Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реклама пива


Иван Толстой: Наша программа посвящена сегодня одной из самых активных реклам в России, кто-то говорит - навязчивых. Рекламе пива. Ей посвящены видеоролики в рекламных блоках на всех телеканалах, ее обсуждают государственные мужи, ее предлагают покупателю в форме пивных фестивалей и конкурсов, она показывает свои уши как спонсор различных мероприятий и развлекательных программ. От рекламы пива никуда не уйти. Кто-то смотрит а нее с раздражением, кто-то с безразличием или глотает восхищенную слюну, а кто-то быстро оценивает ее профессиональным взглядом. Сегодня в московской студии свободы два профессионала. Рекламный дизайнер Ольга Ковалева и социальный психолог Александр Лебедев, автор ряда книг о рекламе. Мы приглашаем к разговору и наших слушателей: как вы относитесь к пивной рекламе? Поддаетесь ли на нее? Связываете ли вы эту рекламу с ростом пивного алкоголизма в обществе? Согласны ли вы с тем, что умелая реклама - это целое искусство?

Александр Николаевич, вы автор книги "Психология рекламы" и целого ряда других книг. Нужно ли вообще рекламировать хорошие товары? Ведь их покупают и без этого.

Александр Лебедев: Это вопрос не простой, потому что все зависит от того, какой именно товар имеется в виду. Есть хорошие товары, которые не нужно рекламировать. Скажем, считается, что не нужно рекламировать золотые украшения или бриллианты. Потому что их покупают только те, у кого есть деньги, и только те, кому они нужны. Но дело в том, что ведь реклама - это не только воздействие, навязывающее человеку какой-то товар, это еще и информирование человека об этом товаре. И если новый товар выходит на рынок и это хороший товар, то, конечно, его нужно рекламировать. По крайней мере, о нем нужно сообщить людям, чтобы они знали, что есть такой товар.

Иван Толстой: Но ведь рекламируют и очень дорогие товары, которые покупают только те, кому они, действительно, нужны, у кого есть деньги. Например очень дорогие автомобили, особо дорогие квартиры. Зачем же это делается? Для кого существует эта реклама? Не превращается ли она в искусство ради искусства?

Александр Лебедев: Современно развитый рынок так устроен, что если это дорогие товары, то, как правило, они чаще всего высокого качества. И для того, чтобы производитель мог лучше всего продать именно свой товар, он вкладывает деньги в рекламу, чтобы привлечь внимание потенциальных потребителей рекламы. Поскольку очень много товаров, приходится рекламировать и дорогие товары тоже.

Иван Толстой: То есть, начинается тот процесс, который именуется конкуренцией среди равных? Здесь выигрывает тот, кто более искусно себя рекламирует. Вступает важнейший фактор - искусство изготовления рекламы. И тут я хотел бы обратить свой следующий вопрос к нашему второму участнику, к рекламному дизайнеру Ольге Ковалевой. Расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь? Что такое искусство рекламы в вашем понимании?

Ольга Ковалева: Прежде всего, общеизвестный факт, что до 80% всей информации человеком воспринимается через зрительное восприятие, через глаза. Мы видим упаковку, мы видим этикетку. Поэтому до того, как человек услышал рекламу по радио или по телевидению, он, ежедневно бывая в магазинах, видит упаковку товаров и, поэтому, это тоже один из самых важных элементов рекламы. Я занимаюсь тем, что разрабатываю этикетки в одной из полиграфических фирм, которая является членом лиги производителей этикеток.

Иван Толстой: А как вы это делаете, основываете ли вы свою деятельность на, скажем, каком-то каталоге существующих вообще реклам, на типе этикеток? Из чего вы исходите? Можете ли вы просто заниматься чистой фантазией, нарисовав какую-то загогулину, может быть, даже привлекательную, которая обратит на себя внимание, или вы следуете определенным канонам? Расскажите об основных секретах профессии?

