Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Документы прошлого


- Всеподданейший доклад министра внутренних дел кн. Н. Щербатова о призыве в армию (1915 г.);
- Из переписки председателя СНК А. Рыкова по поводу "чистки" студетнов вузов (1924-25 гг.);
- из секретной сводки крестьянских писем, составленной отделом Массовой работы газеты "Правда" (1929 г.)


В августе 1914 г. Россия вступила в первую мировую войну, которая вошла в историю как первая мировая война. Россия имела огромный западный фронт, где ей противостояли Германия и Австро-Венгрия. Бои шли также против турецкой армии на закавказском фронте.

Слушайте выдержки из доклада царю управляющего министерством внутренних дел князя Щербатова, как проходил призыв в русскую армию в сентябре 1915 года, после тяжелых неудач летней кампании.

"Со времени призыва в войска ратников 2-го разряда в министерство внутренних дел начали поступать сообщения о целом ряде произведенных ими беспорядков. По настоящий день поступили следующие сведения.

6 сентября в местечке Ровном, Елисаветградского уезда, Харьковской губернии, собравшейся толпой, состоявшей преимущественно из ратников, выбиты стекла в нескольких еврейских домах и убит один еврей.

8 сентября в Самаре ратники, по выходе со сборного пункта, разбили во многих магазинах стекла.

8 сентября в поселке при станции "Никитовка" Южных железных дорог, следовавшим эшелоном ратников произведено буйство, сопровождавшееся нанесением побоев двум полицейским стражникам.

8 сентября в Петрограде собравшейся на Невском проспекте, между Садовой и Литейным, толпой преимущественно из ратников произведен беспорядок, сопровождавшейся пением, криками и избиением одного городового.

8 сентября в г. Михайлове, Рязанской губернии, собравшиеся в большом количестве ратники с утра начали группами ходить по улицам с песнями и пляскою, не смотря на то, что в это время в церквах шла обедня. После того как одна из таких групп не подчинилась требованию городового прекратить беспорядок, двое наиболее упорствовавших были задержаны. Вслед затем из толпы послышались крики "бей полицию" и полетели камни, а потом толпа направилась к зданию полицейского управления и стала требовать освобождения задержанных. Подойдя к квартире исправника, буйствовавшие ратники начали разбивать стекла в окнах, причем некоторые из них пытались поджечь самый дом. Вследствие сего находившиеся в квартире исправника чины полиции вынуждены были произвести в толпу выстрелы, в результате которых один из буянов оказался убитым. В то же время ратниками были брошены камни в здание уездного съезда, где происходил прием ратников; при этом толпа требовала отмены приема ополченцев и взятия на службу чинов полиции. Во время беспорядков пострадали двое городовых и один стражник, получившие поранения камнями.

8 и 9 сентября в Астрахани толпою призванных ратников была начата сначала ссора и драка с рабочими персами, а затем той же толпой ратников с присоединившимися к ней подростками и хулиганами произведен был разгром более сорока магазинов и лавок. При подавлении беспорядков брошенными из толпы камнями были ранены и ушиблены: губернатор, вице-губернатор, полицмейстер, исправник, двое приставов, околоточный надзиратель и несколько городовых. Всего арестовано по этому делу 130 человек.

10 сентября на станции "Крюково", Николаевской железной дороги, ратники разграбили лавку и выбили стекла в помещении телеграфа; на станции "Сходня" бросали в публику и в здание поленьями, камнями и ранили девочку, а на станции "Ховрино" разбили лавку частного торговца. 12 сентября на станции "Домодедово", Рязанско-Уральской железной дороги, похитили 20 ламп с фонарей и тюк фруктовых деревьев, разбили три стрелочных фонаря и несколько захватили с собой; на станции "Барыбино" похитили 6 мешков картофеля и сожгли стог сена...

10 и 11 сентября в г. Ельце, Орловской губернии, на почве воспрещения ратникам играть на гармониках, произошли столкновения с чинами полиции.

На сборных пунктах в Серпухове и Подольске, Московской губернии, ратники вели себя вызывающе в отношении чинов полиции, а 11 сентября в Серпухове часть ополченцев, бывших в нетрезвом виде, ходила по магазинам и частным квартирам, выпрашивая деньги на "чай".

11 сентября следовавшие в поездах ратники разбили стекла фонарей на станциях: "Головашевка", "Виры" и "Белополье" Харьково-Курской железной дороги; на последней станции кроме того разбили три окна в стоявшем на запасном пути вагоне и нанесли побои стрелочнику.

