Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американский образ смерти. Похоронный бизнес в Соединенных Штатах


Марина Ефимова: Американское деревенское кладбище не похоже на российское. Оно обычно расположено на открытом всем ветрам безлесном холме, покрытом зеленой травой. На кладбище нет могильных холмиков, а прямо в траве стоят торчком плоские каменные плиты, на которых выбиты имена и даты. Далеко внизу видны окрестные деревни, дороги, машины, но звуки почти не доносятся до кладбища. И глядя на этот покой, трудно представить себе какую беспокойную, мощную, богатейшую индустрию представляет собой похоронный бизнес в США. Впервые я подумала об этом, когда заметила, как много в американских городах и городках похоронных бюро. А главное, что в каждом городке они занимают самые красивые дома - старинные особняки, здания бывших дорогих отелей и ресторанов. Почему? Вот, что рассказывает Лиса Карсон - заместитель директора общественной организации "Похоронное общество Америки".

Лиса Карсон: В течение многих лет американцы хоронили своих мертвых на местных кладбищах рядом с могилами их родителей, дедушек и бабушек. Но в последние десятилетия американские семьи раскидало по всей стране. Теперь у каждого американца все родственники живут в разных местах. Бабушка умерла во Флориде, а внуки живут в Нью-Йорке, и они не могут организовать всю процедуру - панихиду, похороны, поминки. У них хватает времени прилететь только на один день. Да даже если они живут в том же городе, в большинстве случаев у них небольшая квартира, где даже не устроить поминок. К их услугам и появились современные модернизированные похоронные бюро, которые берут на себя все заботы.

Марина Ефимова: Понятно, что похороны, подготовленные нанятым сервисом, стоят дороже. Поэтому американцы начинают готовиться к смерти загодя. Первый шаг - страхование жизни. Об этом - представитель американского совета по страхованию жизни Герберт Перрон.

Герберт Перрон: Чем моложе человек, тем легче ему купить страховку. Но и люди пожилого возраста, которые попадают в группу повышенного риска, тоже могут застраховать жизнь, правда, платить им придется намного больше. Чаще всего американцы страхуют жизнь примерно в 50-летнем возрасте. Ведь главная причина страхования жизни в том, что человек хочет обеспечить свою семью в случае неожиданной смерти кормильца.

Марина Ефимова: А может ли семья застраховать, скажем, смертельно больного родственника, скрыв сведения о его болезни? Или человек, задумавший самоубийство, предварительно страхует себя?

Герберт Перрон: Согласно закону, существует 2-летний испытательный срок. Если застраховавший свою жизнь покончит с собой в течение этих двух лет, страховая компания имеет право ничего не выплачивать наследникам. Но если самоубийство совершено после этих двух лет, наследники должны получить всю сумму страховки. Поэтому страховая компания, прежде, чем заключить контракт, пытается узнать о человеке как можно больше.

Марина Ефимова: В отличие от страхования автомобиля или здоровья, страхование жизни - абсолютно добровольный вид страховки. И, тем не менее, средняя сумма, на которую застрахована одна американская семья - 166 000 долларов. То есть от лица американцев никак нельзя сказать словами русского поэта: "Смерть - это то, что бывает с другими". Наоборот, известное американское изречение гласит: "Смерть - это часть жизни". Если первый шаг к подготовке к смерти - страхование - американцы делают в 50 лет, то в 60 они делают второй шаг - покупку места на кладбище. Мы включили в передачу рассказ покупательницы.

Покупательница: В Америке есть традиция покупать место заранее. По многим причинам. Когда человек умирает, это все отходит на второй план. Идут совершенно другие деньги. Речь идет о других деньгах. И моя мама решила подготовить себе все заранее. Долго она агитировала нас, я не могла пойти на это. Мне трудно было пойти и купить могилу для моей мамы. Но она нас заставила, и мы пошли покупать. Место, которое нам показали, мама сказала, что она там не хочет лежать, потому что это очень шумно и близко от дороги. Все расхохотались. Напряжение, которое было, совершенно спало. Нам показали второе место. Она сказала, что оно ее устраивает. И нам сказали: "Хорошо, за вами будет эта могила под номером 13". Мама тоже категорически отказалась, потому что это плохая примета. И, наконец, мы выбрали третье место. Маму это устроило. Правда, через год или два мы перевели ее на центральное кладбище, так как мы купили три могилы сразу.