Ольга Ковалева: Секретов несколько. Самый основной закон, это тот закон, который работает в любой области дизайна и рекламы. Это закон композиции. Предположим, вы видите этикетку в магазине. Как оценить, профессионально ли она сделана? Скажем, бывают некоторые типографии, которые печатают этикетки и дизайн выполняют бесплатно. Производитель, который хочет сэкономить средства, заказывает такой бесплатный дизайн, и этикетка получается не профессиональная. Как определить на первый взгляд, сделано это хорошо или нет? Вот тут срабатывают законы композиции. Самый первый закон - есть некий основной элемент, основная идея. Она должна подаваться в первую очередь, выделяться на первый план. Каким образом? Размером фирменного знака, названием пива, цветовым контрастом. Признаком эксклюзивности считается большое пустое пространство вокруг знака, который должен, в первую очередь, читаться, являться основным композиционным элементом. Основная идея должна четко читаться. Второй момент. Удачной композиция считается тогда, когда ни одного элемента ни добавить, ни убрать из нее нельзя, не нарушив, не сломав эту композицию. Есть еще несколько хитростей, которые могут позволить определить человеку, правильно ли сделана этикетка. К примеру, если вы видите на этикетке больше трех различных шрифтов, эта этикетка сделана, как правило, не профессионально. Три шрифта это максимум, и то в исключительных случаях. Лучше два шрифта.

Иван Толстой: А почему? Что, глаз не берет?

Ольга Ковалева: Получается разнобой, разностилица. И тут, кстати, срабатывает еще один принцип. Если вы знаете классические законы композиции, если вы знаете классические законы построения, но нарушаете их для того, чтобы добиться какого-то эффекта, в этом случае вы профессионал и вырабатываете таким образом некий стиль. Если же вы не знаете этих законов и, тем не менее, их нарушаете, то вы дилетант.

Иван Толстой: Александр Николаевич, родилась ли реклама вместе с торговлей или у рекламы есть какая-то своя история?

Александр Лебедев: Вообще, есть такая точка зрения, что реклама появляется тогда, когда появляется конкуренция. Если производится столько товаров, сколько есть потребителей, которые могут эти товары купить, то реклама не нужна. Но, тем не менее, если мы обратимся к истории, то увидим, что реклама появилась так давно, что в те далекие годы развитого рынка еще не существовало. Потому что если рассматривать все это с точки зрения социальной психологии, то реклама это некий способ общения людей друг с другом, потому что, если нет рекламы товаров, то всегда есть реклама человека, который определенным образом преподносит себя социальной группе. Самореклама является некоей изначальной формой рекламы.

Иван Толстой: Тогда встает следующий вопрос: что же называть рекламой? Любой призыв покупать данный товар или, все-таки, есть следующий этап изощренности, сложности, информационного качества, чтобы можно было какой-то призыв, выступление, высказывание назвать рекламой?

Александр Лебедев: Если брать закон о рекламе Российской Федерации, то в первой статье этого закона есть формальное юридическое определение рекламы. Она определяется как реклама, которая должна побуждать потребителей к определенным действиям, в частности, к покупке каких-то товаров. Если же мы будем рассматривать феномен рекламы как культурный феномен, как социально-психологический феномен, то можно сказать, что любая положительная оценка, которую мы даем каким-то предметам, людям, предметам нашей деятельности или просто каким-то вещам, есть с психологической точки зрения также реклама этих предметов.

Иван Толстой: Ольга, как учат создателей рекламы, что требуется для этой профессии?

Ольга Ковалева: Я преподаю курс графической рекламы в Московском Государственном Университете геодезии и картографии. Это не есть профильное заведение, которое готовит специалистов по рекламе, но ведь известно, что карты используются во многих рекламных объявлениях. Сейчас прошло время дилетантов, когда художник был и картографом, и верстальщиком. Сейчас все выполняют специалисты, и для того, чтобы картограф был грамотным дизайнером и грамотным человеком, который может сделать хорошую рекламу, у нас читается такой курс. Сначала преподается некая теория, теория композиции, теория составления текстов и отдельно есть лекция по упаковке и этикетке. Это тоже очень важно. Хотелось бы напомнить, что карты используются в обязательном порядке по ГОСТу на контрэтикетках (этикетки, которые на обороте расположены) вин и коньяков. После этого курса наши студенты становятся вполне грамотными дизайнерами упаковки.

