Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Документы прошлого


- Россия 100 лет назад
- Об "оргвыводах" в связи с поражение футбольной сборной СССР на Олимпийских играх (1952 г.)
- ГПУ: докладная записка о событиях в Чечне (1923 г.)


Из секретных материалов Департамента полиции, подготовленных для единственного читателя - Николая II.

"Свод заслуживающих внимание сведений по Департаменту Полиции, за время с 7-го августа по 9 сентября 1900 г."

27 минувшего июня, в 10-м часу вечера, толпа русских рабочих, служащих на Керченском металлургическом заводе, напала на турок, работающих на том же заводе, и вступила с ними в драку за то, что турки, будто бы, ранили русского рабочего.

На предложение прибывшего на место беспорядков градоначальника, успокоиться и разойтись, - толпа продолжала шуметь, грозила туркам смертью, бросала камни и била стекла в жилых помещениях.

Вследствие сего были вызваны войска, с прибытием коих порядок восстановлен...

30 минувшего июня крестьянин села Мануйловки, Новомосковского уезда, Екатеринославской губернии, Антон Черный, возвращаясь с поля на телеге, остановился на шоссе у будки, где продавался квас, и, напившись квасу, зашел за будку для отправления естественной надобности; заметив это, стоявший на посту городовой Луговой сперва ударил Черного хворостиной, а потом, когда последний садился в телегу, нанес ему удар сзади ногой в промежность ног, от чего Черный тут же умер, а городовой скрылся. Слух об этом происшествии быстро распространился по поселку Амур-Нижнеднепровск, а также в соседнем с. Мануйловке, и вскоре у трупа убитого собралась толпа в несколько сот человек, состоявшая из крестьян с.Мануйловки и мастеровых местных заводов, в среде коих громко высказывалось неудовольствие на полицию, а некоторые лица подстрекали толпу к избиению последней.

Узнав о случившемся, пристав поселка Соммер отправился на место происшествия, и когда к нему подошел брат убитого с жалобой не действия городового Лугового и просьбой выдать труп убитого брата, то пристав ... велел арестовать его. Тогда крестьяне свалили пристава на землю и стали наносить ему побои. Один же из толпы, схватив камень, намеревался ударить пристава, но был удержан.... телеграфистом станции Нижнеднепровск Емельяненком, которого толпа приняла за переодетого полицейского и бросилась на него, но Емельяненко успел скрыться, а пристав, воспользовавшись случаем, ушел во двор расположенного вблизи места происшествия завода. Когда разбушевавшаяся толпа узнала, что пристав скрылся на заводе и бросилась туда, то последний... принужден был укрыться в одном из домов поселка "Сахалина".

Узнав это, толпа напала на этот дом, угрожая убить Соммера, который, защищаясь, произвел три выстрела из револьвера, коими был убит крестьянин Марченко. Тогда толпа приостановила нападение, но не расходилась, высказывая намерение поджечь дом, где скрывался пристав, но это не было приведено в исполнение благодаря тому, что пристав взял на руки грудного ребенка хозяев этого дома и последние упросили нападавших не убивать их ребенка. Ввиду получения извещения о случившемся, 1 июля на место происшествия были командированы из Екатеринослава команда полицейских чинов и рота Перекопского резервного батальона, с прибытием коих порядок был восстановлен.

3 минувшего июля в Вержболове у прибывших из Пруссии псковского ветеринара Петра Дрейманса и жены его Алисы обнаружено весьма значительное количество заграничных революционных изданий, скрытых в вещах под платьем и в дорожной палке.

4 июля, в 5 часов пополудни, близ г. Варшавы состоялись похороны рабочего Адама Целингера. Тело умершего сопровождали на Вольское римско-католическое кладбище около 300 молодых людей обоего пола, имевших красные галстухи. На гробу находился венок с красными лентами, с надписью: "от товарищей и товарок"; кроме того девушки несли два венка из живых цветов.

Когда гроб был внесен на кладбище, вся толпа запела польскую революционную песню "Под червонным штандартом", а при опускании тела в могилу некоторые из присутствовавших громко произнесли: "Да здравствует революция рабочих", причем красную ленту изрезали на куски и разобрали на память.

