Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Немецкий фильм о Гитлере. Запрет охоты на лис. Песня недели: Давид Бисбаль. Агент Кент из "Красной капеллы". Британцы и немцы: о культурных стереотипах


Иван Толстой: Программа о единстве культуры, об исторических переплетениях и взаимном влиянии России и Европы. Что смотрят, читают, о чем думают на этой неделе в Европе и как отзываются на это русские европейцы.

На экраны немецких кинотеатров на днях вышел новый фильм "Закат". Продюсер Бернд Айхингер и режиссер Оливер Хиршбигель показывают последние 12 - бункерных - дней жизни Гитлера. Роль фюрера исполняет актер Бруно Ганц. Основой картины послужил труд известного немецкого историка Йоахима Феста "Der Untergang" (крушение, закат). В качестве документов были также использованы опубликованные два года назад дневники личной секретарши Гитлера, а также показания многих очевидцев последних дней фюрера. Мнения о фильме сильно разошлись. Дискуссия сосредоточилась главным образом на вопросе - нужен ли вообще такой фильм 60 лет спустя после краха Третьего рейха, а если да, то каким нужно представить Адольфа Гитлера. Что если человеческие черты, которых он не был лишен, неправильно будут истолкованы молодым поколением? Рассказывает наш мюнхенский корреспондент Александр Маннхайм.

Александр Маннхайм: Дискуссии разгорелись не только на страницах печати, но также и на вебсайтах интернета. Немного забегая вперед, хочу сказать, что в нашей передаче участвует также известный немецкий кинорежиссер Ханс-Юрген Зиберберг. А выбрал я его в качестве собеседника не случайно. Дело в том, что почти 30 лет назад он тоже снял фильм о Гитлере, причем с тем же продюсером, тогда еще начинающим, Бернардом Айхингером, автором нынешнего фильма о крушении Третьего рейха.

Но сначала послушаем реакцию на этот фильм ветерана Второй мировой войны господина Петче:

Петче: Мне было бы интересно узнать, есть ли среди рассуждающих об этом фильме, хоть один человек, который пережил всю войну, как я - от первого до последнего дня. От напоминания об этой войне - меня тошнит. После пяти лет, проведенных в плену в России, вернувшись в Германию, я должен был забыть прошлое, иначе я не смог бы жить дальше. Об этом дерьме я больше ничего не хочу слышать...

Александр Маннхайм: Высказывание ветерана войны определенным образом перекликается с мнением Карла Зульцера.

Карл Зульцер: Меня, как внешнего наблюдателя, удивляет с каким ожесточением Германия смотрит в прошлое, а не в будущее.

Александр Маннхайм: Дискуссия о новом фильме про Гитлера возмущает Петера Лииссера, представляющего молодое поколение немцев:

Петер Лииссер: Гитлер на обложках всех газет и журналов. Поэтому меня совсем не удивляет, что 30% американцев уверены в том, что он по-прежнему является нашим канцлером.

Александр Маннхайм: Ему как бы вторит Петер Стойвесант.

Петр Стойвесант: Гитлер тут, Гитлер там, Гитлер повсюду. Я понимаю определенный интерес к Третьему рейху, но вся возня с этим психопатом заходит слишком далеко. То же самое касается беспристрастных репортажей этого фильма, как бы находящихся в морально нейтральном пространстве.

Александр Маннхайм: А вот мнение Ханса-Юргена Зиберберга.

Ханс-Юрген Зиберберг: Я нахожу этот фильм очень интересным и считаю, что как грим, так и роль Бруно Ганца удивительно хороши. В свое время я не мог себе представить, как сделать фильм о последних днях фюрера в бункере, не вызвав у зрителя автоматически сострадания, с погибающим там жалким существом.

Я также удивлен, какую сильную реакцию у зрителя вызывает этот фильм. Я имею в виду, естественно, не очевидцев тех лет, а нынешнее поколение. Еще более интересно было бы узнать, что об этом думают совсем юные, которые в принципе о Гитлере ничего не знают.

Александр Маннхайм: Послушаем анонимное высказывание одного из участников дискуссии в интернете:

Диктор: В послевоенной истории Адольфа Гитлера демонизировали, и он потерял какие-либо человеческие черты. А ведь, по правде говоря, этот демон был использован как "козел отпущения" для алиби всем тем, кто напрямую или косвенно был замешан в преступлениях. Неужели можно всерьез поверить в то, что чокнутый австриец пришел в Германию и самовольно создал там варварский режим?

Но главный вопрос остается открытым - что делать, чтобы подобное не повторилось?

Александр Маннхайм: А вот что думает об этом фильме другой участник дискуссии в интернете Хайнер Праам.