13 сентября утром в Казани прибывшие на пароходе ратники, озлобленные невозможностью достать рано утром съестные припасы и протестами мелких торговцев против начавшегося было расхищения их товаров, произвели разгром торговых помещений. По заявлению капитана парохода ополченцы при посадке в Нижнем Новгороде расхитили на палубе 33 ящика яблок, произвели ряд поломок на самом пароходе и во время остановки в Васильсурске под угрозой ножевой расправы отняли товар у бакалейщиков.

14 сентября в Тамбове толпа ратников с криком "долой полицию" повалила на землю будку для постового городового. Одновременно с этим другая часть из них напала на мелочную лавку и расхитила 50 штук сельдей.

15 сентября на станции "Рязань", уральской железной дороги, следовавшие ратники самовольно вскрыли 8 товарных вагонов, разбили и расхитили несколько ящиков яблок.
Об изложенном приемлю долг всеподданнейше доложить Вашему императорскому величеству.
Управляющий Министерством Внутренних Дел кн. Н. Щербатов.
25 сентября 1915 года".

Слушайте анонимное письмо советских студентов, направленное в 1925 году руководителю правительства в связи с чисткой студенческих рядов.

ЦК РКП - это центральный комитет Российской коммунистической партии, ЦКК - Центральная контрольная комиссия, ВЦИК - Всероссийский центральный исполнительный комитет - номинально высший орган советской власти.

"Дорогой товарищ Рыков.
В связи с чисткой вузов СССР, как в центре, так и в провинции, возникает в высшей мере печальное явление. Дело в том, что местные комиссии, проводящие чистку в вузах, делают крупные ошибки, отражающиеся вредом на пролетариат. Эти печальные ошибки местной комиссии заключаются в том, что комиссии так игрушечно производят возложенную на них столь ответственную работу. Вызвав студента для проверки, они не стараются подробно выяснить в нем все то, что ясно характеризует данного индивидуума с отрицательной или положительной стороны; зачастую удовлетворяясь какой-нибудь пустой анонимкой или одним-двумя ответами на вопросы: "Что окончил до поступления в вуз", "сколько экзаменов сдано", и этими двумя ответами решают судьбы тысячей пролетарского студенчества. Нам, пролетарскому студенчеству, больно до слез смотреть на подобные вещи. Неужели в принципе самой чистки на первом плане стоит вопрос об успехах студентов? Что уже сотни товарищей вполне достойных по своему социальному положению и пролетарскому убеждению пребывания в вузах исключены из последних только из-за академической неуспеваемости. Если это так, то это в корне не верно, так как при дальнейшей такой чистке, где доминирующую роль будет играть академическая успеваемость (как это практикуется при настоящей чистке вузов), а не пролетарский дух - произойдет то прискорбное явление, что за бортом очутится больше пролетарского студенчества, чем белогвардейского. Это ясно из того, что каждый студент-белоручка с лучшей подготовкой поступил в Вуз во-первых, несравненно лучше пролетарского студента обеспечен материально, во-вторых, а следовательно он в силах большее число экзаменов сдать, что и способствует ему оставаться в вузе.
Но это не говорит за то, что если белогвардеец за свои академические успехи останется в вузе, что он и с успехом будет работать в нашем сов. строительстве; он никогда, вследствие своих буржуазных убеждений? не станет потом работать заодно с трудовым народом. Дорогой наш тов. Рыков, мы не должны забывать глубоких наших провинций, где нет ни общественников, ни специалистов. Деревня оторвана от всякой духовной и культурной жизни. Она давно ждет от нас истинных работников, и туда необходимо влить целый кадр своего же пролетарского элемента вышедшего оттуда же, присланного в школу от сохи, лучше чем другие знающего психологию крестьянина и все запросы деревни. Деревне необходимы общественники, агрономы и т.д., истинные, конечно, агрономы, которые сами вышли оттуда, деревня с твердой надеждой ждет от нас этого. Она послала в стены вуза своих детей, дабы те, получивши знания, принесли их в свои деревни и от души разделили их среди деревенской темноты. В общем истинным и полезным инженером может быть тот, кто сам работал у станка, кто не чужд пролетарской идеологии, кто лучше чем другие знает психологию рабочего.
А посему к вопросу о сокращении студентов в СССР необходимо относится очень осторожно, дабы этим меньше всего задеть пролетарское студенчество, в котором рабоче-крестьянская власть должна видеть свою опору.
И если мы своей неосторожной чисткой будем выбрасывать за борт рабочих и крестьян, и на их месте оставлять буржуазный элемент, то кроме усиленного вреда ничего этим не достигнем. Разве можно ожидать от того студента хорошего инженера, который практически изучая машину, берется за ее части двумя "пальчиками", разве можно ожидать от того студента хорошего агронома, ... кто заходя в скотный сарай морщит нос от навозного запаха? Конечно, нет. Это все только дипломники, защищающие только свою шкуру, мечтающие скорее получить диплом об окончании, да потеплее устроиться где-либо в тресте, а не в деревне. Вот какой помощи в сов. строительстве мы можем от них дождаться. Если является государственная необходимость в том, чтобы сократить 20 - 30 % всего состава студентов в СССР, то проверивши тщательно... все вузы, мы найдем не 20 - 30 %, а гораздо больше одного лишь буржуазного студенчества. И в целях целесообразности местным комиссиям, производящим чистку, следовало бы в первую очередь убрать из вузов негодный элемент, а потом говорить и об академической успешности пролетарского студенчества.

