Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Монополизация прессы




Марина Ефимова: Первая декада января прошла в Америке под знаком слияния телевизионного гиганта "Тайм Уорнер" и интернетного великана, самого великанского в мире, фирмы "Америка он лайн". Все газеты и журналы были заполнены не только информацией об этой сделке, но и фотографиями счастливых управляющих обеих фирм - Стивена Кейза и Джеральда Левина, запечатленных или в момент поздравительных объятий, или шепчущих что-то друг другу на ушко. Просто хочется вырезать на дереве слова: "Америка он лайн" плюс "Тайм Уорнер" равняется любовь. Обидно, что это слияние произошло не в день святого Валентина. Однако, как вы догадываетесь, брак этот, не по любви, а по расчету.

Приданное было неплохим с обеих сторон. "Америка он лайн" обслуживает 54 процента всех потребителей интернета в США, общий доход фирмы - 5 миллиардов долларов в год. "Тайм Уорнер", в свою очередь владеет 20 процентами всей кабельной телевизионной сети США, издает 33 журнала, включая журнал "Тайм", владеет двумя киностудиями "Уорнер Бразерс" и "Нью лайн синема", а также десятью телеканалами, включая HBO. Общегодовой доход компании 27 миллиардов долларов. Зачем им понадобилось объединяться? Об этом, наш корреспондент Ян Рунов беседует с профессором Корнельского университета, экономистом Робертом Франком.

Роберт Франк: Обе компании считают, что выиграют от слияния. Проблема "Америка он лайн" в том, что она предоставляет свои услуги по выходу на интернет через телефонный кабель. Но у этой системы нет перспектив, так как связь слишком медленная. Чтобы скорость сервиса удовлетворила запросы потребителя, надо вместо телефонной линии использовать линии связи кабельного телевидения. А у корпорации "Тайм Уорнер" имеется очень развитая система кабельного телевидения и начинает развиваться собственная, высокоскоростная интернетная связь. Слияние откроет новой корпорации путь к гораздо более быстрому и качественному ходу на интернет, чем если бы каждая из компаний действовала в одиночку.

Ян Рунов: Вы, профессор, пишете в своей статье в газете "Нью-Йорк Таймс", что для "Америка он лайн" и "Тайм Уорнер" объединение - вопрос выживания в эпоху высоких технологий. Это действительно вопрос жизни и смерти или, все же, вопрос повышения доходов?

Роберт Франк: В конце концов, в конкурентной борьбе уровень доходов определяет выживаемость компании. Если у вас нет наиболее эффективного средства доставки потребителю своих услуг, вы не выживете.

Марина Ефимова: Мы, конечно, рады спасению компаний "Америка он лайн" и "Тайм Уорнер" от возможного разорения или обеднения до какого-нибудь жалкого уровня в 4 миллиарда долларов в год. Но больше всего нас, все-таки, интересует потребитель. Что значит эта сделка для него? Тут надо заметить, что и журналисты, в большинстве своем, встретили соединение двух корпораций с энтузиазмом. В журнале "Ньюсуик" автор огромной обзорной статьи Джонни Робертс пишет.

Диктор: Брак старомодного гиганта "Тайм Уорнер" и пионером прогресса "Америка он лайн" потрясет грядущее столетие. Новая компания надеется сделать интернет такой же незаменимой принадлежностью жизни, какими стали телефон и телевидение.

Марина Ефимова: Статью в "Ньюсуике" иллюстрирует футурологическая картинка - американский дом, к которому тянутся провода кабельного телевидения, телефонные провода нового типа ДСЛ, антенна на крыше принимает сигналы со спутника, и обитатели дома, одновременно, кто смотрит кино на экране во всю стену, кто слушает музыку по компьютеру, кто по второму компьютеру читает новый журнал, кто работает на третьем компьютере, и так далее. Но давайте держаться более реалистического взгляда на судьбу потребителей. Начнем с мнения профессор Франка.

Роберт Франк: Это выгодно и для потребителей, которые получат скорость и качество сервиса, и для компании, которая продает этот сервис. Объем предоставляемой информации будет увеличен во много раз. Достигнув большей степени монополизации, объединенная компания сможет захватить большую часть потребительского рынка.

Марина Ефимова: Итак, новый поворот дела. Возможность монопольного захвата рынка новой, парной корпорацией. Вообще говоря, в американском правительстве существует специальный антимонопольный комитет, занимающийся исключительно борьбой с монополизацией в сфере бизнеса. А эта борьба ведется уже более 100 лет. Первый антитрестовский закон - Шерменс акт - был издан в 1890 году. Но как объясняет профессор Франк, в данном случае законодатели не могут применить эти законы к фирмам "Америка он лайн" и "Тайм Уорнер".