Марина Ефимова: Это в Нью-Йорке?

Покупательница: Да. Это называется Вашингтонское кладбище в Бруклине.

Марина Ефимова: Какие же там цены?

Покупательница: Могила, которая была не на основном кладбище, стоила 2000 долларов, а та, которую мы взяли коллективом на три человека, стоит 2800 на человека. Это не одна могила, а три разные.

Марина Ефимова: Я думала, что можно хоронить в одну могилу.

Покупательница: Это очень неудобно.

Марина Ефимова: Для кого?

Покупательница: Для тех, кто там лежит.

Марина Ефимова: И такая предусмотрительность вполне оправдана. На днях мой знакомый пошел со своим старым дядей присматривать ему могилу на том же Вашингтонском кладбище в Бруклине. Но сейчас могилы стоят уже по 4000 долларов. Правда, к моим знакомым тут же подошел могильный спекулянт. Рассказав неубедительную историю про бабушку, раздумавшую умирать, он предложил им могилу на 200 долларов дешевле кладбищенской цены. Если он купил могилу два года назад, то заработал на ней 1000 долларов - неплохой инвестмент. Мисс Карсон, все ли покупают места на кладбище заранее в Америке?

Лиса Карсон: Нет, многие покупают и потом испытывают большие неудобства. Например, они переезжают в другой город и никак не могут продать свою будущую могилу. Если вы живете в малонаселенной местности, на ферме, например, то по закону вы можете похоронить родственника на своей земле. Даже устроить там семейное кладбище. В случае кремации останки могут быть по закону похоронены где угодно - в вашем собственном саду под розовым кустом.

Марина Ефимова: В отличие от своих предшественников начала или даже середины века нынешний американский покойник попадает в руки профессионалов. Один из таких профессионалов Крис Вудс заканчивает колледж похоронного бизнеса. Крис, чему учат в вашем колледже?

Крис Вудс: Много разных предметов. Бухгалтерия, законы, которые необходимо знать и соблюдать при ведении любого бизнеса, химия, анатомия, физиология, общий и практический курс, на котором обучают тому, как бальзамировать, как правильно открыть артерию, выпустить кровь и ввести предохраняющие от разложения химикалии. Затем, художественное оформление, косметология. Тут обучают, как одевать, причесывать и подкрашивать покойника. Есть курс, который называется "Искусство восстановления". И бывали случаи, когда лицо покойника так изуродовано пулями или побоями, что его невозможно узнать. В таких случаях мы вынуждены восстанавливать лицо по фотографии. В буквальном смысле лепить из пластилина нос, щеки, подбородок. Ну, а поскольку нам приходится постоянно общаться с родственниками умерших, мы изучаем еще и психологию. Похоронные законы чрезвычайно важны. Чтобы не попасть под суд за какую-нибудь оплошность. Например, чтобы не произошло ошибки, тело нельзя кремировать, если не прошло 24 часов с момента наступления смерти. Нельзя давать рекламу, содержащую лживую информацию об услугах и расценках. Нельзя иметь одновременно и похоронный и кладбищенский бизнес, чтобы не было монополии. Нельзя выставлять тело для прощания с родственниками без бальзамирования. Причем, это должно быть сделано максимум через 48 часов после того, как мы получили труп. В противном случае, без морозильника тело начинает быстро разлагаться, что создает угрозу для здоровья окружающих.

