Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Травоядная Америка


Марина Ефимова: Опубликованные недавно результаты опросов показали, что в прошлом году треть американцев пользовалась лекарственными травами. Почти вдвое больше, чем в позапрошлом году. Вообще говоря, и опроса не надо. Так называемых магазинов здоровой пищи, где продаются эти травы, за какие-нибудь 3-4 года стало по всей стране не меньше, чем аптек. Почему именно сейчас американцы вдруг увлеклись травами? Я беседую с одним из главных специалистов по лекарственным растениям Америки, профессором эмеритус Индианского университета Верро Тайлором.

Верро Тайлор: Интерес к травам сейчас огромный. Причин такого интереса, по-моему, две. Во-первых, за последнее время заметно выросло число американцев, недовольных состоянием традиционной медицины в США. Медицина стала дорогой и обезличенной. Врачи перестали ходить на дом, вместо этого они набирают себе слишком много пациентов и тратят по несколько минут на каждого. Во-вторых, в отличие от большинства лекарств, травы можно купить без рецепта. Они эффективны, а главное, почти все они безопасны для организма в целом. В то время как большинство лекарств, которые выписывают современные американские врачи, дают вредные побочные эффекты.

Марина Ефимова: И, однако, только в 1994 году лекарственные травы в Америке получили вид на жительство. Для этого понадобилось специальное постановление Конгресса, принятое против воли медицинского истеблишмента в лице FDA - Агентство по Контролю за Пищевыми и Лекарственными Продуктами. В этом постановлении принято решение считать травы не лекарствами, а едой, диетическими пищевыми добавками. Благодаря этому определению их не надо проверять так строго, как лекарства. Профессор Тайлор, мне все же непонятно такое упорное противодействие лекарственным травам в Америке со стороны врачей. В Европе травы издавна прижились в традиционной медицине, особенно в Германии, где недавно были проведены серьезные исследования и составлен список из 200 рекомендованных и 100 не рекомендованных лекарственных растений. Но ведь в Америке тоже была традиция. Тут веками существовало индейское траволечение?

Верро Тайлор: Да, и сейчас самыми популярными нашими травяными препаратами и диетическими добавками являются те, которыми сотни лет пользовались американские индейцы. Например, экинейсия, помогающая при простудах. Другое растение называется блэк кохаш, оно родом из лесов новой Англии.

Марина Ефимова: Позвольте, я переведу. Экинейсия - это гербера - очень красивый цветок. Его также называют Соломонов корень, канзасская черноглавка. А блэк кохаш растет и в Сибири. Его называют кирказон или змеиный корень.

Верро Тайлор: Индейцы называли его женский корень и использовали так же, как он используется сейчас: для облегчения климактерического периода у женщин. Почти во всех странах травы всегда были не только популярны, но и легитимны. В этом смысле США представляют собой исключение. Возможно потому, что будучи форпостом технического и научного прогресса страна предпочла новшество - синтетические химические препараты. Многие американские медики не одобряют естественно самого принципа самолечения. Один из его противников профессор медицины и биохимии университета Джона Гопкинса в Балтиморе Симон Марголис. С ним беседует Ян Рунов.

Симон Марголис: Самолечение при тяжелых, но излечимых заболеваниях чрезвычайно опасно. Многие из тех, кто прибегает к помощи травной медицины, не обязательно больны. Они просто ищут в травах эликсир молодости, здоровья, долголетия. Этот вариант менее опасен. Хотя травы вряд ли предохранят их от болезней и смерти. Большинство их этих трав сами по себе безвредны. Для здоровых людей безвредны. Разве что вредят их карману. Потому что травы отнюдь не дешевы.

Ян Рунов: Вы сказали, что травы, в основном, безвредны. А есть среди них опасные?