Мы, инициативная группа пролетарского студенчества в числе 150 человек, обращаемся к тебе, дорогой наш тов. Рыков, с убедительнейшей просьбой сделать распоряжение о том, чтобы при чистке вузов комиссия руководствовалась не количеством экзаменов студентов и не анонимными кляузными заявлениями, а официальными документами, находящимися в деле каждого студента, материалом профсоюзов, в котором состоит данный студент и всесторонним выяснением его социального положения, через его автобиографию и т.п. И вот только таким путем будет достигнута цель чистки вузов от чуждого в них элемента, и меньше места будет всевозможным ошибкам и злоупотреблениям, от которых больше всего пострадает пролетарский элемент.

С товарищеским сердечным приветом Инициативная группа пролетарского студенчества вузов Москвы.
19/V-24 г."

Рыков направил это письмо заместителю наркома просвещения Ходоровскому, который 29 июня 1925 г. дал следующий ответ.

"В прошлом году летом, как Вам известно, имела место массовая академическая проверка студентов вузов, в результате которой довольно значительное количество студентов было уволено. Проверка имела целью разгрузить перегруженные сверх всякой меры вузы и обеспечить возможность основным кадрам пролетарско-крестьянского студенчества работать в сколько-нибудь нормальной обстановке. Поскольку проверка ставила перед собой такие задачи, она, разумеется, от принципа чистого академизма отходила и не могла не отходить. При проверке принимались во внимание и признаки социальные. Постановлением оргбюро ЦК РКП, Совнаркома и Президиума ЦКК в августе и сентябре прошлого года принято было считать проверку законченной и прием жалоб прекратить. В течение последних десяти месяцев жалобы, как общее правило, не рассматривались, за исключением отдельных, особо вопиющих случаев, но это делалось неофициально - иначе мы имели бы опять громадный наплыв жалоб, что сорвало бы всю нашу работу.
Совершенно неожиданно, в значительной мере благодаря неудачным заявлениям отдельных ленинградских товарищей, в Президиум ВЦИК поступило большое количество заявлений студентов, исключенных из ленинградских вузов. Насколько мне удалось проверить, большинство жалобщиков в этих заявлениях - люди совершенно чуждых нам социальных слоев. Мною был сделано распоряжения заявления эти не рассматривать, так как все установленные сроки по рассмотрению жалоб миновали и рассмотрение этих заявлений сорвало бы всю работу.

Моя убедительная просьба - не давать никаких обещаний обращающимся к Вам студентам и считать все дело по академической проверке ликвидированным и не подлежащим пересмотру ни в какой степени и ни с какой стороны.

С коммунистическим приветом замнаркомпрос Ходоровский".

Слушайте выдержки из секретной сводки крестьянских писем, составленной отделом Массовой работы газеты "Правда" 4 апреля 1929 г.

"Возьмем так называемое "самообложение", а для крестьян - второй налог. Как это самообложение проводится? Оно первым долгом подготовляется партией не в смысле разъяснительном и агитационном и даже не среди плательщиков, а так: все партийцы, комсомольцы, члены профсоюза обязаны идти на собрания со своим семейством, где ставится вопрос о "самообложении". Приходят туда не платящие налог, батраки и бедняки, некоторые из них этого названия не заслуживают, потому что они вообще не работают, а живут тем, чем жили помещики - сдают землю и получают арендную плату, а также за счет всевозможных подачек организаций и даже государства - и все они голосуют за самообложение. Бывают, конечно, на собрании и сами плательщики, но их меньше всего, а если и бывают, то нельзя говорить свое мнение: если бедняк скажет против, то его называют кулацким подпевалой, если скажет середняк - его зачислят в зажиточные, подведут под индивидуальное обложение, а отсюда и к лишению в правах...