Хайнер Праам: По-моему, тут речь идет исключительно о коммерции. Под предлогом осмысления истории решили заработать деньги. К тому же корректное изображение фигуры Гитлера невозможно, ибо никто не знает, что он думал в свои последние дни. Гитлер не вел дневника и поэтому невозможно заглянуть в его психику. Я сомневаюсь в аутентичности, показанных событий.

Александр Маннхайм: Ханс-Юрген Зиберберг отнюдь не разделяет это мнение.

Ханс-Юрген Зиберберг: Я думаю, что усиленный интерес к Гитлеру проявляется потому, что еще многое оставалось загадкой. Создатели этого фильма совершили весьма решительный шаг, раскрыв все последнее, невысказанное до сих пор. Зритель видит Гитлера, у которого больше нет загадок.

До сих пор было ощущение, что чего-то не хватает, ибо каждый пытался изобразить своего Гитлера (в том числе и я), подать свою версию Третьего рейха. В этом фильме все аутентично, в нем отсутствует какая-либо идеология. И, как бы это ни было больно, мы должны осознать, что он был таким же человеком, как и многие другие. Но именно это и вызывает тревожно-зловещее чувство.

Сибилле Мартини: Вместо того, чтобы делать из Гитлера героя фильма, следовало бы показать нынешние геноцид и моббинг в мире. Гитлеры еще находятся среди нас.

Том Келлер, ему 50 лет: Мой отец никогда по-настоящему об этом времени ничего не рассказывал, а "Гитлерюгенд" представлял как своего рода спортивную организацию. К сожалению, когда речь идет о нынешних проблемах Германии, время от времени от стариков еще можно услышать - "а при Гитлере этого не было". Когда усилятся наши социальные проблемы, то при таком суждении я не исключаю повторения в какой-то степени истории.

Александр Маннхайм: А теперь предоставим слово Йохену Биниковскому.

Йохен Биниковский: Я 1953-го года рождения и по стечению обстоятельств, в молодости, был подмастерьем у бывшего адъютанта Фюрера, Хайнца Линге. По его словам, Гитлер был душа-человек, правда, как говорит Хайнц Линге, с войной и с евреями, там что-то у него было не в порядке. А в остальном!

От старых тюфяков я понаслышался "героических дел", сколько советских танков они подбили, и, если бы не этот придурковатый австрийский ефрейтор, то глядишь "мы" бы войну выиграли. Поэтому я очень скептически отношусь к показаниям свидетелей тех лет.

Ульрих Охманн: Мы по-прежнему подходим к Гитлеру с внутренним желанием найти какие-то генетические или медицинские дефекты, чтобы за счет их списать всю катастрофу. Как хорошо было бы для нас, немцев, если бы можно было сказать: "Гитлер был не человеком, а инопланетянином. И вдруг мы видим, что он был вполне нормальным человеком. И задаемся вопросом: а что если такое может произойти с каждым из нас? Я рад этому фильму, хотя я сомневаюсь, что он как-то повлияет на прежние взгляды.

Роберт Грёневольд: Меня восхищает талантливая игра Бруно Ганца в роли Гитлера. Но, тем не менее, неприятный привкус остается от проходящего через весь фильм красной нитью лейтмотива: доверчивые немцы стали жертвами Гитлера, заведшего их в гибельную пропасть. Но чисто с исторической точки зрения - фильм весьма корректен.

Ханс-Юрген Зиберберг: История названия этого фильма немного жутковата и загадочна тем, что вторая часть его названия фактически опущена. Правильное и полное название фильма должно было бы звучать "Der Untergang des Abendlandes" т.е. "Закат Европы". В двадцатые годы прошлого столетия в Германии как раз была весьма популярна книга с таким же названием. Гитлер эту книгу очень не любил, ибо он хотел праздновать победу, а не развал Европы. И именно ему выпала роль могильщика не только Третьего рейха, но и Европы.

Голос Гитлера: Завтра меня проклянут миллионы, но иного судьба мне не уготовила.

Александр Манхайм: Этой цитатой Гитлера из фильма " Der Untergang" я и закончу свой репортаж.

Иван Толстой: Закон о запрете охоты на лис с использованием собак обсуждался на прошлой неделе в Палате общин Великобритании. Несмотря на протесты, Палата общин 356 голосами против 166-ти одобрила этот закон, ввести который британское правительство обещало еще семь лет назад.

На площади перед парламентом произошли столкновения между полицией и противниками введения запрета. Пятеро участников манифестации даже прорвались в зал заседания Палаты общин. Вот как отнесся к этим сообщениям мой коллега Борис Парамонов.