Симон Марголис: Например, неправильное применение эфедры. Возьмем сопалметто, травку, которую принимают мужчины с увеличенной предстательной железой и испытывающие трудности с мочеиспусканием. Если болезнь только начинается, человек может поверить в некоторое облегчение. Но если положение ухудшится, и моча начнет скапливаться в организме, придется обратиться к врачу. Меня очень беспокоит зверобой, который люди принимают от депрессии. Во-первых, они не знают, депрессия ли это, может быть причина их плохого состояния в другом. А помочь в выяснении причины может только врач. Я понимаю, у человека может не быть денег, и медицинской страховки у него нет, поэтому он охотно верит рекламе народных целителей. Но при тяжелых заболеваниях это чрезвычайно большой риск. Интересно, что только в конце 19 века медицина начала превращаться в настоящую науку. А через 100 лет цивилизованные страны вдруг стали возвращаться к тому состоянию, в котором они прибывали в 80-х годах прошлого века. Я полагаю, что противонаучные, антиинтеллектуальные настроения, распространившиеся сейчас, уступят место здравому смыслу. Впрочем, может быть, я выдаю желаемое за действительное. Но я уверен, что нет двух медицин - традиционной и альтернативной. Есть одна медицина - научная.

Марина Ефимова: Действительно, не перейдем же мы от всей научной и технической мощи этой традиционной конвеншинал американской медицины к отварам ромашки или зверобоя. Однако вовсе отмахнуться от древних как мир лекарственных трав нам мешает одна единственная причина: у каждого из нас был в жизни случай, когда нас выручили травы. В моей жизни - два. Когда мне было 24 года и я была кормящей матерью, я вдруг обнаружила под грудью довольно большую опухоль. Женщина участковый хирург послала меня к онкологу. Тот сделал тест, (помню тяжелую неделю ожидания результата), и определил что опухоль доброкачественная, но надо ее удалить. В страхе перед операцией я прибежала обратно к участковой. "Здрасьте, размахались ножами", - сказала врачиха, сама, между прочим, хирург. Она написала на бумажке название лекарственной травы, которое я, к сожалению, забыла, и научила делать примочки. Через три дня моя опухоль рассосалась без всякой операции. Другой случай произошел через 15 лет. Моей младшей дочери Наташе было три года, когда кто-то принес в дом ананас, в то время диковинку. Я дала Наташе маленький кусочек, а остальное подала гостям. Но Наташа, которая была большим дипломатом, тихонько обошла всех гостей, и каждый дал ей еще по кусочку ананаса. Вечером она вся покрылась сыпью, у нее начался ужасный озноб и боли в суставах. Был, как это всегда бывает, вечер субботы, и звонить можно было только в скорую помощь, которая забрала бы ребенка в самое гиблое место - в больницу. Поэтому мы бросились звонить всяким опытным бабушкам. И все они сказали одно слово: череда. Муж слетал в аптеку, принес коробку сушеной травки. От нее пахло сеном, летом, деревенской аптекой. Мы приготовили теплую ванночку и, чувствуя себя абсолютными мракобесами, опустили туда ребенка. Как только она погрузилась в теплый отвар, у нее прекратился и озноб, и зуд, и боли. Мы повторили процедуру трижды. Когда в понедельник пришел врач, девочка была здорова. "Что же вы не вызвали скорую? - сказал он, выслушав наш рассказ. - Сделали бы укол, и все". Размахались шприцами! Но вернемся к научным спорам, и послушаем, что возражает один профессор другому - профессор Тайлор профессору Марголису.

Верро Тайлор: Что касается самолечения, то оно может быть опасно в случае тяжелых заболеваний. Но если у вас нарыв на пальце, простуда, ангина, кашель, расстройство желудка, запор, бессонница или легкая нервозность, травные препараты прекрасно помогают. Однако ведь главный секрет лечебных трав в том, что они не лечат больных, а сохраняют здоровье здоровым. Активизируют иммунную систему, улучшают общее самочувствие, поднимают тонус. Недавнее обследование показало, что половина потребителей лекарственных трав используют их в превентивных мерах.

