Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Армия на рассвете


Автор программы Марина Ефимова

Диктор: В предрассветные часы 8 ноября 1942 года гигантская армада транспортных американских судов подошла к берегам Северной Африки. Одно место высадки было в районе Касабланки, во французском Марокко, и два в Алжире, тоже французской колонии, в районе города Орано и в районе порта Алжир. Высадка имела кодовое название "Операция факел" и была первой совместной массированной операцией союзников с начала войны. Секретность операции была такой, что немцы узнали о ней лишь после того, как 100 000 союзнических солдат, в основном, американцев, благополучно высадились на побережье Африки. Поэтому, хотя Средиземное море буквально кишело немецкими подводными лодками, из 500 кораблей, шедших в Африку, был торпедирован только один.

Марина Ефимова: Так, в спокойных тонах, описывают высадку энциклопедические статьи. Однако недаром английский историк Норман Гэлп назвал свою книгу о высадке союзников в Северной Африке "Отчаянная затея".

Диктор: Несмотря на благополучный переход по Атлантике и по Средиземному морю, несмотря на предусмотрительность Эйзенхауера, командующего всей операцией, неопытные капитаны, штурманы и командиры перепутали в темноте все позиции. Из 37 амфибий, которые должны были подвезти войска к Орану, ни одна не подошла к берегу в назначенном месте и только 9 вообще нашли Алжир. Командиры оказались на берегу в десятках миль от своих солдат и носились по пляжам на джипах, собирая свои батальоны, как пастухи овец. Некоторые амфибии остановились слишком далеко от берега и солдаты тонули в прибое под тяжестью аммуниции. Из полутора тысяч погибших при высадке, 500 человек погибло из-за несчастных случаев. Не забудте, что это была первая в истории высадка на амфибиях.

Марина Ефимова: Спасла всю операцию, в основном, секретность. Вот, что говорит автор новейшего исследования африканской компании американский историк Рик Аткинсон, который назвал свою книгу "Армия на рассвете".

Рик Аткинсон: Эта высадка была самым большим стратегическим сюрпризом за всю войну. Если не считать Перл Харбора. Немцы были потрясены. В момент высадки, кроме дивизии Роммеля, в Африке совсем не было немецких войск. Они начали прибывать только на следующий день.

Марина Ефимова: Однако отсутстивие немцев еще не означало отсутствия сопротивления. Ведь союзники высадились на территории, находившейся под контролем профашистского французского правительства Виши, заключившего договор с нацистами.

Рик Аткинсон: Американцы, сохранявшие теплые чувства к Лаффайету - участнику войны за независимость - надеялись, что французы, традиционно бывшие союзниками США, не станут стрелять в американцев. Поэтому во время высадки англичанам было велено надеть американскую форму. Но французы все-таки открыли огонь. Сопротивление было несильное, за исключением флота: в районе Касабланки шли тяжелые морские бои.

Марина Ефимова: И наземные бои с французами шли, в основном, в районе Касабланки, где по счастью высадкой командовал опытный и талантливый американский генерал Джордж Паттон. Рассказывает историк центра стратегических исследований Роберт Бейтман.

Роберт Бейтман: Паттон все время был на берегу. При этом, не забудьте, что он уже был трехзвездным генералом. Никто в его чине не стал бы лично командовать высадкой, но он командовал. Он не давал возникнуть путанице и разноголосице в руководстве операцией. А главное, присутствие такой персоны, как он, поднимало дух солдат и к полудню первого дня все рассыпанные по берегу части были собраны вместе, их действия скоординированы с авиацией, и дивизия Паттона двинулась вперед, легко преодолевая сопротивление французов. Паттон уже готовился взять с боем Касабланку, и только в этот момент французское командование объявило перемирие.

Марина Ефимова: С этого момента французское командование Виши, решив, что делать ставку на союзников, пожалуй, перспективнее, чем на Гитлера, соблюдало в Африке нейтралитет. Итак, немцы прозевали высадку в Африке, французы с ней смирились, и союзники двинулись вдоль побережья на Восток на соединение с английской 8-й армией генерала Монтгомери, которая вот уже два года сражалась с африканским корпусом и панцирной дивизией Роммеля на границе Ливии и Египта. Американская хроника показывала бодрые кадры армии на марше, но генерал Паттон писал в своем донесении Эйзенхауеру: "Вся операция высадки удалась только благодаря непосредственному вмешательству Господа".

Марина Ефимова: Войну в Африке в июне 1940 года начал Муссолини, мечтавший создать не больше, не меньше, как вторую Римскую империю. Он послал войска в Ливию, которая была итальянской колонией, и дал им приказ захватить Египет, находившийся под протекторатом Англии. В помощь ему Гитлер послал в Африку генерала Роммеля, на борьбу с которым Черчилль, в свою очередь, послал генерала Мантгомери. Почему англичанам, которые уже вели тяжелые бои с немцами в Европе, так важен был в этот момент Египет? Мистер Бейтман?