Борис Парамонов: Всё, что происходит сейчас в Англии вокруг псовой охоты, невольно напомнило мне еще один английский сюжет, о котором я узнал недавно и скорее случайно: оказывается, в английских государственных школах изъяли из программ - Шекспира! Мне оба эти события видятся в одном ряду. Хотя, как известно, у Шекспира есть некий текст, описывающий страдания раненого оленя, а есть еще знаменитое: "Оленя ранили стрелой!", уже в метафорическом смысле. Что общего у этих двух сюжетов? Давно уже известно что: утрата стиля, демократические упрощение - можно сказать, и уплощение - жизни. Нет, кажется, ни одно английского фильма из сельской жизни, где бы не была снята охота на лис или на тех же оленей. А уж голливудские фильмы об Англии никогда без этого не обходятся. Джентльмены в красных фраках, холеные лошади, стаи заливающихся лаем собак, псари тоже в каких-то небытовых одеяниях. Лошади вообще самые красивые животные. Леди в амазонках: Как говорил гоголевский Поприщин: "Эх, канальство! Ничего, ничего, молчание:"

Протестующие против запрещения псовой охоты указывают на экономический ущерб: масса людей в сельской Англии кормятся вокруг этого дела. Введение закона в действие отложено на два года, чтобы эти люди могли переквалифицироваться. Как будто здесь дело только в экономических мотивах! Все эти псари и грумы, равно как и сельские кузнецы, подковывающие благородных животных, - они ведь любят свое дело. Тут не экономика, а высокая поэзия. Шекспир, которого исключили из школьных программ.

Мотив противников псовой охоты один: жестокое отношение к животными, ко всем этим лисам и оленям. Мотив вполне сентиментальный. Имеет ли право человек относить свои этические оценки к бытию в его целостности? Тогда пришлось бы больше всего судиться с Господом Богом, придумавшим смерть. За неспособностью подавать в суд на эту инстанцию напали на сельских джентльменов, создавших лучшее, что есть в Англии, - неповторимый стиль жизни. Английская жизнь - это эстетическая форма. Вымирающих алоев дожевывают грубые морлоки.

Тут стоит задуматься о красоте, о прекрасном. Что это такое? Совместима ли красота с моралью? Даже великий моралист Лев Толстой, наступавший на горло собственной песне, знал, что несовместима. В знаменитые воспоминания Горького о Толстом не вошел один эпизод: дочки Толстого нашли где-то раненого зайца и принесли его домой. Пошли сентименты: ах, бедный зайчик! Толстой взял его в руки и умелым движением старого охотника мгновенно прикончил. Мораль установление необходимое, но морализирование невыносимо: оно вполне способно лишить бытие его многокрасочности, эстетического богатства, неотделимого от изначальной трагичности бытия. Вопрос: был бы возможен Шекспир, если б не было леди Макбет, Яго или Ричарда Третьего? Шекспир мог их всех выдумать, но человека-то он не выдумал. Или такой вопрос зададим: можно ли подвергнуть моральному суждению Наполеона? Тот же Толстой попробовал - получилась карикатура, очень яркая, конечно, но ведь Толстой на то и гений. Почему же это французы, народ всячески просвещенный, совсем не думают отказываться от культа Наполеона?

Хулио Хуренито говорит в известном романе: "Старое вообще отдает гнилью и нафталином, но этот запашок высоко котируется под названием "романтики". Расстались с аббатами, мадоннами, с высочествами, ничего, обошлось! Расстанутся и с прелестью сумасбродств американского миллиардера, с живописностью лохмотьев, с лоском роскоши, с кинематографически увлекательной борьбой за корку хлеба или за груду золота. Всё, о чем ты хлопочешь - каприз, прихоть, - кончает гнить и скоро перестанет даже бить в нос".

Я вспоминаю замечательный английский фильм "Shooting Party" ("Охота"). Там охотились на птиц, с минимальным участием собак, но один из джентльменов нечаянно застрелил загонщика. Пойнт фильма был в том, что действие его происходило накануне первой мировой войны, и в охоте участвовало интернациональное общество, вскоре распавшееся на враждебные лагеря. Так о чем был этот фильм? Не против охоты и трагических на ней происшествий, а против войны - неутолимой человеческой жестокости. Способны ли люди, запрещающие охоту, сделать невозможной войну между людьми?

Естественно, неспособны, но тогда еще один вопрос возникает: а способны ли такие люди в случае необходимости войну выиграть? Уж очень много слез и соплей проливает современное передовое человечество. Вспомним национальный нервный припадок в той же Англии, когда погибла принцесса Дайана, эта неуравновешенная, сексуально распущенная истеричка. Тогда один умный комментатор написал, что англичане утратили способность держать верхнюю губу поджатой (stiff high lip), то есть хрестоматийную свою сдержанность, умение владеть собой.

Коли уж мы говорим об охоте и фильмах, ей посвященных, то как не вспомнить соответствующее произведение доморощенных муз - фильм "Особенности национальной охоты". Вся эта памятная безудержная пьянка - во главе с генералом - шла на фоне ностальгических кадров охоты из "Войны и мира", которую себе вообразил наивный финн, любитель русской культуры, как типичный образец русских нравов. Россия, конечно, не шибко европейская страна: в Европе, запрещая псовую охоту, не превратили ее еще в мотивировку законного алкоголизма.