Иван Толстой: А кто же слушает ваш курс, кто эти люди, как они изначально подготовлены, у них есть какое-то технической, профессиональное или высшее образование? Кто идет к вам, и как к вам попасть?

Ольга Ковалева: Этот курс обязательный, но он читается только для студентов пятого курса картографического университета. Потому что к пятому курсу студенты уже овладевают всеми практическими навыками. Они могут не просто выслушать лекции, но и своими руками, на основе полученных знаний, сделать достойный продукт, представить его и защитить.

Иван Толстой: А с чего вы начинаете ваш курс, что самое первое вы объясняете?

Ольга Ковалева: Самое первое получается не то, что я объясняю и показываю, а то, что я пытаюсь донести до ребят основную идею. Что, во-первых, надо быть профессионалом в любом деле, а во-вторых, я им показываю те перспективы и возможности, которые открываются перед ними до получения и в процессе получения этого образования. Люди понимают, зачем они слушают этот курс, понимают каким образом они могут использовать эти знания и реально используют. Вот это очень важно. А дальше у нас идет чтение лекции. Построение идет от общего к частному, как обычно. И надо сказать, что дилетанту кажется, что реклама это как праздник - яркое, волшебное, очень привлекательное. Когда занимаешься графической рекламой на серьезном уровне, приходится преодолеть некий психологический барьер, потому что это не праздник, это работа, это серьезная работа. Все это нам приходится прививать студентам.

Иван Толстой: А вы разбираете с вашими учениками плохую рекламу, объясняете неудачи того или иного дизайнера, показываете ли идеальные образцы?

Ольга Ковалева: По каждой лекции у нас есть подборка материалов. Поскольку этикетки, упаковки и рекламные листки не такое огромные, чтобы их вешать на стену, то у нас есть другой способ. В процессе лекции я показываю студентам образцы не только положительного и хорошего дизайна, но и плохого и неправильного. Иногда достаточно показать студентам некий дизайн или рекламу, и они уже начинают хохотать, и видно что они все понимают и без слов. Эти образцы я просто передаю по рядам, поскольку студентов на этих лекциях пол потока (человек 50), и, естественно, каждый должен посмотреть близко. Поэтому эти образцы у нас не висят, а просто после лекции возвращаются ко мне. Как правило, студенты потом подходят и обсуждают темы, которые их затронули.

Иван Толстой: Мне понравилось, как вы слово этикетка любовно назвали "этикеточка". Как раз о них я и хотел задать следующий вопрос Александру Лебедеву. Психология рекламного плаката со стороны потребителя. Каковы основы подачи информации? Что важнее всего, а что второстепенно? Как зритель прочитывает рекламу? Что бросается ему в глаза прежде всего? С чего он начинает? Каковы законы восприятия?

Александр Лебедев: Здесь можно говорить об общих законах восприятия наружной рекламы, разности плакатов. Дело в том, что есть довольно сложные процессы, которые связаны с тем, что в реальной практике, как правило, не рассматривают отдельную этикетку, отдельный плакат или отдельное объявление в плакате. Чаще всего, находясь на улице города, человек сразу рассматривает большое количество плакатов. Или, листая газету, человек видит сразу большое количество объявлений. И поэтому многое зависит от того, что нарисовано рядом, какие рекламы, объявления находятся неподалеку. Это явление называется фреймингом, то есть, влиянием фона на восприятие того или иного плаката, объявления или рекламной этикетки. Для того, чтобы решать эти задачи, учитывая какие-то общие психологические законы, мы проводим серию мероприятий, которые называются тестированием рекламы. То есть реклама подвергается определенным психологическим тестовым процедурам, и с помощью целого ряда методов мы выявляем те ошибки, которые были допущены в производстве и при размещении рекламы, и пытаемся понять, что нужно сделать, чтобы потребитель получал ту информацию, которая необходима для принятия того или иного решения о покупке того или иного товара.

