Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Автомобиль в Америке: Необходимость, роскошь, страсть




Марина Ефимова: Если бы к классическому изречению Остапа Бендера "Автомобиль не роскошь, а средство передвижения" добавить слово "новый", то для Америки оно было бы совершенно справедливо еще 20 лет назад, когда каждой семье со средним доходом был доступен новый автомобиль средней цены. Судя по последней статистике, в 1975 году такая средняя семья тратила на покупку нового автомобиля примерно треть своего годового дохода. Сейчас она должна потратить больше половины, поскольку цены на автомобиль росли быстрее, чем средняя зарплата. Судите сами. По оценке министерства коммерции, типичный американский автомобиль стоит сейчас 20 000 долларов. А средний годовой доход семьи в прошлом году был 37 000 долларов. Хотим мы этого, или не хотим, автомобиль в Америке становится-таки предметом роскоши. Причем, роскоши совершенно необходимой. Чем объяснить, что цены на автомобили так непропорционально выросли? Я спросила об этом Эрика Худа - директора независимого детройтского центра по исследованию автомобильного рынка.

Эрик Худ: Тут два фактора имеют значение. Главное - общее состояние экономики. Покупательная способность среднего класса в Америке упала. Это касается и домов, и холодильников, и всего, чего угодно. Просто на автомобилях заметнее, потому что их покупают чаще, чем дома и даже чаще, чем холодильники. Второй фактор - стоимость изготовления автомобиля. Большая экономичность двигателя, или безопасность - пристяжные ремни, амортизирующие бамперы, надувные подушки, поднятые спинки сидений или, скажем, очистка выхлопных газов - все это удорожает производство и, соответственно, цену.

Марина Ефимова: На недавней пресс-конференции, главный менеджер фирмы "Крайслер" Роберт Итон сказал: "Мы знаем, что нынешние цены отпугнули многих покупателей. Поэтому мы сделаем все возможное, чтобы создать новые популярные машины, стоимостью не выше 12 000 долларов". Так или иначе, по последней статистике, новый автомобиль, даже такой маленький, как, например, Форд-эскорт, могут купить люди с доходом в 45 000 долларов в год. То есть, на 8 000 выше среднестатистического семейного дохода. Что касается таких просторных семейных автомобилей, как Форд-торус, куда легко помещается 6 человек, то они стоят 18 500-19 000 долларов и доступны, как опять же показывает статистика, только семьям с доходом не менее 60 000 долларов в год. Но, может быть, автомобильные фирмы просто взвинчивают цены, пользуясь неизменным спросом на автомобили? Вот что говорит наш коллега, научный обозреватель радио Свобода Евгений Муслин.

Евгений Муслин: Это точно так же, как с домами. Раньше, как говорят, они были намного дешевле. Но ведь это были совсем другие дома. Без центрального кондиционирования, без сигнализационных систем, без разной автоматики. Дело в том, что американское автомобилестроение переживает сейчас очередную техническую революцию. Автопромышленность тратит 24 миллиарда долларов в год на исследования и разработки. Это больше четверти всех средств, идущих на исследования и разработки в США. Автомобилисты переходят сейчас от железного века к электронному. Автопромышленность стала главным потребителем бытовой электроники во всем мире. Вот, например, компания "Дженерал Моторс" построила под Детройтом гигантский технический центр, который обошелся в два с половиной миллиарда долларов. "Крайслер" построил аналогичный центр за миллиард. Огромный технический центр открыла компания "Форд". Кстати, там можно увидеть машину будущего. Пока это еще не металлическая конструкция, а только лазерная голограмма, прозрачное объемное изображение, через которое можно пройти, как через воздух. Но для Нила Реслера - вице-президента компании по новым разработкам - она вполне реальна. Он говорит, например: "Мы можем услышать, как урчит мотор при запуске в холодную погоду, мы можем услышать, как щелкают дверные замки, можем имитировать даже включение щеток, фар или звукового сигнала. Можем, наконец, испытать машину на столкновение еще до того, как она построена".

Марина Ефимова: Но, а вообще, какое направление приняли все эти исследования?

