Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Большая битва за маленького мальчика


Марина Ефимова: "Он плакал, сидя в лодке, когда его, полуобезумевшего от горя, нашли рыбаки, и акулы все еще кружили рядом". Нет, это не описание маленького кубинского мальчика Элиана Гонзалеса, хотя могло бы быть. Это отрывок из повести Хемингуэя "Старик и море". В ней описаны те же воды между Кубой и Флоридой, и та же жгучая надежда у того, кто вышел на утлой лодке в океан, - спасти свое достоинство, найти покой, найти счастье. В прошлом году 1300 кубинцев попытались пересечь эти коварные, с частыми штормами воды. Всего, каких-то 150 километров. И 60 человек погибло. В том числе, мать шестилетнего Гонзалеса Элизабет. Элизабет была мать-одиночка. С отцом Элиана Хуаном Мигуэлем они развелись год назад. Но она везла мальчика в Америку, рассчитывая именно на помощь родственников ее мужа, на его дядю Лазара Гонзалеса, который уже несколько лет жил с семьей в Майами. Во время шторма из 15 пассажиров старого, со слабым мотором катера, спаслись только трое. Но двух других отнесло от Элиана на несколько километров. Так что два с половиной дня мальчик был в океане один, окруженный акулами и дельфинами. Рассказывает Энн Гейер, известная американская публицистка, автор многих книг, в том числе, о Кубе и России.

Энн Гейер: Спасение этого ребенка поистине чудесно. И немедленно он стал для кубинцев чудо-мальчиком, чуть ли не миссией. Кастро сейчас увлечен религией сантария. Это афро-кубинская религия. Священники сантерос, служители этой религии, объявили ребенка посланником небес и объявили что будущее Фиделя Кастро и Кубы зависит от того, где будет расти этот мальчик. С другой стороны, и для эмигрантов, в большинстве своем католиков, ребенок, приплывший по водам в окружении дельфинов, тоже знак свыше - символ их исхода с Кубы в землю обетованную. Так что все дело вышло далеко за пределы частного случая и судьбы одного ребенка. Оно вышло даже за пределы политических интересов, и стало проблемой религиозной.

Марина Ефимова: Во Флориде, в праздник Дня Благодарения в море не выходят. И два рыбака-ирландца Сэм и Донато не могли членораздельно объяснить, почему они нарушили этот обычай. Километра за два от берега, они увидели стаю дельфинов и посреди стаи надутую камеру, на которой лежала кукла, как им сперва показалось. Подплыв поближе, они обнаружили, что кукла жива, вернее чуть жива. Донато сказал, что если не найдется близких родственников, то он мечтал бы усыновить мальчика, потому что никогда не получал такого чудесного подарка ко Дню Благодарения. Но оказалось, что желающих усыновить Элиана много, даже слишком много. Семья Лазара Гонзалеса, к которой Элиан с матерью добирались, родной отец мальчика Хуан Мигуэль Гонзалес и, даже, в некотором роде, мистер Фидель Кастро. Вот, что говорит по этому поводу политолог, специалист по Кубе, старший научный сотрудник Института международных отношений Майкл Раду.

Майкл Раду: С самого начала Кастро использовал этот эпизод для возбуждения национальной истерии, умело направляемой и против правительства США, и против американских законов и, особенно, против кубинской эмиграции. Мальчик стал для него оружием пропаганды, и, по моим наблюдениям, это хорошо рассчитанный ход.

Марина Ефимова: Когда рыбаки привезли Элиана на берег, там его уже ждали, кроме скорой, помощи полицейские, чиновник иммиграционной службы и журналист местной газеты. И с тех пор, вопрос о том, кому должен быть отдан осиротевший ребенок, решается людьми трех самых влиятельных профессий: юристами, политиками и журналистами. Причем, из двух стран с принципиально разными политическими режимами - демократическим американским и диктаторским кубинским.