Иван Толстой: То, что вы назвали фреймингом, и перевели как фоновость, это, как я понимаю, присутствие той или иной рекламы рядом с той, которая должна быть увиденной и прочитанной потребителем. То есть, если перед потребителем одинокий рекламный плакат, то он, естественно, отлично виден, а если он замешан и записан с другими, то он, естественно, теряется. Не то ли самое происходит с нашим восприятием, когда мы приходим в книжный магазин и видим эту чудовищную пестроту. Этот цветочный майский луг, где все цвета яркие, все намешано, одно от другого не отличишь и совершенно не понимаешь, какую книжку купить. И вдруг, где-то рядом среди них находится какая-нибудь простая обложка, пусть даже неказистая, но рука и глаз невольно тянутся к ней, потому что она отличается от других. Вы это подразумевали под фреймингом?

Александр Лебедев: И это тоже, но если мы говорим об общих законах восприятия, то это относится не только к аналогичной рекламе, но о размещении рекламы, скажем, вокруг каких-то сооружений. Например, в Москве очень много рекламы размещается возле церквей. И, естественно, что на восприятие рекламного щита влияет объект, который рядом. Мы проводили специальные исследования, которые показали, что размещение одного и того же щита рядом с культовым сооружением, и, например, в спальном районе, где однообразные, пятиэтажные дома, вызывает совершенно разное восприятие. Люди совершенно по-разному воспринимают этот щит, и, естественно, по-разному относятся и к товару, и к производителю. Если говорить о конкретной рекламе, то, естественно, в конкретных, реальных условиях человек всегда сталкивается с целым комплексом рекламной информации, среди которой помещается та самая этикеточка, или тот щит, которые мы хотим, чтобы наш потенциальный потребитель воспринимал. Валентин Иванович (Москва): Реклама вообще нужна, как таковая. Но реклама должна быть грамотная, правильная, умная, и т.д. За 13 лет я знаю только одну рекламу: "Проскочив на красный свет, можно попрощаться с белым". Вот это - умная, нужная реклама для человечества. Во-вторых, рекламу нужно убрать с улиц городов совсем, потому что водитель, засмотревшись на какую-нибудь обнаженную женщину, разобьет машину, себя и задавит другого человека. Пусть издают журналы, газеты, и там пусть свои рекламы и пропагандируют. Теперь по пиву. Пиво и прочие алкогольные напитки, а также весь никотин, то есть табак - всю эту рекламу надо под запрет. Кому нужно, тот пусть дурью мучается. Пусть покупает, пусть курит, и т.д. Но никакой рекламы этого быть не должно. Ни ночью, ни днем, ни утром, ни вечером. Потому что будущее коммунистическое общество землян от этой дряни совсем откажется. Но это, правда, будет нескоро. Лет через 1000.

Иван Толстой: Надеемся.

Николай Николаевич (С. Петербург): У рекламы, какая она сегодня есть, нет будущего. Ее не должно быть, особенно рекламы пива и прочих алкогольных напитков. Реклама, это - выражаясь путинским слэнгом - орудие некачественного товара. Реклама используется, чтобы дурить людей. Это, в основном, орудие конкуренции. У конкуренции тоже нет будущего. По существу, это - дарвинизм. Выживает ушлейший. Поэтому сегодня, вместо того, чтобы работать, они делают деньги. И вместо того, чтобы любить, они занимаются любовью. Реклама - это просто уничтожение людей.