Роберт Франк: Потому что они не конкурируют на одном рынке. Каждая из них предоставляет различные услуги. Это не то, что, скажем, если бы объединились автомобильные корпорации "Форд" и "Дженерал Моторс". Это, скорее, выглядит, как объединение "Форда" с молочной фермой.

Марина Ефимова: Послушаем еще одного экономиста, на этот раз, практика, президента консультационной компании "Транскоминтернейшнл" Юрия Ярым-Агаева.

Юрий Ярым-Агаев: То, что происходит, это, скорее, так называемая, вертикальная интеграция, когда две компании, специализирующиеся в разных, но смежных областях экономики, сливаются и создают более полный цикл. Ни у одной из этих компаний в своей области монополии нет. Поэтому полной монополии произойти не может. Но, безусловно, в этом будет монополизация в этой области.

Марина Ефимова: Более того, далеко в Америке не все согласны даже и с тем, что у двух объединившихся компаний разные рынки, и что они борются за разного потребителя. В нашей передаче участвует журналист Бен Багдикян, в недавнем прошлом декан факультета журналистики университета в Беркли, автор книги "Монополизация прессы".

Бен Багдикян: Это неправда, что они борются за разную публику. Это оправдание. Мол, "Америка он лайн" занимается интернетом, а "Тайм Уорнер" - кабельным телевидением. Владельцы и менеджеры всех ведущих компаний, как теле-, так и интернетных владеют акциями своих конкурентов, создают совместные предприятия и участвуют в других сделках. Словом, они все заинтересованы во взаимном процветании. По сути дела, весь этот конгломерат похож на картель, на единое, гигантское предприятие с несколькими относительно независимыми филиалами.

Марина Ефимова: И все это в рамках законов?

Бен Багдикян: Или умело обходя их. Например, они обмениваются акциями. И пока их деньги находятся в обращении на рынке, они с огромных сумм не платят налогов. То есть, там получается некий замкнутый круг взаимного подкармливания.

Марина Ефимова: Многие пишут, что слияние "Америка он лайн" и "Тайм Уорнер" даст небывалое расширение сервиса. В частности, разнообразие телепрограмм.

Бен Багикян: Вообще говоря, до сих пор увеличивание числа каналов не приводило к большому разнообразию программ. И тут дело в том, на каком принципе строится борьба телекомпании за потребителя. Главный их принцип составления программ такой: найди успешную программу и лепи по ней копии, до тех пор, пока они у публики из ушей не полезут. Главная цель - профит.

Марина Ефимова: Я спросила профессора Багдикяна, согласен ли он, что законодатели не могут применить к компании "Америка он лайн" антитрестовское регулирование.

Бен Багдикян: Могут и должны, но не применят. Потому что политики слишком зависят от средств информации. Информационные магнаты - их главные финансисты.

Марина Ефимова: Профессор Франк?

Роберт Франк: Мой взгляд на это следующий. Есть законные владельцы обеих компаний, и нужны очень веские причины, чтобы помешать им делать то, что, по их мнению, необходимо для процветания компании. Это их собственность и, если они желают эту собственность объединить, они имеют на это право. Разве что, мы сможем со всей очевидностью показать, что такой шаг окажется пагубным для других компаний. Но я не вижу ясных доказательств того, что от этого кто-то пострадает.

Марина Ефимова: Итак, ничто пока не мешает корпорациям "Америка он лайн" и "Тайм Уорнер" слиться и создать союз, который противники чрезмерного укрупнения бизнеса называют корпоративным бегемотом. Книгу "Монополизация прессы" Бен Багдикян написал в 1983 году. Недавно вышло ее пятое издание.

Бен Багдикян: Когда вышла моя книга "Монополизация бизнеса", всеми средствами массовой информации в США владели 50 фирм. Поэтому многие рецензенты отметили, что книга интересная, но паникерская. Ко времени второго издания, в 1987 году, число фирм сократилось в половину. В 90-м их стало 23. в 93-м - 20, в 96-м 12-13, а сейчас - 6. В результате, последние рецензенты называют мою книгу интересной, но со слишком консервативной оценкой ситуации. Верным в моим заключениях остается, по крайней мере, одно: сила прессы давно уже стала силой политической в самом крупном масштабе. В наше время именно от владельцев телеканалов, интернета и ведущих газет зависит то, как политик будет представлен публике. И чем крупнее и богаче информационная фирма, тем сильнее ее политическое влияние.

