нам содействия.

Мы проработали год и не грамма хлеба не получили и денег на трудодни не получили, и доярки спецовки не можем получить, сапоги, и Председатель Дементьев Николай Васильевич возвышает райисполком, что у нас заготовлено сена до мая месяца.

Товарищ Ворошилов, Дементьев все врет, у нас корма хватит только на два месяца, на январь и февраль, а дальше чем кормить будем. Мы, доярки, очень беспокоимся, что нам хлеба нет, а скоту нет корма и семян нет никаких. Картошка вся сопрела и мер никаких не принимают. Совсем доехал наш колхоз «Наш труд». Председатель колхоза враньем занимается да пьянкой, райисполком тов. Болобонов его все хвалит.

Мы, колхозницы, просим, товарищ Ворошилов, помочь нашему горю, как в отношении корма, так и семян. На не на что жить.

Доярка Каменская, Куликова, рядовая колхозница Дергачева. 5.1.54 г.

Колхозники голодные и рваные, но не смотря на это - ходят работать. Нет у нас грамотных и не знаем к кому обратиться.

Просим помочь, товарищ Ворошилов, ты наш отец, помоги нам на ноги встать».

В передаче использованы документы из Государственного архива Российской Федерации и Центрального государственного архива историко-политических документов г. Санкт-Петербурга.

XS
SM
MD
LG