Иван Толстой: Песня недели - "Булерия". Ее представит наш мадридский автор Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Самый популярный в Испании молодой певец Давид Бисбаль недавно выпустил новый диск под названием "Булерия". "Булерия" - это одна из разновидностей андалузского "фламенко". Диск, записанный в Майами, открывается песней под тем же названием. Это признание в любви к Андалузии и к андалузской девушке. "Ты очаровываешь, как свет луны, ты прекрасна, как роза, как море, как виноградная лоза", - поет Давид Бисбаль.

Он родился в Андалузии, в провинции Альмерия, в 79 году. Успех пришел три года назад, когда Давид принял участие в телевизионном конкурсе "Операция триумф". За полгода было продано более миллиона экземпляров его первого диска "Латинское сердце". Певец получил известность не только в Испании, но и в Соединенных Штатах и особенно в Латинской Америке, где он сделался подлинным кумиром молодежи. В прошлом году Давид Бисбаль стал одним из победителей "Латинского гремми", получив премию в качестве лучшего молодого исполнителя.

Иван Толстой: Российский телеканал показал исторический сериал, посвященный антигитлеровской разведывательной группе "Красная капелла", действовавшей в нескольких европейских странах. Почти все участники тех событий - уже в лучшем мире. Нашему автору Юлии Кантор удалось разыскать человека, входившего в "Капеллу" под кличкой Кент.

Юлия Кантор: Российское телевидение, в преддверии 60-летия победы, закономерно начало поиск исторической патриотической телетемы. И также закономерно остановилось на одном из самых интересных и самых малоизвестный у нас в стране, а за рубежом давно и хорошо изученном сюжете второй мировой войны. Речь пойдет о международной разведывательной сети "Красная капелла". Выбор РТР и студии Рекнун-TV показался многообещающим. Подлинно патриотическая история про разведчиков дает возможность не только проиллюстрировать ту драму второй мировой, но и задуматься о взаимоотношениях личности и тоталитарного режима или режимов. 16 серий - формат для рассказов такого рода вполне убедительный.

О "Красной капелле", организации антифашистского сопротивления, связанной во время второй мировой войны с советской разведкой, за рубежом написаны десятки книг. Эта огромная сеть охватывала в 1939-42 годах многие европейские государства - Германию, Швейцарию, Францию и Бельгию. Она включала в себя самых разных людей. От офицеров Вермахта, до мелких чиновников. "Красная капелла" сумела добыть и передать в Москву ценнейшую информацию. Например, о подготовке Германией войны с СССР, на которую Сталин не пожелал обратить внимание, о сроках операции Барбаросса, о планах наступления Вермахта на восточном фронте в 1942-м.

Судьба бойцов невидимого фронта была трагичной. Те из них, кто не погиб в застенках фашистского гестапо, после войны стал жертвами сталинского НКВД. Среди них Кент и Жильберт, советские разведчики Гуревич и Треппер. О них, как о главных героях, должна была рассказывать "Красная капелла" - новый сериал. Из воспоминаний Вальтера Шилленберга:

Голос: "В мае 1942 года Гиммлер взял на себя координацию мероприятий по проведению операции "Красная капелла". В июне 1942 он приказал нам с Мюллером прибыть в Ставку с подробным докладом о деятельности капеллы. "Красная капелла" - русская шпионская сеть, действовавшая на всей территории Европы. Эта сеть, насчитывавшая много нелегальных коротковолновых радиостанций, развернула свою деятельность о Норвегии до Пиренеев, от Атлантического океана до Одера, от Северного моря до Средиземного. Главный агент в Бельгии, работавший под кличкой Кент, долго оставался необнаруженным. Только благодаря неустанной работе наших агентов нам удалось напасть на след Кента в Брюсселе. Кент был арестован. Арестован был и Леопольд Треппер - глава парижского куста "Красной капеллы". Оба они провели не один месяц в гестапо. Обоим им удалось вернуться в Советский Союз. Увы, после этого они были сразу арестованы и отправлены на Лубянку".

Юлия Кантор: Сериал "Красная капелла" был заявлен, как возрождающий традиции жанра шпионского фильма и, более того, дающий объективный взгляд на работу разведчиков второй мировой. Наглядевшись на рекламу, анонсирующие фильм баннеры, публика прильнула к экранам. Отрадно, что государственный телеканал решился-таки в канун 60-летия победы подчеркнуть устами главного положительного героя и финальным закадровым текстом - между сталинским и гитлеровским режимами особой разницы нет. Ради этого, пожалуй, и стоило посмотреть все 16 серий, а уж сказанное в развитии этой мысли публицистическая реплика "Я хочу, чтобы в мире не было лагерей" и вовсе компенсирует все сценарные нелепицы.