Евгений Муслин: В новые машины будет встраиваться, буквально, подобие центральной нервной системы. Сотни датчиков, сенсоров и предупредительных сигналов будут предупреждать водителя о появлении другой машины в мертвой, не проглядываемой зоне, будут, например, сами поддерживать нужную дистанцию на дороге, будут непрерывно следить за давлением в шинах, за состоянием тормозов, и будут иногда даже принимать меры, чтобы избежать потенциальных неприятностей на ходу. Как сказал один из руководителей компании Форд Тим Ховин: "Мы оборудуем каждую машину диагностической системой. В новой фордовской модели Континентал имеется 24 различных регулировки, соответствующие индивидуальным вкусам каждого члена семьи. С поворотом ключа зажигания подгоняет по росту водителя руль, повышает или понижает температуру в пассажирском салоне и даже выбирает по его вкусу компактные диски для проигрывателя".

Марина Ефимова: Женя, и сколько же сейчас стоит этот Форд Континентал?

Евгений Муслин: В прошлом году он стоил около 35 000 долларов. А сейчас цена его, наверное, подойдет к 40 000. Конечно, это все стоит денег и усложняет конструкцию, но электроника становится все надежнее, а покупатели, хотя и жалуются на цены, хотят все новых и новых удобств.

Марина Ефимова: Чего хотят покупатели? Новшеств, комфорта, дешевизны, безопасности, экономичности? Дело это настолько темное, что уже многие автокомпании завели у себя службы психологического и даже антропологического исследования рынка. Скажем, страшным разочарованием оказался компактный и дешевый автомобиль Неон, признанный лучшим автомобилем 1994 года. С другой стороны, вот, что пишет известный журналист Джим Беннотс, специализирующийся на автомобильных темах.

Диктор: Чем можно объяснить, что как раз сейчас, когда автомобили становятся с каждым днем мягче на ходу, более обтекаемыми, а главное, экономичными, американцы начали как бешеные покупать неуклюжих пожирателей бензина - джипы, мини-автобусы и даже мини-грузовики. Во время опросов пожилые говорят, что это ради безопасности, поскольку у таких машин все 4 колеса ведущие. Хотя видит Бог, в плохую погоду старики все равно сидят дома. Женщины объясняют так: в них сидишь высоко, лучше видно, а многие просто говорят: люблю, потому что зверь, а не машина. Вот и предугадай такой рынок.

Марина Ефимова: Кое-кто все же предугадал. Другой журналист, Фредерик Уайт, писал еще в 1908 году.

Диктор: На американцев мощные, комфортабельные машины оказывают примерно такое же действие, как кокаин или морфий. Мечта просто посидеть за рулем такой машины, не говоря уже о владении ею, во многих порождает соблазн, которому почти невозможно сопротивляться.

Марина Ефимова:

О Мейбилин, - поет в одной из своих песен Чак Бери, - как ты изменилась!
Я вижу, ты сидишь в чьем-то куб де виле,
Кадиллак птицей летит по пустой дороге.
Погоди, не радуйся, Кадиллак,
Никому еще удавалось обогнать мой восьмицилиндровый Форд.

Марина Ефимова: Возможно, мы станем свидетелями конца той эпохи, когда положение человека в американском обществе во многом определялось маркой и годом выпуска его автомобиля. Скажи мне, какой у тебя автомобиль, и я скажу кто ты. Надеюсь, не выйдет из употребления и знаменитая шутка композитора Роджера Уильямса, сказавшего: "Мы - единственная страна в мире, где в дома для бедных приезжают на собственных автомобилях". В беседе с Эриком Худом, директором центра по исследованию автомобильного рынка, я спросила, как собираются или как могут автокомпании привести цены на автомобили в соответствие с возможностями рынка.

Эрик Худ: Тут опять два пути. Первый - удешевлять автомобили. Честно вам скажу, на это рассчитывать не стоит. Второй путь - менять финансирование покупок. Например, все более популярной делается аренда автомобилей. В этом случае человек, у которого есть деньги на машину ценой в 13 000, может позволить себе ездить на 20 тысячной.