24-го июля 1899 г. на механическом и других заводах акционерного общества "Сормово", в Балахнинском уезде, Нижегородской губернии, возникли беспорядки, вызванные недовольством рабочих задержкою в выдаче им зарплаты. Во время этих беспорядков буйствовавшая толпа рабочих до 1000 человек выбила окна в квартире директора завода, у полицейского пристава и заводской конторе, произвела повреждения в электрической станции, нанесла побои некоторым служащим и пыталась испортить самые машины, разгромила ренсковый погреб заводского потребительского общества и расхитила имущество. Буйство прекратилось лишь с появлением воинской команды. Из числа арестованных 16 человек были преданы суду Московской судебной палаты, с участием сословных представителей, и дело рассмотрено на заседании 23 минувшего августа в Нижнем Новгороде. Причем Судебная Палата... признала подсудимых Владимира Чеховского, Константина Лебедева, Ивана Северинова, Ивана Александрова, Ивана Щеглова... виновными... лишь в буйстве, сопровождавшемся расхищением и порчею чужого имущества... и приговорила из них: первых четырех к аресту при земском арестном доме на три недели и остальных на один месяц. Василий Дмитрусенко, Борис Щеглов, Григорий Смирнов, Семен Шишкин, Михаил Бояркин и Николай Загребин оправданы.

На 11-ое июля сего года в гор. Каинске, Томской губернии, было расклеено несколько экземпляров рукописного малограмотного стихотворения под заглавием: "Браво, китайцы", в котором автор, указывая на пример китайцев, приглашает к принятию репрессивных мер против духовенства.

В начале июля сего года в село Камень, Барнаульского уезда, Томской губернии, прибыл китаец-фокусник, который дал три представления, из коих последнее в пользу местного пожарного общества... Между тем в селе Камень получено было второе Высочайшее повеление о призыве на службу запасных нижних чинов. Местное население уже знало причину призыва чинов запаса, а также что китайцы притесняют проживающих в их пределах русских, а потому между населением и, преимущественно, между запасными нижними чинами возбудилось негодование на китайцев, а так как из них в селе Камень оказался только один китаец-фокусник, то гнев местного населения обрушился на него. 10-го июля у кого-то из выпивших нижних чинов запаса явилась мысль убить китайца... и мысль эта встретила сочувствие у большинства призывных нижних чинов. Слухи о готовящемся убийстве китайца дошли до станового пристава Шахова, который... в ночь на 12 июля тайно отправил его в соседнюю деревню Дресвинку. 12 июля к квартире пристава подошла толпа запасных нижних чинов, человек до 300, которые, узнав, что пристав находится в доме купца Хомутова, отправилась туда и потребовала выдачи пристава, а от последнего выдачи китайца, причем толпа силой вломилась в дом Хомутова и, вытащив пристава на улицу, стала наносить ему побои. Затем нападающие решили увезти пристава в Барнаул; дорогою избитый пристав заявил, что у него сломано ребро и что ему необходимо обратиться к доктору, на что толпа согласилась и направилась к квартире доктора, которого однако не застала дома. Тем не менее пристав вошел... в дом доктора, где и заперся, но ворвавшейся туда толпой снова был вытащен на крыльцо и вновь подвергся побоям. Измученный физически и нравственно пристав объявил толпе, что китаец находится в деревне Дресвинке. Тогда желавшие отправиться за китайцем потребовали, чтобы с ними ехал и доктор...., священнику удалось уговорить толпу дозволить приставу ехать одному, чем последний и воспользовался, чтобы скрыться от дальнейшего преследования разбушевавшейся толпы, которая понемногу успокоилась и за китайцем в Дресвинку никто не поехал".