Марина Ефимова: Уж так-таки и опасно! Тут, конечно, невозможно не вспомнить классику. Сатирический роман Ивлина Во "Незабвенная". Служащий дорогого похоронного бюро в Лос-Анджелесе спрашивает героя, будет ли гроб его дяди сэра Фрэнсиса Барлоу открыт для прощания с телом. Герой отвечает, что дядя повесился и его лицо ужасно искажено смертью. И тогда служащий бюро говорит: "О, для наших косметологов это пустяки. В прошлом месяце у нас был один незабвенный - утопленник. Месяц пробыл в море. Его узнали только по часам на запястье. Знаете, как он выглядел, когда его обработали наши косметологи? Как в день свадьбы. Эти ребята знают свое дело. Даже если бы ваш дядя сел на атомную бомбу перед взрывом, они вернули бы ему пристойный вид".

Марина Ефимова: И мы, конечно, помним, как выглядел после реставрации старый Фрэнсис Барлоу. Улыбающийся умиротворенной улыбкой, темноволосый, с легким румянцем и длинными девичьими ресницами. Лиса Карсон объясняет моду на бальзамирование, которое никакой американский закон не предусматривает, исключительно диктатом гробовщиков. Но наш коллега Борис Парамонов полагает что языческий, древнеегипетский обряд бальзамирования соответствует национальному характеру американцев.

Борис Парамонов: Я с этой темой, отношением американцев к смерти, столкнулся очень давно, аж в начале 60-х годов, когда в журнале "Москва" появились мемуары знаменитого певца Александра Вертинского. Вертинский, как известно, долгие годы прожил в эмиграции и вернулся в СССР после войны. И во время эмигрантского своего житья объездил весь мир. Побывал и в Америке, где и произошла история, о которой он рассказал в мемуарах. Один американец в Калифорнии пригласил его на поминки по своей жене, и, придя на эту парти, Вертинский был изумлен, увидев среди гостей покойницу, сидевшую у бара с бокалом "Мартини" в окостеневших руках. На ней было вечернее платье, грим, все, что полагается. Вдовец объяснил непосвященному иностранцу, что исполнял последнюю волю жены. Признаюсь, что прочитав это, я не сильно поверил рассказанному. Но вот некоторое время спустя появился в СССР перевод знаменитой повести Ивлина Во "Незабвенная" - злейшая сатира на США, данная на фоне калифорнийского похоронного бизнеса. И я понял, что Александр Вертинский публику не обманывал. Американцы любят украшать смерть. Дело тут не только во внушениях деятелей самого похоронного бизнеса. В их наглости нет ничего специфически американского. Подобная же тактика свойственна, например, немецким похоронщикам, о нравах которых мы узнали из романа Ремарка "Черный обелиск". Главное правило в этом деле - на клиента надо давить, ибо каждый, оставшийся в живых чувствует вину перед покойником и готов ее в какой-то мере искупить материальными затратами. Да и в России я с подобным сталкивался. Помню, когда умер тесть и явились санитары, старшой сказал чрезвычайно суровым тоном: "Полагается дать за вынос". Он чувствовал себя хозяином положения. Естественно дали и хорошо дали: служитель смерти - это серьезная социальная и даже метафизическая позиция. Но вернемся к американцам. Тут нужно говорить, пожалуй, об их оптимизме, об их установке на хорошую жизнь, которая, если можно так сказать, естественно пролонгируется, проецируется на отношении к смерти. Иногда кажется, что в глубине американского коллективного бессознательного вообще нет понятия смерти. Жизнь не должна так радикально портиться. Вот подспудная вера американцев. В Америке все еще жив технологический оптимизм, идеология борьбы с природой, радужная перспектива этой борьбы. Предельной же целью такой борьбы, борьбы с природой должна быть победа над смертью.

Марина Ефимова: Сколько стоят, в общем и целом, похороны в Америке, Крис?

Крис Вудс: Цены варьируются в зависимости от штата и похоронного бюро. От 60 долларов до полутора тысяч и выше. Сюда входит использование нашей машины, бальзамирование, все приготовления, связанные с отпеванием и погребением. Гроб оплачивается отдельно. Он может быть простой дешевый, а можно заказать и из бронзы за несколько десятков тысяч. За использование помещения тоже отдельная плата: от 300 до 600 долларов за день или за 4 часа. В среднем, из расчета 100-150 долларов в час. Если у умершего была медицинская страховика типа Медикэйд или он получал велфер, то все расходы покрывает государство. Некоторые предлагают кремацию - это намного дешевле. Но все равно, кто-то должен оплачивать наш сервис.