Увы, их достаточно много. К главным удачам фильма следует отнести и удачно подобранный актерский состав, хоть изрядно и намозоливший глаза фильмами "Марш Турецкого" и "Каменская". В этом смысле, главный успех сериала - актер Алексей Горбунов, тонко и по-немецки жестко прорисовавший контур характера гестаповца Карла Гиринга. Умный, все понимающий талантливый игрок добросовестно и увлеченно желающий свою игру при всех властях, Гиринг Горбунова играет как бы тройную роль - для гестапо, для "Красной капеллы" и для самого себя. И проигрывает только один раз - в игре с самим собой. Его самоубийство - ответ на те вопросы, которые он не задает даже самому себе. Горбунов играет отчаяние и не прозрение и уж тем более не фанатизм. Его Гиринг - прагматик, попавший в вилку между отсутствием убеждений и наличием чести. О Гиринге я разговариваю с одним из главных героев прототипов "Красной капеллы" -Анатолием Гуревичем. Он живет в Петербурге после многих лет, проведенных на Воркуте, и после довольно поздно пришедшей реабилитации.

С вами работал Гиринг?

Анатолий Гуревич: Гиринг со мной встречался. Он арестовал меня 9 ноября. Гиринг ко мне относился очень порядочно. Сам пил коньяк и кофе и меня поил этим, как и всех остальных. Он вызвал меня и сказал: "Я был полицейским в кайзеровской полиции, я был полицейским в Веймарской республике, и, спасая свою семью, я перешел в гестапо".

Юрия Кантор: Это был человек с убеждениями?

Анатолий Гуревич: Он был с убеждениями в том отношении, что он спасал свою семью.

Юлия Кантор: Убеждений политических у него не было?

Анатолий Гуревич: Я думаю, наоборот, что он был против Гитлера.

Юлия Кантор: Но это не мешало ему так талантливо раскрывать "Красную капеллу"?

Анатолий Гуревич: Он был вынужден, потому что был назначен начальником, ему было поручено всю нашу разведку раскрыть.

Юлия Кантор: Наличие хороших актеров, увы, не компенсирует сценарных нелепиц и режиссерской небрежности, мешающих смотреть сериал даже не отягощенному историческим знанием зрителю. Например, почему, нарушая правила любо конспирации, вся разведгруппа проводит совещание прямо в фирме-крыше Симекско, не удосуживаясь даже понизить голос. Почему опытнейший разведчик, главный герой и руководитель "Красной капеллы" Жильбер - Леопольд Треппер - так неуклюже расстается с любимой женщиной-парижанкой, что на следующий день его конспиративную ложь легко раскалывают ее же друзья. Почему человек, мягко говоря, с не арийским именем и фамилией Гилель Кац живет в оккупированном фашистами Париже без псевдонима? С Кацем в фильме и вовсе обошлись гротесково, сделав его немым. Молчаливого обаяния эта сценарная находка герою, конечно, добавила, но еще в большей степени добавила нелепицы. Немой разведчик - явление почти анекдотическое. Что до обаяния, то актер Кирилл Пирогов и так оказался вполне органичным, сыграв главное в характере своего персонажа - несгибаемую мягкость. Несколько невнятно выглядит, впрочем, отлично сыгранный Алексеем Назаровым Лео Гросс Фогель.

Что стало с Кацем и Гросс Фогелем?

Анатолий Гуревич: Они погибли ужасно после пыток.

Юлия Кантор: К неудачам фильма, и, может быть, больше, чем к неудачам следует отнести и такой сценарный ляп. Анатолий Гуревич, агент Кент, во всех 16-ти сериях является антигероем - он предатель. Можете себе представить, как тяжело было смотреть сериал 90-летнему человеку, тем более недавно перенесшему очередной инсульт. Ему пришлось как бы вернуться в послевоенные времена, когда он, оклеветанный советской властью, пославшей его в лагеря, вновь оказался предателем родины. Из заключения по делу о реабилитации Гуревича: "Стремясь затянуть следствие и не причинить вреда не установленным немцами советским разведчикам, он давал гестапо ложные показания. Объективность показаний Гуревича подтверждается приобщенными к делу материалами следствия. Их анализ свидетельствует о том, что на допросах он избрал правильную линию поведения, чем препятствовал немецкой контрразведке в раскрытии советской агентуры. В указанный период он также не выдал и сохранил жизнь лично завербованным им ранее советским агентам в Чехословакии, Бельгии и Франции. Всего 15 сотрудникам". Именно Кент играл в гестапо ту двойную радиоигру, которую в фильме "Красная капелла" ведет Жильбер. "Действуя в особо сложной обстановке, дал ложное согласие немецкой контрразведке на проведение радио-игры с целью выяснения ее деятельности против СССР и сохранения жизни отдельным советским разведчикам. В осуществлении своего намерения он впоследствии доставил в Москву документы гестапо и завербованных им агентов немецкой разведки". Кент привез этих агентов в Москву. И его, и агентов арестовали прямо в аэропорту и привезли на Лубянку. Агент Кент - Анатолий Гуревич - не собирается вступать в какую-либо дискуссию с создателями фильма, режиссером Александром Аравиным и Андреем Горловым, написавшим сценарий. Он говорит вот о чем.