Марина Ефимова: Профессор Марголис выразил сомнение и по поводу нескольких конкретных лекарственных трав: зверобоя, пальметто и эфедры - популярного и старинного средства от астмы. Из-за него по наблюдению врачей за 10 лет погибло 36 человек, страдавших сердечными заболеваниями. Интересно, сколько погибло от антибиотиков? Профессор Тайлор, считаете ли вы, что травы, которые требуют определенной осторожности, нужно запретить к продаже? Сюда нужно добавить и листья индейского дерева сософрас, которым долго лечили сифилис, и болеутоляющую белладонну, и много других.

Верро Тайлор: Я не считаю, что их нужно запрещать, но на каждой упаковке должна быть дана подробная инструкция с предупреждением. Эфедра, к примеру, если ее использовать в течение 2-3 дней, чтобы остановить приступ астмы, совершенно безопасна. Но если этот препарат пытаются принимать регулярно, как это делают спортсмены, например, или люди, которые хотят похудеть, то это нужно делать только под наблюдением врача. Пока такие болезни, как рак, туберкулез или СПИД лекарственными травами не вылечить. Но хочу сказать, что даже и побочные вредные действия трав намного слабее, чем побочные действия тех лекарств, которые сплошь и рядом прописывают врачи. Того же пенициллина, например. И сейчас конечно, смешно звучит, когда мы называем самую древнюю медицину на свете нетрадиционной.

Марина Ефимова: Действительно, лечение травами трудно назвать нетрадиционным. За 1500 лет до Рождества Христова египтяне, чтобы избежать эпидемий среди строителей пирамид, кормили их, по свидетельству Геродота, чесноком, луком и соком редьки. То есть, использовали растения-антисептики. Из иберских папирусов стало ясно, что египтяне знали и антибиотическое действие хлебной плесени. Да и вообще треть всех растений, которыми они лечились, используются в медицине и сейчас. В 4-м веке до нашей эры отец медицины Гиппократ использовал целительные свойства репейника, тмина, розмарина, аниса, пиона, фиалки. А главное, это он впервые сформулировал принцип, который сейчас исповедуют лекари-травники. Он сказал: "Природа находит свои пути исцеления. Без всякого обучения и руководства она делает то, что нужно. То есть задача врача - только помочь ей". Сегодня в нашей передаче участвует человек, свято исповедывающий этот принцип Гиппократа, энтузиаст травной медицины, или, точнее, травоядия инженер Леонид Слуцкер.

Леонид Слуцкер: Нужно различать сильные лекарственные травы или яды. Травы, которые, подобно лекарствам, но меньше имеют побочных эффектов. И травы питательные, которые, в общем, ничего не лечат, а только питают организм. Мы пользуемся набором питательных веществ компании Сан Райдер. Это, по моему мнению, лучшая компания в этой области, которая дает наборы питательных концентрированных растительных продуктов. Там нет лекарственных трав. Но есть питание для отдельных систем: кровообращения, дыхательной, иммунной системы, эндокринной системы, системы пищеварения, мышечной, костной. Кроме того, что организм нужно питать и помогать ему восстанавливаться, его нужно еще и очищать - питать его системы очищения: почки, печень, кожу. Потому что мы очень засорены токсинами и шлаками. Главная роль - дать организму все, что нужно для того, чтобы он правильно функционировал. После этого организм имеет способность к восстановлению, в нем заложены эти функции. Современная медицина, по своей философии и возможностям, не может лечить хронические болезни. Она лечит только симптомы. Например, высокое кровяное давление. Когда у человека высокое кровяное давление, ему дают лекарство, оно расширяет ему сосуды, давление падает. Но причина остается такой, какой она была. И часто медицина не знает, что это такое. Кстати, недавно была передача, где выступал врач и рассказывал, как лекарства приводят к тяжелым последствиям. От этих последствий дают следующее лекарство, от тех следующее, и человека просто губят.

Марина Ефимова: Значит, когда человек заболел, какое-то хроническое у него заболевание, он уже травы использовать не может, уже поздно?

