Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Высокая вода Влтавы


Автор Нелли Павласкова

Нелли Павласкова: Прага. Середина августа 2002 года. Разбушевавшаяся стихия. Всегда смирная и романтическая река Влтава, воспетая поэтами и композиторами, крушит жилища пражан и культурные достояния народа. Куда не проникла река, вышедшая из берегов, туда ворвались подземные воды. Пострадавшими оказались, кроме пражского метро, исторические архивы и книги, веками хранившиеся в подземельях неприступных пражских дворцов, выдержавших в прошлом столетнюю воду - наводнение конца 19 века. Но эта высокая вода была 500-летней. Подобное случилось с Прагой полтысячелетия назад.

Ныне вода унесла архитектурные планы Праги, старинные карты и документы, книги и даже некоторые секретные архивы бывшей коммунистической госбезопасности. От библиотеки Академии наук Чешской Республики, находящейся в 50 метрах от Влтавы, где не пострадала ни одна книга, до библиотеки Института философии Академии наук всего несколько сотен метров. Но в августе это было несколько сотен метров по опустевшему городу, где солнце высушило остатки зловонного речного ила, превратив его в пыль, летающую в воздухе. Перед домами громоздятся свалки из загубленных водой предметов домашнего обихода, из оборудования ресторанов. Повсюду шумят агрегаты насосов. Здесь, в старом городе, электричества не было 3 недели. На улице перед Институтом философии обычная для тех дней картина - стоят поддоны с книгами и документами, лежат черные пластиковые мешки. Сотрудники института в резиновых сапогах с лампами на лбу выносят из здания, из подвального помещения поврежденные книги. 14 августа рано утром подземные воды начали просачиваться сквозь стены подвальных помещений, потом они прорвали тяжелую крышку канализационной шахты, которую сотрудники забаррикадировали уже в начале наводнения. Вода просачивалась быстро и к вечеру залила всю библиотеку, находящуюся в подземелье.

Из докладной записки директора института философии Вильяма Герольда.

Диктор: 12 и 13 августа вплоть до категорического приказа об эвакуации мы собственными силами перемещали книжные фонды из подземного книгохранилища на компактные полки на верхних этажах. Мы полагали, что вода зальет подвалы до 40 сантиметров, однако, она достигла трех метров. Институту философии удалось все же спасти наиболее ценную часть библиотеки, включая всю технику и каталоги. Мы сделали все, что смогли. На большее не хватило времени, ибо надо было спасать не только подземелье, но и первый этаж института. По улицам разъезжала полиция и в мегафон призывала всех срочно уходить. От меня требовали немедленной эвакуации всех сотрудников. Всем нам угрожала опасность. Я вынужден был подчиниться.

Нелли Павласкова: Всего в здании института философии находилось 120 000 томов, принадлежащих институту философии и институту социологии. В библиотеке находилось ценное собрание немецкой философской литературы конца 19 - начала 20 века. Неповрежденными остались только 40 000 томов. 20 000 томов отнесли к, так называемому, "нормально влажному книжному фонду". Эти книги сотрудники сушили прямо на верхних этажах. Им плесень не грозила. Непосредственно под водой очутилось 60 000 томов, из которых методом замораживания, возможно, будет спасена половина. Заведующий библиотекой Франтишек Поспешил.

Франтишек Поспешил: Мы спасли не так уж много книг, но их научная ценность велика. Поврежденные книги мы дважды тщательно рассортировали и выбрали только самые ценные. Представьте себе научного сотрудника института, стоящего в резиновых сапогах по колено в воде, освещающего книги лампой, прикрепленной ко лбу. Он снимает книги с полки и решает, какую взять, а какой пожертвовать.

Нелли Павласкова: Из докладной записки директора института Вильяма Герольда.

Диктор: Проблемы были и с откачиванием воды. Пражские пожарные отказывались принимать во внимание то, что это не обычный подвал, что в воде книги, которые необходимо из нее вытащить, как можно скорее, иначе им уже ничего не поможет. Они записали нас в долгую очередь, но, к счастью, к нам на помощь пришла команда пожарных добровольцев города Стахне Шумаве. Мэр этого города - бывший сотрудник Академии Наук. Он-то и послал нам на помощь эту команду, и они за сутки откачали воду. Если бы ни они, то погибли бы и книги, которых вода не коснулась. Если книги долго находятся во влажном помещении, то они быстро плесневеют.

Нелли Павласкова: Директор библиотеки Франтишек Поспешил.

Франтишек Поспешил: Эту библиотеку мы собирали с нуля. Для нас это была не только работа, а личное дело. Во время наводнения мы не потеряли ни каталоги, ни систему, ни лучшие книги. На основе этих данных, мы начнем реставрировать библиотеку, но часть из нее восстановим только в компьютере. Мы не послали в морозильники много слипшихся и размокших книг - их пришлось немедленно выбросить. Среди них все сочинения Сталина и Готвальда и вся псевдофилософская литература 50-х годов. Большая вода принесла беду, но и вычистила ненужное.