В 1952 г. футбольная сборная Советского Союза приняла участие в Олимпийских играх в Хельсинки и в трудном поединке уступила футболистам Югославии. В то время отношения между Советским Союзом и тоже социалистической Югославией были крайне враждебны. Сталин считал югославского вождя Тито своим личным врагом. Поражение советской сборной повлекло за собою то, что называлось "оргвыводами" - организационными выводами, которые обычно сводились к снятию одних чиновников и назначению других. В данном случае пострадала команда Центрального дома Советской Армии (ЦДСА), часть игроков которой входили с сборную страны. С этим были согласны далеко не все болельщики.

"Уважаемый Климент Ефремович!

Наперед прошу повиниться, что обращаюсь к Вам с таким вопросом, который на первый взгляд может показаться несущественным.

Однако, если серьезно вдуматься в него, то окажется, что он имеет известное общественное значение.

На днях в Москве широко распространился слух, что решением Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта одна из лучших команд страны - многократный чемпион и обладатель кубка по футболу, команда, имеющая тысячи и тысячи, если не миллионы, поклонников во всех уголках нашей необъятной страны, не говоря уже о Советской Армии, лишена права участвовать в розыгрыше первенства СССР по футболу в 1952 г. и чуть ли не распущена совсем. Об этом говорят везде и всюду - и на улицах, и в метро, и на стадионах, и на работе. Высказывают массу самых различных толков и кривотолков, предположений и просто вредных выводов.

Говорят, что такое решение принято в связи с поражением наших футболистов на олимпийских играх в Финляндии. И это, очевидно, действительно так.

Но возникает вопрос - причем здесь команда ЦДСА, почему в отношении ее приняты такие суровые меры? Ведь общеизвестно, что в Финляндию ездила не футбольная команда ЦДСА, а сборная команда СССР, которой, по недоразумению в последние дни перед поездкой, было присвоено армейское имя. Правда, в состав сборной были включены четыре игрока из команды ЦДСА - Николаев, Нырков, Башашкин, Петров. Верно также, что сборную команду СССР было поручено готовить к международным играм старшему тренеру команды ЦДСА т. Аркадьеву.

Но это же не вся команда ЦДСА и даже не половина ее. В каждой команде играет по 11 человек. Кому не известно, что в состав сборной входили: три игрока из московского "Динамо" - Бесков, Трофимов, Тенягин, два игрока из ВВС - Бобров, Крыжевский, по одному из московского "Спартака" (Нетто), ленинградского "Зенита" (Иванов), тбилисского "Динамо" (Гогоберидзе), которые принимали непосредственное участие в играх с югославами.

Поэтому непонятно, почему вся тяжесть оргвыводов легла на плечи команды ЦДСА, в том числе и тех игроков, которые непричастны ни к международным встречам, ни к поражению нашей сборной.

Такие выводы, какие сделаны в отношении команды ЦДСА, были бы обоснованы и справедливы только в том случае, если бы она ездила в Финляндию со своим составом и там запятнала честь советского футбола. Но этого бы наверняка не произошло. Основная причина поражения нашей команды на олимпийских играх - отсутствие должной сыгранности, отсутствие чувства "локтя" и взаимопонимания. А команда ЦДСА отличается единством и сплоченностью, волей к победе, физической выносливостью и мастерством спортивного ансамбля. Можно не сомневаться, что она не уронила бы достоинство советского футбола.

Следовательно, нужно наказать не команду ЦДСА в целом, а в крайнем случае лишь тех ее игроков, которые не оправдали оказанного им доверия. С ними можно сделать все, что угодно - лишить звания, запретить играть в футбол и т.д. (так как они виноваты в поражении), но не трогать команду, как коллектив, представляющий в футболе всю Советскую Армию и являющуюся ее спортивной гордостью. Она ни в чем не виновата.

Уж если и требуется кого-либо наказать, так надо начинать с тех, кто практически создавал сборную команду, подбирал игроков, готовил их, и наконец, ставил на игру с югославами, кто фактически распоряжался не только командой, но и тренером. Вот кто является главным виновником, заслуживающим наказания.