Леонид Слуцкер: Наоборот, я знаю много случаев полного выздоровления от самых тяжелых хронических болезней, включая рак и, иногда, даже, безнадежный рак. Только нужно принять другую философию, что довольно трудно.

Марина Ефимова: Леонид Слуцекр упомянул про необходимость очищения организма. На этих процедурах очищения, особенно печени и желудочно-кишечного тракта, всего за несколько лет выросла целая индустрия, чтобы не сказать, религия. В ее Мекке, в баварской клинике доктора Веббеккера уже побывала писательница и журналистка Людмила Штерн. Вот, коротко, ее впечатления.

Людмила Штерн: Основа их лечения - три компонента: лечебное голодание, они не любят слово голодание, он называют это лечебный пост, температурные контрасты и физическое движение. Во время этого голодания человек получает всего лишь от 200 до 300 калорий в день. Но, парадоксальный факт - есть не хочется, голова не болит, энергии не убавляется. Утром - стакан морковного сока, днем нам давали большую чашу овощного бульона. Они варят бульон из примерно 80 овощей 2-3 часа, потом все овощи выбрасываются и остается овощной навар. Этого бульона можно съесть сколько душе угодно. И вечером чай и крошечная розеточка меда. Вот и все. Вы должны пить очень много воды. Кроме того, каждый день клизма, а еще точнее - промывание кишечника специальной установкой. В вас впускают 15 литров ромашкового раствора. Постепенно, не сразу, и массируют внутренность кишечника, абсолютно его очищая от каких бы то ни было грязи, налетов, токсинов. Поскольку, естественно, что при этом очищении вымывается и необходимая флора и минералы, то вам дают за каждой из этих легких трапез - сока, бульона и чая, специальные капли, в которых находятся флора и минералы, чтобы восстановить необходимый баланс.

Марина Ефимова: Ну, Люда, и как сказалось это лично на вас?

Людмила Штерн: С тех пор, как я приехала, я не приняла ни одной таблетки болеутоляющей от артрита, от которого страдаю много лет. Во-вторых, я потеряла довольно много веса, что было и желательно в моем случае. В третьих, у меня упало кровяное давление, и я тоже перестала принимать таблетки. Поскольку я не врач и не имею никакого медицинского образования, у меня нет никакого теоретического обоснования этих методов. Но они работают.

Марина Ефимова: Остается добавить, что занимает это очистительное мероприятие от 10 до 12 дней, и что каждый день стоит 120 долларов. Тем, кто увлечется питательными или лекарственными травами, придется осваивать это дело только по книгам, поскольку пока специалистов очень мало. Только в трех медицинских школах их готовят. Одна, в частности - колледж Роки Маунтен Скул в Колорадо. В институте здоровья, в офисе диетических добавок мне рекомендовали две книги, обе написанные профессором Тайлером "Честный травник" и "Вкусные травы". Но все же, очевидно, большинство потребителей лекарственных трав выбирает их по слухам, а не по книгам.

Рая Вайль: Мой старинный приятель радиоинженер Престон с иронией относится к магической силе лекарственных трав и домашних снадобий.

Престон: Это все фокус-покус, вуду, мамбо-джамбо, ведьмовство, черная магия.

Рая Вайль: Престон рассказывает, как одна женщина, с которой он вместе работал, чуть не отправила его на тот свет, посоветовав принимать какой-то минерал, даламит, кажется, от которого ему стало так плохо, что пришлось бежать к врачу.

Престон: Сейчас я принимаю Гинко - лечебную траву в капсулах, которая должна, якобы, улучшать мою память. Но когда жена спрашивает, выпил ли я свою утреннюю порцию, я с ужасом обнаруживаю, что забыл.

Рая Вайль: На второй авеню в районе Ист Вилледжа захожу в небольшой магазинчик, так называемой, здоровой пищи, - всего натурального, включая шампуни и мочалки. Народу много. Молодой человек в очках, разбирающийся во всем этом хозяйстве, дает советы покупателям.