Иван Толстой: Вообще, отрицательное отношение к рекламе очень и очень свойственно многим людям. Вот что думает о такой теме, как связь между рекламой и ростом потребления пива, ростом алкоголизма в стране, секретарь Союза пивоваров России - Вячеслав Иванович Мамонтов.

Вячеслав Мамонтов: Проблема "почему подростки пьют пиво?", действительно, проблема социальная, и ответственность, в первую очередь, должна нести семья. Пивовары не должны, выпуская высококачественный продукт, конкурентоспособный продукт, отвечать за то, что существуют проблемы социальной жизни. Если мы посмотрим, чьи дети пьют пиво на улицах, то это не дети олигархов, а дети небогатых людей, которые не имеют средств устраивать своих детей в платные школы, отправлять в платные спортивные залы и т. п. Поэтому это проблема социальная, и ее надо решать обществом сообща и не искать в данном случае крайнего. Вы пытаетесь в вашем вопросе еще и спросить: не являетесь ли вы, пивовары, виноватыми в том, что подростки пьют пиво. Я считаю, что нет. Первым делом, виновата семья. Мы должны открыто сказать, что дети берут пример с родителей, со своего окружения, но не с рекламы. Мы общаемся с медиками-психиатрами которые утверждают, что реклама не способствует увеличению потребления пива, а она дает потребителю возможность потребителю ориентироваться в том предложении, которое существует со стороны пивоваров, разбираться в марках, выбирать некую марку, но не способствует тому, чтобы люди пили больше.

Вадим Никитич (Москва): Я не обращаюсь к этим рекламщикам, им эти зеленые бумажки все закрыли - и уши, и души. А вот рекламодатели, неужели они не понимают, что не вовремя данная реклама, она - антиреклама. Я вам приведу такой пример. Я когда-то очень любил пиво "Балтика". Года два тому назад, показали по телевизору футбол, и там в один момент включили эту "Балтику". Я тогда так психанул, что с тех пор ни одной бутылки "Балтики" не купил. Я не могу понять, неужели рекламодатели не видят, что если в самый острый момент художественного фильма включить эту рекламу, то, кроме ненависти, она ничего не вызывает. Никакой пользы она не приносит. Ее можно включить в спокойном месте. Человек тогда выйдет покурить, отдохнет, ничего страшного. Но они норовят в самом интересном месте.

Иван Толстой: Тот же вопрос к Александру Лебедеву. Как же быть? Во всем мире реклама вставляется с самые интересные места фильма. Я, конечно, не говорю о спортивных передачах. Здесь, в России, по-моему палку перегибают. Конечно, не в самый острый момент нападения, но в какие-то очень важные моменты вставляют рекламу, иногда довольно длинную, после чего эпизод игры уже потерян. Правомочно ли это?

Александр Лебедев: Это настолько сложный вопрос, на который, в рамках одной передачи, будет очень трудно ответить. То, что мы с вами сегодня услышали, конечно очень крайние взгляды, но имеющие право на существование в обществе, где люди имеют право свободно высказываться. Я вижу тут целый ряд вопросов. На чемпионате мира по футболу стоимость одной минуты рекламного времени может доходить до 500 000 долларов. Почему это происходит? Такие огромные цены на размещение рекламы в наиболее острых, наиболее массовых программах. Никто не может точно вычислить, сколько стоит и окупается ли реклама, которая транслируется в неподходящее время, как говорили наши слушатели. Потому что есть, действительно, категория людей, которые после того как они видят рекламу в такое время, начинаю выражать протест и, например, перестают покупать товары. Это тоже зафиксированный феномен. Но дело в том, что человек так устроен, что даже если он недоволен рекламой, даже если его раздражает реклама, даже если она вызывает у него какие-то неприятные эмоции, попадая в магазин и видя 50 000 наименований товаров, почему-то, чаще всего, человек выбирает именно ту торговую марку, которую он увидел когда-то в рекламе. Поэтому реклама всегда будет вставляться в самый неподходящий момент.