Майкл Раду: Этот случай сложен тем, что у него есть два плохо совместимых аспекта - политический и юридический. Нынешнее американское правительство делало не одну попытку смягчить отношения с Кастро, и все они, так или иначе, отклонялись Гаваной. Поэтому и президент Клинтон, и министр юстиции Рино хотят сделать все возможное, чтобы выполнить требования Кастро. Это политическая ситуация.

Марина Ефимова: Этот взгляд, я бы сказала, из центра политической шкалы. Послушаем человека с правого фланга, активистку общины кубинских эмигрантов Майами, настроенную, естественно, враждебно к режиму Кастро Марию Кармен.

Мария Кармен: На Кубе возможно все, что угодно. Дело Элиана Гонзалеса рассматривается сейчас на уровне Министерства национальной безопасности. У нас есть опасения, что администрация Клинтона может, в конечном счете, уступить режиму Кастро. Почему? Да потому, что его разведка, похоже, располагает компрометирующей информацией на Клинтона. А Кастро всегда умел манипулировать информацией.

Марина Ефимова: Должна добавить, что предположение, не знаю, насколько обоснованное, о возможном шантаже американского президента со стороны Кастро, было опубликовано и в солидной, хотя и консервативной газете "Уолл Стрит Джорнал", в редакционной статье под названием "Победа Кастро". Совершенно не так видит политическую сторону дела журналистка Энн Гейер.

Энн Гейер: Я не вижу, чтобы правительство Клинтона было особенно заинтересовано политической стороной дела. Если президент и хотел бы снять с Кубы эмбарго, то он не сможет этого сделать без Конгресса. А Конгресс его не поддержит в этом вопросе. Мне кажется, что правительство просто хочет соблюсти букву закона.

Марина Ефимова: Итак, закон.

Майкл Раду: Второй аспект - юридический. Тут надо сказать, что существующая в Америке юридическая система, не зависящая от правительства и политиков, для Кастро вещь непонятная и нереальная, потому что на Кубе, как известно, независимой юриспруденции не существует. Другое дело, что и между американскими юристами нет по этому делу полной солидарности.

Марина Ефимова: В первые дни пребывания Элиана в Америке иммиграционная служба утвердила право на временное опекунство за родственниками из Майами. И они подали прошение за подписью самого шестилетнего Элиана о предоставлении мальчику политического убежища в США. Но через несколько дней и отец Элиана обратился к американскому правительству с просьбой вернуть мальчика ему. То есть, обратно на Кубу. И Америка раскололась надвое - отдавать, не отдавать. Одни говорят: естественно и законно вернуть мальчика, лишившегося матери, его родному отцу. За это решение высказалось 66 процентов опрошенных американцев. Другие говорят: мы не должны возвращать ребенка в тоталитарную страну, откуда его вывезла мать, заплатив за это собственной жизнью. За это решение - 44 процента американцев. А что, говорят они, если на самом деле отец Элиана хочет, чтобы мальчик рос в Америке, но боится сказать, ведь за попытку бегства на Кубе сажают в тюрьму? Кроме того, родственники сообщили, что Хуан Мигуэль знал о планах своей бывшей жены, что после отбытия Элиана с Кубы он позвонил им в Майами и сказал: "Элиан в пути, позаботьтесь о нем". Так отдавать или не отдавать? В декабре суд штата Флорида постановил, что шестилетний Элиан должен быть отдан отцу. Но он должен остаться в США до судебного разбирательства, назначенного на 11 мая, по поводу ходатайства о получении им политического убежища. И эмиграционная служба потребовала, чтобы до суда майамские родичи отвезли ребенка к отцу в Вашингтон, куда, наконец, кубинские власти разрешили ему приехать после 4-х месячной задержки. Кубинские эмигранты считали, что если это будет сделано, то под давлением Кастро отец, а с ним и мальчик, могут отказаться от ходатайства на получение политического убежища. Маленькая Гавана бурлила. В этом районе Флориды - город Майами и его окрестности - живет миллион кубинцев, а всего в США их два миллиона. И 90 процентов за то, чтобы Элиана Гонзалеса оставили в Америке. Родственники Элиана стали тянуть дело. Менять место и условия встречи, менять адвокатов. Министр юстиции Трино пригрозила, что заберет ребенка силой. Тогда у дома Лазара Гонзалеса в Майами стали дежурить патрули кубинских эмигрантов, готовых к шумному протесту. И вот предрассветным утром 22 апреля, по приказу министра юстиции Трино, на дом Гонзалесов был совершен налет. Радио сообщило.