Марина Ефимова: Не забудем: при слиянии таких компаний, как "Америка он лайн" и "Тайм Уорнер", получается, что одни и те же люди контролируют весь процесс создания массовой культуры - от содержания информационных и художественных материалов, до технического способа передачи этих материалов потребителю. Вот, что добавляет директор центра по изучению СМИ Джефф Честер.

Джефф Честер: До настоящего момента интернет был открыт для всех. Теперь телевизионные компании, владельцы интернета, захотят, чтобы потребитель, выходящий на интернет через них, прежде всего, увидел их продукцию, их программы. Дело ведь не только в "Америка он лайн" и "Тайм Уорнер". Сейчас и фирма ATNT собирается покупать кабельного поставщика "Мидия Уан". А "Мидия Уан" владеет четвертью компании "Тайм Уорнер". Так что, в следующем году, мы уже будем иметь новый конгломерат партнерства. Тогда эти две компании будут владеть половиной телевизионных каналов и половиной кабельной системы. Вот тут правительство и должно было бы вмешаться. Но боюсь, оно не посмеет тягаться с гигантами прессы.

Марина Ефимова: Как следствие сказанного, возникает новый вопрос: ведь корпорация средств массовой информации - это не завод Форда и не молочная ферма. Ведь это, хотим мы этого или не хотим, предприятие идеологическое, связанное с нравственным состоянием нации. Поэтому, если для корпорации единственный критерий успеха - профит - то будет ли в такой компании свободен журналист в изложении новостей, в выборе материалов, тем, собственной позиции? В книге "Монополизация прессы", профессор Багдикян в главе, посвященной самоцензуре журналистов, выбрал, в качестве эпиграфа, предостережение из Евангелия от Матфея:
Ибо где сокровище ваше,
Там будет и сердце ваше.

Темы журналистской независимости и свободы коснулся и Ян Рунов в беседе с профессором Робертом Франком.

Ян Рунов: Не придется ли журналистам работать с оглядкой на своего работодателя, так как уйти к другому у них уже не будет возможности?

Роберт Франк: Да, я бы поставил опасность такого развития событий на первое место. Мы уже видели случаи, когда коммерческие интересы оказывали отрицательное влияние на подачу и отбор новостного материала в компаниях, владеющих средствами массовой информации. Согласен, это тревожно.

Марина Ефимова: Согласен ли с этим экономист Юрий Ярым-Агаев?

Юрий Ярым-Агаев: Безусловно, это конгломерат, который может иметь свою, вполне определенную, политическую идеологию, которую он, прямо или косвенно может проводить во всех своих средствах массовой информации. И это серьезно. Вторая серьезная вещь заключается в том, что цены при такой монополизации для потребителя как интернета, так и СМИ, обычно идут вверх.

Ян Рунов: Как они могут поднять цены, если они не владеют и половиной рынка интернета?

Юрий Ярым-Агаев: Начинать надо с простого вопроса, каким образом "Америка он лайн" смогла получить такое гигантское число подписчиков сейчас? Более 20 миллионов человек. Ибо по качеству это один из самых худших интернет-провайдеров в Америке. Просто они получили изначально очень большой капитал, сумели сделать свое имя хорошо известным, и для менее информированного потребителя, который не знает обо всех альтернативах, которые существуют, он обращается к тому, что наиболее известно, доступно. Они попробуют сделать пакет, не только предоставлять потребителю связь с интернетом, а создать много различных журналов, игр на том же интернете, используя уже "Тайм Уорнер". И сделать такой базисный пакет, который будет гораздо больше, чем связь с интернетом, и который стоить будет гораздо больше, и который подписчикам не нужен.

Марина Ефимова: Что вы думаете об этом, мистер Честер?

Джефф Честер: Не вам рассказывать, как опасно, если вся система информации принадлежит правительству. Но и частная система таит свои опасности. Поэтому нужен баланс между коммерческим сектором и правительственным, общественным, который служил бы интересам общества в целом. Это борьба за будущее телевидения. Оно будет дигитальным, виртуальным, персонифицированным. Оно будет содержать практически безграничную информацию. То есть, это будет могучая сила. Если службы информации будут контролировать несколько корпораций, она может превратиться в орвелловского Большого брата.

Марина Ефимова: Что можно сделать, чтобы остановить монополизацию прессы? Экономист Юрий Ярым-Агаев считает, что вся надежда на естественное самооздоровление рынка.