Нелли Павласкова: От наводнения сильно пострадала городская библиотека, находящаяся напротив знаменитого книгохранилища Клементинум. Говорит ее директор Войтех Балек.

Войтек Балек: Мы действовали точно по инструкции, на случай наводнения. Ориентировались по планам и слушались приказов соответствующих органов. Но в кульминационный момент наводнения подземные воды залили полтора этажа библиотеки. Большой кинозал превратился в бассейн, глубиной 5 метров. 5 метров грязной, канализационной воды. Зал полностью погублен, он нуждается в полной реконструкции. Точно также были повреждены малый зал и читальни. В вестибюлях и коридорах стояла вода метр глубиной и при откачивании мы нашли в подвальных этажах дохлых рыб.

Нелли Павласкова: Благодаря сотрудникам библиотеки, специалистам и спасателям, но, прежде всего, благодаря работе добровольцев, удалось вовремя перенести на верхние этажи весь книжный фонд. Директор Национальной библиотеки Войтех Балек.

Войтек Балек: Эвакуация проходила в несколько этапов. Наиболее драматической была ночь с 12 на 13 августа - вода проникала в здание, до сих пор не знаем, куда и откуда, и быстро поднималась. Некоторые коридоры и залы были уже затоплены, а мы как раз собирались вносить туда книги из еще сухих складов. И все это, при свете ручных фонариков. Нам помогала команда добровольцев. Одна из тех, что разъезжала по городу в грузовиках. Они остановились перед библиотекой и спросили: "Помощь нужна?". Мы им объяснили, что это работа очень тяжелая. Я не хотел никого принуждать. Они сказали: "Все ясно" и соскочили с кузова. Помогли нам. Я не могу выразить, как мы благодарны им и еще сотням неизвестных, благородных людей, которые нам помогали и помогают все это время.

Нелли Павласкова: К сожалению, два филиала городской пражской библиотеки постигла еще более горькая участь. В библиотеке пражского района Карлин, где вода доходила до уровня трех метров, не удалось спасти ни одной книги. Более оптимистичны прогнозы в филиале городской библиотеки в другом сильно пострадавшем районе - Голешовице. Директор библиотеки Петер Ржеак.

Петер Ржеак: Еще во вторник нас уверяли, что библиотека на попадет в район возможного наводнения, что сюда не проникнет даже столетняя вода. Через несколько часов после этого прогноза библиотека оказалась под водой. Река залила и отделение редчайших изданий - рукописи и книги 16, 17 и 18 веков, включая несколько оригиналов ручной работы, как, например, пражская Библия 1488 года. Погибла библиография 20 века, погибло 20 000 редчайших книг городской библиотеки. Под водой оказалась и мастерская по реставрации книг со всем оборудованием.

Нелли Павласкова: В спасении книг отличилась Зузанна Копенцова, заведующая отделом каталогизации и редких книг. Она рассказывает.

Зузанна Копенцова: На второй день, когда мы уже поняли масштабы надвигающегося на Прагу бедствия, мы хотели продолжить перенос книг, но полиция нас уже не подпустила к библиотеке и вообще не впустила в этот район. Тогда я села к компьютеру и по интернету нашла инструкции, что делать для спасения книг. Сначала книги надо отмыть от грязи и ила, вода с них должна откапать. Ни в коем случае их нельзя открывать. Потом каждая книга в отдельности помещается в пластиковый конверт, и его необходимо заклеить. Затем несколько книг вкладываются в пластиковые сумки, и их снова заклеивают по гигиеническим соображениям. Книги кладут на поддоны, отвозят в морозильники. Мы на второй день договорились с холодильным комбинатом о помощи. Их замораживают при температуре -25-30 градусов. Там они дожидаются, пока их не положит на свой стол реставратор. Сушение книг проходит в специальных вакуумных сушилках. Книга заворачивается в фильтрационную бумагу и вкладывается в аппарат, высасывающий из нее влажность. Один такой сушильный аппарат стоит миллион крон. Только потом книгу можно реставрировать. Когда схлынула вода, мы немедленно послали в морозильники несколько грузовиков с книгами. Все он заморожены и в этом заслуга добровольцев, которые с необыкновенным терпением книги мыли, упаковывали и подготавливали к замораживанию. Сейчас руководство городской библиотеки ищет спонсоров, которые бы дали деньги на покупку или аренду сушильных аппаратов. Нам надо заново создать весь отдел и реставраторскую мастерскую. Конечно, теперь в совсем другом районе Праги. Ничего подобного не должно повторится. Теперь, когда мы знаем, что можно ожидать от реки, надо пересмотреть наше отношение к архивам. Ведь общественность почти ничего не знала о нашем фонде редчайших книг. Это бедствие преподало нам урок и, может быть, для отдела редких книг настанет новая жизнь.