Анатолий Гуревич: Мне представляется, что если не знакомую историю, а художественный фильм создают, то нужно все-таки придерживаться этики.

Иван Толстой: Британцы и немцы. Две культурных психологии глазами нашего лондонского автора Юрия Колкера.

Юрий Колкер: Самые цивилизованные народы косятся на соседей со смесью недоверия и презрения. В массовом сознании господствуют схемы, предрассудки, легенды. Взять хоть британцев, давших миру Ньютона и Дарвина. Что они думают о немцах, народе мыслителей и композиторов? Да ничего хорошего. Настолько ничего, что институту Гёте, германской правительственной организации, пришлось затеять в Великобритании специальную кампанию по перестройке сложившегося тут образа немца. А образ этот начинается с того, что вульгарная, простонародная кличка немца - гунн. Откуда бы ей взяться? Никаких исторических корней для этого нет и в помине. А вот откуда: от имени Ганс. Ну, и от представления о том, что сосед дик и космат. Русское слово "немец" тоже, кстати, очень выразительное. Означает оно, что от германца слова человеческого не дождешься.

Недавно институт Гёте подвел итоги своей двухлетней работы - и в недоумении разводит руками. Работали, можно сказать, почти зря. Немец по-прежнему вызывает у британца три основных ассоциации: нацизм, футбол и автомобили. Не густо! А четвертая, побочная ассоциация - пиво: толстый самодовольный баварец в шляпе с пером, гетрах и с громадной пивной кружкой.

Только треть молодых британцев не чувствует отталкивания от немцев. У остальных - что-то свербит в душе при упоминании о самой мощной державе Европейского союза. А ведь кампания института Гёте (она называлась Cool Germany, что на новейшем жаргоне означает потрясающая Германия) была основательная - и целевая: обрабатывали в пользу немцев более четырех тысяч школ и предприятий. (Заметим, что и Лондон в Германии занят примерно тем же: убеждает немцев, что британцы - народ что надо, а Британия - страна потрясающая).

Пожалуй, в одном институт Гёте просчитался: упор был сделан на плакаты и проспекты юмористические. Верно, у британцев с чувством юмора всё в порядке; он, юмор, в известном смысле - ключ к пониманию нашей островной психологии. Опросы показывают, что и другие народы Европы ценят британский юмор, выделяют его и его носителей. Но вот у немцев-то как раз дела с юмором обстоят не совсем блестяще. Повсюду в Европе, начиная с России (даже еще пушкинской России), немец, притом немец самый дельный, представляется несколько деревянным. Ни один народ мира не свидетельствует лучше, чем немцы, что тупость и глупость - вещи разные. Заостряя характеристику до карикатуры, можно сказать, что в представлении многих народов немец очень умен, но при этом несколько туп.

Плакаты, выпущенные институтом Гёте, не опровергли этого представления. "Выучи немецкий - и у видишь, что дело не исчерпывается блондинками!", гласит один из них. Тут, по правде сказать, оторопь берет. Что же, блондинки в Британии, что ли, перевелись? Или, может, немки со своей Клавой Шиффер красивее? Сомневаемся. Видим только, что ростом они крупнее (как и мужчины-немцы крупнее британцев, хотя и тем, и другим далеко до голландцев или датчан).

Представитель института Гёте Клаус Кришок признает: "Похоже, за два года упорной работы нам так и не удалось представить Германию в более выгодном и привлекательном свете. Поразительно, как глубоко застряли в британском сознании некоторые стереотипы..."

Что ж, и это правда. Британцы - косны, упрямы; не только в хорошем, но и в дурном смысле консервативны. Всё это есть. Добавьте еще, что опросы проводились в основном среди молодежи, которая - наше светлое будущее. Про нее (и тут уж про всю молодежь, не только про британскую) приходится сказать, что она не перегружена знаниями. Просили, например, назвать имена самых знаменитых немцев. Тут, разумеется, главная трудность в том, что их невероятно много. Не знаешь, с кого начинать: с Фридриха Барбароссы или с Баха, с Мартина Лютера или с Канта, с Дюрера или Лейбница. А молодой британец, почесав за ухом, припоминал чаще всего всё ту же Клаву Шиффер (которая живет в Британии) - и, понятно, Гитлера. Унылая картина!