Роберт Бейтман: Если бы немцы выбили англичан из Египта, они бы захватили Суэцкий канал, и это было бы катастрофой для Англии, потому что все их корабли, грузы, вся нефть должны были бы идти вокруг Африки.

Марина Ефимова: Играло ли какую-то роль в том, что союзники свою первую совместную операцию провели в Африке, желание англичан защитить свои нефтяные промыслы в Египте?

Роберт Бейтман: Нет, не играло или, во всяком, случае, почти не играло. В то время нефтяные месторождения Ливии еще не вступили в эксплуатацию, а египетские промыслы англичане и сами успешно защищали от армии Роммеля весь 41 и 42 год. Ведь союзники высадились в Африке уже после знаменитой победы Монтгомери над Роммелем в битве при Эль Алламейне, которая была такой же важной и переломной для англичан, как Сталинградская битва для русских. Стратегической задачей высадки было взять в клещи панцирную дивизию Роммеля и его африканский корпус. Англичане - 8-я армия Монтгомери - наступали на него с Востока, а американцы, после высадки, с Запада.

Марина Ефимова: Если Монтгомери уже разбил немцев под Эль Алламейном, зачем американцам было идти в Африку, когда все с нетерпением ждали открытия второго фронта в Европе? Мистер Аткинсон, может, все-таки, тут были замешаны колониальные интересы Англии?

Рик Аткинсон: Это подозрение всегда было у некоторых американских военных, в частности, у Джорджа Маршалла и Эйзенхауера. Перед высадкой шли ожесточенные споры между американцами и англичанами. Американские военные рвались высадиться в Европе и идти на Берлин, но английское командование воспротивилось этой идее. К тому времени англичан уже три раза выбивали с континента, в частности, из Дюнкерка. И они сказали нет, немцы гораздо сильнее, чем вы думаете. У них во Франции уже сейчас 25 дивизий. И поэтому мы должны начать с периферии, со Средиземноморья, с Северной Африки. В Америке решение об этом периферийном вступлении в войну было принято лично президентом Рузвельтом в разрез с почти единогласным мнением его военных советников. Президент Рузвельт понимал две вещи: с одной стороны, что страна рвется в бой, а с другой стороны, что наша армия находится на бойскаутском уровне, включая офицерский состав.

Марина Ефимова: Что скажет на это военный историк Роберт Бейтман?

Роберт Бейтман: Среди историков существуют самые различные интерпретации причин, по которым англичане предпочитали высадку в Африке. Но сейчас ясно одно: если бы мы в 1942 году начали высадку в Нормандии, мы бы ее не осилили. В 1942 году американская армия была далеко не та, которая высадилась в Нормандии в 1944-м. Это была неподготовленная, не тренированная и еще очень небольшая армия. Дело в том, что мы абсолютно не были готовы к войне, когда она обрушилась на нас 7 декабря 1941 года. И я полагаю, что английское командование прекрасно это знало. Северная Африка была гораздо более легкой целью для такой вот начинающей армии. Она была вводным курсом в войну.

Марина Ефимова: Обидно, что вводный курс начался тогда, когда русские уже понесли тяжелейшие потери, и когда ход войны явно менялся. Монтгомери разбил немцев под Эль Алламейном 4 ноября 1942 года - за 4 дня до высадки. А поворотная для русских Сталинградская битва шла почти столько же, сколько война в Африке - она началась осенью 1942 года и закончилась победой в январе 1943, а африканская компания закончилась в апреле 1943. Почему же оказалось, что американская армия была так не готова к войне? Об этом, военный историк из фонда Хэритедж Джеймс Филлипс.

Джеймс Филлипс: Наша обороноспособность в относительно долгом перерыве между двумя мировыми войнами совершенно атрофировалась, как это регулярно случается во многих демократических государствах. Это ужасно, что на русских пала главная тяжесть войны с Гитлером и что американцы присоединились к войне уже ближе к ее концу. Но нельзя забывать, что, во-первых, и после Сталинграда положение русских на восточном фронте еще долго было тяжелым. А во-вторых, не забывайте двусмысленность политической ситуации, ведь Сталин был союзником Гитлера, пока тот его не предал.

Марина Ефимова: Печальным доказательством слабости американской армии была первая же встреча с Роммелем 18 февраля на дороге Казарин Пасс.