Еще задолго до поездки нашей команды в Финляндию абсолютное большинство любителей и ценителей футбола в Москве считали, что она не подготовлена к ответственным международным встречам. Об этом наглядно показывали международные игры на стадионе "Динамо" - с поляками, болгарами, венграми, чехами, где наша команда даже на своем поле еле-еле брала верх. Это видели все, кто был на стадионе, но этого не замечали работники Всесоюзного комитета. Они занимались только сменой вывесок - сначала назвали команду сборной СССР, затем сборной Москвы, и, наконец, командой ЦДСА. А суть от этого не менялась.

Глубоко убежден, что в своем письме я выражаю не только свое личное мнение, но многих и многих почитателей футбола, и не только тех, кто любил команду ЦДСА, "болел" за нее, но и тех, кто "болеет" за другие команды, против нее.

Не хочется верить, что этот первоклассный, спортивный коллектив больше не существует, что он - мертв. В душе такое ощущение, как будто безвозвратно почти потеряно что-то родное и близкое. Теперь военнослужащим впору не появляться на стадионе. Стыдно. Всякий может с издевкой сказать: "За кого вы болели?" Ликвидация команды ЦДСА косвенно бросает тень на всю армию, а это очень серьезный вопрос. Приходится слышать и такого рода нездоровые разговоры, что на будущие олимпийские игры по футболу трудно будет найти охотников, что решение Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта может быть использовано буржуазной печатью в целях антисоветской пропаганды.

Уважаемый Климент Ефремович!

Я высказал все, что думал и что слышал от других. Глубоко верю, что Вы сделаете все необходимое, чтобы выяснить истину, отстоять справедливость, а команду ЦДСА - реабилитировать и восстановить во всех правах. Пусть она будет носить другое название, если прежнее запятнано. Но всеармейская футбольная команда должна быть.

Подполковник Н. Муравьев 22 августа 1952 г. Москва".

В 1923 году. фактический контроль за территорией Чечни, особенно за горной ее частью, находился у вооруженных повстанческих отрядов, руководимых имамами. Все попытки войск ОГПУ ( войск госбезопасности) разоружить "бандитов" (тогда тоже употреблялось это слово) успеха не имели. Серьезного результата удалось достичь только в 1925 году, во время чекистской операции (совместно с армейскими частями) по разоружению чеченского населения, однако вооруженные выступления против советской власти продолжались в этой республике вплоть до начала тридцатых годов.

В седьмом номере российского исторического иллюстрированного журнала "Родина" опубликована докладная записка начальника Восточного отдела Полномочного представительства ГПУ по Юго-Востоку России С. Н. Миронова. Документ датирован апрелем 1923 г. Упоминаемый в записке Эльдерханов Т.Э. - старейший политик Чечни, по профессии - учитель, делегат Государственной думы от Терской области, член мусульманской фракции, с 1923 по 1925 годы председатель Чеченского облревкома (областного революционного комитета). Публикацию подготовил Олег Капчинский.

"Начальнику Востотдела ГПУ т. Петерс...

Докладная записка

Настоящей докладной запиской я хочу указать процесс, происходящий в настоящий момент в Чечне, и необходимые с нашей точки зрения мероприятия по ослаблению такового: в данное время в Москве на съезде партии находятся партийные советские головки Ю. В. России, согласовав с каковыми вопрос, можно провести в жизнь предлагаемые мною мероприятия (в том случае, если они окажутся приемлемыми). Состояние Чечни на сегодняшний день можно охарактеризовать следующим: анархия, неудерживаемый рост шариатских тенденций, подготовка к началу активных действий и отсутствие соваппаратов на местах, указанное видно из: 1. усиленного роста бандитизма, роста религиозности, доходящей до состояния экстаза, что видно по повальному выполнению по ночам религиозного танца "зюкри", наличие шариатских образов, судов и требование меджлиса, объединения, состоявшегося между шейхами Гоцинским, Алимитаевым, Ансалтинским и Белоходжи, образовавшими своего рода "Высший шариатский Совет" на почве борьбы с Соввластью за религию, что означает подготовку к газавату. Вообще это тактическое соглашение нужно рассматривать как очень серьезный признак, ибо участие Гоцинского и Белоходжи несомненно означает начало политической авантюры, подготовку к активным вооруженным выступлениям. Причины, усугублявшие настоящий процесс и создавшие благоприятную почву, главным образом относятся к неразрешенности земельного вопроса и полнейшей безавторитетности главы чечревкома Эльдерханова2, против него борются не только шариатские элементы, но и в самом ревкоме и на местах имеются группы, ведущие борьбу с Эльдерхановым.