Марина Ефимова: Вы сказали, что компании не собираются снижать цену автомобилей. Это значит, что они просто пользуются тем, что американец не может жить без автомобиля, потому что система общественного транспорта в Америке не достаточно развита.

Эрик Худ: Не забудьте, что у компаний и обязательства перед вкладчиками, перед тысячами совладельцев. Автомобильная промышленность только недавно оправилась, и пока компании получают хороший доход, они цены не снизят. Они, скорее, предпочтут облегчить финансирование. Например, сейчас рассрочку дают на 4-5- лет, но разговоры идут о возможности продления до 7 лет. В общем, сейчас автомобильная промышленность стоит, как бы, в позиции "готовься". Пока американцы только жалуются и чешут в затылках, но покупают. Новые машины расхватывают, как горячие пирожки. Но и, наконец, американцам ничего не остается, как забыть о критериях престижности и покупать подержанные машины. В нашем последнем опросе, который буквально сегодня положили мне на стол, видно, что 53 процента американцев не считают престижным ездить на новеньких машинах и тут, Марина, дело не только в приспособляемости американцев к новым условиям, но и в том, что качество автомобилей невероятно возросло. Так что рынок подержанных машин будет расцветать.

Марина Ефимова: Уже и сейчас, то есть, последние два года, подержанных автомобилей продают в Америке вдвое больше, чем новых. Таким машинам даже придумали новое название. Вместо обычного - использованная, уже имевшая владельца - в общем, нечто поделикатнее. Однако что бы ни утверждала статистика, мы уже упоминали о загадочности автомобильного рынка. Поэтому наш корреспондент Рая Вайль вышла на этот самый рынок и поговорила, непосредственно, с покупателями.

Мэтью: Мой отец зарабатывал на жизнь, работая продавцом в автосалоне. Поскольку я из семьи торговцев автомобилями, дилеров, я знаю, что нужно делать. Я никогда не покупаю машину по объявлениям, тем более, подержанную. Сначала я по специальному справочнику проверяю все данные автомобиля, который собираюсь купить, и какие сейчас на рынке цены. Выбираю, то что мне надо, то что я могу себе позволить и уж потом иду к дилерам. Они сразу понимают, что имеют дело с подготовленным покупателем, и не морочат мне голову.

Рая Вайль: Мэтью ездит только на новых автомобилях. Но новые сейчас очень дорогие. Средний американец не может себе их позволить.

Мэтью: Не согласен. Я и есть тот типичный средний американец. И я могу позволить себе новую машину. Правда, сейчас я не покупаю, а арендую. Контракт на два года. Получается не так уж и дорого. Около 200 долларов в месяц. Это почти каждому работающему доступно. Надо только правильно распределить свой бюджет.

Рая Вайль: Моя соседка по дому, москвича Алла Супер, живет в Нью-Йорке около 17 лет, и все эти годы у них с мужем есть машина.

Алла: Как раз у нас сейчас момент, когда мы будем менять машину. Мы покупаем только новые машины. Покупаешь когда подержанную машину, неизвестно вообще, что в этой машине было, и сколько там было ремонта, и потом еще говорят, что скручивают спидометры. Мы покупаем новую машину. И четыре с половиной года мы не знали ничего, не меняли никаких деталей.

Рая Вайль: А какие вы предпочитаете покупать машины?

Алла: Мы с мужем предпочитаем американские. Они более комфортабельные внутри. Вот мой сын любит спортивные японские и сидит, как в капсуле в какой-то, в ракете. Но это молодежь. Американские машины вообще сделаны так, чтобы особенно не утруждаться и не думать ни о чем, что мне, как женщине, я здесь начала водить машину, очень нравится. Мы склоняемся к тому, что купим, наверное, мини-вэн. Примерно за 18 000. Очень сложно покупать в Америке машину. Слишком большой выбор.

Рая Вайль: Можете себя представить себя в Америке сейчас без машины?

Алла: Нет, это невозможно. Это наш транспорт не только для работы, но и для отдыха. Из супермаркета не представляешь, как где-то в автобусе с этими авоськами толкаться. Я вначале думала, что это лишняя роскошь, но потом я поняла, что это не роскошь.