Джеймс Филлипс: Битва при Казарин Пасс была одним из самых больших поражений американцев во второй мировой войне. На марше в Тунис через Марокко и Алжир, американский второй корпус под командованием английского генерала Андерсона внезапно атаковала панцирная дивизия Роммеля, успевшая перегруппироваться и набрать сил после поражения у Эль Алламейна. Известно, что Роммель, посылая на утверждение Гитлеру план внезапной атаки писал: "У американцев нет никакого боевого опыта, и наше дело - внушить им комплекс неполноценности". Поэтому сначала, он устроил театрально-оглушительную артподготовку, а потом двинул танки. Второй корпус потерял 6000 человек: 300 убитыми, 1700 ранеными и 3000 взятыми в плен. Это было первое наземное сражение с немцами, в котором выснилось, что наше вооружение не соответствует немецкому, особенно, танки. К тому же, у нас было слишком мало бронебойных снарядов.

Марина Ефимова: Прекратилось и то, что Паттон назвал "непосредственным вмешательством Господа". Дожди превратили пустыню в море грязи. Вот, что писал о февральском наступлении в Африке один из участников похода Эллон Мурхэд.

Диктор: Мертвых хоронили в грязи. А живые постоянно были в грязи по колено. Грязь была в волосах, в еде и забиралась по одежду. Когда она высыхала, то становилась твердой, как железо, и ее приходилось сбивать с сапог прикладом. На глазах остолбеневших командиров, танки погружались в грязь до верхнего ряда гусениц.

Марина Ефимова: Роммелю не удалось добить второй корпус только благодаря поддержке английской 26-й танковой дивизии генерала Николсона. Роммель в полном порядке отступил и занял позицию для обороны против надвигавшегося с Востока Монтгоммери. Американцы пали духом. А главное, репутация американской армии в глазах англичан упала настолько, что многие командиры усомнились в их способности сражаться. Забыв, что бой при Казарин Пасс шел под командованием английского генерала. Лондонские газеты писали, что американцев сбили с толку идиотские интерпретации войны, сделанные Голливудом, в которых бодро марширует Джеймс Кегни, распевая: " янки, дудл денди". Между тем, Эйзенхауер отстранил от командования американцами английского генерала Андерсона и поручил командование Джорджу Паттону. Генерал Паттон начал кормандование разбитым корпусом со знаменитой речи. Генерал Паттон: Ни один сукин сын не победил в войне, умирая за свою страну. Побеждают те, кто заставляет других сукиных детей умирать за их страну. И плюньте в глаза тем, кто говорит, что американцы не умеют драться. Мы деремся с детства. Наши главные герои - футболисты и боксеры. Американцы умеют драться и умеют побеждать. Я знаю, что многие из вас сейчас сомневаются в своих силах. Не бойтесь. Каждый из вас сумеет выполнить свой долг, и я почту за честь быть вашим командиром в любое время, в любом месте.

Марина Ефимова: Чего добился генерал Паттон?

Джеймс Филлипс: После катастрофы на Казарин Пасс, во главе второго корпуса был поставлен генерал Паттон, который за два месяца превратил его в победоносное военное подразделение. Против панцирной дивизии Роммеля - лучшей в немецкой армии - у нас поначалу не было выработано тактики танковой войны, и разработал ее, именно в Африке, генерал Паттон. Эта новая тактика помогла нам потом выиграть войну в Европе.

Марина Ефимова: Другой выдающийся полководец, отличившийся в Африке - английский генерал Бернард Монтгомери или Монти, как все его называли, тоже был чудаком. Носил вместо фуражки берет, по которому его скоро начал узнавать весь мир. Ходил с зонтом, создал вокруг себя рыцарский взвод из молодых офицеров связи, которые были его глазами и ушами.

Джеймс Филлипс: Что было самым важным в личности Паттона и Монтгомери, и Жукова, между прочим, они понимали, что солдаты, идущие в бой, в глубине души не хотят следовать за командиром, который такой же человек, как они сами. Они хотят, чтобы их вел сверхчеловек, и у настоящего полководца хватает мужества и уверенности в себе поддерживать в солдатах уверенность, что их ведет самый хитрый или самый свирепый, или самый победоносный командир в мире. Такой командир создает массу мелких ритуалов, часто бессмысленных, но которые уже отличают его солдат от всех других. Каждый солдат лелеет их в своих воспоминаниях. Так что 40-50 лет спустя, старики говорят о себе: "Я - ветеран 3-й армии Паттона".

Марина Ефимова: Все историки пишут, что Паттон и Монтгомери очень не ладили друг с другом в Африке. Монтгомери не верил в военные таланты американцев и пытался приспособить их на вспомогательные операции, а Паттон требовал и добился самостоятельности и партнерского уважения. Самоуверенность Монтгомери была общеизвестна. После победы при Эль Алламейне, его вызвали в Лондон, где король посвятил его в рыцари. После церемонии Черчилль сказал королю: "Меня беспокоит Монти, мне кажется, он метит на мое место". И король ответил: "Слава богу, а то мне казалось, что он метит на мое". Мистер Бейтман, а как Монти ладил с Эйзенхауером? Ведь командующий войсками союзников был американцем?