Марина Ефимова: Статью, опубликованную недавно в журнале "ЮС Ньюз анд Уорлд Репорт" автор назвал так: "Не умирайте, не прочтя эту статью". В ней приводится типичная цена похорон в Америке, включая стоимость могилы в прошлом году - 8 000 долларов. То есть чуть меньше трети средней годовой зарплаты американца, которая равна сейчас 26 000 долларов. Вот, что добавляет к этому замдиректора "Похоронного общества Америки" Лиса Карсон.

Лиса Карсон: Мне как раз вчера позвонила с жалобами женщина, которой похороны мужа обошлись в 9 000 долларов. Он был очень болен, она многие месяцы ухаживала за ним, но не делала никаких приготовлений к его неизбежной смерти, потому что просто боялась об этом думать. И в результате она выбрала самое дорогое похоронное бюро потому, что оно было ближе других. Эта женщина - типичнейший пример, добровольная жертва гробовщиков. Но у нее хотя бы были деньги, чтобы расплатиться. Другим приходится залезать в непомерные долги. У нас слишком много похоронных бюро. Многие из них хоронят лишь 1-2 человек в неделю, и могут себе это позволить. Разумеется, они задирают цены до небес. В любом другом бизнесе это бы не прошло, потому что люди сравнивают сервисы и ищут то, что подходит им по цене. Но в этом бизнесе люди часто оказываются беспомощными, их захватывают врасплох. Они становятся добровольными жертвами похоронной индустрии. Цены растут, а люди платят.

Марина Ефимова: Именно поэтому и появились такие организации как "Похоронное общество Америки". Его члены могут получить исчерпывающую информацию обо всех похоронных сервисах, ценах и даже о распродажах. Насколько доходен похоронный бизнес? Крис, сколько зарабатывает служащий похоронного бюро?

Крис Вудс: В колледже нам говорили, что мы можем рассчитывать на зарплату учителя в средней школе - то есть 45-60 тысяч в год. Но на самом деле, обслуживая различные похоронные бюро и занимаясь только бальзамированием трупов, можно заработать до 100 000 в год и больше. Владельцы похоронных бюро - другое дело. Здесь пределов нет. Можно заработать 300 000 в год, а можно и 5-10 миллионов.

Марина Ефимова: Когда в начале передачи Крис упомянул, что в колледже студенты проходят курс психологии, многие подумали, наверное, что речь идет об умении тактично и осторожно обращаться с убитыми горем родными покойного. И это тоже, но не всегда. В знаменитом бестселлере начала 60-х годов, документальной книге Джессики Митфорд "Американский образ смерти" автор описывает такие психологические трюки похоронных бюро, перед которыми меркнет роман "Незабвенная".

Диктор: В брошюре "Руководство к успешному похоронному бизнесу" бывший декан колледжа в Сан-Франциско Леон Аттер предостерегает служащих от грубых ходов. Например, не советует говорить сыну, который организует похороны матери, такие слова: "Судя по вашему костюму, вы любите красивые вещи и, наверное, захотите купить для вашей мамы красивый гроб". Аттер учит действовать не словами, а умелой организацией товара. Например, выставлять гробы для показа непременно от дешевого к дорогому. С тем, чтобы с одной стороны не сразу шокировать покупателя ценой, а с другой, поразив красотой дорогих гробов, не дать ему вернуться к самым дешевым и уродливым. Автор советует расположить гробы средней цены в средней комнате, дешевые - в комнате слева, а дорогие в комнате справа, поскольку выяснено, что большинство покупателей автоматически поворачивают направо. Психологи объясняют, что налево поворачивают только левши, то есть 15 процентов покупателей. Этот маршрут Аттер называет "аллеей приближения". Но бывает, что упрямцы и бедные люди идут все же налево. Этот маршрут Аттер назвал "аллеей сопротивления". С этими покупателями Аттер советует обращаться с неизменной вежливостью и уважением, но и там расположить гробы таким образом, чтобы вывести упрямца не на самый дешевый.