Ну, и язык, великий немецкий язык, про который давно выяснено, что он лучше любого другого способствует отвлеченной философской мысли. Институт Гёте сокрушается: только 22 процента молодых британцев сказали, что они немножко могут говорить и понимать по-немецки. Здесь, решаемся думать, сокрушаться нечему. В сущности, это здорово. Процент - высок. Где еще он будет выше? Только в германоязычных странах. Кстати, в Европе - сто миллионов человек считают немецкий родным. Английский и французский оставлены далеко позади. Испанский - тоже (а ведь он второй из мировых языков, по числу носителей уступает только китайскому). Даже русский язык - на втором месте в Европе по отношению к немецкому, ведь в неевропейской части России живет больше сорока миллионов человек. А в Европейском союзе, как известно, отнюдь не немецкий является основным. Преобладает французский (хотя номинально все языки равноправны, и Брюсселю теперь нужны переводчики, скажем, с португальского на эстонский).

В связи с языком позволим себе и короткое американское отступление. Отцы-основатели США всерьез думали сделать немецкий язык государственным - чтобы совсем отгородиться от ненавистной Англии. Вопрос в пользу английского был решен смехотворным большинством - в один-два голоса. То есть получается, что сегодня мировым языком запросто мог быть не английский, а немецкий. Ведь не секрет, что мировой успех английского - это успех американского доллара. По лингвистическим достоинствам этот корявый темзинский диалект, отнюдь не улучшенный за океаном, уступает и немецкому, и французскому, и еще другим языкам Европы.

Но он, можно сказать, победил, и деваться тут некуда. Опрос в Германии показывает, что целых 97 процентов молодых немцев знают английский, а 25 процентов говорят на нем свободно. А с языком - и английская культура получила мировой размах. Восемьдесят процентов немцев, не затрудняясь, называют британских знаменитостей, и не только мыльных (вроде Клавы), о которых завтра забудут. Пятьдесят процентов немцев относятся к Великобритании с симпатией (и это несмотря на немецкий пацифизм; британское вторжение в Ирак осуждают в Германии почти все).

Так что же, кампания института Гёте была вовсе напрасна? Нет, уверяет Клаус Кришок. Имеется громадное достижение: косный, упрямый британец всё же не видит больше в немце врага. Теперь уже нельзя сказать, что британец, вообще говоря, не любит немца. Немцы так рады этому, что решили продлить кампанию еще на год. Глядишь, не за горами и полное любовное слияние.

Но это - вряд ли. И не потому, что два родственных народа не могут забыть кошмарных войн XX века, в которых они безжалостно уничтожали друг друга. Нет, проблема тут, решаемся думать, глубже. Проблема в том, что у каждого народа - своя правда, закрепленная в языке и сознании. Неизреченная правда. Нечто важное, что принадлежит только ему, этому народу, а от других скрыто. Только эту правду, впитанную с молоком матери, и можно любить всей душой. В массовом сознании каждого народа живет потаенная мысль о том, что на самом деле он - лучший. Каждый народ обольщается на свой счет самым причудливым образом (ведь убеждены же некоторые немцы, что их язык - самый музыкальный!). Решительно каждый народ считает себя самым гостеприимным, самым добрым, самым отзывчивым, самым задушевным. Ни один не согласится признать, что ему - как народу - свойственны черствость, жадность или жестокость. Проходят эти самообольщения - только вместе с народом, с его национальной смертью, стираются - только при унификации, при стирании национальных особенностей. Каждый год в мире исчезает несколько языков - и несколько неизреченных народных правд. Никто от этого не становится богаче. Различия, даже противостояния - плодотворны. Разноязыкий Вавилон с его соперничающими правдами хорош низким уровнем энтропии. Для тока - необходима разность потенциалов. Когда британец полюбит немца, как самого себя, не будет ни британца, ни немца, и в мире прибавится скуки.

Иван Толстой: Записки русского путешественника. Виктор Резунков.

Виктор Резунков: Для человека, отправляющегося в путь, первым делом необходимо определиться с транспортом. Выбор средства передвижения крайне важен, в особенности, для людей, озабоченных собственным комфортом и безопасностью. И транспорт приходится выбирать всем - от нового русского до студента, который собрался ехать автостопом.

Но перед тем, как выбирать транспорт, приходится, если вы собрались из России за границу, оформлять документы. Во время этого процесса могут выясниться очень интересные факты. Например, оказывается, что в 45 лет гражданин доложен оформлять новый внутренний паспорт. А если этого сделано не было, и вам уже 47 лет, к примеру, то два последних года вы жили по недействительному паспорту, практически незаконно. Как назвать таких людей? Внутренними эмигрантами?