Роберт Бейтман: Это деликатный момент, как лучше всего описать отношения Монтгомери и Эйзенхауера. Можно сказать, что во многих случаях, Эйзенхауер был просто святым, потому что Мотнгомери мог быть настоящим сукиным сыном. Он был высокомерный, напыщенный и требовательный. И одна из заслуг Эйзенхауера в том, что он сумел выполнить свои задачи, не поссорившись с Монтгомери.

Марина Ефимова: Насколько я понимаю, репутация генерала Эйзенхауера как раз и создавалась во время африканской компании. До этого он совершенно не был известен?

Роберт Бейтман: Эйзенхауер был выбран на эту должность через головы его начальников. Тот же Паттон был всегда, со времен Первой мировой войны, не только выше его по званию, но и гораздо способнее, как боевой командир. В 40-м году Паттон был призван и немедленно получил под свое командование дивизию и звание генерала, а Эйзенхауер был тогда майором. Изучая африканскую компанию, вы не найдете сражений, которыми бы командовал Эйзенхауер. Все успешные сражения были выиграны такими командирами как Паттон и Омар Бредли. Но в этой, первой, объединенной высадке союзников, роль Эйзенхауера можно сравнить с ролью дирижера оркестра.

Марина Ефимова: Вот что добавляет к этому автор книги "Армия на рассвете" Рик Аткинсон.

Рик Аткинсон: Эйзенхаур никогда не командовал даже взводом в бою, а тут вдруг он стал командующим армией. Многие были этим недовольны. И особенно шатким его положение было после поражения под Казарин Пасс. Он даже написал письмо сыну, о том, что он может быть снят с поста и понижен в ранге. Его не сместили, потому что Джордж Маршалл верил в него и потому, что он нравился англичанам. Он был одинм из тех немногих генералов, который понимал, что в такой войне нам нужны союзники, как, впрочем, и сегодня для войны с Ираком. Он совершенно не был заражен ксенофобией. Он был человеком широких взглядов, и он был человеком справедливым, что было редкостью среди военных в 1942 году.

Марина Ефимова: Ранней весной 1943 года американский 2-й корпус под командованием Паттона отбил у немцев аэродромы в Тунисе и взял с боем город Гавсу, захватив немецкие арсеналы. Монтгомери готовил атаку на последние укрепления Роммеля - линию Марето в Тунисе.

Рик Аткинсон: В 1942 году немцы очень быстро переправили в Африку войска. Гораздо быстрее, чем ожидали союзники. Однако именно в это время, осенью 1942 года, у них пошли хуже дела на восточном фронте. Битва за Сталинград уже начиналась. И немцы стали разрываться на два фронта. На что союзники и рассчитывали. Поэтому в Африке воевали две армии: Роммеля и фон Арнема. Им не хватало людей, горючего, боеприпасов. А снабжение американской армии было к тому времени практически безграничным. В Иране был построен завод, на котором джип собирали за 9 минут. В Африку доставлялось все: самолеты, боеприпасы, еда. Англичане были потрясены, когда в порт Алжир пришел корабль, нагруженный 5000 упаковок с бутылками кока-колы. Так что, конечно, двум армиям уже было не удержать союзников.

Марина Ефимова: В конце апреля 1943 года генерал Роммель доложил Гитлеру, что дело безнадежно и предложил, пока не поздно, вывести войска из Африки. В ответ, Гитлер потребовал чтобы армии дрались до последнего солдата. Но он не хотел, чтобы убили его лучшего генерала и отозвал Роммеля в Берлин. Как известно, летом 1944 года Роммель принял участие в покушении на Гитлера, и когда покушение не удалось, он согласился покончить с собой, чтобы оградить от преследований свою семью. Компания в Северной Африке закончилась в первых числах мая 1943 года. Несмотря на приказ Гитлера победить или умереть, остатки дивизии Роммеля и фон Арнема сдались в плен в количестве 250 000 человек. Армия союзников 10 июля 1943 года снова погрузилась на корабли, пересекла Средиземное море и высадилась в Сицилии.

Роберт Бейтман: Наша армия в 1942 году была армией новобранцев-призывников, хотя и добровольцев было очень много. Население США накануне второй мировой войны было 120 миллионов человек. Мы мобилизовали из них 16 миллионов. Это, конечно, ничто, по сравнению с 30 миллионами, которые мобилизовал Советской Союз из 194 миллионов своих граждан. Но все равно, когда такое огромное количество новобранцев одновременно вливается в армию, она неминуемо теряет профессионализм. Поэтому в ноябре 1942 в Африке высадилась толпа. А весной 1943 оттуда вышла армия опытных, закаленных в бою солдат и офицеров. За 7 месяцев они набрались такого профессионального опыта, на который в мирное время ушли бы годы.

XS
SM
MD
LG