Радио: В маленькой Гаване было еще темно в 5 утра, когда несколько белых мини автобусов остановились у дома Лазара Гонзалеса. Около 20 вооруженных агентов федеральных спецслужб в несколько секунд разметали эмигрантский патруль, не ожидавший вооруженного нападения и ворвались в дом.

Марина Ефимова: Поскольку в доме постоянно дежурили тележурналисты, то весь мир увидел заснятый на пленку довольно жуткий момент, когда вооруженные агенты спецслужб отнимают Элиана у держащего его на руках Донато Дон Ремпла, того самого рыбака, который его спас. Эмоции Донато сразу после рейда тоже записаны на пленку.

Донато Дон Ремпл: Я сначала был в гостиной и вдруг услышал, как на улице закричали: "Они идут, они идут!". Я не мог понять, кто. Но я увидел Элиана, схватил его на руки и бросился с ним в дальнюю комнату. Но перед тем, как захлопнуть дверь, я успел увидеть солдата с автоматом. Я запер дверь, но они в одну секунду разломали дверь надвое. И они вырвали у меня мальчика, направив на него дуло автомата. На шестилетнего мальчика!

Марина Ефимова: Реакция кубинских общин по всей Америке была одинаковой. Они вышли на демонстрации протеста. На одной из них побывал Владимир Морозов.

Владимир Морозов: Демонстрация американцев кубинского происхождения состоялась в центре Манхэттена на перекрестке седьмой авеню и пятьдесят второй улицы. Напротив гостиницы Шератон, где в тот день гостил Бил Клинтон.

Мики Родригес (бухгалтер): Я возмущена тем, что президент и правительство США нарушают законы. Силой отобрать Элиана у его родственников - это позор. Ребенок имеет право на политическое убежище. Да, ему всего шесть лет, но в Америке нет никаких ограничений по возрасту. Вот и все. Все очень просто.

Владимир Морозов: Бывший кубинский политзаключенный Хулио Флорес, заявил мне, что считает Била Клинтона коммунистом. Хулио не так давно в Америке, и понять его английский не легко. На помощь приходит его 11-летний сын.

Сын: Элиан должен остаться в Америке. Если он вернется на Кубу, то ему промоют мозги. Куба - это тюрьма, там нет гражданских прав.. Но их нет и в Америке. Сегодня здесь демократия на закате.

Владимир Морозов: Полиция учла горячий характер демонстрантов, и страстям разрешено бушевать только на участке 25 на 5 метров, огороженном полицейскими барьерами. По улицам без помех идут машины, по тротуарам - группы туристов. Что думают они?

Тедди Кук (фермер из Техаса): Ребенок должен быть с отцом. Если отец захочет остаться в Америке - хорошо. Захочет вернуться на Кубу - это его право. Мне жалко ребенка, он попал между двумя жерновами. Между Фиделем Кастро и нашими политиками. Но по божьему замыслу место ребенка - с родителями.

Марина Ефимова: На счету министра юстиции Джаны Трино уже есть один непопулярный рейд - в дом секты Ветвь Давида, в результате которого погибло 80 человек. Сейчас, объясняя свое решение, Джана Трино сказала.

Джана Трино: 8 агентов были в доме во время операции, которая продолжалась три минуты. Женщина-агент взяла Элиана на руки и сразу начала его успокаивать. Она говорила с ним по-испански. Мы предприняли этот рейд, потому что переговоры с родственниками Элиана о передаче его отцу не двигались с места. А когда родственникам объяснили, что по закону миграционная служба может забрать Элиана без их согласия и передать его отцу, Лазаро Гонзалес, как донесла секретная служба, сказал знакомым, что будет сопротивляться с оружием в руках. В этих обстоятельствах рейд нужно было провести так, чтобы свести к минимуму применение силы. И сделать всю акцию безопасной и для Элиана, и для его родных.