С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что если в эти острые моменты спортивных соревнований транслируется какая-то реклама, то это тоже не очень хорошо с точки зрения неких социальных процессов. Фиксируется определенное количество заболеваний у людей, склонных к этим заболеваниям. Есть, например, исследования, которые показывают, что у людей, которые смотрят рекламу, прерывающую яркие спортивные сюжеты, повышается давление, появляются какие-то невротические реакции. Естественно, что здесь есть определенный ограничитель. Это закон, который определенным образом регулирует размещение рекламы в то или иное время и регулирует форму подачи рекламных сообщений. А также существуют общественные организации, которые саморегулируют, то есть они могут повлиять на структуры, размещающие рекламу не в тех местах, или не в те периоды времени, когда это было бы приемлемо.

Иван Толстой: Почему-то мы с вами все не касаемся одного вопроса. Реклама - это колоссальные деньги для телевизионной компании. И не только для нее, но и для города, который предоставляет рекламные щиты. Если бы эти деньги не поступали, то телевизионные компании просто не могли бы существовать, а трансляция футбольного матча была бы чудовищно убыточна. Потому что устроители чемпионата требуют от телевизионных компаний колоссальных денег за право показа. Здесь все очень связано. Змея кусает свой хвост, и где ее начало, где конец, очень трудно сказать.

Ольга Ковалева, как вы, рекламный дизайнер, оцениваете заграничную рекламу? Профессиональнее ли она, эстетичное ли той, которая производится в России?

Ольга Ковалева: Заграничная - это понятие очень широкое. Есть нигерийская реклама, а есть английская. Как правило, если брать развитые европейские страны, то реклама у них очень профессиональная, очень грамотная. У нас крупные производители товаров приближаются к этому во многом, и некоторые работают на том же самом уровне и по тем же самым рекламным технологиям. Другое дело, что я могу оценивать и нашу и западную рекламу не только как дизайнер и специалист по рекламе, но и как мама двух сыновей, и в этом случае у меня тоже есть некий опыт. К примеру, старшему 18 лет и вчера перед сном мы с ним сели на кухне, и я спрашиваю: "Вова, вот теория теорией, а на практике может ли даже самая идеальная реклама стимулировать не пьянство, но в большей степени употребление пива?". Он сказал, что если мы уже пробовали этот сорт пива, то никакая даже самая идеальная реклама не заставит нас его попробовать вновь, если у нас уже сложилось отрицательное мнение об этом сорте. Если же возникло что-то новое, то в этом случае реклама влияет, как носитель новой информации, может стимулировать, но не постоянное употребление некое марки пива, а просто попробовать один раз. А дальше они составляют свое мнение и живут своим умом.

Иван Толстой: Александр Николаевич, а много ли в России правильно построенной рекламы?

Александр Лебедев: Тут вопрос непростой. Дело в том, с чьей стороны смотреть. Если со стороны производителя рекламы, то здесь одни критерии. Нужно сделать так, чтобы эта реклама доходила до потребителя, привлекала его внимание и, рассматривая ее, он не обращал внимание на какую-то другую рекламу. А с точки зрения покупателя, нужна такая реклама, которая бы создавала некий рекламно-информационный комфорт, могла бы дать человеку именно ту информацию, которая соответствует его потребностям, возможностям приобрести какой-то товар.

Иван Толстой: Я вас потому и спросил, потому что в вас соединены два человека. Со стороны производителя вы как профессионал смотрите, и как обычный потребитель.