Нелли Павласкова: Самое большое чешское книгохранилище - Клементинум. В него входят Национальная, Университетская и Славянская библиотеки. Клементинум расположен на набережной, в двух шагах от Карлова моста и от реки. Она залила находящийся напротив его романтический полуостров с театром, музеем Сметаны, концертным залом, ресторанами и знаменитой дискотекой, где совсем недавно проводил ночи голливудский актер Брюс Уиллис. Фильм с его участием тогда снимался в Праге. Все это оказалось под водой, но дальше она не пошла. О том, как был спасен Клементинум, рассказывает многолетний директор славянской библиотеки, ныне ее научный сотрудник доктор Иржи Вацек.

Иржи Вацек: Надо сказать, что как Клементинум, в котором находится национальная библиотека Чешской Республики, включая славянскую библиотеку, не только Клементинум, но и весь старый город спасли специальные металлические барьеры, которые были поставлены вдоль набережной. Так что вода проникла только в подвальные помещения. Библиотечные фонды ни в коем случае не пострадали. Хотя ущерб, который наводнение нанесло зданию Клементинума, составляет около 20 миллионов крон. Так как уничтожены или были очень повреждены техническое оборудование, котельная, трансформатор, все электрическое оборудование и другие помещения, которые связаны с техническим тылом библиотеки.

Нелли Павласкова: В славянскую библиотеку входит, так называемый, русский архив. Если уж мы о нем заговорили, то расскажите, пожалуйста, как он возник, и что в него входит?

Иржи Вацек: Славянская библиотека возникла в 1929 году. Но еще раньше в 1924 была основана русская библиотека по инициативе русского эмигранта, получившего политическое убежище в Праге, литературоведа Владимира Тукаловского. Он обратился к Чехословацкому Министерству иностранных дел с просьбой открыть русскую библиотеку. Основой ее стало его личное собрание книг и периодических изданий, которую он перевез в Прагу через Финляндию. Это предложение было принято, и с весны 1925 года библиотека была открыта для общественности. Библиотека стала одним из институтов "Русской акции", душой которой был чехословацкий президент Масарик. Все эти институты служили для удовлетворения духовных запросов и материальных потребностей русских эмигрантов. В 1928 году в библиотеку вошли и произведения других славянских литератур и она получила официальное название славянской. В ней сейчас насчитывается три четверти миллиона томов и периодических изданий. Но это собрание было до 45 года еще более обширным. После войны советские власти вывезли в Москву архив русских эмигрантов. В Праге остались библиотека и уникальное собрание эмигрантских газет в период между двумя войнами. Когда даже в США появился конкурентный русский архив, пражское собрание оставалось уникальным в международном масштабе. Русский фонд превратился в научно исследовательский институт, доступный широкой общественности. Ныне мы понимаем, каким огромным богатством мы располагаем, хотя фонд относительно неполный. У нас все же осталась самая ценная с точки зрения историков часть - собрание газет времен гражданской войны. Газет, издававшихся как на советской территории, так и на территории, занятой Белой армией. Со времени второй мировой войны у нас тоже есть вся периодика на русском языке, изданная на оккупированных фашистами территориях. Я уже не говорю о многих сотнях периодических изданий русских газет и журналов, выходивших на всех континентах. Все они пересылались в Прагу.

Нелли Павласкова: А какова судьба увезенного в Советский Союз архива? Вы не собираетесь добиваться его возвращения в Прагу?

Иржи Вацек: Русский архив состоял из трех частей. Собственно архив, библиотека и собрание газет. Архив был увезен в Москву. Часть из него попала в Киев, потому что там были и украинские материалы. Ныне он находится в государственном архиве Российской Федерации. Многие российские исследователи, работающие с этими материалами, сообщают нам, что он находится в идеальном состоянии. Как мы к этому относимся? В конце концов, этот архив касается российской истории. А ныне, когда Россия распрощалась с тоталитарным режимом, уместно, чтобы архив служил ученым и общественности в стране, представители которой его основали. Так что вряд ли ему стоит возвращаться назад.

Нелли Павласкова: Поддерживаете ли вы связи с российскими учеными, разрабатывающими проблематику русской эмиграции и с сотрудниками библиотек?

Иржи Вацек: Особенно в последние годы библиотека сотрудничает с русскими библиотеками даже в других областях. Например, с российской национальной библиотекой в Санкт-Петербурге, библиотека сотрудничает в подготовке сводного каталога русской книги 1918-1926 год. Например, этой работой заведует сотрудник, специалист санкт-петербургской библиотеки господин Соколинский. И через несколько дней после наводнения мы получили от него письмо с вопросом о нашем положении. Он очень волновался о нашей судьбе. Потом еще из Санкт-Петербурга получили письмо от историка Александра Мельникова, с которым библиотека сотрудничала. Это было нам очень приятно, что наши зарубежные друзья с нами и что они нам желают всего доброго.

XS
SM
MD
LG