Марина Ефимова: Америка снова раскололась. Мэр города Майами Джо Кароло уволил шефа полиции Уильяма О Брайана, за то что тот допустил такой рейд и даже не поставил его, мэра, в известность об этой акции. Мэр Нью-Йорка Руди Джулиани тоже не одобрил рейда.

Руди Джулиани: Трино должна была вести переговоры столько времени, сколько понадобиться, и ни при каких обстоятельствах ни должна была посылать спецотряд за маленьким мальчиком, чтобы насильно вытащить его из дома. Возмутительно, что она вовлекла в это дело американские правоохранительные органы.

Марина Ефимова: Зато известный политический комментатор "Нью-Йорк Таймс" Томас Фридман наоборот, написал даже вызывающе: "Кинокадры рейда на дом Лазара Гонзалеса согрели мое сердце. Их нужно показывать всем эмигрантам при въезде в Америку, чтобы они знали, что США - страна, где решение суда приводится в исполнение, и что в этой стране правит закон". Однако, как уже заметил политолог Майкл Раду, даже между американскими законоведами нет по этому вопросу полной солидарности.

Майкл Раду: Думается, что рейд агентов служб специального назначения имеет под собой довольно шаткую юридическую основу, не говоря уж об эмоциональной стороне дела. Гарвардский профессор юриспруденции Лоуренс Трайп написал об этом убедительную статью в "Нью-Йорк Таймс". Трайп пишет, что апелляционный суд, постановивший, что дело о получении Элианом Гонзалесом права на политическое убежище должно решаться полноценным судебным процессом, не дал никакого указания на то, у кого должен находиться ребенок до суда. И правительство передало решение о передаче мальчика отцу до суда по собственной инициативе. Другими словами, это решение министра юстиции было не юридическим, а политическим. При республиканском президенте не было бы, я полагаю, ночного рейда на дом родственников Элиана в Майами, и мальчик был бы передан отцу только после решения суда.

Марина Ефимова: Собственно, один подобный случай произошел в Америке при республиканском президенте в начале 80-х, когда политического убежища попросил против воли родителей 12-летний Уолтер Половчак. Тогда советские власти тоже потребовали отправки его на Украину. Но Госдеп тянул дело о его праве на политическое убежище 6 лет, до его совершеннолетия и потом выполнил его ходатайство. Сейчас Уолтер живет под Чикаго, ему 30 лет и он сам отец. На Украине он был только один раз, чтобы забрать к себе в Америку престарелых родителей. Немаловажное различие этих двух случаев в том, что Уолтеру было 12 лет, а не 6, и он сам хотел остаться. Однако профессор Гарвардского университета славист Роман Шпорлюк находит и другое отличие, политическое. С профессором Шпорлюком беседует Ян Рунов.

Роман Шпорлюк: Тогда имидж Советского Союза был очень нехороший на Западе. Так что можно было тогда думать, что этот мальчик будет предан преследованиям. Я, конечно, понимаю, что Куба - это совсем не демократическое общество, но, тем не менее, хуже было жить при Андропове или Брежневе в Советском Союзе, чем сейчас, во время господства господина Кастро. Мир будет смотреть на то, что происходит.

Марина Ефимова: Насколько цивилизованно будут вести себя мистер Кастро - большой вопрос. Вот, что говорит по этому поводу Энн Гейер.

Энн Гейер: На Кубе сейчас дети официально принадлежат не родителям, а государству. Это даже записано в кубинской Конституции. Поэтому Элиан станет, конечно, игрушкой Кастро. Не думаю, что жизнь его будет очень счастливой. Кастро уже объявил, что поселит семью в новом большом доме в Гаване и что государство будет контролировать их жизнь. Но выхода никакого я не вижу. Поскольку, по американским законам, ребенок принадлежит не государству, а родителям. Так что на приближающемся судебном разбирательстве мы не будем иметь неправой стороны. Обе стороны будут правы.