Александр Лебедев: Я, как вы и сказали, являюсь автором книги "Психология рекламы", и этой проблеме как раз и была посвящена эта книга. Мы сегодня живем в очень сложное время в очень сложном обществе. Это общество классовое, противоречивое. И естественно, что моя позиция сложна и осложняется тем, что я должен давать рекламе оценку, как продукту некоей профессиональной деятельности, а с другой стороны я должен давать оценку с точки зрения психолога, выступающего как бы со стороны общества и оценивающего воздействие, которое реклама оказывает на людей. Я могу сказать, что с каждым годом профессионализм рекламистов растет. И, естественно, что-то, что было 10 или 15 лет назад, не идет ни в какое сравнение по уровню профессионализма с тем, что есть сегодня. Общая тенденция рекламы такова, что в силу того, что у нас появляются законы, достаточно серьезно ограничивающие размещение или производство рекламы того или иного типа, реклама становится более похожей на реальность. Есть некое понятие рекламы ниже черты, это реклама которая не напоминает традиционную рекламу. Есть понятие проджект плейсмент. Это та реклама, с которой человек сталкивается каждый день, когда он смотрит телевизионные сериалы, в которых актеры пьют напитки определенной торговой марки и зритель видит на экране этикетку этой бутылки и понимает, что они пьют. При этом популярные персонажи сериала пьют популярные напитки, а непопулярные персонажи что-то другое. Поэтому эти тенденции в рекламе превращаться в атрибут повседневной жизни человека очень ярко проявляются в нашей сегодняшней России. А что касается рекламы наружной или рекламы, размещаемой в прессе, в журналах, то уровень этой рекламы с каждым годом становится все выше и выше. И чем дороже издание, тем более интересной и красивой становится реклама.

Иван Толстой: Поддаетесь ли вы на рекламу пива? Такой вопрос задавал прохожим наш петербургский корреспондент Александр Дядин.

Голоса петербуржцев: - Я видел однажды рекламу и решил попробовать. Мне понравилось. А по поводу того, что разрешают родители или нет, то если мне этого нельзя делать, значит я обязательно попробую. А я считаю, что запрещать не стоит. Надо все делать в меру. Просто выпить для удовольствия.

- Я вообще не поддаюсь рекламе ни пива, ни алкоголя, ни табака. Иногда пробуем. Кто-то что-то говорит. Но не то, что рекламируют.

- Вообще есть известные марки - Хейнекен, Туборг, чешское пиво. Реклама пива больше сейчас действует новыми бутылками, розыгрышами путевок, велосипедов. Но качество не меняется.

- Нет. Это стойкость моего характера вообще ко всякой рекламе. Если мне что-то понравится, я это продолжаю пить.

Реклама должна быть с юмором. К пиву я отношусь положительно. В отношении закона я считаю, что это неправильно. Все равно люди будут продолжать пить спиртные напитки на улице.

- Если она красивая, хорошо сделана, почему бы ее не показывать по телевизору? Но некрасиво, когда бутылку эту сосут на улице, с нее капает на землю. Все это эстетически не красиво.

- Может быть, иногда да. Если она не мешает телепередачам, то мне она тоже не мешает. Я пиво пью очень редко и только в компании. А компания уже сама выбирает пиво. Я пила пиво пару раз всего.

- Я не люблю пиво и рекламу не смотрю. Я сразу переключаю, пиво - это же все-таки наркотик. Есть детский пивной алкоголизм. Об этом нужно открыто говорить. Вот показывают рекламу "Клинского", проповедуют этот стиль. Это не очень хорошо. Если родители занимаются своими детьми, разъясняют о вреде пива, курения и наркотиков, то ребенок сам поймет, что лучше себя здоровым сохранить.

- Я вообще пиво не пью. Запрещать продажу пива неправильно, а нужно не акцентировать рекламу на молодежи. Я думаю, что надо это решать не такими экстремальными мерками, как предлагают депутаты, но рекламу нужно ограничить.

- Сколько бы его не рекламировали, я беру только свою марку, которая по телевизору не рекламируется. Чтобы выбрать свою марку, я пробовал и что больше всего понравилось. А реклама - постоянно в уме что-то крутится, нудно и противно, как любая реклама тех же макарон. От нее никакого вреда нет. Подросткам рекламируй - не рекламируй пиво, они все равно будут его пить. Оберегать детей от этого бессмысленно.

XS
SM
MD
LG