- В октябре прошлого года у меня обнаружили опухоль в груди, - рассказывает, пока мы ждем своей очереди, средних лет дама, похожая на учительницу. - Оказалось - рак. Опухоль вырезали, а потом врачи предложили мне провести несколько сеансов химиотерапии. Я не согласилась. В этот магазин я попала случайно. Хосе, - моя собеседница указала на молодого человека, на прием к которому уже образовалась очередь, - посоветовал мне принимать набор трав, которые называются здесь хакси формулой. Основной ее ингредиент - корень растения поук, очищает кровь. Эффект поразительный - мне стало намного лучше.

Рая Вайль: Здесь же в магазине - компьютер, в память которого заложена энциклопедия натуральной медицины. Нажимаешь какую-то точку прямо на экране, и, пожалуйста, получай полную информацию обо всех своих болячках и о том, как от них избавиться. Можно даже попросить, чтобы отпечатали, если нашел для себя что-то важное и нужное. Наконец, подошла моя очередь. Молодой человек оказался сыном эмигрантов их Мексики. Зовут Хосе Сальвадор. По образованию - биолог. Уже закончив университет, три года изучал целебные свойства трав и минералов.

Марина Ефимова: А уверены вы в качестве своего товара? Какие здесь существуют гарантии?

Хосе Сальвадор: Я стараюсь иметь дело только с солидными фирмами. Но и конечно, я знаю, как выглядят травы, как они пахнут. Слежу, чтобы все ингредиенты были чистые, чтобы не было сахара и прочих примесей. Это все, что я могут проверить. Я думаю, процентов 80-90 того, что мы здесь продаем, это чистый продукт. Остальные 10 - не знаю. Не уверен.

Рая Вайль: Кто ваши покупатели?

Хосе Сальвадор: Публика смешанная. Но, в основном, женщины. Иногда приходят мужчины со списком того, что надо купить. Но большинство их них делает это под нажимом женщин.

Марина Ефимова: Любопытно, что во времена Ренессанса, когда интерес врачей к травной медицине упал, знание лекарственных растений сохранили женщины, передавая лекарственные и косметические рецепты из поколения в поколение - от матери к дочери. Главным погубителем традиции натуральной медицины и лекарственных трав и основателем современной фармакологии считается швейцарский врач и алхимик Парацельс, создатель натрохимии, которая рассматривает все процессы в организме как химические процессы. Он часами трудился в лаборатории, вываривая, выпаривая, смешивая, очищая, фильтруя, то есть, делая первые попытки извлечения из растений и минералов тех химических веществ, которые, по его мнению, являлись целительными. И фармакология пошла по пути создания химических лекарств. Мы беседуем с Джимом Аланом, профессором Орегонского колледжа восточной медицины.

Джим Аллан: Я думаю, положение начинает меняться. Ответственные за здравоохранение федеральные органы признали врачами хиропракторов. И медицинские страховки, как частные, так и государственные, стали оплачивать их услуги. Мы, американцы, традиционно доверяем только хорошо научно обоснованным данным. С более углубленным изучением нетрадиционных методов лечения эти методы войдут и в учебные программы. А в пересчете на доллары методы натуральной терапии дешевле и, в ряде случаев, эффективнее, чем традиционное для Америки лечение.

Марина Ефимова: Интересно, что мечты американцев о победе над раком обращаются не к обычной медицине, а к траволечению. Например, в голливудском фильме "Лекарь", музыку из которого мы выбрали для сегодняшней передачи, микробиологи в джунглях Амазонки пытаются разгадать секреты шамана, вылечившего каким-то видом брамелии рак лимфатических желез, косивший его племя. Ральф Эмерсон сказал однажды кому-то из своих спутников во время прогулки по лугам новой Англии: "Как вы можете высокомерно назвать эти растения сорняками? Каждый сорняк это лекарство, возможно бесценное, просто мы еще не знаем его целительных свойств". Судя по тому, что в США тратится на лекарственные растения по 4 миллиарда долларов в год, американцы согласны со своим поэтом.

XS
SM
MD
LG