Марина Ефимова: Сейчас, когда отец маленького Элиана Гонзалеса находится в США и заявляет, что хочет забрать сына к себе на Кубу, у родственников из Майами нет практически никаких шансов оставить ребенка в Америке и получить права опекунства. Кроме того, либеральная часть интеллигенции уже сильно раздражена на кубинских эмигрантов за шум, за преувеличенную, по их мнению, ненависть к мистеру Фиделю Кастро, за то, наконец, что они пытаются учить их, американцев, справедливости и законности. И это отношение ярко демонстрирует ведущий популярнейшего телешоу Херальд Ривера.

Херальд Ривера: Мне кажется, что нам сейчас уже практически все известно. С одной стороны, у мальчика есть его родной и явно любящий его отец. Этот отец коммунист, но не безработный коммунист, у него хорошая работа, во всяком случае, по меркам коммунистического государства, и благополучная семья - вторая жена и маленький ребенок. С другой стороны, в США на мальчика претендуют люди, которые не являются даже его ближайшими родственниками и которых, при всем желании, нельзя назвать благополучной семьей. Его тетя больна - восемь раз побывала в больнице за то время, пока Элиан находится здесь. Ее отец не имеет постоянной работы. Кроме того, полиция дважды задерживала его за вождение автомобиля в нетрезвом виде. Не считаете ли вы, что будет в высшей степени несправедливым и глупым решением отдать мальчика этим людям, а не отцу только потому, что он коммунист? Нам придется признать, что бывают случаи, когда коммунисты - хорошие люди, а демократы - плохие люди.

Марина Ефимова: Стоит уточнить, что Хуан-Мигуэль Гонзалес на Кубе работает в курортном валютном отеле в качестве секьюрити гард. Это может значить, что он вахтер, а может, что он сотрудник секретной службы. В любом случае, он действительно получает приличную зарплату хотя бы потому, что ему платят в долларах. Но вернемся к Херальдо. Вот, что отвечает ему его оппонент, сенатор от штата Флорида Роберто Менендос.

Роберто Менендос: Я вообще не уверен, что отец Элиана коммунист. Может быть да, а может быть нет. Если он живет в коммунистической стране, это еще не значит, что он сам коммунист. Но что я точно знаю, что на Кубе у него остались родители и пасынок. И поэтому я вовсе не уверен, что здесь, в США он может свободно говорить о своих намерениях и планах, как в отношении Элиана, так в отношении него самого, каким бы приватным, с глазу на глаз не был этот разговор. Даже человек, живущий здесь, не может быть абсолютно свободен.

Марина Ефимова: Кубинский диссидент, эмигрант Осмей Луга, отсидевший в кастровской тюрьме, пишет: "Каждые 3-4 месяца Фидель произносит публичную речь, причем говорит все время об одном и том же. История Элиана Гонзалеса дала ему возможность немного взбодрить национальный дух. Он будут говорить об этом вечно".

Майкл Раду: Либералы все это время делали упор на так называемые семейные ценности. Но в том, как они формулировали свои аргументы, они ясно показали, что все еще не понимают ни самого Кастро, ни вообще природу тоталитарного режима. Они не понимают, кому в действительности они возвращают ребенка. Они не понимают, насколько вероятно, что в жизни Элиана Гонзалеса Фидель Кастро будет играть большую роль, чем его настоящий отец. Вот, в чем корень проблемы.

Марина Ефимова: "Что будет, - пишет в "Тайме" политический комментатор Джошуа Рамо, - когда все участники демонстраций, разойдутся по домам, пресса кинется на новых знаменитостей, а Госдеп перейдет к проблемам сотен других детей, разлученных с родителями. Где будет тогда Элиан Гонзалес? Мы, американцы решаем его проблему под девизом - главное интересы ребенка. Но в сущности, никто из нас не может решить проблему мальчика, стоящего перед ужасным выбором - свобода или любовь".

XS
SM
MD
LG