Юрий Ярым-Агаев: При любой монополизации начинают доминировать бюрократические механизмы, а не рыночные. Эти структуры внутри всегда очень несвободны. Они подчиняются довольно жесткой корпоративной дисциплине. Качество журналов и газет будет становиться хуже. Опять же, в силу тех же факторов, будет гораздо медленнее обновляться технология. Они не будут вкладывать достаточно в это средств. И бюрократия будет очень замедлять все процессы технологического обновления.

Ян Рунов: То есть, конгломерат не страшен потому, что небольшие фирмы его обойдут?

Юрий Ярым-Агаев: В первую очередь, это издания на интернете и, во вторую очередь, это радио, которое тоже очень дешево. И вот недавний закон сделал очень доступным с материальной точки зрения для каждого человека создание своей собственной радиостанции. Это свободные люди, которые будут делать более интересные вещи. А что касается технологии, то опять же молодые, маленькие компании, будут выходить с новой технологией и составлять конкуренцию вот таким гигантам и монополиям.

Марина Ефимова: Хочется сказать: на рынок надейся, а сам не плошай. Когда-то американцы поразительно умели объединяться в борьбе с экономической несправедливостью. Американская революция началась с того, что весь народ отказался платить налог на чай размером в три пенса. Что думает народ сейчас об экономическом единовластии корпоративных бегемотов? Опрос ведет Рая Вайль.

Рая Вайль: 44-летняя Линн, с которой я познакомилась в местном отделении почтамта - уроженка Нью-Йорка с корнями из Гаити. Как она относится к известию об объединении таких двух гигантов, как "Америка он лайн" и "Тайм Уорнер"?

Линн: У меня другая компания. Я не пользуюсь "Америка он лайн". Да и вообще, меня мало волнует, что там на верхах происходит. Ну, будет не такой большой выбор компаний, ну и что? По мне так это даже лучше. Я не большая поклонница интернета. Я почти не пользуюсь им.

Рая Вайль: Дело не только в интернете. На днях было сообщение о том, что еще две крупные компании собираются объединиться. Тут явно видна тенденция к монополизации. Чем может это обернуться для нас, потребителей?

Линн: В этой области я не эксперт. Наверное, есть свои плюсы и минусы. Одно ясно: это приведет к повышению цен.

Рая Вайль: С тем же вопросом я обратилась к молодой женщине на вид лет 25-ти, бросившей на ходу несколько фраз: "У меня на этот счет мнения нет, я не пользуюсь интернетом, и у меня нет переносного телефона". Все это есть у Лесли Крегера, нью-йоркского журналиста с 30-летним стажем.

Лесли Крегер: Я подписчик компании "Америка он лайн". Уже 4 года она взимает с меня плату за свой сервис. Сейчас рано говорить о том, к чему приведет этот союз интернета с телевидением. Лучше от этого будет, или хуже, пока не понятно. Но легче, я думаю, будет жить. Вообще легче, когда меньше выбора. Зачем нам 10 сортов помидоров? Достаточно двух, но вкусных. Но вот как профессионала меня волнует, смогут ли журналисты при создавшейся тенденции к монополизации свободно писать о политике, об экономике и уж тем более о компаниях, на которые они работают.

Марина Ефимова: И из Раиных разговоров с ньюйоркцами, и из моих собственных ясно одно: для мало информированного человека опасности монополизации прессы не видны. Для них это уравнение со слишком многими неизвестными. И занятые повседневной жизнью люди машут рукой, и пускают дело на самотек. Но не все.

Джефф Честер: Сейчас появилось много общественных групп, вроде вашингтонского центра по изучению СМИ, которые борются за некоммерческое телевидение. Их становится все больше и, в конце концов, они начнут влиять на рынок. Уже сейчас, как вы знаете, есть несколько каналов общественного телевидения, которые на 12 процентов содержатся спецфондом Конгресса, а на 88 процентов штатными фондами и самими зрителями. Корпорации чрезвычайно враждебно относятся к независимому телевидению. Во-первых, потому, что оно отнимает часть аудитории. Причем, ее образованную, социально-благополучную и финансово обеспеченную часть. А, во-вторых, потому, что представляет гораздо более качественную альтернативу программам коммерческого телевидения. Поэтому, пять лет назад корпорации представили в Конгресс законопроект, который практически убил бы некоммерческое, общественное телевидение, лишив его дотаций. Но со всех концов страны понеслись такие протесты, причем как от либералов, так и от консерваторов, как от демократов, так и от республиканцев, что законопроект не прошел. Так что активная часть населения борется.

Марина Ефимова: В 1902 году Теодор Рузвельт сказал: мощнейшая корпорация, как и любой скромнейший гражданин, должна действовать в полном согласии с волей народа.

XS
SM
MD
LG