С каждым годом крестьянство ухудшает обработку, сокращает посевы, сокращает количество скота и т.д. Есть местами и сдвиги к прогрессу за счет подачек от государства, как, например, в Московской губернии, но это лишь для показа иностранным гостям.
Крестьянин стонет, но молчит, он не организован. Их организаторов большевики искусно прощупывают и подавляют в самом зародыше до основания... И все это делается в интересах 2 - 3 миллионов, в жертву которым принесены интересы больше чем ста миллионов действительных тружеников. Крестьянство не может сплотиться, организоваться для защиты своих интересов. Несмотря свою многочисленность, оно стонет и дает себя грызть до самой смерти со стороны горстки большевиков, начавших строить "социализм" за их счет. Выход из такого положения лишь один - международная война. Лишь она может перевернуть все вверх дном и лишь при войне, с оружием в руках, крестьянство сможет сорганизоваться и сделать то, что ему нужно. Опять -таки, не выйдет дело так, как это было в семнадцатом году - завоевать революцию и покинуть ее, разойтись по домам. Нужно завоевать, не торопиться, охранять, добиться своего, не уступать кучке фантазеров, которые способны иногда приводить к гибели целое поколение, целую нацию.

Особо обсуждая вопрос о союзе бедняков и батраков со средним крестьянством и особенно о союзе рабочего класса с крестьянством, то по этому вопросу нужно сказать следующее:

Неоспоримый факт беспощадной эксплуатации деревни городом. Как раньше беспощадно надрывался один класс над другим, так и теперь в нашем государстве, так называемом СССР (громкий титул!) один мизерный класс беспощадно издевается, тиранит, использовывая все достижения европейской "цивилизации", другой класс, насчитывающий больше ста миллионов крестьян, ничем не защищенных, забитых, которые не в состоянии пока еще дать должный отпор. Большевизм против них использовывает все методы фашистской диктатуры и поэтому сто раз прав председатель международного кооперативного объединения "Альянс", сказавший в одно время: "Большевизм есть фашизм самый крайний, левый". Вернее - это не класс, а шайка, опирающаяся на класс, производит такие бесчинства.

Монополизм большевиков во всех областях жизни приводит к тому, что воля - не воля, течет крестьянская пот и кровь по жилам большевиков. Самый большой грабеж - посредством монополии торговли и монополии цен и на производство города, и на производство деревни и т.п. И еще не меньший грабеж посредством прямых налогов. И для прикрытия всего этого, искуснее всех своих предшественников, они вносят раздор между отдельными слоями деревни, которые... ни в малейшей степени не виновны в происходящих в настоящее время событиях, благодаря чему становятся слепой жертвой большевистского бесчинства тысячи и миллионы.

Сколько не агитируйте, сколько вы не угрожайте и не маневрируйте, посевная площадь будет сокращаться, скот ухудшаться и вообще жизнь и без того скудная, еще больше будет скудеть..." (Зенченко).

"Что творится в селах и деревнях. До чего же мы дожили? - До полного позорного безумия. Нас, несчастных крестьян, разделили на три класса, как бывало в столичных городах - в Москве и Ленинграде разделяли граждан на помещиков, дворян и господ, а у нас, в деревне, делят на бедняков, середняков и кулаков. Посмотрели бы вы на зажиточных несчастных крестьян и вы бы невольно тяжело вздохнули бы и сказали: "Несчастные, несчастные люди мозолистые труженики. За что же это над вами издеваются и разделили вас на разные категории - вы ведь все несчастные труженики, пропитанные соленым кровавым потом и питаетесь от своих трудов свиной пищей - картошкой и черным... хлебом, и ходите все в лохмотьях, как индусы - вечные рабы. (Анонимно).

Кулаков в селах нет, а если и есть, то это в общем богатые хозяйства (3%) и то те, которые находятся сами в партии или служат какими-нибудь спецами на заводе или в госторге ответственными работниками. Это, так сказать, красные кулаки. А если бы посмотрели или захотели бы присмотреться руководители и партия, то они увидели бы то, что и крестьянину видно: кулаки есть и в городах и на заводах, как например, на Днепрострое, где живут роскошно на выжатые от крестьян средства". (Крестьяне с. Михайловки, Запорожского округа, анонимно).

"Надо, чтобы прямой производитель сельхозпродуктов не оставался без своих плодов труда, как сейчас многие без хлеба. Ведь неужели часто повторяемая теперь пословица "Страна наша аграрная - а хлеба в ней нет" укрепится надолго. Надо употребить все меры к тому, чтобы трудящийся был сыт, а потом думать об экспорте сельхозпродуктов, а у нас наверное наоборот, вначале думают об экспорте, а когда переборщат, то думают о питании трудящихся. Год тому назад писалось в газетах о хлебных резервах, а где этот хлебный резерв, который бы сказал свое веское слово на снижение хлебных цен. И что скажет голодный народ... Лучше всего не кормить запад высококачественными продуктами своего, слабо поставленного хозяйства, а оставлять их у себя, для себя самих же! Про черный и повседневный день!!!" (анонимно).

XS
SM
MD
LG