Рая Вайль: Хозяин ликероводочного магазина в нижнем Манхэттене египтянин Али Саид тоже предпочитает брать новую машину в аренду.

Али Саид: Потому, что каждые три года ты ее меняешь на новую, поэтому никогда никаких технических проблем. Конечно, все дорожает и машины тоже. А когда-то свою первую машину здесь купил за 27 долларов. Приятель собирался покупать новую, а эту везти на автомобильную свалку. Что стоит долларов 25-28. Вот за эту сумму я ее и откупил. И хорошая была машина, американская, кстати. Олдсмобил, старого выпуска. 6 месяцев никакого ремонта.

Марина Ефимова: Последний собеседник Раи Вайль напомнил мне песню Вилли Нельсона, известного исполнителя и автора песен в стиле кантри.

Не верь словам, я буду любить тебя вечно,
Это неправда, все кончается,
Вечно живут только камни и старые Форды.

Марина Ефимова: Между прочим, и о песне Вилли Нельсона и о песне Чака Бери, которую вы слышали вначале, я узнала из романа Стивена Кинга "Кристина" - о машине, в которую вселился дух зла, и которая поработила своего юного хозяина. Каждая из 50-ти глав романа начинается строфой, куплетом из какой-нибудь американской песни, где фигурирует автомобиль, причем, в качестве одного из главных персонажей. Например, песня Глена Фрея.

Я достал машину, я запасся бензином
И теперь плевать я хотел на всех,
Так им и передайте.

В одной из песен Боба Дилана он представляет свою смерть в потерявшей управление и рухнувшей с моста машине, а Стили Дэн поет:

Чего я хочу в этом мире?
Иметь друзей, с которыми можно просидеть за бутылкой виски всю ночь напролет,
Научиться играть на саксофоне несколько мелодий
И умереть за рулем.

Любопытно, что в песне, в балладе Чака Бери "Мейбилин" даже подробно описывается сделка, которую герою обещает автомобильный дилер. Причем, очень похожая на ту сделку, которую заключили мы с мужем, покупая недавно автомобиль. Мы купили машину в магазине фирмы "Шевроле". Но любопытно, что сам менеджер магазина, как выяснилось, ездит на японской "Тойоте". Это, честно говоря, разочаровало меня. И я спросила своего сегодняшнего собеседника, специалиста по автомобильному рынку Эрика Худа, неужели большинство американцев все еще предпочитают японские машины отечественным?

Эрик Худ: Это было верно 5 лет назад. Вот передо мной новый опрос. 35 процентов американцев считают, что американские автомобили лучше японских. 40 процентов считают, что они сравнялись по качеству. И только 19 процентов считают, что японские машины лучше. То есть каждый пятый. Два года назад каждый третий американец так считал.

Марина Ефимова: Что сделали американские автомобилестроители, чтобы побить японцев в этом соревновании?

Эрик Худ: Главные улучшения были сделаны на сборочных конвейерах - и технологические новшества, и квалификация рабочих.

Марина Ефимова: В США всегда боролись две тенденции: сторонников свободной конкуренции с иностранными производителями и сторонников протекционизма. Продолжается ли эта борьба и сейчас?

Эрик Худ: Такие тенденции всегда существуют. Но сейчас они не актуальны. Американцы не уступают своего права покупать все лучшее, что имеется на мировом рынке. И никогда не уступят, я полагаю. К тому же, столько автомобильных заводов построено здесь, включая японские, что какую-нибудь "Хонду" уже трудно назвать японской машиной. Половина их выпускается в Америке. И потом, в Конгрессе у нас сейчас рыночники. И они не настроены потакать американским производителям высокими пошлинами на импорт.

Марина Ефимова: Вы приводили результаты опроса американцев. А что эксперты говорят о сравнительных достоинствах японских и американских машин сейчас?

Эрик Худ: О технических качествах сейчас речи нет, они сравнялись с японскими. Сейчас речь идет только безопасности и об эстетических критериях. О внешнем дизайне.

Марина Ефимова: Тут к слову вспомнить слова историка Альфреда Бара, который сказал.