Марина Ефимова: Но не будем все валить на гробовщиков. Тщеславие или чувство вины руководит родными умерших на всех ступенях общественной лестницы. Друг семьи Кеннеди, журналист Вильям Манчестер писал в книге "Смерть президента".

Диктор: В Далласе, директор похоронного дома "Дубовая роща" выглядел так, как будто сошел со страниц Хаксли или Ивлина Во. В зале все время тихонько звучала органная музыка. Я не выдержал давления и выбрал самый дорогой гроб "Британия" - 400 килограммов чистой бронзы. По дороге в Вашингтон от него отлетели орнаменты, а главное - одна из восьми ручек. Пришлось снова выбирать. Роберт Кеннеди читал книгу Джессики Митфорд, и когда девушка из похоронного бюро стала перечислять цены - 500 долларов, 1400, 2000, расписывая водонепроницаемость гробов, пружинные матрасы и внутреннее освещение. Роберт сказал 1400, а потом корил себя, называл дешевкой и признался, что это не простой выбор для близких.

Марина Ефимова: Итак, украшенный цветами, водонепроницаемый гроб с пружинным матрасом и атласным воланом стоит в зале похоронного бюро. Нанятый музыкант играет на маленьком органе любимые мелодии покойного - часто веселые. А друзья и знакомые с изумлением вглядываются в его загримированное лицо. "Официальные историки американского похоронного дела, - пишет Джессика Митфорд, - уверяют, что форма нынешних похорон уходит корнями в американскую традицию и в традицию иудео-христианской религии. Это напоминает мне надпись на газоне в университете, где я училась: "Наша традиция - по траве не ходить". Традиция вступила в действие в среду утром. Так и традиция нынешних похорон, она появилась недавно и уходит корнями только в идею торговой прибыли". Далее Митфорд пишет.

Диктор: Западные религии больше говорят о духовных аспектах погребения, чем о ритуалах, в частности, о равенстве всех перед лицом смерти. Католичество лишь предписывает хоронить покойника с крестом в руках или складывать его руки крест-накрест. Иудаизм прямо запрещает выставлять тело на обозрение и украшать гроб, который должен быть деревянным и простым, чтобы не делать различий между богатством и бедностью. В Израиле хоронят без гроба вообще, в простом саване.

Марина Ефимова: Недавно в Америке появилось движение "Движение назад к домашним похоронам". В их брошюрах описываются все законы, связанные с похоронами, которые гораздо проще, чем их представляют директора похоронных бюро. А также даются полезные рекомендации, включая самые конкретные: как обмывать покойника, как несколько дней хранить тело дома. Многие американцы хотят вернуться от дорогого, обезличенного, иногда пошлого, иногда унизительного обслуживания похоронного бюро, к действительно традиционному, семейному обряду.

Лиса Карсон: Много лет назад гроб с телом умершей бабушки стоял бы в гостиной семейного дома и соседи, друзья и родственники приходили бы туда отдать ей последний долг. Потом сыновья и внуки погрузили бы гроб в машину и сами отвезли бы его на кладбище, где местный священник отслужил бы панихиду, а потом бы все вернулись в дом, на поминки, приготовленные родственницами и соседками.

Марина Ефимова: В сотнях американских кинофильмов, художественных и документальных, мы видим, как похоронная процессия пешком поднимается на кладбище, как шестеро мужчин несут гроб, и священник над открытой могилой читает надгробную молитву.

Великий Боже, вдохнувший жизнь в прах
И создавший Адама и Еву по своему образу и подобию,
Мы возвращаем тело раба твоего в землю, из которой он вышел,
Веруя, что ты, воскресивший из мертвых Христа,
Снова вдохнешь в нас жизнь, чтобы мы жили с тобой вечно,
Земля к земле, прах к праху, аминь.
XS
SM
MD
LG