Когда вы приходите фотографироваться на заграничный паспорт, вас просят приходить в белой рубашке. Таковы требования известного ОВИРа. Я обошел два квартала вокруг метро "Чернышевская" в поисках белой рубашки, но ничего купить не удалось, кроме женской белой майки на бретельках, в которой меня и сфотографировал пьяный в стельку единственный в районе фотограф. Эти фотографии, за которые мне пришлось заплатить, якобы за срочность, в два раза больше, теперь висят у меня на кухне как памятник самому лучшему произведению пьяного ремесленника. Я подозреваю, что моя жена, повесив эти полутемные, а кое-где и черные пятна, несколько напоминающие мою физиономию, своеобразным образом выразила свое отношение ко всем мужчинам вместе взятым. И к тем, которые пьяные в усмерть фотографируют на заграничный паспорт, и тем, которые им позируют в женских майках на бретельках.

Вряд ли ошибусь, если скажу, что русский путешественник и за границей подвержен приступам своеобразной, свойственной только русскому человеку или гомо советикус, ностальгии. Как-то в Багдаде, еще до войны, я набрел на магазин, в котором торговали спиртными напитками. Самое примечательное то, что в нем продавалось разливное пиво, один к одному, еще старое, совдеповское, разбодяженное, которое можно было купить в пивном ларьке за 22 копейки кружка. И действительно, как потом мне сообщил переводчик, явно агент спецслужб Саддама Хусейна, это пиво производилось на заводе, построенном еще советскими специалистами, и называлось оно традиционно - "Жигулевское". С пражским пивом "Вельвет", оно, конечно, не сравнится, но и в Праге русскому путешественнику можно ностальгировать в полный рост.

Например, если захочется сесть совдеповский пирожок с мясом, которого там нет, можно купить мюнхенские сосиски в булке. Только не надо спешить, а то можно испортить горчицей пиджак, потом придется идти в химчистку. Ностальгия русского путешественника наиболее полно проявляется, когда он сидит в каком-нибудь кафе или баре и смотрит на проходящих мимо него европейцев, американцев или арабов. Впрочем, ностальгия здесь не при чем. Когда русский путешественник оказывается в такой, мягко говоря, иноязычной среде, в одиночестве, сам с собой, он просто медитирует, поглощая иную культуру и ведя внутренний монолог с загадочными людьми, открывающимися его взору. Владимиру Путину, претендующему на лавры нового Петра Первого, портрет которого висит в его кремлевском кабинете, стоило бы подумать над созданием стройной государственной системы туристической экспансии россиян. Можно назвать ее как угодно, но есть в этой идее некий смысл.

Просто необходимо, чтобы те россияне, которые из-за бедности не смогли выехать за границу, получили бы такую возможность. Крестьяне из глубинки, например, из Орловской области, целыми группами за счет государства отправлялись бы, например, в Германию, на несколько месяцев посмотреть, как их немецкие коллеги-фермеры выращивают и продают картошку.

Можно, конечно отправить туристические группы в Африку или на Гаити или, даже, в Австралию. Почему бы не заняться изучением процесса размножения кроликов или кенгуру. Если в Ленинградской области есть ферма, на которой разводят страусов, то почему бы не перенять опыт кенгуроводов из Австралии? Программа такая должна быть поддержана президентом России. Просто необходимо ссылать целые группы народонаселения за рубеж под предлогами, не имеющими никакого значения. Польза от такой туристической экспансии будет грандиозная. И дело не только в опыте, к примеру, ведения сельского хозяйства в условиях капитализма, которую получит простой русский крестьянин. Дело в том, что ему будет предоставлена возможность посидеть за столом в кафе или баре и спокойно заняться медитацией, проникнуться народной культурой. Интересно, к каким последствиям для России мог бы привести такой эксперимент?

Иван Толстой: Завершит нашу программу рубрика Музыкальная дата в европейском календаре. У микрофона Марьяна Арзуманова.

Марьяна Арзуманова: В городе Сен-Назар на Атлантическом побережье Франции в стенах францисканской часовни с великолепной акустикой, проходит фестиваль камерной музыки "Созвучие". Его придумал скрипач Филипп Графан в самом начале 90-х. Каждую осень в эти дни струнные квартеты, трио-сонаты, фортепьянные квинтеты, вокальные циклы композиторов разных стилей представляют музыканты со всего мира. И всенепременное участие главного героя - обязательно композитора-современника. В этом году уютный Сен-Назар принимает Родиона Щедрина. Его пьесы прозвучат в каждый из семи дней фестиваля. А Менухин-сонату, сочиненную в 99-м, пианист Щедрин уже исполнил на открытии вечеров Ле консонанс ("Созвучие") вместе с Филиппом Графаном.

Еще в 17 веке во Франции было принято собираться в узком придворном кругу и вкушать музыку, написанную специально для исполнения в комнате. Это превратилось в замечательную европейскую традицию. С того времени изменилось многое, но и в 21 веке круг настоящих ценителей камерной музыки весьма ограничен.

XS
SM
MD
LG