Диктор: Кроме американской женщины ничто так не привлекает глаз американского мужчины, как автомобиль. Для нас это один из важнейших объектов эстетического наслаждения.

Марина Ефимова: Любопытно, что обсудив подорожание американских машин, все участники нашей сегодняшней передачи должны признаться, что только что приобрели себе автомобили. Причем, использовав все возможности финансирования, о которых говорил Эрик Худ. Рая Вайль взяла машину в аренду, я купила подержанную, а Саша Генис - новую в кредит.

Александр Генис: Покупки, кроме книг и еды, всегда даются мне с трудом. Но приобретение автомобиля на несколько месяцев отравило мое существование. Дело, конечно, в проблеме выбора. Сам я про машины знаю немного. А твердо только одно: лошадиных сил у машины должно быть больше чем колес. Поэтому, сперва я отправился за советом к знакомым. И зря. Машины как дети: своих-то все хвалят. Поэтому все кончилось долгими блужданиями по автомобильным салонам без определенной цели. Зато теперь я могу с определенностью заявить: никогда еще, во всяком случае на моей не столь короткой памяти, американский автомобильный рынок не был так богат американскими автомобилями. Даже моему невооруженному эрудицией глазу, видна грандиозная перемена в автомобилестроении. Тут произошел качественный скачок: американские машины, не утратив своих коренных, всем известных достоинств, приобрели и лучшие черты конкурентов - аристократическую поджарость английских ягуаров, основательную элегантность немецких Мерседесов, вкрадчивое изящество японских инфинити. Причем, этот новый космополитический гибрид обитает в достаточно широком диапазоне цен. Начиная с 11-12 тысяч. А с чего все началось? Началось с кошмара. С массовой интервенции японских машин, которые, в 80-е годы, грозили напрочь вытеснить с рынка аборигенов. Тогда-то по всей стране и прокатился, как громкий стон, рекламный клич. Покупайте американское! Этот лозунг можно было встретить где угодно, в том числе, что особенно забавно, на бамперах японских автомобилей, которых с каждым годом становилось все больше на американских дорогах. Иногда концепция "покупай американское" пробивалась и на экраны телевизоров в виде рекламного ролика. На фоне звездно-полосатого флага, под торжественную музыку, рабочие, фермеры, учителя и инженеры уговаривали зрителя быть патриотами и поддержать своим долларом родную экономику. Логика тут, казалось бы, неотразима. Покупая отечественные товары, мы финансируем американскую промышленность, снижаем торговый дефицит, а главное - спасем самое дорогое: рабочие места. Даем на нас заработать не чужим иностранцам, а своим соотечественникам. Короче, помогая родной стране, ты помогаешь себе.

Однако, лозунг "покупай американское", как все элементарные решения, выдает желаемое за действительное. Попросту говоря, не работает. То есть вообще, в принципе, все вроде бы согласны - американские товары для американцев. Но в каждом отдельном частном случае, люди покупают не ярлык "Сделано в США", а автомобили, видеомагнитофоны и соковыжималки. И приобретают они, конечно, то, что дешевле и лучше, вне зависимости от того, где эти товары изготовлены. Сердцем, как бы все с американской промышленностью, но умом, или точнее, кошельком, увы, не с нею. Именно этот, скажем грубо, но прямо, шкурный интерес спас американскую машину и привел к новому расцвету американское автомобилестроение. Давайте задумаемся, что бы было, если бы Америка в те трудные годы, в разгар рецессии, поддалась панике и в самом деле решительно отвернулась от импортных изделий. Сначала бы уменьшилась безработица, ожил бы Детройт, пошла бы в гору экономика. Это с одной стороны. А с другой, немедленно бы повысились цены. Как же иначе? Ведь в этом случае американская промышленность избавилась от мощной конкуренции со стороны тех же японцев. Каждому ясно, что только конкуренция и заставляет снижать цены и улучшать качество. Так что, в конечном счете, от идеи "покупай американское" выигравших было бы куда меньше, чем проигравших. Среди последних были бы и американские автомобили. Как известно, в заповедниках порода вырождается.

XS
SM
MD
LG