Близость нефтепромыслов, на которых в первую голову может быть совершен набег (попытка поджога уже имела место), диктует необходимость немедленного принятия решительных мер к ослаблению происходящего процесса и созданию хотя бы относительного на первое время спокойствия. Решительные меры заключаются в немедленном снятии Эльдерханова и разрешении земельного вопроса. Практическое осуществление и конструирование советского аппарата будет заключаться в нижеуказанных положениях. При разрешении этого вопроса необходимо помнить, что партийного ядра в Чечне нет, нет даже какой бы то ни было исходной советской базы, ибо Эльдерхановским экспериментом мы себя окончательно дискредитировали, отсутствие туземных работников из бедноты, которые смогли бы стать у власти, и наличие воинствующего шариатизма. Делать ставку сейчас на паритетные представительства Горной, Плоскостной и Малой Чечни на основе свободных выборов в ревком нельзя, ибо из-за отсутствия сил в ревком попадут шейхи, возглавляющие движение в современной Чечне, и мы собственными силами создадим прототип шариатской монархии. Выход, с нашей точки зрения, в следующем: образование немедленного партийного ядра из той маленькой группы национальных коммунистов, которые разбросаны по СССР, и снять Эльдерханова, сделав ставку на национальную интеллигенцию, стоящую на советской платформе (таковые имеются), и затем разрешение земельного вопроса.

Такой, может быть, неестественный порядок диктуется следующими соображениями. Разрешение земельного вопроса сейчас, благодаря нашей некредитоспособности, в глазах чеченских масс не произведет должного эффекта, ставка на национальных коммунистов себя дискредитировала, если в других областях нежелательно и опасно делать ставку на национальную интеллигенцию, то в Чечне это абсолютно необходимо, ибо всюду мы имеем хоть какую-нибудь советскую и партийную силу, а в Чечне никакой, и последнее время самое существенное - это то, что умиротворение Чечни и частичная советизация возможны лишь по ослаблении шариатского процесса, который начинает себя изживать лишь по предлагаемой нами схеме комбинации.

Лояльная нам национальная интеллигенция, став у власти, бесспорно будет блокироваться первое время с шариатскими верхами, и те, в свою очередь, будут ее поддерживать, так что на первое время наступит немедленное успокоение, затем начнется взаимное ослабление в силу разности интересов советской и националистически настроенной интеллигенции и шариатистов. Во избежание шариатского уклона надо будет иметь партийное ядро. Когда процесс взаимного ослабления дойдет до предельной точки, то тогда разрешить земельный вопрос в отношении нагорной Чечни, но не через ревком, а через партийное ядро, авторитет которого начинает подниматься в беднейшей нагорной Чечне, и если нам необходимо будет сменить состав ревкома, то мы уже все-таки будем иметь за собой чеченскую бедноту, хотя я думаю, что советски настроенная интеллигенция останется с нами. С этого момента у нас будет экономическая и идеологическая база по дальнейшей советизации Чечни. Это единственный возможный, с моей точки зрения, выход, все же остальные будут более опасны, нежели этот, а палиативные (половинчатые. - Ред.) мероприятия лишь удлинят процесс и не дадут желаемых результатов.

Причем необходимо помнить, что спокойствие всего Северного Кавказа зависит от спокойствия Чечни и что наблюдаемый у нас на Северном Кавказе рост религиозности (обусловленный неразрешенностью ряда социально-экономических вопросов) чрезвычайно опасен, так как в истории зафиксировано, что вооруженному восстанию горцев всегда предшествовал сильный подъем религиозных настроений.

Выдвинутые мною положения являются общими, делаемая же проработка их зависит от принципиального разрешения вопроса.

Нач. Востотдела ППГПУЮ. В. России (Миронов)".

XS
SM
MD
LG